ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Формы грамматического числа

Категория числа в русском языке имеет морфологическую и семантическую значимость. Морфологически она выражается системой падежных окончаний и коррелируется как формы единственного и множественного числа.

На семантическом уровне в формах числа отражаются представления о количестве — единичности или множественности, но не существует полной соотнесенности форм множественного и единственного числа в плане предметно-смысловом. Причем в семантическом отношении формы множественного числа более разнообразны по сравнению с семантической системой форм единственного числа. Число имени существительного способно как грамматическая категория отражать значения более сложные, нежели значение количественного сопоставления — единичности и множественности. Так, формы единственного числа, обозначая единичный предмет, в то же время способны указывать на обобщенный смысл и бьггь выразителем родового понятия (морозостойкая яблоня продвинулась далеко на Север), т.е. передавать значение класса, вида предметов. Формы множественного числа еще сложнее по системе передаваемых значений.

Формы множественного числа нередко выпадают из корреляции «единственное—множественное» и представляют собой самостоятельный лексикографический объект[61]. Эти формы, соотносясь с формами единственного числа, передают иные значения, например: качество (емкость) и предметы, обладающие этим качеством (емкости); действие (заготовка, высевка, высадка) и предметный результат этого действия (заготовки, высевки, высадки); вещество (масло) и вицы вещества (масла). Такое расхождение в значениях препятствует объединению этих форм в пределах одного слова, т.е. это формы разных слов.

В других случаях взаимоотношения форм складываются иначе: они выдержаны в рамках одной лексемы, но значения их одинаковые, т.е. нет соотношения единичности-множественности. В таких случаях в словарях поступают по-разному: заглавной избирается либо одна форма, либо другая, с некоторыми уточнениями, например: выселок — небольшой поселок на новом месте, выделившийся из другого селения.

В словаре С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (1998) есть замечание — «чаще мн. ч.». И пример приводится именно в форме мн. числа — поселиться на выселках, В других случаях, когда сохраняется противопоставленность по единичности-множественности, исходной формой признается то форма мн. числа: шпроты, ед. шпрота (тот же словарь), то форма ед. числа чулок (чулки) выдвигается на первое место, хотя все примеры даются в форме мн. числа: вязаные, трикотажные чулки; полотняные чулки; шерстяные, шелковые чулки; меховые чулки. Форма ед. числа фиксируется только во фразеологизме синий чулок (тот же словарь). То же со словом дверь, о котором сказано, что в том же значении (в одном значении с ед. ч.) употребляется и форма двери (пример — стоять в дверях): Но она вдруг поднялась и смахнула несколько фигур. В дверях стоял его отец (В. Набоков). Зато все названия народностей зафиксированы в словаре в форме мн. числа, формы единств, числа даются в тех же словарных статьях как производные: чукчи, таджики, таиландцы, манси, мансийцы, лезгины, дунгане и др.

Таким образом, формы единственного—множественного числа, морфологически противопоставленные (т.е. имеющие выраженное окончаниями противопоставление), семантически либо лишаются этой противопоставленности (имеют одинаковое значение), либо меняются местами при установлении исходной и производной форм. Это в рамках единого слова. В других случаях формы реализуют разный смысл разных слов.

Формы множественного числа как исходные формы существительных фиксируются, по данным JI.K. Чельцовой, в следующих лексико-грамматических группах слов (примеры выборочные, они не исчерпывают всего перечня):

  1. Существительные, называющие национальные, племенные, этнические и другие группы лиц: абхазы, авары, аджарцы, арабы, башкиры, буряты, венгры, вятичи, голландцы, гунны, данайцы, датчане, индусы, итальянцы, калмыки, канадцы, кельты, марийцы, малороссы, молдаване, немцы, ногайцы, осетины, саксы, семиты, скифы, татары, тунгусы, удмурты, узбеки, финны, французы, хорваты, цыгане, черкесы, чехи, шотландцы, эскимосы, эстонцы, югославы, якуты, японцы.
  2. Существительные, называющие конкретные предметы (обувь, одежду, музыкальные инструменты, спортпринадлежности, части организма человека и животных и тд.), представленные как пары: башмаки, бахилы, боты, валенки, калоши, пинетки, сапоги; бретельки, варежки, гольфы, носки, чулки, эполеты, перчатки; вожжи, наушники, удила, шоры, литавры, ходули; баки, веки, виски, гланды, жабры, усы.
  3. Существительные, называющие обобщенные понятия в области науки: амебы, бактерии, вирусы, водоросли, каперсы, мигранты, осы, углеводы, хищники, шпроты, ящеры.
  4. Существительные, называющие конкретные предметы и обобщенные понятия, представленные как совокупности: вирши, двойняшки, доспехи, издержки, пени, прерии, пожитки, родители, трефы.
  5. Существительные, называющие процесс, действие, состояние, представленные как единое сложное явление: аплодисменты, заморозки, гастроли, неполадки, пререкания, расспросы, козни, ужимки.
  6. Существительные, называющие массу вещества или материала: брызги, кудри, миазмы, молоки, патлы, потроха, харчи, чернила.
  7. Существительные, называющие продукты питания, блюда; остатки, отбросы вещества и др.: беляши, биточки, клецки, пельмени, голубцы, шкварки, вышкварки, объедки, отброски.

