<<
>>

Прилагательные адъективного склонения

§ 616. Суффикс ­ин(ый). Прилагательные с суф. ­ин(ый) (фонемат. |ин|) имеют значение «свойственный тому, что названо мотивирующим словом»: звериный, львиный, лошадиный, воробьиный, змеиный, мышиный, карасиный.

Мотивирующие — названия животных (исключение: тополь — тополиный), преимущественно немотивированные, редко — суффиксальные: глухарь — глухариный, косач — косачиный, мошкара — мошкариный, козел — козлиный.

В утиный, индюшиный и лягушиный основа мотивирующего слова (утка, индюшка, лягушка) усекается за счет финали ­к­/­ок. В курица (куры) — куриный используется основа мн. ч. существительного. Парно­твердые согласные, кроме заднеязычных, чередуются перед суффиксом с мягкими: сова — совиный, комар — комариный, крот — кротиный; заднеязычные — с шипящими; петух — петушиный, бык — бычиный; |ц| — с |ч|: скворец — скворчиный. Беглая гласная основы мотивирующего слова отсутствует: орёл, орла — орлиный; муравей, муравья — муравьиный; хорек, хорька — хорчиный. Ударение на суффиксе (акц. тип А), независимо от ударения мотивирующего слова: крыса, ­е — крысиный; грач, ­у — грачиный; тетерев, ­у, ­ам — тетеревиный.

Тип продуктивный; такие прилагательные свободно образуются от немотивированных названий животных: Самый вальдшнепиный притон этот овраг! (Бунин); ершиный клев (Солоух.), угриная молодь (Нагиб.), мертвая беркутиная хватка (М. Бубеннов).

§ 617. Суффикс ­н1­. Прилагательные с суффиксом, представленным морфом ­н1­ (фонемат. |н|; перед |н| беглая |о|) и рядом других морфов с конечной фонемой |н| (см. § 619), обозначают признак, относящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом: хлебный, водный, лесной, морковный, тепличный, инженерный, ведомственный, туберкулезный, стоимостный, глубинный, радостный, массажный, трансляционный. Мотивирующие — нарицательные существительные, преимущественно неодушевленные, называющие как конкретный предмет, так и отвлеченный признак, свойство, действие; значительно реже существительные со знач.

лица. Образования, мотивированные названиями животных, редки: конный, рыбный, ящеричный, гусеничный, устричный, килечный, канареечный, улиточный, скворечный.

Для прилагательных этого типа характерны многообразные конкретизации выражаемого в них общего значения отношения к предмету. Конкретизации эти выявляются, как правило, контекстуально, в сочетаемости прилагательных с разными определяемыми существительными. Ср., например, различные контекстуально выявляемые значения прилагательных лесной, картофельный, кирпичный в сочетаниях: лесная чаща, лесные птицы, лесной край и лесные заготовки; картофельное пюре, картофельная ботва и картофельное поле; кирпичный дом, кирпичный завод и кирпичный цвет.

Из конкретизации общего относительного значения следующие являются основными, наиболее распространенными: «свойственный, принадлежащий тому, что названо мотивирующим словом»: лесная чаща, картофельная ботва, кирпичный цвет, колокольный звон, колхозные поля, склерозные явления; «состоящий, сделанный из того, что названо мотивирующим словом»: картофельное пюре, кирпичный дом, медный самовар, бархатное платье, снежная пелена; «имеющий, содержащий то, обладающий тем, что названо мотивирующим словом»: лесной край, картофельное поле, яблочный пирог, мясной суп, парусное судно, нередко с дополнительным указанием на высокую степень проявления или большое количество того, что названо мотивирующим словом: качественные продукты питания, скоростной вид транспорта, масштабный проект, частотное явление («характеризующееся высокой частотой»); «предназначенный для того, что названо мотивирующим словом»: книжный шкаф, футбольный мяч, праздничное платье, корабельный лес, машинное масло, изоляционная лента; «находящийся в том месте, которое названо мотивирующим словом»: лесные птицы, лимонная кислота, древесный червь, цветочный нектар, южные города; «существующий в то время, которое названо мотивирующим словом»: дневной жар, ночные страхи, военное положение, воскресная прогулка, зимняя стужа; «связанный с производством, изготовлением того, что названо мотивирующим словом»: лесные заготовки, кирпичный завод, молочная ферма, консервная промышленность; «действующий или осуществляемый с помощью того, что названо мотивирующим словом»: солнечные часы, конная тяга, неводный лов (спец.), карандашная зарисовка; «представляющий собой то, являющийся тем, что названо мотивирующим словом»: подвальное помещение, мемуарная литература, трофейное оружие, шоссейная дорога, реставрационный процесс; «похожий на то, напоминающий собой то, что названо мотивирующим словом»: стальные мускулы, изумрудная трава, молочный туман, атласные листья; «касающийся того, что названо мотивирующим словом»: земельный закон, военная наука, любовные стихи, восточный вопрос, школьные заботы.

