<<
>>

§15.Значения форм на -айший, -ейший и на -ший

Формы на -ейший, -айший имеют в современном литературном языке три значения16 .

Первое— с яркой экспрессивной или риторической окраской— это значение предельной степени признака или безотносительно большой меры признака17 (это значение в специальной лингвистической литературе называется элятивным).

По-видимому, форма на -ейший, -айший в этом значении (погода чудеснейшая) отличается от соответствующей описательной формы с приставкой самый (погода самая чудесная) более сильной экспрессивностью18 . Проф. Р.Кошутич довольно точно очертил сферу применения формы на -ейший, -айший в элятивном значении, указав, что она применяется чаще всего в стилях книжного языка, а в обычной разговорной речи встречается лишь в сравнительно узком кругу фразеологических сочетаний, например: вернейший путь, вернейшее средство, добрейшая душа, мой злейший враг, он честнейший человек, чистейшая ложь, умнейшая голова, до мельчайших подробностей, тончайшие кружева, строжайший выговор и т.п. (94) Ср. в языке XIX и начала XXв.: "чистейшей прелести чистейший образец" (Пушкин); "Комедия напечатана на серейшей бумаге" (Белинский); "Над всем этим царит беспримерная бесталанность и неслыханнейшая бедность миросозерцания" (Салтыков-Щедрин, "Признаки времени"); "У нас погода просто замечательная, изумительная, весна чуднейшая, какой давно не было" (Чехов, "Письма к О.Л.Книппер", 18/II, 1901); "Город сквернейший,— сказал некто, похожий на Джона Фальстона" (Горький); "Весенний сев— важнейший этап на пути к подъему урожайности" (из газет); "Собрать семена в кратчайший срок" (из газет) и др. Ср.: широчайшие массы страны, колоссальнейшее строительство и т.п.19

Синонимами элятива кроме описательной формы с самый являются прилагательные с приставками пре-, раз-, наи- (церковно-книжное и официально-канцелярское все- окончательно устарело), сверх-, архи- (архитяжкий, архинервный, "архиевропейский"— Боборыкин) и ультра- (ультралевый, ультраправый; ср.

ультрафиолетовый)20 .

Приставки пре-, раз-, наи- обозначают предельное субъективное усиление меры качества сравнительно с нормой. В экспрессивной речи за норму гиперболически может быть принята даже превосходная степень, например: разлюбезнейшее дело; предобрейший человек; "пренеприятнейшая неожиданность" (Гоголь, "Мертвые души"); "человек преостроумнейший" (Салтыков-Щедрин, "Губернские очерки"); "к преогромнейшему дому" (Достоевский, "Преступление и наказание"); "преполезнейшее животное" (Достоевский, "Идиот") и т.п.21

Приставка наи- вообще в литературном языке присоединяется лишь к формам на -ейший, -айший и -ший22 , например: наистрожайший запрет, наиглупейшее предложение, наилучший, наименьший, наивысший, наисложнейший и т.п. Ср. у Гоголя: "шпоры, каких не может дать наисильнейшему честолюбцу его ненасытимейшее честолюбие" ("Выбранные места из переписки с друзьями"); у Ф.М.Достоевского: "С хозяйкой у них наибеспрерывнейшие раздоры" ("Преступление и наказание"). Сочетания наи- с формой положительной степени (ср.: наисильный; наиглавный; у Даля— наивелик. "Толковый словарь", т. 2, с.1091) не входят в норму литературного употребления.

Приставка раз- сочетается обычно с формой положительной степени. Образования типа разлюбезнейшее дело единичны. Это связанные фразеологические сочетания. Но зато раз- в эмоциональной разговорной речи, иногда с оттенком шутливости, может присоединяться к словам, уже осложненным приставкой пре-, например: распремилый, распреподлый и некоторые другие. Ср. в письме А.Ф.Писемского к Н.А.Некрасову (от 15 апреля 1854г.): "Я имею крайнюю и распрекрайнюю нужду в деньгах" (97). Ср. также такое индивидуальное образование: "будь он распрофидиасовский Аполлон" (Достоевский, "Черновые наброски речи о Пушкине"); "распренаиглавный" (Маяковский, "Баня"); "распренаидостаточно" (из письма). Ср. у Слепцова "пьяный-распьяный"; у Салтыкова-Щедрина: "Цена, кажется, настоящая.— Хоть разнастоящая, да нельзя".

