<<
>>

Глава 35 (6). Российские информационные баталии

«Дни идут… все так же воздух душен,

Дряхлый мир ¾ на роковом пути…

Человек ¾ до ужаса бездушен,

Слабому спасенья не найти!»

Н.А. Некрасов

Прежде чем погрузиться в мир российских информационных баталий предостережем читателя относительно упоминаемых здесь персонажей, коим автор приписывает те или иные мысли и поступки.

На самом деле все называемые здесь имена следует рассматривать скорее как определенного рода идентификаторы, не имеющие сто процентного отношения к реальным деятелям, обладающим точно такими же обозначениями в паспорте. В данном разделе речь будет идти об анализе информационных операций, происходящих на наших глазах в конце 1999 года, и вполне естественно, что воображение автора порой ради изящности и адекватности в большом пренебрегает адекватностью в малом.

В качестве основы той абстрактной модели, с высоты которой мы собираемся взирать на информационные объекты и систему их взаимоотношений, напомним уважаемому читателю ряд утверждений, о которых шла речь в предыдущем материале данной книги.

1. Информационная среда, опирающаяся на фундамент из производителей и распространителей информации, обретает все большую самодостаточность. Реальные факты порой значат меньше, чем возможности по зрелищному комментированию не только существующих событий, но и несуществующих.

2. Информационная среда на сегодняшний день обладает минимальным временем реакции по сравнению с судебной, исполнительной или законодательной сферами.

· Это означает, что к тому времени, когда, например, суд закончит рассмотрение исков мэра Москвы против ведущего информационной программы ОРТ, окружающий мир под постоянным информационным прицелом приобретет необратимые изменения. И победа в суде станет лишь сладкой пилюлей после сокрушительного поражения.

· Это означает, что сделать видеоролик, где в главной роли будет какой-либо политик, средствами компьютерного монтажа гораздо быстрее и проще, чем провести его всестороннюю грамотную экспертизу на достоверность.

· Это означает, что любая законодательная или исполнительная инициатива, пытающаяся накинуть путы на информационных магнатов будет реализовываться гораздо медленнее, чем магнаты сопротивляться.

3. Российская информационная среда все больше напоминает искривленное отдельными «могучими гравитационными массами» СМИ пространство, для которого характерно, что одни сообщения, например, специально инспирированные «слухи» или мнения компетентных людей, которые где-то что-то слышали, доходят до миллионов, а вот их официальное опровержение лишь до тысяч.

Теперь настало время посадить за сколоченную выше приведенными утверждениями информационную игральную доску игроков и попытаться проанализировать сделанные ими ходы. Даже анализ шахматной партий иногда доставляет некое интеллектуальное удовольствие, так что же тогда говорить об анализе реальных информационных операций! Особенно после того, как были бездарно проиграны информационные сражения вокруг Югославии, чего бы не повоевать друг с другом, как это у нас исторически принято.

Исходные данные: команда президента, которая имеет власть и не собирается ее отдавать. И единственный претендент на власть ¾ команда, сплотившаяся вокруг Лужкова («Отечество»). Ключевое слово в последнем предложении ¾ единственный. Ибо все остальные блоки и партии реально сражаются больше за право на собственное существование, чем за власть.

«Отечество», помятуя о поставленной цели, очень грамотно подготовилось к предстоящим баталиям, в смысле качества набираемых игроков. Тот, кто наблюдал учредительный съезд «Отечества», помнит, какие там присутствовали колоритные фигуры, весь цвет творческой интеллигенции вместе с перебежчиками из команды президента.

Итак, условно, «белые», вполне грамотно подготовившись, делают классический ход с Е2 на Е4, обвиняя в зарубежных СМИ «черных» в коррупции и беспардонном воровстве. Кстати, реальных доказательств, что это придумала именно команда Лужкова-Примакова у общественности нет. Но для информационных сражений это не имеет никакого значения.

Была же тенденция? Были работы Сулакшина, главного теоретика центристов, где на фактическом материале вполне аргументировано доказывалось, что существующий президент и его окружение работают на уничтожение России и русского народа. Однако брошюры Сулакшина выходили таким ничтожным тиражом, что назвать их информационной операцией никак нельзя. А любая информационная операция только тогда становится операцией, когда проводится не над ничтожно маленькой группой индивидуумов, увлекающихся анализом и самоанализом, а когда она направлена на подавляющее большинство населения, способного привести к власти того или иного политика. Поэтому-то противник первоначально не обращал никакого внимания на потуги «белых», если вообще знал о них. Но вот накат зарубежных СМИ ¾ это уже серьезно. А еще серьезнее ¾ высокий рейтинг Примакова, короля «белых».

