ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§8.Приемы образования ласкательно-личных имен мужчин и женщин

Анализ категории общего рода останется незаконченным и неполным, если не коснуться приемов образования ласкательных форм от собственных имен мужчин и женщин. Словообразовательные средства здесь одни и те же для мужских и женских имен.

И те и другие формы одинаково относятся к категории слов на -а. Некоторые формы ласкательных имен являются общими для мужчин и женщин, например: Саша, Шура (от Александр и от Александра); Паня и Паша (от Прасковья и Павел); Тоня (от Антон и Антонина); ср.: Лёня (от Алексей и Леонид); Леля (от Елена и Ольга) и т.п. В собственных именах людей ласкательные формы образуются от первого слога имени с помощью суффиксов -ш(а) и -н(я) (если первый слог открытый): Мария— Маша; Яков— Яша; Тихон— Тиша; Дарья— Даша; Глафира— Глаша; Григорий— Гриша; Софья— Соня; Татьяна— Таня; Мария— Маня. В двусложных ласкательных именах ударение всегда на начальном слоге (хореический размер): Катя, Лиза, Таня и т.п. Выбор суффикса определяется эвфоническими причинами. Избегаются омонимы и устраняются комические ассоциации с другими словами (например, не образуется Троня от Трофим, Наша от Надежда или Настасья, Ваша от Василий и т.п.). От имен с первым закрытым слогом, а также от имен, в которых выделение первого слога (без согласного следующего слога) повело бы к образованию двусмысленного названия, ласкательные формы производятся путем смягчения согласного, закрывающего первый слог, и присоединения женского окончания (Надя от Надежда). Но губные (например, м, в, ф) и заднеязычные к, х, г не подвергаются смягчению (например, Рома от Роман). Ср.: Петр— Петя; Лев— Лева; Анна— Аня; Варвара— Варя; Василий— Вася; Виктор— Вика и Витя и т.п. В собственных именах, начинающихся с безударных гласных, особенно если эти имена многосложны, выделяется не первый слог (недостаточно определительный и к тому же иногда существующий только в искусственно-официальном, а не в разговорно-бытовом произношении этих имен), а следующий слог или слог, находящийся под ударением: Екатерина— Катя; Елизавета— Лиза; Анатолий— Толя и т.д.
Сюда же примыкают Иван— Ваня; Николай (ср. Никола)— Коля (народное Миколай, от которого ласкательное образование Миша было невозможно из-за совпадения с ласкательным Миша от Михаил). Группа -cm- из полного имени переходит и в ласкательную форму: Анастасия— Настя; Константин— Костя.

Прием образования ласкательной формы от ударяемого слога полного имени применяется и в том случае, если выделение первого слога создает имя неблагозвучное или двусмысленное. Иногда же таким способом возникают двойные, параллельные формы: Анастасия— Настя и Тася; Антонина— Тоня и Нина и т. д.

Любопытно чередование г— ж в ласкательной форме Женя (от Евгений и Евгения); ср. Геня (от Геннадий и Евгений) едва ли не под влиянием французского языка (Eugenie). Ласкательные формы от мужских и женских имен одного корня обычно различаются или основами, или суффиксами. Например: Степан— Степа, Степанида— Стеша; Федор— Федя, Федосья— Феня.

Необходимость различения ласкательных форм от Александр (Александра) и Алексей, которые в старину иногда совпадали в одной форме Леша или Алеша, привела к образованиям Саша, Саня, Шура (или Сашура) от Александр— Александра при сохранении Леша, Леня от Алексей.

В некоторых немногочисленных случаях конечный согласный ласкательной основы не смягчается и, таким образом, ласкательное имя получается как бы посредством отсечения конечных слогов или слога у полного имени: Наталья— Ната; Зинаида— Зина.

