ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 38. ФОНЕМНАЯ ОСНОВА РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ

Есть такое правило графики: фонема (о) передается буквой о. Это правило, однако, не объясняет, как писать гласные первого слога в словах: собака, заря, росла, расти, расписать.

Собака ... Гласный первого слога не может быть поставлен (в этом корне) под ударение. Даны такие члены чередования: с [а] бака — с [ъ] баковод ... И все. Но гласные [а] || [ъ] входят и в ряд [о] || [а] || [ъ] (фонема lt;оgt;), и в ряд [а] || [а] || [ъ] (фонема lt;а)). Неизвестно, что писать: по фонемному принципу допустимы и о, и а. Мы пишем о, потому что фонема (о) действительно реализуется рядом [а] || [ъ] (фонемное основание для такого написания есть). Но, кроме того, мы пользуемся здесь и традиционным, условным принципом: выбор между буквами о и а в пользу о фонемно не санкционирован, он условен. Действует правило, применимое только к данному корню: в корне собакбезударный гласный передается буквой о.

Заря ... Фонема в корне — (о): зори. (Слово зарево в современном языке не однокоренное со словом зори; зарево нельзя истолковать с помощью слова зори.) По общему правилу графики надо писать «зоря». Но для форм единственного числа этого слова есть особое (следовательно, орфографическое) правило, по которому надо писать заря, зарей, на заре (написание условно, не фонемно).

Росли, расти ... В корне фонема (о): рос, рост (выращивать не показательно: при суффиксе -ивазакономерна грамматическая замена фонемы (о) на фонему (а): ходит — похаживает, носит — разнашивает). Ожидалось бы написание о во всех словах с этим корнем. Но существует орфографическое правило, которое на свой, особый лад определяет правописание каждого слова с этим корнем. В одних словах и словоформах пишут о (росли, росла), в других — а (расту, расти), хотя корень, конечно, везде имеет фонему lt;о).

Итак, чтобы верно писать слово, нужно знание не только графики, но и орфографии.

Орфография тоже (как и графика) может быть построена на трех основаниях: фонетическом, фонемном или традиционном (условном, иероглифическом). Определить, какова основа русской орфографии, можно двумя путями: а) с помощью анализа основных орфографических правил; б) с помощью подсчета орфограмм: сколько букв (в достаточно большом тексте) написано на фонетическом основании, сколько — на фонемном, сколько без этих оснований (в последнем случае написание условно, традиционно, иероглифично).

Проанализируем основные орфографические правила.

  1. «Сомнительную» (безударную) гласную поставь под ударение — в той же морфеме. Правило относится не только к корням, но и к грамматическим морфемам: пишем делом, потому что (в том же склонении) веслом; пишем к старушке, потому что к сестре.
  2. «Сомнительную» согласную (звонкая она или глухая) поставь перед гласным или сонорным.

Оба правила, бесспорно, фонемны: они учат проверять вариант фонемы ее основной реализацией, той, которая дана в сильной позиции.

  1. Обозначение мягкости согласных в сильной позиции не составляет труда. Но в сочетаниях «мягкий согласный + мягкий согласный», где для первого согласного возможна слабая позиция, возникают орфографические трудности. В словоформе встаньте пишется ь, а в словоформе о фабриканте не пишется. Правила в учебниках нередко бывают неопределенны. «Мягкий знак не пишется в сочетаниях нш, нч, нн, рш, чн, чк...» (и т. д.— длинный перечень.— М. П.). «В других случаях надо справляться в орфографическом словаре». Однако во время диктанта справляться в словаре не позволяют, и никто не носит все время с собой орфографический словарь. В другом учебнике сказано: «Между двумя согласными в одних словах пишется ь (возьми, Кузьмич, бросьте), а в других не пишется (медведь, бантик, мостик). Правописание таких слов надо запомнить». Это не правило, а отказ от правила, от орфографического руководства к действию.

Однако разумное правило, построенное на фонемных основаниях, возможно и здесь.

Было предложено такое: «Мягкость согласных перед следующими мягкими согласными обычно не обозначается мягким знаком (сентябрь, жизнь, каменщик, птенчик, песня). Она обозначается только в тех случаях, когда в измененном или родственном слове мягкий согласный может оказаться перед твердым согласным (восьми — восьмой, возьми— возьму, письменный — письмо). Можно, вероятно, еще проще изложить фонемную суть передачи мягкости согласных в нашей орфографии.

Один ленинградский учитель дал такое объяснение: мягкость у согласного бывает своя, а бывает от «соседа». Если уберешь мягкого «соседа», а мягкость остается — она своя, и только тогда она обозначается мягким знаком. Например, в слове встаньте «сосед» мягкий — [т’]; уберем его: встань. Мягкость у [н’] осталась — надо ее обозначить. Наоборот: в слове бантик у [н’] мягкость от «соседа»; уберем его: бант (сосед уже не мягкий: [т]),— и у [н’] пропала мягкость. Она — от «соседа». Ее обозначать не надо.

Учитель, автор этого правила, был стихийным фонологом. С помощью этого правила вносится разум в то, что казалось совершенно неразумным; бессмысленная зубрежка заменяется пониманием законов русского письма.

Итак, три самых главных правила русской орфографии: о правописании гласных, о правописании глухих и звонких согласных, о правописании твердых и мягких согласных — можно объединить в одно: если неизвестно, какой буквой обозначать звук, то надо найти положение, где звуки хорошо различаются (в составе той же морфемы). Это, по существу, фонемное правило, хотя слово фонема в нем не употребляется. Это — главное правило нашего письма, оно говорит о том, что орфография у нас'фонемная.