И все это в условиях смены коней на переправе, когда «черные» непонятно по чьей указке «распрягли и отправили на свободные корма» Степашина, заменив его Путиным, у которого рейтинга на тот момент не было вовсе. Король без рейтинга ¾ это все равно, что, как говорится, соловей без песни. В силу закона сохранения материи, сколько человек не проголосует за тебя, столько же человек потенциально могут проголосовать за твоих противников. В этом смысле на выборах все просто, как в джунглях, ¾ кто не с вами, тот может быть против вас.

Однако для надежной победы нужен не только отдельно стоящий лидер с рейтингом, но и думское большинство, поддерживающее его. Таким образом был рожден вечно находящийся в командировках, а значит и на телеэкране министр-Шойгу1 («Единство»), активно распропагандированный подконтрольными «черным» СМИ.

Вот теперь все готово для наступления и со стороны «черных». Осталось найти какого-нибудь противника, в роли которого ранее всегда выступали коммунисты, и продемонстрировать на нем собственную мощь. А тут, как тут, стоят на дороге Примаков с Лужковым со своим уж очень большим рейтингом? Почему бы не посчитать, что это они первыми напали на президента, сделав ход с Е2 на Е4?

Вот тогда-то неизвестный, играющий черными, и вывел на ударную линию своего лучшего «коня» (Доренко), считающего что в период выборов лучше не включать телевизор, и тот начал гонять «белого ферзя» (Лужкова).

Раз, два. Пара лишних ходов была сделана, но Лужков этим никак не воспользовался. Возможно не захотел становиться на один уровень с Доренко или просто растерялся, но тем самым позволил себя унизить ¾ первая серьезная ошибка. Основная масса субъектов всегда считает того, кто не способен адекватно ответить на оскорбление, слабым. А слабого можно скушать! Помогают, как известно, только сильному ¾ такова психология среднего человека и ничего с ней никакая культура не поделает.

Вскоре хозяин «черных», наконец-то, сообразил, что выигрывает не тот, кто обижает ферзя, а тот кто ставит мат королю. И вот только тогда началась классическая информационная операция с использованием всех запрещенных в цивилизованных обществах приемов. В отличие от блока «Отечество - Вся Россия» (ОВР) «черные» прекрасно осознавали первое из ранее высказанных в данной статье утверждений касательно информационной сферы о том, что реальные факты значат меньше, чем возможности по зрелищному комментированию, а если речь идет о скрытом программировании зрителей, то реальные факты не значат вообще ничего ¾ они только повод. И вот мы видим на экране так называемого ОРТ классический вариант создания «условных рефлексов» у основной массы населения совсем по Ивану Павлову.

Двадцать четвертого октября Доренко в течение нескольких минут демонстрирует видеоряд на тему хирургической операции Примакова. На экране поочередно сменяют друг друга операционные столы в различных клиниках мира, разрезанные ткани, кровь, больные, перенесшие операцию или готовящиеся к ней. При этом показ этого видеоряда постоянно сопровождается повторением фамилии Примакова. В принципе одной передачи подобной длительности достаточно, чтобы обеспечить у телезрителя устойчивую подсознательную связь Примакова с чем-то тяжелым, окровавленным, больным и тем самым вызвать к Примакову подсознательную неприязнь. Затем идет очень грамотно смонтированный видеоряд, с позиции перепрограммирования зрителя, на тему организации покушения на Шеварнадзе.

Здесь главный герой опять Примаков.

В 1996 году телевидение аналогичным образом «работало» по коммунистам, в частности по Зюганову, связывая безобидный рассказ о его поездках по регионам с показом видеоряда, демонстрирующего концлагеря, колючую проволоку, жертв 1937 года.

Известно, что минимум 30 процентов электората всегда голосует не за программу (а если у всех партий программы почти одинаковы, как сегодня в России, то тем более!), а по принципу «нравится ¾ не нравится, симпатичен ¾ неприятен, напуган ¾ спокоен».

«Белые» молчат. Те слабые ответы, которые много позже, чем требуется для информационных баталий, начали появляться в подконтрольной «белыми» московской прессе, в сравнении со зрелищностью и площадью покрытия населения центральным телевидением, больше напоминают стрельбу из автомата супротив бронепоезда. «Белые» по старинке все еще обращаются в суд, но пока суд за дело, жизнь-то идет своим чередом по законам того, кто определяет эти законы, т.е. успевает ходить первым и тем самым «заказывать музыку». И это вторая серьезная ошибка.

