Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ГЛАГОЛОВ


О состоянии и изменении глагольного ударения в русском языке написано немало научных работ. Считается, что основным направлением акцентологического.развит              у гл а го л ов_я_вл яётся
щсторнне^кое^ п^              Ударения              на              корёнь'”(срм например:
йзбрал/gt; мзбрал, позвал gt; позвал, постлала gt; постлала/ -дождался gt; дождался, красйтgt; красит, варит gt; варит, за- ^сн?жкнкьшг^зас'н^^              и              т.
п.). Однако это мнение спра вё дл и -
во по отношению не ко всем глагольным формам. Стремлению ударения закрепиться на корне противоречат факты противоположного движения — с корня на суффикс.
Это в особенности характерно для форм инфинитива, акцентологическая система которых сравнительно мало исследована. Между тем колебания ударения здесь весьма распространены (искриться и искриться, ржаветь и ржаветь, премировать и премировать и т. п.), а норма не во всех случаях может считаться установленной.
Как оценивать, например, ударение в поэме «Кому на Руси жить хорошо»: Вино на солнце й с к р и т с я..?
Большинство опрошенных людей разных профессий ответило, что, хотя в их памяти еще живы некрасовские строки, они уже употребляют этот глагол с ударением на втором слоге искрится. Такое мнение подтвердилось и результатами анкетирования (ЛГУ, 1974), в контексте Снег искрится на солнце: искрйтся — 223, искрится —12; в контексте Вино искрится: искрйтся — 218; йскрится — 25. Современные поэты (Тихонов, Алигер, Берггольц, Авраменко, Шошин, Друнина, Островой, Васильева и др.) также чаще употребляют новый вариант — искриться (причём в разных сочетаниях), чем традиционное ударение искриться, свойственное поэзии XIX в. (Тютчев, Некрасов, Майков, Никитин, Над- сон и др.). Новое ударение искриться впервые отмечено в Словаре Даля. Хотя некоторые современные словари пытаются оберечь традицию (Большой академический словарь: йскриться; искриться с пометой «просторен.»; Словарь ударений, 1970, только: йскриться), ударение искрйться теснит своего соперника; характерно, что в Орфоэпическом словаре (1983), хотя оба варианта признаны равноправными, на первом месте помещен продуктивный вариант искрится. Причина этого исторического перемещения ударения достаточно очевидна. Здесь,как и во многих других случаях, сказалось могущественное воздействие формальной аналогии. Большинство глаголов на -иться имеют в „инфинитиве и формах прошедшего времени регулярное ударение на суффиксе. Не удивительно, что и другие глаголы, имевшие исконное ударение на корне - (лосниться, ..гнездиться, прохарчитьсяЛ сгрудиться и т. п.Ь уподобляясь продуктавному _акценходогическому типу^п осте пенно Та кже приобретают ударение на суффиксе (лос- нйтьсях. гнездиться^ прохарчиться, сгруёйться/
Особых замечаний требует акцентологическая норма глаголов на -ировать. Какое ударение;"например, Считать~ правильным: премировать или премйровать?
Бее современные толковые словари в качестве нормы литературного языка указщают” удареНие^ прежйрШат^ некоторых справачниках и^брошюрах 1^
премировать оценивается как неправильный, не сдответструющий ^языковой норме. Но наблюдения над живой современной речью доказывают, что второй, бракуемый нормативными пособиями вариант предпочитается многими говорящим и.\/Гакое^ ударение^ 'Нередко можно слышать у людей с высшим образованием и выто- кой языковой культурой, даже в речи филологов-профессиона- лов.
Порицая такое ударение, писатель Л. Раковский вынужден признать широкую распространенность этой, по его мнению, речевой ошибки. Вот как он пишет: «Докладчик, а за ним и первый выступавший (оба люди с высшим образованием) упорно говорили: премйровать. Я не выдержал и невольно поправил с места: «премировать». Говоривший смутился и в последних фразах постарался правильно произносить злополучное слово. Второй оратор не нашел в себе мужества посягнуть на модное премйровать: он дипломатично обошелся без глагола, говоря: выставление на премию, соискание премии. Но следующий оратор, ничто- же сумняшеся, вернулся к привычному премированию. Продолжали премйровать и все остальные ораторы. Как велика сила подражания и инерции» (Звезда. — 1962. — № 2).