Значительное количество словоупотреблений, однако, не укладывается в приведенные рубрики, например: военные приготовления, карманный вор, уездный город, лесной эксперт, водные процедуры, зубной врач, умолотные деньги (стар.), скоростная выносливость (спорт.), грибное удовольствие («удовольствие от сбора грибов», устн. речь). Живая речь, в особенности художественная, содержит неисчерпаемые возможности семантического сцепления слов, отражающиеся на контекстуальной семантике относительных прилагательных.

Некоторые прилагательные данного типа являются качественными. Среди них — прилагательные со знач. «содержащий то, характеризующийся тем, что названо мотивирующим словом», иногда с дополнительной качественной или количественной характеристикой (вкусный (имеющий приятный вкус), сильный (обладающий большой силой), жирный (содержащий много жира), людный (с большим количеством людей); шумный, ароматный, авторитетный, полезный, целостный, ритмичный, каверзный), иногда с оттенком «склонный к тому, что названо этим словом» (ироничный, апатичный, патетичный, эмоциональный, импульсивный), а также со знач. «представляющий собой то, что названо мотивирующим словом» (контрастный, типичный, иллюстративный).

Слова этого типа, мотивированные существительными со знач. лица, обозначают отношение не к лицу, а к его деятельности, занятию (инженерный, плотничный, малярный) или к свойствам характера (пройдошный, лицемерный, ретроградный). Семантически они мотивируются одновременно соотносительными существительными со знач. свойства, профессии, рода деятельности, общественного течения: идеалист — идеалистичный (идеализм), циник — циничный (цинизм), ветеринар — ветеринарный (ветеринария), краевед — краеведный (краеведение), конкурент — конкурентный (конкуренция). Некоторые из них развили вторичные качественные значения: дружный, человечный, интеллигентный, ювелирный, кустарный.

Прилагательные, мотивированные существительными со знач. действия, чаще всего имеют знач. «предназначенный для выполнения действия»: сборочный, загрузочный, монтажный, крепежный, изоляционный, демонстрационный, литейный.

К данному типу относятся также прилагательные со счетным значением: тысячный, миллионный, миллиардный, мотивированные счетными существительными, и энный, мотивированное буквенным обозначением количества.

§ 618. Мотивирующие существительные — как немотивированные, так и мотивированные слова разнообразной словообразовательной структуры. Из неодушевленных сущ. с предметным значением, а также со знач. действия и свойства, в качестве мотивирующих не выступают слова с суф. ­ец, ­ик, ­щик, ­тель (о прилагательных с морфом ­тельн­ см. § 652), ­и|j|­ (­|j|­) (в словах сред. р.), ­и|j|­ (в словах жен. р.), ­изм, ­н(я) (со знач. действия), ­ок (со знач. однократного действия), с суффиксами субъективной оценки. Редко выступают в качестве мотивирующих существительные на ­ние, ­тие, ­ник, ­щина: поселенный, литейный, рудничный, барщинный. Напротив, очень продуктивны прилагательные, мотивированные словами с суф. ­к(а), ­иц(а), ­ок (с результативным знач.), ­ств(о), ­ость, ­от(а), ­ин(а), ­аци|j|­. Среди мотивирующих — чистые сложения (полуденный, делопроизводственный), суффиксально­сложные существительные с суф. ­к(а) и муж. р. с нулевым суффиксом (кофеварочный, самолетный, черноземный), сложения со связанными компонентами ­бус, ­грамма, ­граф, ­план, ­скоп, ­дром, ­тека, ­тип(ия), ­фон(ия), ­гамия; аббревиатуры (профсоюзный, колхозный).

Мотивирующие слова со знач. лица ограничены, кроме немотивированных слов, образованиями с суф. морфами ­арь, ­ар, ­ор, ­ер, ­up, ­ент, ­ик, ­ист (пекарный, гуслярный, гравёрный, акционерный, фуражирный, абонентный, фанатичный, оптимистичный).