Разве можно договориться с противником не применять тяжелые оружейные установки, если кроме этих установок, бьющих по площадям, у него больше ничего нет? А победителей не судят. Не осудят потому, что победитель потом перепрограммирует население. Победитель перепишет историю, изучаемую средним человеком. С помощью фонда Сороса или еще кого-либо, ему подобного, опять будет издан почти полумиллионным тиражом дешевый учебник для проигравших, чем-то похожий на гуманитарную помощь для вечно обездоленных за счет «честно» ограбленных.

В результате рейтинг белого короля стремительно падает. Все его сильные фигуры попрятались и молчат, и это не смотря на то, что качественное преимущество по фигурам все еще остается за стороне Лужкова-Примакова.

У Салтыкова-Щедрина есть замечательный рассказ про карася-идеалиста, ведущего диспуты с самой щукой. Мне этот рассказ всегда вспоминается, когда слышу о попытках неимеющих оружие договориться с имеющими о его неприменении.

Заканчивается же рассказ следующим образом.

¾ Хоть ты мне и супротивник, ¾ начала опять первая щука, ¾ да, видно, горе мое такое: смерть диспуты люблю! Будь здоров, начинай!

При этих словах карась вдруг почувствовал, что сердце в нем загорелось. В одно мгновение он подобрал живот, затрепыхался, защелкал по воде остатками хвоста и, глядя щуке прямо в глаза, во всю мощь гаркнул:

¾ Знаешь ли ты, что такое добродетель?

Щука разинула рот от удивления. Машинально потянула она воду и, вовсе не желая проглотить карася, проглотила его.

Таков один из возможных вариантов анализа ситуации. Другой аналитик может выделить какие-нибудь иные нюансы или посчитать более значимыми совсем другие процессы. Но все то, о чем здесь говорилось, говорилось исходя из приоритета информационной сферы по отношению к любым другим и с учетом трех основополагающих утверждений, касательно объективных свойств самой информационной сферы.

Однако любой анализ должен давать строительный материал и правила обращения с ним для последующей операции синтеза. Что было сделано игроками неправильно? Вот в чем вопрос! Можно ли было избежать «белым» всего того, что выше было названо ошибкой? Безусловно, задним умом все сильны. Информационная среда в силу присущего ей динамизма терпеть не может опаздывающих ¾ дорого яичко к христову дню. Но все таки?

Надо признать, что «черные» играли не безупречно, совершенно грамотно выбрав активную наступательную позицию в виде видео шоу на всю страну, ими было сделано немало ошибок, на которые «белые» если обращали внимание, то с опозданием, а вот реагировали совсем неадекватно опасности. Понятно, что конь в шахматной партии ходит не сам, его держит в руках хозяин. Хозяин никогда не будет играть только конем, если ему срочно надо защищать более значимые собственные фигуры. Но белые об этом забыли.

Более того, в ходе сражения «черный» конь не всегда ходил как ему положено согласно морально-этическим принципам, т.е. буквой «Г». Порой он пытался ставить зрителя, т.е. российского гражданина, в позицию собачки Павлова, информационных хрюшек или управляемых набором искусственно созданных условных рефлексов мышей. Зрелищный сериал о том, как делается информационное программирование населения за его же деньги, но против его воли, с комментариями ученых, психологов, оформленный специалистами по осмеянию и зрелищам, с предупредительной рекламой, мог и должен был стать сам по себе значительным фактом, если бы своевременно делался по серии в неделю. Как уже говорилось выше факт или подобие факта, это лишь повод для нужного зрелища. Доренко же рассыпает эти «факты» для своих противников направо и налево. Остается только этим пользоваться, ссылаясь на классиков! Например: «У всех великих обманщиков можно подметить одно явление, которому они обязаны своим могуществом. Во время самого акта обмана, под впечатлением всякого рода подготовлений, таинственности голоса, выражения лица, жестов, среди эффективнейшей декорации, ими овладевает вера в себя самих; и именно эта вера так чудесно и убедительно действует потом на окружающих. Основатели религий отличаются от этих великих обманщиков тем, что они не выходят из такого состояния самообмана; или же у них лишь изредка бывают светлые промежутки, когда ими овладевают сомнения; но обыкновенно они утешаются тем, что приписывают эти светлые промежутки действию злых и враждебных сил.» Так писал Ф. Ницше в работе «Человеческое, слишком человеческое. Книга для сильных умов».