Некоторые двусложные женские имена не образуют особых ласкательных слов (конечно, если они не обрастают производными ласкательными суффиксами вроде -уша): Вера, Нина, Зоя и др. В приемах образования ласкательных форм наблюдаются отголоски социально-общественной и культурной дифференциации. Ср.: Дмитрий— Дима и Митя (ср. народн. Митрий).

Давно отмечено, что в трех ласкательных именах сохранилась омонимность с названиями плодов и деревьев. Это Груша от Аграфена, Дуня (в областных говорах дуня то же, что дуля) от Авдотья (Евдокия). Сюда же отчасти примыкает и Липа от Олимпиада (58).

Установившиеся в системе христианской номенклатуры приемы образования ласкательных форм переносятся и на новые собственные имена, которые, впрочем, в большом количестве еще не распространились (ср. от Рур уменьшительно-ласкательное Руша). К некоторым простонародным именам как бы прирастают суффиксы презрительно-уничижительной окраски, например: Тереха, Матреха (ср. нарицательное матрешка).

Таким образом, категория слов общего рода вбирает в себя и ласкательные формы человеческих имен, как женских, так и мужских. К этой же категории примыкают и дальнейшие экспрессивные видоизменения этих имен (например: Ванька, Ванюшка, Ванюша; Сашура, Санька и т.п.).

Выводы о значении форм мужского и женского рода. Мужской и женский род имен существительных в категориях лица и живого существа ярко обнаруживает свою знаменательность. Материальной базой родовых различий в словах этих категорий являются отчасти представления о половых различиях живых существ, отчасти значения социально активного лица или человека вообще. Категория одушевленности грамматически доминирует над категорией неодушевленности26 . В категории неодушевленности родовая классификация слов определяется иной, этимологически производной, вторичной системой значений. Значения этих родовых групп полнее и разнообразнее выступят при изучении форм словообразования, которые в русском языке органически связаны с различиями типов склонения, отчасти обусловленными в свою очередь родовой классификацией имен существительных. Но уже непосредственно очевидно по связи с категорией лица, что в классе слов мужского рода сосредоточены названия орудий— заменителей человека. Кроме того, класс слов мужского рода, вообще говоря, менее экспрессивен, чем класс слов рода женского. Так как в категории мужского рода представление о поле выражено менее определенно, чем в обозначениях лиц женского рода, то, естественно, слова, служащие для выражения невзрослости, названия детенышей входят в мужской родовой класс. К этой группе слов примыкают и экспрессивно окрашенные названия социально неполноценного человека.

Наконец, вследствие меньшей экспрессивности класса слов мужского рода общее нейтральное значение конкретной предметности в нем ощущается особенно устойчиво.

В классе слов женского рода, кроме обозначений лиц женского пола и самок животных, выделяются имена абстрактных понятий и имена собирательные. Кроме того, в кругу слов женского рода наиболее ярки, красочны и разнообразны экспрессивные оттенки значений.

Гораздо менее резко очерчена сфера значений слов среднего рода. Правда, общее, отвлеченное значение вещной предметности кажется наиболее близким к категории среднего рода. Точно так же обозначения абстрактных понятий, между прочим, действий и продуктов деятельности— и притом особенно в стилях книжной речи— также заметно тяготеют к категории среднего рода. Но сама эта категория представляется "формальной", как бы фиктивной. Самое имя среднего рода намекает на негативный характер этой категории: она объединяет слова ни того, ни другого рода, не-мужского и не-женского.

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1972. 1972

Еще по теме §8.Приемы образования ласкательно-личных имен мужчин и женщин:

  1.   §7.Приемы выражения и изображения категории лица посредством грамматических признаков женского рода
  2.   §8.Приемы образования ласкательно-личных имен мужчин и женщин
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. § 7. Приемы выражения и изображения категории лицапосредством грамматических признаков женского рода
  5. §7.Приемы выражения и изображения категории лица посредством грамматических признаков женского рода
  6. §8.Приемы образования ласкательно-личных имен мужчин и женщин
  7. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