Конечно, мнение известного писателя весьма существенно для 1 нормативной оценки. И особенно заманчиво воспользоваться им при совпадении взглядов писателя и пишущего о языковой норме (как это наблюдается в данном случае). Но объективно-исторический метод исследования не позволяет спешить с выводами и основываться только на вкусовом восприятии языкового факта. Правильная же оценка конкурирующих вариантов премировать и премйровать может быть получена в результате анализа развития всей группы глаголов.
При сопоставлении словарей разных периодов отчетливо вырисовывается тенденция к переносу ударения у глаголов этого типа
с последнего слога (-ировать) на третий от конца (гйровать). Так, в Словаре Академии (1847) ударение-да последнем слоге „указано у таких^дапример, глаголов: абонировать1т,к,омпаниро: вать/балансировать, баллотировйть, бальзамировать, блоки- ~ роваШьДЩксидовйть,^ вальсировйть, копироватЩ Аавировйть, рецензировать, форсировать. В Словаре Академии (1895) многие йз них"приводятся уже с вариантным ударением: аккомпанйро- вйть, буксировать и т. п. Безуспешными оказались попытки задержать это перемещение акцента. Чем ближе к нашему времени, тем больший, круг глаголов получил в качестве нормы продуктивное ударение на -йровать (аккомпанировать, вальсй- ровать и т. п.). Во многих случаях произношение, свойственное еще литературному языку середины XIX в. (рецензировать, фор- сировйть и т. п.), кажется просто неестественным. Доетеиецно^ сферу нового хида^ударения (-йроватб^включались новы^ гла- "голы, которые и теперь продолжаЮт'Испытывать колебания^ пре- мировать и премировать, нормировать пмормйровать, костю- мировйть и костюмировать, 'маркироват ь и маркйровшпь ^ т. п.
Причины исторического тгёремещения ударения с последнего слога (-ировать) на третий от конца (-йровать) окончательно не установлены. Некоторые исследователи объясняют это явление исключительно влиянием немецкого языка: суффикс -ирова(ть) восходит к немецкому -ieren. Однако такое толкование наталкивается на ряд труднообъяснимых обстоятельств. Дело в том, что многие глаголы этого типа были заимствованы из немецкого языка еще в XVIII—XIX вв., но имели тогда несвойственное языку- источнику ударение (абонировйть, бомбардировать и т. п.). Не исключая возможности более позднего (вторичного) влияния немецкого языка, следует, видимо, сопоставить этот акцентологический сдвиг с общей для русского языка тенденцией к ритмическому равновесию у многосложных слов. Исконное ударение на последнем слоге вело к неудобству произношения, так как между- ударный интервал (расстояние между ударениями в соседних словах) часто оказывался больше критического (напомним, что критический интервал равен четырем безударным слогам подряд). Так, например, при исконном ударении на -ировйть в речевом такте б$дет аккомпанировйть интервал между ударениями равен шести слогам и поэтому ритмически неудобен; при оттянутом же ударении (аккомпанйровать) интервал уменьшается на два слога.
Таким образом, колебание ударения у слов премировать, нормировать и др. — это не следствие дурного вкуса или бездумного подражания, а объективный результат разнонаправленного влияния двух групп глаголов. К первой относятся глаголы, имевшие исконное ударение на -йровать или получившие впоследствии такое ударение (это обычно пяти-, шестисложные слова: абонировать, аккомпанйровать, дирижйровать, идеализировать, рецен- зйровать и др.). Ко второй группе —четырехсложные глаголы,
сохраняющие ударение на последнем слоге (лакировать, марши- ровйть, формировать и т. п.). При этом есть основания говорить о неравномерном и неодновременном развитии ударения на -йровать. Ср., например, результаты анкетирования (ЛГУ): балансировать — 242, балансировйть — 1; нормировать — 192, нормировать — 54 (нормированный — 178, нормированный — 63); премировать — 162, премйровать — 76.
Судьба отдельных слов оказывается прихотливой, и изменение ударения далеко нё всегда идет строго по общей схеме. Так случилось, например, с глаголом бомбардировать. В Словаре Академии (1847) он указан с наконечным ударением (бомбардировать). В последующих словарях (Словаре Грота, Словаре Ушакова, Большом академическом словаре) допускался вариант бомбардйро- вать. Это, казалось бы, свидетельствует о развитии продуктивного ударения на -йровать. Но в последние годы вновь возобладало традиционное наконечное ударение. В Малом академическом словаре (1957—1961 и 1981—1984), Словаре ударений (1967, 1970, 1984), Словаре Ожегова (1972) в качестве нормы приводится только бомбардировать. Примечательно, что Орфоэпический словарь решительно бракует ранее допускавшуюся форму: н е бомбардировать. В то же время, по данным анкетирования (ЛГУ), применение акцентных вариантов у молодежи практически равновероятно: бомбардировать— 138, бомбардировать— 102.