И далее. Согласитесь, что если пожилой больной генеральный прокурор способен каждую ночь по часу удовлетворять сразу двух женщин, как утверждают «черные», то почему не менее пожилой президент не может бегать по кабакам с кредитной карточкой американского банка?

За каждой передачей-фактом, за каждым приемом можно (нужно) увидеть всех ее авторов и высветить их. Тем более, что все противники уже настолько знают друг друга, что вряд ли ошибутся в своих ожиданиях и предсказаниях относительно поведения отдельных лиц, стоящих за пультом управления. В наше время снять подобный сериал совсем несложно. Сложно убедить смотреть его. Но ведь для чего-то записывалась творческая интеллигенция в ОВР ¾ от интересной, талантливо сделанной зрелищной передачи, да еще с элементами обучения населения методам информационно-психологической защиты, по-моему, никто не откажется?

Тем более, что защита своего населения от скрытого информационного воздействия это не частная проблема двух или более информационных игроков, это проблема всего российского общества. И методы индивидуальной информационной психологической защиты очень бы пригодились современному российского гражданину!

Опять же понятно, что подобные зрелищные сериалы «черные» не пустят на им подконтрольное центральное телевидение. Вот здесь-то и пригодились бы возможности белого ферзя ходить туда и сюда, речь идет, в первую очередь, о его значимости в Совете федерации и о возможной организации информационной поддержки со стороны регионального телевидения. Позднее, кстати, он воспользовался этой возможностью (запрет ОРТ в Татарстане), но сделано это было неуклюже. Вместо того, чтобы запрещать, надо эффективно отвечать и информационно уничтожать противника, вынуждая его совершать ошибки.

К концу года «белые» все это поняли и почти во всем исправились. Осталась лишь одна нерешенная задача ¾ широта охвата населения.

Несколько месяцев понадобилось им для разработки и осуществления первой серьезной ответной комбинации. Речь идет о замечательном ходе ладьей, в смысле показа по НТВ двух серийной авторской передачи о нравах кремлевской верхушки. Очень грамотный ответ, но ответ на два хода. Нашли удачный вариант разрешение текущей ситуации и сразу же все и всем показали. Хотя любому «шахматисту» известно, что именно длительный захватывающий сериал позволяет держать противника в узде. В промежутке между сериями и идет тот самый мучительный процесс дозревания жертвы, в ходе которого жертва начинает думать о собственной защите в ущерб ранее взятому на вооружение активному нападению.

Однако и по части сериалов к концу года «белые» смогли наверстать упущенное (передача «Секретные материалы» по ТВЦ). Но вот масштаб охвата населения у ТВЦ не сравним с ОРТ.

А «черные» стали постепенно сдавать. Это и понятно, сказалась творческая усталость ¾ слишком рано и слишком энергично начали. В результате «черный» конь исчерпал себя и стал заполнять эфир сплошными повторами. Повторяя трижды, четырежды и более одно и то же, он тем самым неизбежно демонстрировал своим зрителям, что держит их за откровенных болванов, неспособных понять простые вещи с первого раза. Для многих это становилось обидным, и они начали постепенно покидать данную программу. Да и настоящих зрелищ в ней стало маловато.

В этой ситуации требовались новые информационные приемы, либо срочные дополнительные меры по немедленному завершению партии. «Черные» остро нуждались в выборах президента именно сейчас, пока они «на лихом коне». В результате 31 декабря 1999 года «черные» «убирают» существующего президента страны и тем самым приближают президентские выборы.

Такую ситуацию мы имеем в конце века. Чьим будет избранный президент? Ответить на этот вопрос на самом деле совсем просто. При демократической системе правления всегда побеждает тот, в чьих руках больше информационного оружия (при этом предполагается, что те, кто стоит за этим оружием, умеют им грамотно пользоваться). Определить чьи интересы наши, отечественные, или чужие, заморские, будет отстаивать «избранник» тоже несложно. Достаточно посмотреть на тех персонажей, которые его поддерживают, не столько на слова, сколько на конкретные дела, неизбежно проявляющиеся через контакты, зарубежные поездки, подписанные финансовые и др. документы, связанные с изменениями материальной сферы. А в чью пользу переделывается материальная сфера несложно увидеть, достаточно снять с глаз розовую пелену ничего незначащих слов, эмоций и веры в правоту телевизионных ведущих и их гостей.

