<<
>>

"ЗИМНИЙ ВЕЧЕР"

Стихотворение "Зимний вечер" - последнее в цикле

изучаемой пушкинской поэзии. Работа над ним имеет ито-

говый характер и должна завершиться обобщающим разгово-

ром о поэзии Пушкина.

Более того, поэзия Пушкина в на-

шем обучении была органически связана со стихотворения-

ми Жуковского, Крылова, Рылеева. После "Зимнего вечера"

учащиеся начинают работать с прозой, что требует совер-

шенно иного методического подхода. Лирика Лермонтова,

изучаемая после прозы Пушкина, идейно и тематически

принадлежит другой эпохе. Таким образом, завершая изу-

чение "Зимнего вечера", следует подвести итог всему

пройденному поэтическому материалу.

Текстуальная работа. Начиная работу над "Зимним ве-

чером", мы можем опереться на знания, полученные при

изучении "На холмах Грузии...". В первом четверостишии

"На холмах Грузии..." мы выделили согласие между наст-

роением, разлитым в природе, и состоянием души поэта.

Поэт как бы сливался с природой. Перед ним текла река,

за ним возвышались горы, и все настроение теплой лунной

ночи гармонировало с его печальным раздумьем.

Стихотворение "Зимний вечер" строится на контрасте

между природой и настроением поэта. Как и в "На холмах

Грузии...", в первом стихе нам встречается слово

"мгла". Но это мгла другого рода. Темнота зимней ночи

пронизана крутящимся снегом, а не умиротворяющим лунным

светом. В "На холмах Грузии..." мгла, льющаяся от луны,

не закрывала ясного неба. Это видно из уже приводивше-

гося выше чернового варианта:

Все тихо - на Кавказ идет ночная мгла

Мерцают звезды предо мною.

Звезды на небе - верный знак ясной ночи и чистого

неба.

В "Зимнем вечере" мгла - порождение бури, она кроет

небо и создает совершенно другой пейзаж: мутную темноту

непроглядной зимней ночи.

Встречалось нам и слово "вихрь". В стихотворении "Ан-

чар" оно отождествлялось со злым началом в природе:

...Вихорь черный

На древо смерти набежит...

Образ крутящихся вихрей в сознании Пушкина неизменно

связывался с чем-то зловещим, страшным, с потерей пути,

блужданием в темноте. Ср. в стихотворении "Бесы":

Вьюга мне слипает очи;

Все дороги занесло;

Хоть убей, следа не видно;

Сбились мы. Что делать нам!

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам.

Еще более выразительно в "Капитанской дочке": "Ветер

завыл; сделалась метель. В одно мгновение небо смеша-

лось со снежным морем. Все исчезло. "Ну, барин, - зак-

ричал ямщик, - беда: буран"...

Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер

выл с такой свирепой выразительностью, что казался оду-

шевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли

шагом - и скоро стали. "Что же ты не едешь?" - спросил

я ямщика с нетерпением. "Да что ехать! - отвечал он,

слезая с облучка; - невесть и так куда заехали; дороги

нет, и мгла кругом"".

Заключительные слова "дороги нет, и мгла кругом"

прямо перекликаются с "Зимним вечером".

Итак, стихотворение начинается с картины разбушевав-

шейся враждебной стихии. Это подчеркивается звукоподра-

жанием. Первые четыре стиха выделяются воющими звуками

"у" и "р" (буря, крутя) и звуковым повторением (зверь,

заплачет). Воющие звуки первых четырех стихов особенно

заметны при сравнении с шуршащими последних четырех

стихов той же строфы ("обветшалый", "соломой зашуршит",

"в окошко застучит").

Вторая строфа вводит в стихотворение образ "бедной

лачужки". Все стихотворение построено на противопостав-

лении мира бури - того, что находится за стенами дома,

мира наружного, внешнего, и мира дома - того, что зак-

лючено внутри "бедной лачужки". Внешний мир наделен

чертами хаоса, там господствуют темнота, холод, беспо-

рядочное движение и разнообразные, тоже не согласован-

ные между собой, резкие звуки.

Буря - "воет", "плачет",

"шуршит", "стучит", "завывает". Этому шабашу звуков

противостоит тишина ("приумолкла у окна") и однообраз-

ный, ровный "домашний" звук жужжащего веретена. Проти-

вопоставление безопасного светлого и теплого, своего

пространства дома угрожающему, холодному и чужому внеш-

нему миру встречается постоянно в поэзии Пушкина и свя-

зано для него с глубокими философскими размышлениями.

Дом для Пушкина - "родное пепелище", место, где человек

ощущает свою ценность, не завися ни от царей, ни от

жандармов, ни от цензуры. В стихотворении "Вновь я по-

сетил..." Пушкин, думая о будущих поколениях, представ-

ляет их себе в образе внука, который в том же родовом

углу, в котором сейчас находится поэт, через десятки

лет вспомнит о нем. Дом, в котором жили деды и в кото-

ром будут жить внуки, получает в сознании Пушкина сим-

волический характер: он связывается с гордой независи-

мостью человеческой личности, чувством собственного

достоинства. Говоря о любви к родному дому, к отеческим

могилам, Пушкин писал:

На них основано от века

По воле бога самого

Самостоянье человека

И все величие его.

Слово "самостоянье", созданное Пушкиным, замечатель-

но выражает понятие гордости, чувства уважения к себе,

соединения культуры с ценностью человеческой личности.

