<<
>>

§ 71. Нормы произношения и фонетическая система русского литературного языка

Орфоэпия (от греч. orthos «простой, правильный» и epos «речь») — это совокупность правил, устанавливающих нормализованное произношение.

Не все, что характеризует устную речь, принадлежит произношению в собственном смысле этого слова.

Устную речь, например, характеризует интонация, темп, дикция, но все это не относится к произношению. Более того, казалось бы, правильное ударение — это то, что должно быть приписано произношению, однако русское ударение с его разноместностью (т. е. возможностью находиться на разных слогах слов) и подвижностью (т. е. возможностью передвигаться на разные слоги при изменении слова) характеризует каждое отдельное слово или форму, а не определяет произносительную систему. Между прочим, поэтому ударение и не является собственно предметом фонетики, т. е. учения о звуках речи (хотя традиционно и включается как самостоятельный раздел при описании фонетики): как говорилось выше (см. §64), гласные звуки русского литературного языка подвергаются позиционной мене в зависимости от их ударного или безударного положения, но правила произношения безударных гласных непосредственно не определяются ударением.

Таким образом, орфоэпические правила охватывают только область произношения отдельных звуков в определенных фонетических позициях или сочетаний звуков, а также особенности произношения звуков в тех или иных грамматических формах, в группах слов или в отдельных словах.

Нормы произношения должны соблюдаться каждым, кто хочет владеть правильной литературной речью. Нормы эти носят различный характер и имеют различное происхождение.

В одних случаях фонетическая система диктует только одну возможность произношения. Иное произношение будет нарушением законов фонетической системы, что может привести или к полному разрушению взаимопонимания (например, неразличение твердых-мягких согласных и произношение или только твердых, или только мягких), или, во всяком случае, к нарушению внутренних связей и отношений элементов фонетической системы (например, различение глухих и звонких согласных в любом фонетическом положении).

В этих случаях литературные нормы имеют объективный характер. Это не значит, конечно, что любой носитель русского языка, для которого он является родным, усваивает такие нормы вместе с языком. Например, носители различных русских диалектов вместе с языком усваивают и нормы своего диалекта, которые объективно, по характеру фонетической системы, могут отличаться от литературных норм.

В других случаях фонетическая система разрешает не одну, а две или несколько возможностей произношения. В таких условиях одна возможность признается общественной практикой литературно правильной, нормативной, а другие или оцениваются как варианты литературной нормы, или признаются нелитературными. Например, как уже говорилось (см. § 64), в русском литературном языке система безударных гласных покоится на различении гласных двух подъемов — верхнего и неверхнего, причем в области неверхнего подъема выступают только нелабиализованные [л], [ъ] после твердых и [ис], [ь] после мягких согласных. Однако к гласным неверхнего подъема нелабиализованным относятся и такие, как [а], [е], [ые] (звук [ы], склонный к [е], как после мягких [ие], см. §64), а следовательно, фонетическая система допускает произношение и этих гласных. Иначе говоря, если носитель русского языка произносит не [влда], [длма], [з’ие]мля, Гн’иесу], а [вэда], [дэма], [з’е]мля, [н’есу] или [въда], [дъма], [з’а]мля, [н’асу] и т. д., то он не нарушает законов русской фонетической системы — принцип позиционной мены ударных и безударных гласных сохраняется полностью; однако он нарушает нормы литературного произношения, установленные общественной практикой. Еще один пример: фонетическая система равно разрешает произносить [ч’т] и [шт], такие сочетания разрешены в любой позиции — в начале слова, на- йример [ч’ту] и [штап], в середине слова, например [пбч’тъ] и [клштан], в конце слова, например [мач’т] и [кошт]. С этой точки зрения правило произношения [шт] в словах что и чтобы есть не объективно диктуемая фонетической системой норма, а норма, установленная общественной практикой. Влияние орфографии на произношение в свое время вызвало появление у некоторых носителей литературного языка произношения [ч’то], [ч’тобы]. Это первоначально расценивалось как нарушение литературной нормы, а в наши дни признается вариантом литературного произношения».

<< | >>
Источник: Н. М. Шанский, В. В. Иванов. Современный русский язык. Учеб. для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.» В 3 ч. Ч. 1. Введение. Лексика. Фразеология. Фонетика. Графика и орфография /Н. М. Шанский, В. В. Иванов.— 2-е изд., испр. и доп.— М.: , Просвещение,1987.—192 с.. 1987

Еще по теме § 71. Нормы произношения и фонетическая система русского литературного языка:

  1. 69. Русское литературное произношение в его историческом развитии
  2. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  3. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  4. ПРОИЗНОШЕНИЕ ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛО
  5. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  6. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  7. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  8. § 71. Нормы произношения и фонетическая система русского литературного языка
  9. § 73. Единство русского литературного произношения
  10. 69. Русское литературное произношение в его историческом развитии
  11. 1. Язык как система. Понятие о современном русском литературном языке. Норма литературного языка. Изменение языковых норм. Нарушение языковых норм.
  12. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЮЖНОРУССКИХ ГОВОРОВ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ (К ПРОБЛЕМЕ ДИНАМИКИ ДИАЛЕКТА)
  13. Лекция 3. Язык как историческая категория
  14. § 28. Орфоэпия как фонетическая норма в ее отношении к фонетической системе
  15. §1. Нормы произношения и ударения
  16. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
  17. С каждым изданием описание русского литературного произношения пополнялось новыми сведениями, детализировалось.