Вернемся теперь к поставленному вопросу: премировать или премйровать?
Хотя в Большом академическом словаре допускаются как равноправные: нормировать и нормйровать, маркировать и маркировать, а вариант премйровать объявляется допустимым в словаре-справочнИке «Трудности словоупотребления» (1973) и книге Д. Э. Розенталя «Культура речи» (МГУ, 1964), необходимо учесть усиление традиционно-книжного и осознанного начала в современном речевом поведении, а также направленность общественного внимания на некоторые слова (среди них и глагол премировать). Поэтому в качестве предпочтительного ударения
СЛСДует рркпмрнлгтятк прймирпяпти ~
Примечательно такшГТшремещЕние ударения с корня на суффикс у глаголов ржаветь, лиловеть и др. ~
В большинстве словарей и нормативных пособий в качестве литературной нормы указывается только накоренное ударение — ржйветь. Новое ударение ржаветь в Большом академическом словаре квалифицируется просторечным, в Словаре Ушакова — областным, а в Академической грамматике (1953) — ненормативным. Однако осуждаемое и изгоняемое ударение ржавіть (заржаветь, проржавіть и т. п.) не перестает быть обычным фактом живой речи современной интеллигенции. Судя по наблюдениям, оно становится преобладающим даже у мастеров художественного слове. «Ненормативный» вариант ржавіть представлен у Твардовского, Саянова, Дудина, Грибачева, Суркова, Алигер,
Радкевича, Замятина, Мартынова, Шестинского, Рыленкова, Гор- дейчева, Полторацкого и мн. др. Причем употребление его не обусловлено преднамеренной стилизацией:
Есть тайный смысл у каждой эпохи,
Там, где пути судьбы сошлись.
Ржавеют рыцарей доспехи,
Линейки зодчих рвутся ввысь.
(Р ы л е н к о в. Каменная книга.)
В забытом окопе, затянутом ныне твоими наплывами, луг, ржавеет засевший в зеленой дернине оплавленный танковый люк.
(Гордейчев. Поле боя.)
При объективной оценке ударения ржаветь нельзя не учитывать того, что и у однотипных глаголов новая норма с ударением не на корне, а на суффиксе (-вёть) установилась лишь после долгой и ожесточенной конкуреции. Еще В.. Долопчев в «Опыте словаря неправильностей» (1909) строго осуждал ударение багроветь. В XVIII—XIX вв. этот глагол, действительно, имел накоренное ударение — багроветь. Однако в современных словарях запрещавшийся вариант багроветь признан единственно нормативным. Постепенно сдает позиции накоренное ударение и у некоторых других глаголов на -веть, например, лиловеть. Современные поэты предпочитают произносить не лиловеет, лиловело, а лиловеет, лиловело (отмечено у Тихонова, Антокольского, Ваншенкина, Борисовой, Казаковой, Чупурова и др.):
Лиловеет даль в морозном дыме,
Остужая красок кутерьму.
(Ч у п у р о в. Зимний вечер...)
А гром за Гори уходил,
Там небо лиловело,
Всей пестротой фазаньих крыл Земли светилось тело.
(Тихонов. Радуга в Сагурамо.)
Новые словари (Словарь ударений, 1970, 1984; Словарь Ожегова, 1972; словарь-справочник «Трудности словоупотребления», 1973; Орфографический словарь, 1974; «Словарь трудностей», 1976) признают нормативным именно ударение на суффиксе: лиловеть (а не лиловеть). Еще не признано литературным, но настойчиво стучится в дверь словарей ударение индеветь, заиндеветь, заиндевелый. По данным анкетирования (ЛГУ), в словосочетании заиндевелая шинель ударение заиндевелая предпочло 217 человек, ударение заиндевелая — 3 человека. Материал современной поэзии убедительно свидетельствует также о преобладании «нелитературных» вариантов индеветь, заиндеветь, 106 заиндевелый {Твардовский, Солоухин, Щипачев, Дудин, Кустов, Регистан, Борисова, Гордейчев и мн. др.).