§ 619. Морфы суффикса ­н1­ распределяются следующим образом.

Морф ­н1­ выступает (в суффиксальных, префиксально­суффиксальных и суффиксально­сложных типах прилагательных) после парных согласных, находящихся в фонологической позиции неразличения твердости — мягкости (после заднеязычных — только при наличии на конце мотивирующей основы сочетания |с2к|), а также после шипящих, |л’| и |j|, в том числе после сочетаний согласных, за исключением сочетаний «согласная (кроме |л|, |р|) + |в1|», |с1л’|, «согласная (кроме |р|) + |м1|», «согласная + |н1|, |p1|»: рудный, массажный, дачный, капканный, программный, калийный, вербный, безмолвный, резервный, арендный, бильярдный, поспектакльный (проф.), должный, гротескный, каверзный, каторжный, кормный (устар. обл.), комплексный, романсный, контактный, процентный, контрастный, ландшафтный, яхтный, верфный, желчный. Морф ­н1­ не выступает после морфов ­тель, ­ист, ­и|j|­, ­ни|j|­, ­аци|j|­, ­ци|j|­ и некоторых других (см. § 618).

В краткой форме муж. р. вместо морфа ­н1­ выступает морф ­ен (фонемат. |он|), перед которым возможны парно­мягкие согласные (кроме |к’|, |г’|,|х’|), шипящие и |j|: умен, вреден, честен, благоуханен, логичен.

Морф ­енн­ (фонемат. |α1н1н|) выступает после сочетаний «согласная (кроме |л|, |р|) + |в’|», |с1л’|, «согласная + |м’|, |н’|, |р’|», |х1т’|: язвенный, буквенный, жатвенный, лекарственный, пространственный, почвенный, мысленный, пойменный, казарменный, письменный, огненный, болезненный, манёвренный, бедренный, безветренный, вахтенный; в словах полбенный, оспенный, цапфенный (спец.), нартенный, восторженный, обеденный, соломенный, поливенный (полива, спец.).

Примечание 1. Сюда же относятся тундреный и ветреный с орфогр. ­ен­ (но в префиксально­суффиксальном безветренный — ­енн­).

Примечание 2. В краткой форме муж. р. прилагательных с морфом ­енн­ (фонемат. |α1п1н|) возможны как морф |α1н| (мужествен, болезнен), так и морф |α1н’он|, орфогр. ­енен, характерный для вариантных (разговорных) форм типа мужественен (см. § 1339).

После парно­твердых согласных (кроме |л|) выступают морфы ­альн­, ­арн­, ­озн­ (фонемат. |ал’н|, |ap1н|, |oз1н|; перед |н| беглая |о|): центральный, нормальный, континентальный, музыкальный, эпохальный; легендарный, шикарный, дисциплинарный, фрагментарный, паразитарный; грациозный, венозный, гриппозный, гангренозный, медикаментозный; кроме того, морфам ­арн­ и ­озн­ может предшествовать согласная |л’|, а морфам ­альн­ и ­озн­ — гласные (обычно |α|, орфогр. и): каникулярный, скандалёзный (устар.); гениальный, религиозный.

Морфы ­орн­ и ­уальн­ (фонемат. |ор1н| и |уал’н|; перед |н| беглая |о|) представлены только после согласных |д|, |т|, |с|, |з|, а морф ­ивн­ (фонемат. |ив1н|; перед |н| беглая |о|) — после |д’|, |т’|, |с’|, |з’|: иллюзорный, рефлекторный; индивидуальный, текстуальный, процессуальный; прогрессивный, эксплозивный (спец.), спортивный.

Морфы ­ичн­ и ­иальн­ (фонемат. |ичн| и |αал’н|; перед |н| беглая |о|) выступают после парно­мягких согласных, в том числе |к’|, |г’|, |х’|; после морфа ­ис|т’|­ — только морф ­ичн­: будничный, типичный, цикличный, энергичный, идеалистичный, пессимистичный; принципиальный, бронхиальный.

Морфы ­онн­ (фонемат. |oн1н|, в краткой форме муж. р. |он’он|) и ­ональн­ (фонемат. |αнал’н|; перед второй фонемой |н| беглая |о|) выступают после гласной |α|, орфогр. и, в образованиях, мотивированных словами на ­сия, ­ция: пенсионный, дискуссионный, авиационный, конституционный; профессиональный, национальный.