Описываемые существительные не составляют единой лексикосемантической группы.

Соотношение числа в каждой группе слов выявляет специфику реального использования слов в языке: совпадение или несовпадение лексических значений у форм единственного и множественного числа.

На фоне этой пестрой картины соотношения форм выявляются некоторые очевидные тенденции в использовании форм множественного числа.

В группе отвлеченных имен существительных, обозначающих качество, действие или состояние, которые, по данным грамматик середины XX в., не имеют форм множественного числа, начинается процесс опредмечивания и конкретизации, результатом которого оказалось появление форм множественного числа. Этот процесс активизировался к концу XX в. Образование форм множественного числа допускают существительные мрак, инициатива, ревматизм, акклиматизация, эволюция, энергия, социализм, антагонизм и тд., например: Об идейном родстве обоих социализмов подумать было страшно. Мы не знали, что за нас это сделал камрад Гитлер4 (Изв., 1996, 26 марта); Свобода открыла краны старым антагонизмам и антипатиям (Лит. газета, 1990, 7 ноября).

Особенно активны в этом процессе имена на -ость, -есть и др.: договоренности, реальности, вредности, данности, звучности, недосказанности, отвлеченности, проницаемости, неуклюжести, например: В той ситуации, когда страна лежала в развалинах, решительная ленинская мысль, решительная политика были обращены к реальностям, замешены на реальностях (Речь М. Горбачева. Правда, 1988, 11 мая).

Широко представлены формы множественного числа в профессиональной речи, особенно в отглагольных именах, которые в общелитературном языке преимущественно употребляются только в форме единственного числа. Из профессиональной речи формы переходят в общее употребление: подход — подходы; срыв — срывы; нажим — нажимы; полив — поливы; обрыв — обрывы; прием — приемы; выброс — выбросы и др. Нужны новые подходы в овладении экономическими методами управления (Коммунист, 1988, № 7).

Формы множественного числа стали появляться у слов singularia tantum: дорогие водки, мелкие бизнесы, предпринимательские риски, прямые эфиры.

Такие слова отличаются от ряда подобных современной координацией форм числа (водка — водки). В других случаях формы множественного числа передают иные значения, следовательно, расходятся лексически (разные слова): гонка — гонки, бег — бега, схватка — схватки, грязь — грязи, хлеб — хлеба (хлебы — готовые изделия; хлеба — злаки на корню).

Усилившаяся в последнее время тенденция к употреблению форм множественного числа от имен вещественных, особенно в профессиональной речи, также свидетельствует об осложненное™ этого процесса. Формы множественного числа у этих слов трансформируют значение множественное™, это семантически скорее именование неких совокупностей (сортов, разновидностей): нефти, бензины, мраморы, граниты, газы, олифы, пшеницы, ржи, карамели, ветчины, колбасы, сахара, масла, черноземы, автолы, смолы и др. В традиционных грамматиках и практических стилнстиках рекомендуется подобные слова употреблять только в форме единственного числа.

Форма множественного числа (почти без корреляции с формой единственного числа) окончательно закрепилась в сложных наименованиях типа: лесозаготовки, хлебопродукты, хлебопоставки, сено- поставки, хлопкозаготовки, промтовары, стройматериалы, нефтепродукты, хлебозакупки, велогонки и др. Словари последних лет такие слова фиксируют в форме множественного числа. Формы сложных слов с отглагольной частью в конце (поставки, заготовки, закупки) обозначают сложное, многоактное действие; слова с составной частью товары, материалы, продукты обозначают совокупности разных предметов (не множественность одних и тех же предметов). Слова, в составе которых имеется часть гонки (велогонки, мотогонки) являются общим названием действия как такового (не несколько действий); форма единственного числа (велогонка, мотогонка) употребляется гораздо реже, лишь в спортивных репортажах в связи с конкретным состязанием.