Таким образом, перемещение ударения с корня (ржаветь) на суффикс (ржаветь) не является одиночным и изолированным случаем. Помимо воздействия формальной аналогии со стороны других глаголов с ударением на -вёть (розоветь, лиловеть, черстветь, мертветь, праветь, криветь, сивёть и т. п.), установление новой нормы, по-видимому, поддерживается и употреблением устойчивого сочетания нержавёющая сталь. Поэтому продуктивное ударение на суффиксе ржавёть в словаре-справочнике «Трудности словоупотребления» (1973) признано допустимым, а в «Словаре трудностей» (1976) —разговорным вариантом литературной нормы; в Орфоэпическом словаре (1983) оба варианта характеризуются как равноправные.
Но*..дожалуй*.ли.об одном другом факте колебания ударения не спорят-хак-упорно и ожесточещр^как о формах звонит и звонит. позвонйт и позвонит. Нигде в такой мере не обнаружилось противоречие между продуктивной и функционально оправданной акцентологической тенденцией и общественным вкусом, социально оправданным мнением, направленным в защиту непродуктивной, но с эстетической точки зредия более п,риемлемой_хряг диционной формы звоншг/ позвонит.
^^Т1исателй^н--бо71ШЖство современной интеллигенции решительно осуждают ударение звонит, позвонит. «Приходится, однако, признать,— сожалеет писатель Б. Тимофеев,— что это ударение — увы! — весьма прочно вошло в нашу бытовую разговорную речь. Так говорят и школьники, следовательно, ни дома, ни в школе их никто не поправляет. Печально...» (Правильно ли мы говорим? — J1., 1961). А вот как остроумно высмеивает «неинтеллигентное» ударение другой ленинградский писатель JI. Раковский: «Патриарх ТЮЗа А. А. Брянцев рассказал мне об одном телефонном разговоре. Ему позвонили из школы: — Вам звонит преподавательница...— Не верю! — прервал Александр Александрович и повесил трубку на рычаг. Через минуту снова звонок и снова: — Вам звонит преподавательница...— Не верю! — и трубка опять повешена. В третий раз звонок: — Товарищ Брянцев, вам звонит преподавательница... Почему вы не верите? — Не верю, чтобы преподаватель мог неправильно говорить— звонит,— ответил в последний раз А. А. Брянцев» (Звезда.— 1962.— № 2).
Однако сами специалисты-языковеды вовсе не столь единодушны в осуждении ударения звонит, позвонит. Дело в томд.что в науке-уже^давно установлен широкий и практически непреодолимый процесс перемещения удареншг у^ глаголов IV' класса в/^форм^інастоящего^у              с. фдексшГЛ[ааршп,
грузйт, дружит, кружит, курит и. т. п.) на корень {шарит, грузит, дружит, кружит, курит). Для языка XVIII — первой половины XIX"в. наконечное ударение, в сущности, было единственной нормой. Это подтверждается как показаниями словарей того периода, так и поэтическими текстами:
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе в а р й ш ь.
(Пушкин. Чернь.)
Вот ваши сестры — как хотят,
А ведь ворон не жарят, не варят.
¦ (Крылов. Ворона и курица.)
“ Сидят наездники беспечно,
Курят турецкий свой табак.
(Лермонтов. Измаил-Бей.)
Еще на рубеже XIX—XX вв. наконечные акценты (варят, грузят, дружйт и т. п.) считались нормативными, а их жизнеспособные (как это потом показало время) конкуренты объявлялись нередко вне закона. Пуристски настроенный автор «Опыта словаря неправильностей» (1909) В. Долопчев категорически запрещал ударение дружишь; правильным признавалось только дружишь. Однако постепенно накоренное ударение все шире входило в речевую практику, заставляя и словари служить велению времени. Если еще в Большом академическом словаре вариант дружишь снабжался указанием «в просторечии», то в Малом академическом словаре и Словаре Ожегова (1972) оба ударения (дружишь и дружишь) приводятся как равноправные. Словарь ударений (1970) и словарь-справочник «Трудности словоупотребления» (1973) пошли еще дальше, в первом — только дружишь, во втором — дружишь и устаревающее дружишь.