Глава 36 (7). Игровая модель выборной кампании

Что ты, сердце мое, расхолодилося?..

Постыдись! Уж про нас не впервой

Снежным комом прошла ¾ прокатилася

Клевета по Руси по родной.

Н.А.Некрасов

Моделирование информационных предвыборных сражений ¾ это в первую очередь моделирование действий соперничающих сторон в отношении друг друга, а уже потом ¾ избирателя.

Проблема построения игровых моделей информационных сражений существует столько сколько существует демократическая форма правления. При этом качество ее решения всегда определяется наличествующими теоретическими наработками и существующими техническими средствами.

В предыдущих разделах уже отмечалось, что демократические выборы ¾ это информационные войны, ведущиеся за людские и материальные ресурсы страны, между конкурирующими сторонами. Противники в большинстве своем либо:

· являются инструментом решения геополитических задач внешними агрессорами;

· пытаются таким образом решить собственные задачи;

· являются, как им кажется, выразителями национальной идеи.

Понятно, что не только избиратель вряд ли способен по той словесной мишуре, которая во многом ослепляет, но победителей ни к чему не обязывает, не способен определиться кого он должен поддерживать в соответствии с логикой здравого смысла, но и формализовать происходящее в рамках строгой математической модели без субъективных экспертных оценок не представляется возможным. Поэтому в данной работе моделирование информационных сражений предлагается осуществлять в первую очередь как моделирование действий соперничающих сторон в отношении друг друга, а уже потом ¾ избирателя.

Таким образом, объекты нашего исследования ¾ информационные противники и информационное оружие, эффективность которого можно измерить. При этом противники сражаются друг с другом за обладание информационным оружием.

Приняв сказанное за основу, можно, исследуя и прогнозируя конкретные ситуации, с полным правом пользоваться существующими наработками по применению теории игр в конфликтных ситуациях.

И здесь одним из ключевых направлений является обоснование и выбор параметров, являющихся значимыми при решении задачи по прогнозированию результатов информационных сражений. Эта задача всегда была и будет одной из наиболее актуальных при создании моделей информационных войн. Для ее решения используются и экономико-философские обобщения, и статистические выкладки, и психологические теории, и применение средств вычислительной техники в рамках новой технологии извлечения знаний из данных. И это, конечно, далеко не все.

Интересные результаты по моделированию выборных компаний, полученные с использованием нейросетей, приведены А.Горбанем в статье «Нейроинформатика и ее приложения»[125]. В этой работе, в частности, утверждается, что для надежного предсказания правящей партии исхода выборов в США достаточно знать ответы всего на пять следующих вопросов:

1. Была ли серьезная конкуренция при выдвижении кандидата внутри самой правящей партии (x1)?

2. Отмечались ли во время правления правящей партии серьезные социальные волнения (x2)?

3. Был ли год выборов временем спада или депрессии (x3)?

4. Произвел ли правящий президент серьезные политические изменения (x4)?

5. Была ли в год выборов активна третья партия (x5)?

Функция f(x1,x2,x3,x4,x5), в которой в качестве параметров выступают перечисленные выше переменные, позволяет вполне прилично для условий США определять победителя.

Что характерно, и внешность, и ум, и здоровье, и возраст, и манера себя держать, и выдвигаемые политические программы не нашли отражения в 5 определяющих победителя параметрах. Но зато дважды в явном виде фигурирует вопрос о наличии конкурентов, т.е. речь идет исключительно о том, насколько серьезно в период выборов ведутся информационные сражения между противниками. Все остальное, включая и избирателя, отодвинуто на второй план.

Понятно, что в том случае, когда все информационное оружие сосредоточено в одних руках и применяется жесткий и всеобщий информационный прессинг, ответы на эти пять вопросов не имеют практически никакого значения для определения победителя, как это и было в России на выборах 1996 года.

В дальнейшем изложении мы попытаемся формализовать модель информационного противоборства на выборах во власть, взяв за основу именно информационные возможности претендентов, которые и определяют в конечном итоге победителя, т.е. попытаемся формально охарактеризовать все названные выше возможные инструменты воздействия на итоги выборов: СМИ, избирательные комиссии, правоохранительные силы.

Для этого введем следующие обозначения:

{Di} ¾ классы избирателей по различным критериям (психофизиологические особенности, политические предпочтения, уровень образования, общественное положение и др.);

v ¾ количество СМИ;

Vj(Di) ¾ сила воздействия j источника информации на Di класс избирателей.