Все это связывается Пушкиным с понятием родного дома. А

родным домом для него был во всю его жизнь только один

дом - уединенный домик в Михайловском, где он оказался,

высланный из Одессы, в 1824 -1826 гг. один с няней сво-

ей Ариной Родионовной и где в занесенном снегом доме

проводил с ней долгие зимние вечера. Именно об этом до-

ме - "ветхой лачужке" - и говорит поэт в стихотворении

"Зимний вечер". Стихотворение построено как столкнове-

ние двух начал: хаотического начала зимней бури и несу-

щего защиту и безопасность дома.

Особенность стихотво-

рения в том, что активность принадлежит буре. С этого

слова начинается стихотворение, это слово своим звуко-

вым комплексом задает основной тон фонологической ок-

раске текста, оно же означает носителя основных актив-

ных действий. Вокруг бури сосредоточены активные глаго-

лы, приписывающие ей целенаправленную деятельность. В

результате буря одушевляется и персонифицируется. Она

как бы становится лицом, наделенным злой волей и имею-

щим свою, враждебную поэту, цель. Буря стремится про-

никнуть в дом, она ищет проходов на крыше, шурша соло-

мой, или стучит в окно, как путник. Воя зверем, она за-

пугивает тех, кто в доме; плача, как ребенок, она обма-

нывает их, пытаясь выманить наружу.

Дом противостоит буре. Однако в посвященной ему вто-

рой строфе поэт подчеркивает ненадежность этой защиты.

Дом назван "ветхой лачужкой". Уже это показывает, что

против мощного натиска стихии он - ненадежный оплот. О

том же говорит и описание внутренности дома. Буря как

бы уже проникла в дом, ее завывание раздается внутри

дома. И при этом, что очень важно, "ветхая лачужка" не

только убога, но и темна. Мы знакомы с символикой света

в творчестве Пушкина и знаем, что борьба добра против

зла постоянно принимает у него образ торжества света

над тьмой. Тьма господствует за стенами дома, но и в

самом доме не светло. Этому же соответствует и господс-

твующее в доме настроение. Мы видели, например, в "Вак-

хической песне", что для поэта свет и добро соединяются

с весельем, а темнота - с унынием. В "ветхой лачужке"

невесело. В стихотворении "На холмах Грузии..." поэт

познакомил нас со светлой печалью, в "Зимнем вечере"

лачужка - "и печальна, и темна". Здесь господствует

темная печаль. Отсюда и образы утомления, дремоты, оп-

ределяющие внутреннюю атмосферу "ветхой лачужки". Со-

поставление бури в первой строфе и "ветхой лачужки" во

второй демонстрирует неравенство сил в борьбе и, каза-

лось бы, предсказывает победу хаотического злого нача-

ла.

Третья строфа начинается со столь же ударного сло-

ва, как и первая. Мы видели, какое значение для Пушкина

имеет образ веселья, радости. В "Вакхической песне" по-

эт связал радость, пир, вино и любовь с разумом и сво-

бодой. В "Зимнем вечере" эта тема получает дальнейшее

развитие. Третья строфа как бы освещает темную внутрен-

ность "ветхой лачужки". Поэт обращается к темам, знако-

мым нам по "Вакхической песне": вино, поэзия ("спой мне

песню") и радость, торжествующая над горем. Но смысл

повторения этих тем иной. Там поэт находился в кругу

единомышленников и радостно встречал восход солнца,

здесь он один, в ссылке, зимней ночью, окруженный воем

бури. Радость и веселье получают здесь у Пушкина иной

смысл. Это - средство выстоять, сохранить себя, не

пасть духом. Не стены дома, не убранство, роскошное ос-

вещение или веселый круг друзей защищают поэта от бури,

а его собственная стойкость, способность весельем по-

беждать горе, торжествовать над одиночеством. Союзником

поэта оказывается поэзия. Однако очень важно, что поэ-

зия предстает перед ним в образе народной песни, а Муза

является к нему в виде престарелой няни. Стихотворение

заканчивается итоговой синтетической строфой, построен-

ной исключительно интересным образом. Первые четыре

стиха повторяют начало первой строфы и рисуют торжест-

венный образ бури, а вторые - начало третьей строфы со

слова "Выпьем", создавая картину победы человеческой

стойкости, веселья и поэзии над силами мрака и мглы.

<< | >>
Источник: Лотман Ю.М.. О поэтах и поэзии: Анализ поэтического текста/ Ю.М.Лотман; М.Л.Гаспаров.-СПб.: Искусство-СПб,1996.-846c.. 1996

Еще по теме "ЗИМНИЙ ВЕЧЕР":

  1. Развитие мелодико-интонационной стороны речи при помощи упражнений, развивающих модуляции, тембр, диапазон голоса
  2. Заключительный этап (автоматизация процесса голосообразования)
  3. "ЗИМНИЙ ВЕЧЕР"
  4. "СОН"
  5. ДЕСЯТЬ ДНЕЙ ПРИ КОММУНИЗМЕ
  6. Развлечения на дому
  7. ГРУСТЬ
  8. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  9. Первая встреча с Андерсеном
  10. Перечитывая «Зимнее утро»
  11. В ДЕРЕВНЕ
  12. В ДЕРЕВНЕ
  13. 2. Теневая аксиоматика (или эклектика понятий)
  14. § 139. Смысловой и стилистический отбор лексических средств
  15. «Евгений Онегин» (окончание)
  16. 46. Порядок расположения членов предложения