Проверим вывод другим путем. Возьмем текст и подсчитаем, сколько букв пишутся по фонемному принципу, сколько — по другим принципам. Такой подсчет уже был произведен '. В разных текстах оказалось фонемных написаний более 90 %.

А сколько написаний отвечают произношению (если предположить, что наша орфография строится на фонетической, звуковой основе)? Их около 70 %.

Тоже больше половины. Не считать ли так: русская орфография фонемная и вместе с тем фонетическая, но немного более фонемная, нежели фонетическая? Нет, это неверно.

Подсчет, давший 70 %, проводится так. Вот слово вода [вада]. Три буквы «совпадают» со звуками (верно их передают): в [в], д [д], а [а]; одна буква (о) неверно передает звук; итого: 75 % фонетических описаний (в данном слове). Такой подсчет ошибочен.

Неверно, что написание вода на 75 % фонетическое: оно на 100 % фонемное. «Обозначая в слове дом фонемы в их собственном звучании, буквы, естественно, в то же время обозначают это слово по его действительному звучанию в устной речи. Фонетическое письмо передает слово дом и ему подобные так же, как и письмо фонематическое. Понятно, что по таким написаниям, одинаковым и для фонематического, и для фонетического письма, определить характер письма нельзя. Напротив, сами эти написания должны быть истолкованы как фонематические или фонетические в зависимости от других написаний, в которых наглядно обнаруживается принцип, лежащий в основе письма ... Иначе говоря, характер письма определяется не тогда, когда фонематический принцип совпадает с фонетическим, а когда они противоречат друг другу» '.

Обратимся к тем написаниям, в которых фонетический и фонематический принципы не совпадают, к таким, как буква о в слове вода (отвечает фонемному — не отвечает фонетическому принципу), к таким, как буква с в слове исписать (отвечает фонетическому — не отвечает фонемному принципу: фонема здесь lt;з), ср. изучить). Среди таких написаний: фонемных — нефонетических — около 90 %, нефонемных — фонетических — 8%[22].

Итак, и графика, и орфография у нас фонемные (или фонематические). Поэтому можно, обобщая, сказать: у нас фонемное письмо. «Фонематическое письмо — это такое, в котором одни и те же буквы алфавита обозначают фонему во всех ее видоизменениях, как бы она ни звучала в том или ином фонетическом положении. При этом видоизменения фонемы обозначаются на письме по ее основному значению, которое обнаруживается в фонетических положениях, где качество звучания фонем не обусловлено.

В результате получается то, что каждая морфема, коль скоро она содержит одни и те же фонемы, пишется всегда одинаково» '.

Распространено мнение, что фонемная теория русской орфографии дискуссионна. Посмотрим, что в этой теории спорно.

Всю теорию орфографии можно свести к таким положениям: 1. В языке существуют позиционные чередования, такие, которые определяются фонетической позицией. 2. Звуки, которые чередуются позиционно, представляют одну фонему. 3. Буквы русского письма обозначают не звуки, а эти ряды позиционно чередующихся звуков как некие целостности.

Вот и вся фонемная теория письма. Что здесь дискуссионно? Пункт второй: название фонема. Ведь наличие позиционных чередований в языке никто не отвергает; никто не может оспорить, что звонкие шумные на конце слов, перед паузой, безысключительно заменяются глухими. Бесспорно также, что в написаниях хлеб — хлеба — хлебца буква б передает последний согласный корня независимо от его позиционных изменений. С этим спорить невозможно. Спорно, оказывается, что «это» называют фонемой. Есть другие теории, которые термин «фонема» истолковывают по-другому.

Ну что же, выбросим пункт второй в изложении основ теории письма. Он имеет терминологический характер. И без него все остается на местах. Конечно, удобнее было бы в третьем пункте сказать вместо длинного «обозначают не звуки, а эти ряды позиционно чередующихся звуков, как некие целостности» коротко и ясно: «Обозначают не звуки, а фонемы». Но можно обойтись и без этого слова. Те факты, которые теперь передают первый и последний пункты, не дискуссионны, никто и не пытается их опровергнуть. Этих положений вполне достаточно для обоснования изложенной теории письма.

Фонемная теория помогает понять огромные достоинства русского письма. Оно едино, целостно, потому что оно фонемно, т. е. передает лишь функционально существенное в нашей речи. Не свалка разнохарактерных правил, а исторически сложившееся единство.

Недостатков в нашей орфографии немало, и все-таки она фонемно разумна, целесообразна '.

<< | >>
Источник: В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.. Современный русский язык: Учеб. для филол. спец. ун-тов / В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.; Под ред. В. А. Белошапковой.—2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.,1989.— 800 с.. 1989

Еще по теме § 38. ФОНЕМНАЯ ОСНОВА РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ:

  1. 4.9. Морфологический принцип русской орфографии
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. К выполнению заданий по фонетике, орфоэпии, фонологии, графике, орфографии
  4. СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК*
  5. ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ
  6. Принципы основного раздела орфографии
  7. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  8. § 38. ФОНЕМНАЯ ОСНОВА РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ
  9. § 107. Основной принцип русской орфографии
  10. 3. Основные положения концепции Московской фонологической школы. Состав фонем русского языка и принципы орфографии