Морф ­тельн­ (фонемат. |т’α1л’н|; перед |н| беглая |о|) выступает после гласной |а| в образованиях, мотивированных словами на ­ние: образовательный (мотивирующее — образование), состоятельный, назидательный; морф ­ительн­ (фонемат. |ит’α1л’н|; перед |н| беглая |о|) — после парно­мягких согласных в образованиях, мотивированных словами на ­ение: зрительный (мотивирующее — зрение), умозрительный, впечатлительный, нравоучительный, а также в вопрос — вопросительный, польза — пользительный (прост. устар.).

Примечание. Прилагательные данного типа с морфами ­тельн­ и ­ительн­ либо не имеют в современном языке однокоренных глаголов, либо по структурным или семантическим причинам не могут рассматриваться как мотивированные ими. Их следует отличать от прилагательных с суф. ­тельн­/­ительн­, мотивированных глаголами (см. § 652).

После гласных в образованиях, мотивированных несклоняемыми существительными, используются морфы ­йн­ и ­шн­ (фонемат. |jн| и |шн|), причем первый обычно после |е|, |и|, второй — после |о|, |у|: желейный, шоссейный, купейный, жалюзийный, травестийный; разг. киношный, фэзэушный (аббрев. ФЗУ).

В нескольких образованиях после парно­твердых согласных (в том числе |л|), но не после заднеязычных, выступает морф ­очн­ (фонемат. |α1чн|): карточный, юрточный, ленточный, отёлочный, обмолоточный; после парно­твердых — морф ­овн­ (фонемат. |ов1н|; перед |н| беглая |о|): виновный, сановный, чиновный, греховный, верховный, духовный, зубовный (во фразеологизмах); после парно­мягких (но не заднеязычных) и шипящих — морфы ­евн­, ­ебн­ (фонемат. |ев1н| и |eб1н|; перед |н| беглая |о|): душевный, плачевный, дневной; враждебный, судебный, врачебный. Морфы ­овн­, ­евн­ и ­ебн­ сочетаются только с односложными мотивирующими основами (в слове дневной — с неслоговой основой).

В отдельных образованиях выделяются также морфы: ­ственн­ (фонемат. |с3т1в’α1н1н|): ум — умственный, дар — дарственный, женщина — женственный, насилие — насильственный; ­овенн­ (фонемат. (ов’α1н|): солод — солодовенный; ­ельн­ (фонемат. |ел’н|; перед |н| беглая |о|): смерть — смертельный, платье — плательный; ­ильн­ (фонемат. |ил’н|): гвоздь — гвоздильный; ­идальн­ (фонемат. |αдал’н|): геморрой — геморроидальный, трапеция — трапецеидальный (спец.); ­иозн­ (фонемат. |αоз1н|; перед |н| беглая |о|): скерцо — скерциозный (муз.), претензия — претенциозный; ­езн­ (фонемат. |ез1н|; перед |н| беглая |о|): помпа — помпезный; ­отн­ (фонемат. |от1н|; перед |и| беглая |о|): цинга — цинготный, кроха — крохотный; ­ионн­ (фонемат. |αон1н|): телевидение — телевизионный; ­ационн­ (фонемат. |aцαон1н|): экзамен — экзаменационный; ­яжн­ (фонемат. |ажн|): портной — портняжный.

Морфы ­н1­ и ­енн­ продуктивны в различных стилистических сферах: нов. бадминтонный, космодромный, синхротронный (спец.), плазменный (спец.); окказ.: прозвищные имена (из лингв. статьи); кафетерийная стойка (газ.), «превосходственный» тон (газ.); глыбная ладонь (В. Сорокин); сыростный береговой запах (В. Семин).

Большинство остальных морфов, сочетаясь с иноязычными (преимущественно интернациональными) основами, употребительно в книжной речи, особенно в научной терминологии. Из них наиболее продуктивен морф ­онн­, что определяется его свободной сочетаемостью с основами существительных на ­ация: все вновь возникающие слова на ­ация регулярно образуют прилагательные на ­ационный.

Своеобразие продуктивного морфа ­ичн­ состоит в том, что все слова с этим морфом, за исключением слов с русскими и давно усвоенными основами (годичный, будничный, халвичный, масличный, скрипичный) и нескольких с иноязычными основами (тактичный, симпатичный, экономичный, энергичный), являются словообразовательными синонимами прилагательных с морфом ­ическ­ (см. § 632): символический — символичный, демократический — демократичный. В отличие от слов на ­ический, они не только способны выражать качественные значения, но и обладают морфологическими средствами такого выражения: возможностью образования кратких форм, компаратива, отвлеченных существительных. Отсюда — пополняемость ряда прилагательных на ­ичный за счет образований с теми же основами, что и прилагательные на ­ический.

