<<
>>

  §20.Живые типы словообразования в классе слов среднего рода

  В формах образования слов среднего рода на -о, -е, примыкающих к мужскому склонению, обнаруживаются характерные особенности. Прежде всего бросается в глаза немногочисленность словообразовательных суффиксов среднего рода (особенно если оставить в стороне формы субъективной оценки).
Кроме того, эти суффиксы поражают своим фонетическим однообразием. Между тем новые слова среднего рода, кроме заимствованных, могут возникнуть в современном языке только по методу суффиксального или префиксально-суффиксального словообразования. Непосредственно к "корню" окончания -о, -е не присоединяются. Прием комбинированного префиксально-суффиксального словообразования применяется лишь в немногих обозначениях места. Сразу становится ясным, что склонение среднего рода слабое и что средний род богаче представлен в книжном языке, чем в разговорном. Семантические группы слов, относящихся к среднему роду, замыкаются преимущественно в кругу пяти основных грамматических понятий: действия, состояния, места, собирательности и орудия действия. I. Суффиксы, обозначающие действие
Значение действия выражается продуктивным суффиксом -нь(е), -ни(е), -ени(е). Теоретически почти от каждого глагола, кроме основ совершенного вида с приставками реального значения, можно с помощью этого суффикса образовать отглагольное существительное (ср. у Салтыкова-Щедрина: подкузьмление от подкузьмить, рылокошение и т.п.). Особенно распространены в современном книжном языке (больше всего— в его научно-технических и газетно-публицистических стилях) абстрактные отглагольные существительные на -анье, -енье, производимые от основ как несовершенного, так и— реже— совершенного вида (им соответствуют в общем языке и устных народных, а также профессиональных диалектах существительные, образованные от глагольных основ: а) без суффикса— типа полет, прорыв, уклон; б) с суффиксом -к(а): выработка, проработка, кладка, поливка и т.д., тоже обозначающие действие и результат действия, реже— орудие действия, но с меньшим отпечатком глагольности).
Примеры образований на -анье, -енье: гулянье, выспрашиванье, преуспеянье, кипенье, плаванье, мышленье, паденье, приобретение, умножение, усвоение, уплотнение, развертыванье, распространение, просвещение, перевыполнение. напрашиванье, разбазариванье, сцепление, затемнение, оборудование, приземление и т.п.
Ср. обозначения эмоций, настроений: желанье, ожиданье, покаянье, сожаленье, раскаянье, восхищенье, умиленье и т.п.
Со значением действия тесно связаны понятия результата, продукта действия: произведение, изобретение, воспроизведение, представление, окончание, заграждение, тиснение и т.п., а иногда и места: заведение, селение. В техническом языке слова на -ние являются также названиями орудий, механизмов, установок, приборов, посредством которых производится какое-нибудь действие. Например: сцепление, зажигание (в автомобиле) и т.п. Отглагольные существительные на -ание и -яние сохраняют на себе ударение инфинитива (ср.: усовершенствование, состояние, пребывание, растягивание и т.п.), а слова на -ение по большей части имеют ударение на -е- (просвещение, распространение, удаление, выделение, сокращение и т.п.). Но ср.: сосредоточение, упрочение, обеспечение, намерение и некоторые другие традиционные слова, в которых, впрочем, современное нелитературное просторечие склонно переносить ударение на -ение (ср.
прост. обеспеченье). Образования на -ньё (спаньё, враньё и т.п.) принадлежат устной речи и непродуктивны.
В именах существительных с суффиксом -нь(е), производимых от глаголов на -ся (которые могут иметь и страдательное значение), понятие действия-процесса сочетается с понятием состояния. Например: старанье, колебанье и т.п.; ср. охорашиванье. Отглагольные существительные, обозначающие действие, "не имеют ясно выраженной идеи залога". Ср.: удаление при удалять и удаляться; отправление при отправить— отправлять и отправиться— отправляться и т.д.; ср.: ссылка при ссылать (кого-нибудь) и ссылаться (на кого-нибудь, на что-нибудь) (101).
В отглагольных существительных на -ние, не осложненных суффиксами -ива-, -ыва-, -ва-, стираются не только залоговые, но и видовые оттенки значения. Такие слова соответствуют в одинаковой мере инфинитиву совершенного и несовершенного вида. Так, улучшение: 1) действие по глаголу улучшить— улучшать (например: "Надо стремиться к улучшению качества продуктов пищевой промышленности") и 2) состояние по глаголу улучшиться— улучшаться. Субстантивация действия, его "опредмечивание" парализуют грамматические свойства глагола. Ср. значения таких слов, как увеличение (соотносительно с увеличить— увеличивать— увеличиться— увеличиваться), проведение (провести— проводить), укрепление (укрепить— укреплять— укрепиться— укрепляться), закрепление, сокращение и т.п.
