<<
>>

§ 12. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК — СИСТЕМА СИСТЕМ

То, что язык является системой, открыли великие ученые И. А. Бодуэн де Куртенэ (в конце прошлого века, Россия) и Ф. де Соссюр (в начале нашего века, Швейцария) . Идея системности языка была близка Ф.

Ф. Фортунатову, ученому, труды которого по языкознанию составляют гордость нашей отечественной науки.

Надо серьезно разобраться, что значит в языкознании термин система — одно из основных понятий этой науки. Система — такая совокупность единиц, в которой каждая единица определяется всеми остальными единицами.

Наименьшая совокупность единиц — из двух единиц Ап Б. Судя по определению, А и Б тогда составляют систему, когда А при наличии Б имеет такие-то свойства (такую-то характеристику), а в отсутствие Б имеет другие свойства (другую характеристику).

На бумаге проведена линия. Имеет ли она признак «короче»? Нет, она может его иметь лишь в том случае, если проведена другая линия (кроме единицы А есть и единица Б); тогда линия А может обладать указанным признаком: А короче Б. Этот пример — «наглядное пособие», помогающее понять, что в языковедении называется системой.

Покажем свойство системности на языковых примерах.

  1. Во многих языках есть особые, отдельные слова со значением: ‘дядя со стороны матери’ (например, древнерусское вуй, болгарское вуйчо) и ‘дядя со стороны отца’ (древнерусское стрый, болгарское чичо). При этом всегда: если есть слово со значением ‘дядя со стороны матери’, то есть и слово со значением ‘дядя со стороны отца’. Единица А требует единицы Б. Один из признаков единицы А — значение ‘...со стороны матери’ — возможен только при наличии единицы Б — слова с другим, но соотносительным значением. Если из языка уходит одно из этих слов, то оставшееся меняет значение (оно станет обозначать дядю и по материнской, и по отцовской линии). Следовательно, для того, чтобы существовало А (определенное значение), необходимо, чтобы существовало Б (другое значение, в другом слове).
  2. Если в данном языке у существительных есть формы множественного числа, то непременно есть и формы единственного.
    С другой стороны: только в тех языках существительные могут иметь формы единственного числа, где есть формы множественного. Как линия сама по себе не может быть короче в отсутствие другой линии, так и форма существительного не может иметь числовое значение, если нет форм другого, противоположного числа.
  3. Слово бедняк имеет суффикс -як. Бедняк — тот, кто беден (бедный). Слова бедняк и бедный связаны, соотнесены, они — однокоренные, они образуют систему. Беднв бедняк и беднв бедный имеют одно и то же значение; на долю суффикса -як остается значение ‘тот, кто’. Действительно, -як обозначает лицо. А в слове скорняк нет суффикса -як. Разве скорняк — это тот, кто... скорный? Такого слова нет. Если выделим суффикс -як, то отсечем отрезок скорн-, но он не может быть корнем: корень всегда значим, а скорнв современном русском языке ничего не значит. Следовательно, в слове скорняк нет суффикса -як, это целостный корень: скорняк. Значит, суффикс есть в том слове, которое соотнесено со словом без суффикса. Два слова: бедняк — бедный — образуют систему; только в системе слово может обладать признаком суффиксальности.
  4. Слова высокого стиля имеют свою окраску только потому, что есть слова нейтрального (а также разговорного) стиля. С другой стороны, о словах нейтрального стиля можно говорить лишь в том случае, если есть слова окрашенных стилей. Иначе неясно, по отношению к чему нейтральны эти слова, в чем их нейтральность.

Итак, все единицы языка — это единицы системные. Изучать любую единицу языка, изолировав от системы, значит исказить ее сущность ‘.

Кодифицированный литературный язык — это система. Все единицы его взаимно связаны. Разговорный (тоже литературный!) язык — другая система, внутренне целостная, единая. И они соотнесены. Поэтому говорят: КЛЯ и РЯ — две подсистемы литературного языка.

Что значит соотнесены? Всегда возможен и достаточно легок (при знании ситуации, которая вызвала реплику-высказывание) перевод из РЯ в КЛЯ, и наоборот.

Все грамматические значения, которые выражаются в КЛЯ, можно также грамматически (не прибегая к лексическим средствам) выразить и в РЯ. Такая связь двух систем и есть их соотнесенность.