Некоторую продуктивность в сфере научной терминологии обнаруживают также морфы ­альн­, ­ивн­ и ­озн­ (последний — в медицинской терминологии). Так, в спец. литературе встречаются прилагательные от термина конверсия, образуемые с разными морфами: конверсионный, конверсиальный и конверсивный. В научно­терминологической сфере возможны также новообразования с морфом ­тельн­: словосочетание — словосочетательный (лингв.).

Образования с морфом ­шн­ — разговорные и в этой сфере продуктивны: доминошный; маленький «гетеошный» трамплин (газ.). Образования с морфом ­йн­, напротив, в основном стилистически нейтральны: нов. регби — регбийный, безе — безейный, окказ. таксийный шофер (М. Кольц.).

Возможны синонимичные образования с различными морфами суф. ­н­1 преимущественно в терминологической лексике: шахтный — шахтенный, ароматный — ароматичный, коррозийный — коррозионный, планетный — планетарный, векторный — векториальный, зонный — зональный, рефлекторный — рефлективный, инверсионный — инверсивный, ангинный — ангинозный, субстанциальный — субстанциональный. Однако часто прилагательные с одинаковыми мотивирующими и разными суф. морфами различны по лексическому значению: дефектный — дефективный, атомный — атомарный, декларационный — декларативный, эффектный — эффективный.

§ 620. В прилагательных данного типа отсутствуют следующие финали основ мотивирующих существительных.

1) Финаль ­и|j|­: а) основ слов на ­ние перед морфом ­н1­: поселение — поселенный, местоименный, мгновенный; б) основ слов на ­ствие перед морфом ­енн­: следствие — следственный, продовольственный, равноденственный; в) основ слов на ­ие и ­ий перед морфами ­н1­, ­ственн­: междометие — междометный, сословие — сословный, сценарий — сценарный, санаторий — санаторный, насилие — насильственный; г) основ слов на ­ия (в том числе на ­ция, ­сия) перед морфами ­н1­, ­ичн­, ­ивн­, ­орн­, ­уальн­, ­иозн­: лаборатория — лабораторный, фамилия — фамильный, гармония — гармоничный, экспрессия — экспрессивный, иллюзия — иллюзорный, комбинация — комбинаторный, концепция — концептуальный, претензия — претенциозный.

2) Финаль ­ни|j|­ основ слов на ­ание перед морфом ­тельн­: основание (почва, основа) — основательный, обаяние — обаятельный, образование (обучение, просвещение) — образовательный.

3) Финаль ­ени|j|­, ­е|н1j|­: а) перед морфом ­ительн­: впечатление — впечатлительный, упоение — упоительный; б) перед морфом ­н1­ в воскресенье — воскресный; в) перед морфом ­ионн­ в телевидение — телевизионный.

4) Финаль ­|j|­: а) основ слов на ­ия (в том числе на ­ция, ­зия, ­сия) перед морфами ­альн­, ­онн­, ­ональн­, ­озн­: премия — премиальный, бактерия — бактериальный, индукция — индукционный, дивизия — дивизионный, профессия — профессиональный, религия — религиозный; б) основ слов на ­ий перед морфом ­альн­: гений — гениальный; в) в платье — плательный (морф ­ельн­).

5) Финаль ­к­/­ок: а) основ слов на ­ка, ­ёжка перед морфом ­н1­: сурепка — сурепный, цепочка — цепочный, уздечный, долбёжный, рулёжный (спец.); б) перед морфом ­ичн­ в скрипка — скрипичный.

6) Конечные гласные ­о, ­е несклоняемых слов: а) перед морфом ­н1­: факсимиле — факсимильный, барокко — барочный, соло — сольный, фортепьянный, ватерпольный; б) перед морфом ­йн­ в алоэ — алойный; в) перед морфом ­иозн­ в скерцо — скерциозный.

7) Финали ­ус и ­ум перед морфами ­альн­, ­арн­, ­ивн­: радиус — радиальный, фокус (спец.) — фокальный, нотариус — нотариальный, минимум — минимальный, максимум — максимальный, фатум — фатальный; пленум — пленарный, полюс — полярный; ультиматум — ультимативный.