Таким образом, значения вещественных существительных при наличии форм множественного числа трансформируются: значение собственно множественности (некоторое количество однозначных предметов) исчезает, вытесняясь значением совокупности разновидностей предметов.

В сложных наименованиях формы множественного числа либо также передают значение совокупности разных предметов (промтовары), либо имеют значение сложного, многоактного действия (лесозаготовки), либо являются общим наименованием действия как вида состязания (велогонки).

Формирование категории множественного числа у существительных абстрактных, вещественных и отглагольных можно считать активным процессом современного русского языка, причем процессом, усиливающим связи морфологии и семантики: появляющиеся формы множественного числа значительно трансформируются по выражаемому ими значению. Более того, в некоторых случаях форма единственного числа может вообще выйти из употребления (вирши, издержки, пожитки).

Формы множественного числа настолько активны, что даже в случаях отсутствия значения множественности они становятся наименованиями предметов наравне с формами единственного числа, в таких случаях нет семантической противопоставленности единственного и множественного числа, а имеются однозначные наименования соответствующего предмета, т.е. вариантные формы: антресоли — антресоль, кружева — кружево, вериги — верига, ширмы — ширма, сходни — сходня, катакомбы — катакомба и др. Эти слова в словарях обычно подаются в форме множественного числа, далее как производная фиксируется форма единственного числа (см., например, С.И, Ожегов, Н.Ю. Шведова, 1998); в некоторых случаях имеется пояснение, как, например, в словарной статье «кружева»: ед. в одном значении с мн. (см. там же).

Усиление вариантности форм числа в некоторых семантических группах существительных (две формы и одно значение), а также расширение функций формы множественного числа (семантический выход формы множественного числа из сопоставительной пары единственное—множественное число со значением единичности и множественности), а также появление форм множественного числа у существительных singularia tan turn — относительно новые явления в современном литературном языке, усилившиеся к концу XX в.

Хотя спорадически эти формы появлялись и в более ранние периоды, ср., например, у А. Пушкина: В городе много говорят о страшном происшествии в одном из домов, принадлежащих ведомству придворной конюшни, мебели вздумали двигаться и прыгать; дело пошло по начальству. Кн. В. Долгоруков нарядил следствие. Один из чиновников призвал попа, но во время молебна стулья и столы не хотели стоять смирно. Об этом идут разные толки (Дневник); у И. Тургенева: Его уносило в древний мир, и он рассуждал об эгин- ских мраморах.

Смещения в употреблении форм числа сопровождаются семантическими и отчасти стилистическими преобразованиями. Наиболее заметны изменения в группах существительных, которые традиционно относились к именам, имеющим одну форму числа, — singularia tan turn и plural ia tan turn, т.е. в какой-то мере идет выравнивание имен существительных по признаку грамматического числа, с одной стороны (имен с двумя формами становится больше), и, с другой стороны, формы числа обогащаются новыми значениями и новыми стилистическими характеристиками, например, есть отличия в употреблении форм множественного числа в профессиональной речи в сравнении с общелитературной нормой.

<< | >>
Источник: Валгина Н.С.. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. - М.: Логос,2003. - 304 с.. 2003

Еще по теме Формы грамматического числа:

  1.   §28.Виды грамматического соотношения между формами единственного и множественного числа имен существительных
  2.   §30.Группы имен существительных, имеющих формы только единственного числа.Функции категории единственного числа
  3. Соответствие звуковых форм языка грамматическим требованиям
  4. § 6. Слово и его грамматические формы
  5. § 28. Виды грамматического соотношения между формами единственного и множественного числа имен существительных
  6. § 30. Группы имен существительных, имеющих формы только единственного числа.Функции категории единственного числа
  7. Грамматическая система категорий и частей речи в учении акад. А. А. Шахматова
  8. §28.Виды грамматического соотношения между формами единственного и множественного числа имен существительных
  9. §30.Группы имен существительных, имеющих формы только единственного числа.Функции категории единственного числа
  10. § 62. Способы и средства выражения грамматических значений числа
  11. Формы грамматического числа
  12. Основные понятия морфологии: грамматическая категория (ГК), грамматическое значение (ГЗ), грамматическая форма (ГФ).
  13. § 24. О ПРИРОДЕ КАТЕГОРИИ ЧИСЛА У СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  14. ФОРМА СЛОВА И ЧАСТИ РЕЧИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1943 г.]
  15. 20. История форм действительных и страдательных причастий. Формирование деепричастий
  16. § 8. Понятие о грамматическом (морфологическом) значении
  17. § 9. Понятие о грамматической категории