Необходимо заметить, что экспрессивно-стилистическая окраска всех этих образований разнородна.

На приставке наи- лежит налет письменно-официального и канцелярского стиля, отпечаток книжной риторики. Образования с пре- в современном языке свойственны стилям разговорной речи и не очень продуктивны. Пре- присоединяется к формам положительной и превосходной степени, а также к уменьшительно-ласкательным формам. Например: "Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие" (Гоголь, "Ревизор"); "Это презамечательная вещь,— сказал мне седой старик" (Герцен, "Былое и думы"); "говорил префантастические вещи" (Достоевский); "Вечером вдруг поднялся страшный, прехолодный ветер". Ср.: прехорошенький, премиленький, превеселенький и др.; преглупейшее положение, презабавнейшая история и т.п.

Малопродуктивная приставка раз- еще более богата экспрессивными нюансами. Она имеет фамильярную, иногда народнопоэтическую окраску. Нередко она сочетается с эмоциональным повторением прилагательного и сливается с повторенным словом (так же как иногда и пре-: глупый— преглупый). Ср. в письме О.Л.Книппер к А.П.Чехову: "Получила от тебя хорошее, расхорошее письмо". Употребление раз- в общем языке ограничено немногими словами, выражающими внешние достоинства, эмоциональные качества и свойства характера: развеселый, разудалый, разлюбезное дело (ср. стилизованные народные выражения: распроклятый, распрекрасный)23 .

Впрочем, приставка раз- для выражения усиления степени качества сочетается и с основами имен существительных. Ср. красавица-раскрасавица; ср. у Достоевского: "Хоть будь ты раз-Брюллов" ("Записки из Мертвого дома"); "Вообще я сделал замечание, что будь разгений, но в публичном легком литературном чтении нельзя занимать собою публику более двадцати минут безнаказанно" ("Бесы"); "помещиком и раскапиталистом, членом компаний и обществ" ("Идиот").

Все другие приставки, означающие предельную степень качества, относятся к книжной речи. Употребительность их неодинакова. Приставка архи-, получившая довольно широкое распространение с 80-х годов XIXв. в периодической печати, из публицистических стилей перешла в разговорную интеллигентскую речь. Ср. в "Литературных воспоминаниях" Кугеля (Л.— М., 1923, с.55): "Газета должна была быть архи-живая, архи-городская, архи-разухабистая, архи-бульварная, на французский лад". Но на ней еще лежит печать газетно-книжного стиля. Ср. у Достоевского употребление архи- даже при глаголе: "Я соврал, архи-соврал"24 ("Подросток"). Приставки сверх-, ультра- так и не вышли за пределы публицистического и научно-технического языков, да и в политической литературе приставка ультра- связана, по большей части, с очень узкой группой слов (ультралевый, ультрареакционный, ультрарадикальный, ультраконсервативный и т.п.). В книжно-публицистических и научно-технических стилях современного русского языка гораздо более продуктивна приставка сверх-. Она получила особенное распространение в 20-х годах XXв. под влиянием нем. -uber или -ober. Например: "сверхкаторжная работа" (Луначарский); сверхобычная тупость; сверхнизкие температуры; сверхмощная электростанция; сверхкрупные совхозы; сверхскоростные полеты; сверхкурьезное приключение и т.п. (98).

Таким образом, злятивное значение формы превосходной степени очень близко подходит к категории субъективной оценки. Форма элятива все больше втягивается в круг экспрессивных синонимов, служащих для субъективного выражения предельной степени качества25 .