Vj(Di) = Yi(pj) / | Di | , где

· Yi(pj) ¾ количество людей из класса Di, изменивших свое мнение под действием pj целенаправленных информационных воздействий, например, pj ¾ количество публикаций в j источнике информации по заданной теме;

· | Di | мощность множества Di ;

aj ¾ состояние j источника информации (-1 ¾ принадлежит противнику и активно используется против нашего кандидата, 0 ¾ придерживается нейтралитета, 1 ¾ работает в интересах нашего кандидата);

r ¾ количество избирательных комиссий;

bk ¾ состояние k избирательной комиссии (-1 ¾ активно противодействует нашему кандидату, 0 ¾ придерживается нейтралитета, 1 ¾ помогает нашему кандидату);

d ¾ уровень контроля со стороны правоохранительных служб и общественных организаций за ходом избирательной компании и выборов ( 0 ¾ идеальный контроль, 1 ¾ полное отсутствие контроля).

Тогда задача любого кандидата заключается в максимизации количества избирателей, голосующих «за» (обозначим через N):

· = ( a aj · ( a Vj(Di) · |Di| ) ) · (1 + d · (a bk) / r) . (6.4)

j i k

Понятно, что каждый из кандидатов стремится к увеличению голосов, отданных ему. И тот, кто сумеет лучше решить эту задачу, т.е. сделать значение своей функции N максимально большим в условиях естественных ограничений, включая финансовые, тот и становится победителем.

Как видно из приведенной формулы (4), увеличить количество «правильно» голосующих можно только превращая в положительную для себя единичку bk , aj ,d. И вот именно в этом и проявляется талант сражающихся, заключающийся в правильно выбранной стратегии приобретений и потерь. Ибо важно не просто приобщить к себе тот или иной ресурс, важно еще приобщить или нейтрализовать именно то оружие, потеря которого для главного противника будет наиболее болезненна. Порой не так важно сколько голосов это приобретение даст новому хозяину, важно ¾ сколько голосов будет отнято у соперников.

Если расписать (6.4) применительно к каждому кандидату, то в результате придем к системе уравнений, позволяющей моделировать последствия тех или иных действий для всех сторон участвующих в сражении. Задача исследователя как раз в том, чтобы выбрать такие собственные действия, совокупность которых позволила бы стать победителем.

В заключение раздела приведем перечень наиболее «глобальных» действий претендентов на власть в борьбе за информационное оружие.

Способы воздействия на источник информации:

· уничтожение (запрещение, дискредитация) или ослабление напряженности воздействия информационного источника;

· покупка;

· убеждение;

· угроза.

Один из способов ослабления напряженности информационного источника ¾ это дублирование его, по образу и подобию дублирования общественных объединений и «размножения» кандидатов в депутаты, как в случае выборов 1998 года в Санкт-Петербурге.

На мой взгляд, именно этот прием был в свое время применен по отношению к газете «Правда». После того, как ее имя резко размножилось, подобно коммерчески удачным фильмам, она просто потеряла свое лицо.

Как реализуется названный способ на практике в дне сегодняшнем подробно описано Д. Грозным [128]:

· издательство покидают ряд ключевых сотрудников и организуют новое издание с похожим названием;

· новое издание использует старые приемы и наработки;

· новое издание имеет дизайн, практически идентичный со старым;

· на старое издание подают в арбитражный суд и обращают внимание налоговых служб.

Уважаемый читатель может не сомневаться, аналогичные алгоритмы существуют и по другим способам воздействия на источники информации. Просто давать на них ссылки в данной работе автор не считает для себя правильным.

Способы воздействия на членов избирательной комиссии:

· уничтожение (запрещение) или дискредитация;

· покупка;

· убеждение;

· угроза.

Уровень защищенности источника информации или избирательной комиссии предлагается оценивать через вектор, каждый из элементов которого определяет уровень защищенности от конкретного способа воздействия.

Только увязав названные параметры между собой, можно приступать к реализации изложенного подхода в виде конкретного алгоритма или практически ориентированной методики.

<< | >>
Источник: Сергей Павлович Расторгуев. ФИЛОСОФИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ. МПСИ 2003 г.. 2003

Еще по теме Глава 35 (6). Российские информационные баталии:

  1. 3. ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА
  2. 2.2.1 Имидж коммерческой организации
  3. МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЗАПАДОМ
  4. ГЛАВА 4. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ: РОЛЬ В АДАПТАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  5. Глава 35 (6). Российские информационные баталии