Многие думают, что в отглагольных именах существительных на -ние еще сохраняются видовые оттенки глагола, хотя и в ослабленном виде (ср.: формирование— сформирование; выдвижение— выдвигание; чтение— прочтение; взыскание— взыскивание; наказание— наказывание и т.п.). Это представление обманчиво. Само значение процесса, даже предполагающего ту или иную степень длительности, еще далеко от соотносительных, коррелятивных видовых значений глагола. Правда, суффиксы -вани-, -и(ы)вани-, -ани- обозначают длительное или кратное действие. Морфемы -ва-, -ива-, -ыва- (редко -а-) соотносительны с -е(ни-) и в системе существительных сохраняют оттенок кратности, длительности. Ср., например: рассматривание и рассмотрение, расстреливание— расстрел; ср. также: приобретение и приобретание; падение и падание; приказание— приказывание; предсказание— предсказывание и т.п.4 Ср. у Достоевского в "Идиоте": "Дело в жизни, в одной жизни,— в открывании ее, беспрерывном и вечном, а совсем не в открытии". Однако большая часть слов на -и(ы)вание, -ание и на -ение, произведенных от одной глагольной основы, семантически не соотносительны (ср.: растяжение и растягивание; настаивание и настояние; настраиванье и настроение; ср.: проживание и прожитие; укрывание и укрытие и т.п.). Легко заметить, что в именах на -ние, не содержащих в своем составе глагольно-видового суффикса -и(ы)ва-, -ва- (и даже -а- в противопоставлении с -е-), значение процесса, представляемого как своего рода "предмет", бывает лишено соотносительных оттенков недлительности— длительности, результативности и неограниченного течения. Можно говорить лишь о семантических осложнениях значения "определенного действия", вносимых в строй имен на -ние влиянием глагольно-видовых суффиксов и глагольных приставок (ср.: течь— течение; стечься— стекаться— стечение; стекать— стекание; ср.: течка, утечка и т.п.). Вся система живых семантико-морфологических соотношений, связанных с этим кругом явлений в современном русском языке, очень мало изучена.
Можно думать, что видовые оттенки в формах отглагольных существительных на -ние и -тие сильнее выступали в русском литературном языке XVIII и начала XIXв., особенно в его официально-канцелярских стилях (102). А. X. Востоков в своей "Русской грамматике" учил: "В существительном отглагольном теряется означение времени настоящего и прошедшего, принадлежащее причастиям и деепричастиям, но сохраняется вид глагола, неокончательный, совершенный и многократный, например читание, прочтение, читывание"(103). Впрочем, образования на -ывание со значением многократности признаются не очень употребительными(104). Зато существительные с предложными основами совершенного вида рассматриваются как обычное явление (обмытие, пропетие, сожитие, простертие и т.п.).
Акад. Я.К.Грот в предисловии к Академическому словарю заметил, что "бесчисленное множество имен могут образоваться от страдательного причастия глаголов совершенного вида, составленных с помощью предлога вы-, как, например: выгнание, выдержание, вырезание, выгнутие, вырытие, выжжение, выдрание. Так как подобные имена могут считаться скорее только возможными, нежели действительно существующими, и образование их не представляет никакого затруднения, то они, за некоторыми исключениями, в словаре не приводятся. Но имена, таким же способом образованные от глаголов несовершенного или и от глаголов совершенного вида, но соединенных с другими предлогами, например изгнание, задержание, обрезание, прорытие, являются весьма употребительными" (105). Таким образом, в образованиях на -ние все острее дает себя знать процесс нейтрализации видовых и приставочно-глагольных значений. Он обнаруживается в сокращении возможностей производства имен на -ние от разных типов видовых основ.
Если обратиться за параллелями к словам на -тель, то и в этой группе приходится констатировать полное отсутствие соотносительных форм на -итель и на -ы(и)ватель— -атель (ср.: сшиватель, истребитель, выключатель и т.п.).
Одинаковость грамматических значений у образований на -итель и -атель свидетельствует о том, что в существительных устраняются те видовые оттенки совершенности и несовершенности, которые связаны с суффиксами -и-, -а- в глаголе (ср.: спасти— спасать и спаситель; произвести— производить и производитель; распределить— распределять и распределитель; укротить— укрощать и укротитель; просветить— просвещать и просветитель; изобрести— изобретать и изобретатель и т.п.).