Другое значение формы на -ейший, -айший— значение суперлятива (superlativus)— однородно со значением описательной формы превосходной степени (самый + имя прилагательное), но имеет больший оттенок книжности. Это— значение высшей степени качества, присущей какому-нибудь выделенному (или выделенным) из группы, ряда, среды лицу (лицам) или предмету (предметам) по сравнению с другими. Употребление формы превосходной степени в этом смысле не вполне синтетично. Качественное превосходство лица и предмета над той категорией, из которой они выделяются, выражается посредством предлога из и родительного падежа имени существительного (например, талантливейший из пианистов), реже— посредством предлога между с творительным падежом и предлога среди с родительным падежом. Предлог из служит наряду с суффиксом -айш-, -ейш- формальным признаком превосходной степени в собственном смысле. Из является не только предлогом в отношении существительных, обозначающих превосходимые по качеству предметы и лица, но и послелогом для самой формы суперлятива. Лишь совокупность синтаксических признаков отделяет это употребление формы превосходной степени от элятивной (т.е. от выражения предельной степени качества безотносительно к сравнению). Это значение грамматической традицией закреплено за формой превосходной степени как основное.

Третье, редкое, почти вымершее в современном литературном языке, даже в его канцелярских стилях, значение формы на -ейший, -айший— это значение сравнительной степени. В этом значении форма на -ейший, -айший синонимична с описательной формой сравнительной степени (более + прилагательное), но отличается от нее резким отпечатком книжной архаичности, устарелости. Это значение формы на -ейший, -айший древнее. Оно выражалось и раскрывалось не только общим контекстом, но и лексико-синтаксическими средствами в виде усилительных или количественных наречий (например: еще, гораздо, значительно) или союза чем, или— при особенно архаическом стиле— в виде формы родительного падежа существительного, обозначающего тот предмет, с которым сравнивается другой по степени качества. Например: "Образ Пушкина является в новом и еще лучезарнейшем свете" (Белинский); "Тавля... залепил оглушительную плюху своему врагу, но в ответ получил еще здоровейшую" (Помяловский, "Очерки бурсы"); "Это создание... несравненно чистейшее и безупречнейшее, чем мы с вами" (Достоевский); "Ко мне нельзя,— вскричала она еще в сильнейшем испуге" (Достоевский, "Униженные и оскорбленные"); "Лицо его было в полтора раза больше обыкновенного" (Герцен, "Былое и думы"); "Вкусная налимья уха и еще вкуснейшие пироги с налимьими печенками" (С.Аксаков, "Семейная хроника"); "После второго, еще сильнейшего дуновения, он вскочил, как сумасшедший" (Помяловский, "Очерки бурсы"); "Инстинкты его достигали размеров гораздо страшнейших" (Лесков, "Смех и горе"); "Я поступил в острог зимой и еще не имел понятия о летней работе, впятеро тяжелейшей" (Достоевский, "Записки из Мертвого дома"); "Я... легкомысленно разбил сосуд, в тысячу раз драгоценнейший" (Тургенев, "Фауст") и т.п. В стилях современной газетной и научной речи такие формы еще встречаются, хотя и очень редко. В высшей степени показательно, что уже в первой четверти XIXв. консервативный поклонник сентиментального стиля кн. П.И.Шаликов должен был защищать употребление форм сравнительной степени на -айший, -ейший ("Я не видел мест красивейших" и т.д.) против распространявшейся замены их несклоняемыми формами на -ее ("Я не видел мест красивее" и т.д.) (99). Пуристы второй половины XIXв., напротив, осуждали употребление форм на -айший, -ейший в значении сравнительной степени, особенно в сочетании с родительным падежом зависимого существительного, как "крайне неутешительный" церковнославянизм (100).

Таким образом, семантико-синтаксическая структура превосходной степени переживает сложный процесс. Происходит отчасти семантическое сближение форм на -ейш-, -айш- с категорией субъективной оценки (элятив), отчасти аналитическое распространение ее предложными конструкциями.