Наконечное ударение типа дружйт, курйт, барит и т. п. было свойственно церковно-книжному языку и северновеликорусским говорам (на Севере и сейчас еще можно услышать: он косит сено). Вытеснение его накоренным ударением (дружит и т. п.) объяснялось обычно усилившимся во второй половине XIX в. влиянием южновеликорусских диалектов, а также свойствами живой разговорной речи. При этом развитие дакоренного ударе-, ния-яо-ограцичшшсь-сферой .обихсшіойедск?шщ.Т?оро^ида,. вей- дшп^окйтишг тужит м. т*п. )-г ста постепенно осва ивают^ многие глаголы книжного—характера:              возложит, переоцёнйт, пре
уменьшит н-4У~а.~Еще недавно нормой считалось только видо- изменйшь, видоизменит. Словарь ударений (1967), словарь-справочник «Трудности словоупотребления» (1973) и «Словарь трудностей» (1976) признали допустимым и накоренное ударение: видоизменишь, видоизменит. Стремление акцента на корень охватило даже глаголы, свойственные поэтической речи: ударение мйнишь, манит встретилось у Твардовского, Жарова, Лебедева- Кумача, Недогонова, Берггольц, Заболоцкого, Ошанина, В. Рождественского, Евтушенко, Шошина и других современных поэтов.
В сущности, нет объективных внутрисистемных ограничений для распространения нового акцента и на глагол звонить. Общая тенденция и широкая употребительность форм звонит, позвонит послужили для некоторых лингвистов основанием признать их в качестве стилистически сниженных вариантов нормы (Пирогова Н. К. О нормах и колебаниях в ударении // Филологические науки.— 1967.— № 3). «Запрет ударения звб- нит,— полагает В. А. Редькин,— носит явно искусственный характер» (Русская речь.— 1971.— № 4.— С. 86). Формы звонит, позвонит в словаре-справочнике «Трудности словоупотребления» (1973) и «Словаре трудностей» (1976) рассматриваются как стилистически сниженные, разговорные варианты, в Орфоэпическом словаре (1983): звонит, не рекомендуется звонит.
Ударение этих, слов взято сейчас под общественную опеку. Две трети студентов при анкетировании.-(ЛГУ) предпочли позвонйлС— 159,1а неЪозвбним              Впоследствии,              правда,              опыт
был усложнен:—Испытуемым предлагались две фразы: Вы позвоните мне завтра? и Позвоните обязательно! Оказалось, что различие в грамматическом значении одинаковых по составу звуков глагольных форм (изъявительное наклонение с вопросительной интонацией в первой фразе и повелительное наклонение — во второй) связывается в сознании многих студентов с местом ударения. При повторном эксперименте шансы ненормативного варианта позвбните (при вопросительной интонации: Вы позвбните мне завтра?) значительно возросли.
Однако, хотя и общая тенденция в развитии накоренного ударения в глагольных формах, и полезная грамматическая нагрузка (разграничение изъявительного наклонения с вопросительной интонацией позвбните? и повелительного наклонения позвоните!) говорят о внутрисистемной целесообразности рассматриваемых вариантов, не следует переоценивать значения этих факторов на фоне выраженного социально осознанного непринятия такого ударения. Паправленное_общесхв?нное_ш«шанне—^w—paciyiuuiL. .престиж грамотной (культурной) речи, вероятно, еще долго сохранит~в~качейТйЄ Лйгёратурной~Тюрмы традиционное ударение звонит, позвонит".
<< | >>
Источник: Горбачевич К. С.. Нормы современного русского литературного языка.— 3-є изд., испр.— М.: Просвещение,1989.— 208 с.. 1989

Еще по теме ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ГЛАГОЛОВ:

  1. §23.Процессы изменения страдательных причастий и их распадения на омонимы-причастия и прилагательные
  2. § 12. Общий обзор изменений вокализма, вызванных
  3. § 13. Общий обзор изменений вокализма, вызванных словообразованием
  4. (ИНТОНАЦИИ И УДАРЕНИЕ В СОБСТВЕННОМ СМЫСЛЕ СЛОВА)
  5. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С ГЛАСНЫМИ
  6. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С СОГЛАСНЫМ
  7. ИЗМЕНЕНИЯ ЗВУКОВ В ГРУППАХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ"
  8. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИЯХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ" В КОНЦЕ СЛОВ
  9. §23.Процессы изменения страдательных причастий и их распадения на омонимы-причастия и прилагательные
  10. §110. Продуктивные классы и непродуктивные группы глаголов
  11. Ударение в формах прошедшего времени бесприставочных возвратных глаголов