Литературный язык следует представлять в виде системы систем или, лучше, системы подсистем. Подсистемой назовем такую языковую систему, которая образует единство с какой-нибудь другой языковой системой.

Строение литературного языка можно (очень упрощенно и схематически) показать так:

  1. В него входят две самодостаточные, но связанные подсистемы — КЛЯ и РЯ.
  2. КЛЯ существует в двух формах — устной и письменной. Разница не только в том, что одна произносится и слушается, а другая пишется и читается. Различие между ними глубже. Письменная речь допускает замедленное чтение, возможность повторного перечитывания, раздумье после чтения отдельных частей текста... Поэтому синтаксически письменная речь может быть зна-

' О системности языка см.: Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики Ц Труды по языкознанию. М., 1977. С. 98—103, 144—254; Реформатский А. А. Введение в языковедение. С. 20—31, 37.

чительно более сложной, чем устная. Синтаксическая «перспектива» предложения в КЛЯ гораздо глубже, включает больше отдельных планов, «кулис», чем в РЯ.

Семантическая сложность письменной речи может тоже достигать уровня, который не свойствен устной. Так, «Письма об изучении природы» А. И. Герцена — блестящий опыт популярного изложения истории философских идей; тем не менее полноценное понимание этого труда было бы невозможно при устной передаче.

РЯ возможен и в письменной форме, но типична для него устная форма.

  1. В КЛЯ существуют стилистические средства, создающие разные языковые жанры и связанные друг с другом в общую, единую систему.

РЯ не членится на стили.

  1. Внутри КЛЯ есть отдельные «острова», отдельные области, где действуют законы, не распространяющиеся на другие области КЛЯ. Например, заимствованные слова имеют свои фонетические, грамматические и лексические особенности. Они по-особому произносятся, могут не подчиняться общим грамматическим законам (например, существительные кенгуру, окапи, кюре, Мэри не склоняются), часто обозначают иноземные реалии. Можно этот участок системы — заимствованные слова — тоже назвать особой фонетико-грамматиколексической подсистемой. Но это уже другое (и менее необходимое) употребление термина «подсистема», так как заимствованные слова — не самодостаточная целостность, способная самостоятельно выполнять функцию общения. Это второе употребление термина «подсистема» предполагает только экстерриториальность определенной группы единиц: она не подчиняется законам, которые господствуют в языке за её пределами.

<< | >>
Источник: В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.. Современный русский язык: Учеб. для филол. спец. ун-тов / В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.; Под ред. В. А. Белошапковой.—2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.,1989.— 800 с.. 1989

Еще по теме § 12. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК — СИСТЕМА СИСТЕМ:

  1. Язык — знаковая система
  2. Тема 2. Языковая и  литературная норма.
  3. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  4. § 11. ДВЕ ЧАСТИ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  5. § 12. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК — СИСТЕМА СИСТЕМ
  6. ВОПРОС О ВАРИАНТНОСТИ НОРМ в связи С ПОНИМАНИЕМ ЯЗЫКА КАК СИСТЕМЫ СИСТЕМ
  7. Явление лакунарности в лексической системе русского литературного языка
  8. 1. Язык как система. Понятие о современном русском литературном языке.
  9. 1. Язык как система. Понятие о современном русском литературном языке. Норма литературного языка. Изменение языковых норм. Нарушение языковых норм.
  10. Многофункциональность русского языка: русский язык как средство, обслуживающее все сферы и типы общения русского народа. Литературный язык и язык художественной литературы.
  11. КОДИФИЦИРОВАННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК
  12. ТЕОРИЯ ЯЗЫКА И ПРОБЛЕМА СУЩЕСТВОВАНИЯ ЯЗЫКА *
  13. §2. Современный русский литературный язык.
  14. Эйнар Хауген НАПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ
  15. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ. СИСТЕМНАЯ И ВНЕСИСТЕМНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ. УСТОЙЧИВОСТЬ И НЕУСТОЙЧИВОСТЬ ЯЗЫКОВЫХ ТРАДИЦИЙ
  16. ПРИЧИННЫЕ И ЦЕЛЕВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ. ДИАХРОНИЧЕСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ И ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. СМЫСЛ „ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ" ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
  17. КОМПЬЮТЕРНАЯ ЛИНГВИСТИКА: МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОГО ОБЩЕНИЯ