Несколько иную картину представляет употребление непродуктивных, сохранившихся в скудных остатках форм на -ший, которые (если не считать архаизма горший) располагаются антонимическими, контрастирующими парами. Одни из этих форм, как больший, меньший (а также арх. горший), употребляются только в значении сравнительной степени и притом обычно в узком, ограниченном фразеологическом контексте, например в сочетании с абстрактными словами: с большим вниманием; из двух зол выбирать меньшее и т.п.; со словом часть: проводить большую часть времени за работой, в большей части районов; ср. по большей части; меньший— очень часто с отрицанием: с неменьшей тщательностью и т.п. Любопытны идиомы: самое большее; самое меньшее. Они выступают как разговорные синонимы слов максимум, минимум в модальном (количественно-определительном) их употреблении. Некоторые другие слова на -ший кроме всех трех значений— элятива, суперлятива и сравнительной степени (компаратива)— обладают дополнительными лексическими значениями, выходящими из круга степеней сравнения. Таковы слова высший, низший. Ср., например, у слова высший значения: 1) следующий за средним: высшая школа, высшее образование и т.п.; 2) аристократический (устар.): высший тон, высшее общество и т.п. Ср. также у слова высший отсутствие соотносительности с высокий в значении— самый главный: высшее начальство, высшее командование, высшая власть и т.п. Ср.: низшее духовенство, низшая школа. С другой стороны, вот примеры употребления форм высший и низший для выражения безотносительной превосходной степени качества: папиросы высшего качества, высшая честь, высшая похвала, высшая мера наказания, низший сорт чая и т.п. Значение сравнительной степени отчетливо выступает только при противопоставлении или сопоставлении: высшие и низшие сорта чая и т.п. В других условиях употребляются описательные формы сравнительной степени: более высокий сорт, более низкие качественные показатели и т.д.

Слова младший, старший совершенно утратили оттенки степеней сравнения. Они не соотносительны с младой (молодой) и старый. Ср., например: младший помощник надзирателя, старший хранитель, старший научный сотрудник, младший сын (если сыновей больше двух), старший сын, старший в команде, в старших классах, книги для детей старшего, среднего и младшего возраста и т.п. Но ср. у Герцена в "Былом и думах": "У моего отца был еще брат, старший обоих"; также у Пушкина в "Братьях-разбойниках": "Я старший был пятью годами" и т.п. Впрочем, при подчеркнутом сопоставлении и сравнении значение сравнительной степени, поддерживаемое формой старше, может и теперь выступить в словах старший, младший. Например, при наличии только двух сыновей в семье выражение старший (или младший) сын приобретает в определенной ситуации сравнительное значение (но при многих детях за старшим следует второй, третий и т.п., вплоть до младшего; при трех за старшим— средний, следовательно, в этих случаях старший и младший совсем теряют оттенок сравнительной степени).

Наконец, слова худший и лучший, совмещая все три значения форм на -ейш-, -айш-, легко сочетаются с усилительной формой самый, например: привет и самые лучшие пожелания; самое худшее, что только можно себе представить, и т.п. (101) По отношению к лучшему и худшему никакое усиление качества не кажется преувеличенным.

Кроме того, необходимо подчеркнуть отсутствие полного смыслового параллелизма между лучший и хороший— лучше; между худший и плохой— хуже (так же как и между большой, великий, больше и больший; между малый, маленький, меньше и меньший; между высокий— выше и высший; между низкий— ниже и низший)26 . Ср. лучший ударник; ср.: лучший из людей и хороший человек и т.п.

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1986. 1986

Еще по теме §15.Значения форм на -айший, -ейший и на -ший:

  1. ФОРМООБРАЗУЮЩИЕ МОРФЕМЫ: ФОРМООБРАЗУЮЩИЙ СУФФИКС, ОКОНЧАНИЕ
  2. Предложения со значением исключительности, превосходства, превышения нормы
  3. АФФИКСАЛЬНЫЕ МОРФЕМЫ
  4. Лекция 5. Лексика как динамическая система
  5. Лекция 7. Морфемика и типы морфем
  6. ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
  7. §2. Научный стиль
  8. 20. Флексии прилагательного и стяженные формы.