А.А.Потебня констатировал: "В русском литературном языке необычны существительные от глаголов начинательных, как сохнутие, мокнутие, зеленение. Существительные от глаголов однократных, как толкнутие, хотя и встречаются, но имеют комический оттенок, так как разят деланным приказным или бурсацким языком. При многих глаголах совершенных длительных (неоднократных) вовсе нет этих существительных; так, например, нельзя или крайне неловко сказать... запертие, починение платья... приписание... При других таких же глаголах эти существительные сами по себе безразличны относительно совершенности и несовершенности... Так, сохранение, сбережение, забвение может значить и то, что некто забывает, забывал (или забывается, забывалось), и то, что некто забыл, забудет (нечто забылось, забудется), смотря по контексту. Для предупреждения разлития рек может одинаково значить как "для предупреждения того, чтобы реки не разлились", так и "чтобы не разливались". Падение государства значит, что "государство пало" и что "оно падало"... То. что можно бы считать здесь за различение совершенности и несовершенности, на деле есть только различение степеней длительности... и многократности, например, в "подавание помощи" обязательна только мысль о многократности действия, но не определено, состояло ли действие из незаконченных моментов ("что помощь подавалась") или законченных ("что бывала каждый раз подана")" (106). Я.К.Грот пришел к такому же выводу о стирании своеобразий видовых значений глагола в существительных на -ение путем наблюдений над ударением их (107).
Он установил, что в бесприставочных отглагольных существительных на -ение ударение отражает колебания в ударении инфинитива (варить— варенье; упрочить— упрочение), а в префиксальных типах их более или менее стабилизуется ударение на суффиксе -ение независимо от ударения инфинитива (увеличение, представление, усвоение, изменение, одобрение и т.п.). Грот отсюда заключил, "что окончание -ение с ударением встречается почти всегда в таких именах, которые происходят от глаголов, могущих принимать окончание -ать или -ять, например прославление от прославить— прославлять". Таким образом, ударение в отглагольных существительных на -ение приспособлено к формам несовершенного вида на -ать (-ять), хотя эти отглагольные существительные производятся от основ инфинитивов совершенного вида (ср.: разбавить— разбавлять— разбавление; наставить— наставлять— наставление и т.п.).
Различия в оттенках действия у этих существительных зависят от лексических значений основ. "Большею частью большая отвлеченность имен на -ние, -тие совпадает с их большей длительностью и меньшею определенностью, законченностью" (108). По степени отвлеченности и по способу выражения действия слова на -ние, -тие резко отличаются от бессуффиксных отглагольных существительных мужского рода. Взгляд и глядение, взглядывание; выстрел (Schuss) и стреляние (Schiessen); чох и чихание; вздох и вздыханье; обжиг ("фарфор по первому обжигу расписывается, а там идет во второй обжиг"— Даль) и обжигание; обхват, отдых, прилет, отлет и отлетание и т.п.; миг и миганье— различаются не только оттенком длительности, но и конкретными значениями. Различия в длительности здесь не имеют ничего общего с видовыми значениями глаголов. Они— иного качества. Бессуффиксные отглагольные слова выражают еще большую степень опредмеченности действия. Ср.: крик и кричанье; вой и вытье; зажим и зажимание; загиб и загибание и т.п.
От глагольных основ, образующих причастия прошедшего времени страдательного залога на -тый, имена существительные производятся посредством суффикса -ти(е), -ть(е), -ть(ё) с теми же значениями действия, состояния, продукта: кровопролитие, разлитие, взятие, открытие, понятие, колотье, раскрытие, развитие и т.п. Ср. в разговорной речи: бритьё, литьё, шитьё, питьё, мытьё, вытьё, забытьё. Ср. церковно-книжные слова бытие, житие, из которых бытие укрепилось в научном языке.
С понятием действия связаны частично и книжные суффиксы -ств(о) и устарелый -стви(е), хотя основным значением их является значение состояния и абстрактного явления.  
<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1986. 1986

Еще по теме   §20.Живые типы словообразования в классе слов среднего рода:

  1. §5.Категория рода имен существительных и ее предметно-смысловое содержание 
  2.   §20.Живые типы словообразования в классе слов среднего рода
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. § 5. Категория рода имен существительных и ее предметно-смысловое содержание
  5. § 20. Живые типы словообразования в классе слов среднего рода
  6. §5.Категория рода имен существительных и ее предметно-смысловое содержание
  7. §20.Живые типы словообразования в классе слов среднего рода
  8. 5.4. Словообразующие и формообразующие аффиксы и их продуктивность
  9. Ответственность позиции и целостность теории.
  10. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  11. ФОРМА СЛОВА И ЧАСТИ РЕЧИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1943 г.]
  12. Семантический аспект