8) Финали: ­аци|j|­ перед морфом ­альн­: федерация — федеральный; ­am перед морфом ­альн­ в синдикат — синдикальный, матриархат — матриархальный, патриархат — патриархальный; ­ор перед морфом ­ивн­ в консерватор — консервативный, регулятор — регулятивный; ­ин­ перед морфом ­ичн­ в маслина — масличный; ­щин­ перед морфом ­ственн­ в женщина — женственный; ­ник перед морфом ­енн­ в крыжовник — крыжовенный.

Основы некоторых мотивирующих существительных на ­м­ обнаруживают наращения ­а|т’|­ перед морфом ­ичн­ и ­am­ перед морфом ­озн­: драма — драматичный, симптом — симптоматичный; экзема — экзематозный, трахома — трахоматозный; ­|т1|­ перед морфом ­н1­ и ­|т’|­ перед морфом ­ивн­ в некоторых образованиях, мотивированных несклоняемыми иноязычными словами: кабаре — кабаретный, комильфо — комильфотный, арго — арготивный; ­|з1|­ перед морфом ­н1­ в буржуа — буржуазный; ­e|с1|­ перед тем же морфом ­н1­ в дерево — древесный, слово — словесный, тело — телесный.

Основа мн. ч. существительных чудо и небо (с наращением ­ес­) — в прилагательных чудесный и небесный; основа косв. падежей с наращением ­ен­ — в прилагательных, мотивированных существительными на ­мя: временной, именной, пламенный.

§ 621. Чередования. Перед морфом ­н1­ чередуются: |к — ч| (кроме сочетания |с2к|): брак — брачный, наука — научный, но гротеск — гротескный; |г — ж|: книга — книжный; |х — ш|: гречиха — гречишный; |ц — ч| (кроме сочетания |ац|): пуговица — пуговичный, яйцо — яичный, но матрац — матрацный, абзац — абзацный.

Парно­твердые согласные чередуются с мягкими перед морфом краткой формы ­ён­ и морфами ­енн­, ­ичн­, ­ивн­, ­иальн­, ­ебн­: ум — умён, подошва — подошвенный, сцена — сценичный, инстинкт — инстинктивный, экватор — экваториальный, вражда — враждебный; при этом смягчение твердых заднеязычных наблюдается только перед морфом ­иальн­: бронх — бронхиальный. Кроме того, перед морфами ­н1­, ­арн­, ­озн­ чередуются |л — л’|: бал — бальный, молекула — молекулярный, скандал — скандальный и скандалёзный; перед морфом ­енн­ — |г — ж|: восторг — восторженный.

Перед морфами ­н1­, ­орн­, ­уальн­ в образованиях, мотивированных словами на ­ция, чередуются |ц — т| (|т1|), а перед морфом ­ивн­ — |ц — т’|: инерция — инертный, компетенция — компетентный (исключение: амуниция — амуничный с чередованием |ц — ч| по общему правилу); секреция — секреторный; концепция — концептуальный; интуиция — интуитивный. Согласные |с|, |с’| и |з| чередуются с |т| (а также с |т’| и |т1|) в нескольких образованиях с морфами ­н1­, ­орн­, ­ивн­, ­ичн­: вакансия — вакантный, рефлекс — рефлекторный и рефлективный, флексия — флективный, хаос — хаотичный, гипотеза — гипотетичный.

Беглая гласная основы мотивирующего слова перед морфом ­н1­ сохраняется (семья, семей — семейный; упадок, упадка — упадочный); перед морфом ­енн­ отсутствует (ремесленный, численный, письменный, огненный, бедренный), как и в словах дневной с морфом ­евн­, дегтярный с морфом ­арн­.

В следующих прилагательных с морфом ­н1­ выступает в корне гласная |о|, |е| или |α1| при отсутствии этой гласной во всех формах мотивирующего слова: а) с чередованием «нуль — |о|»: барахло — барахольный, игла — игольный, игра — игорный, икра — икорный, очки — очёчный, свёкла — свекольный, тайга — таёжный; б) «нуль — |е|»: война — военный, корабль — корабельный, служба — служебный, польза — полезный; в) «нуль — |α1|»: дирижабль — дирижабельный, жабры — жаберный, калибр — калиберный, кегль и кегли (игра) — кегельный, солнце — солнечный, тяжба — тяжебный, легкие (сущ.) — легочный, насморк — насморочный, пасха (творожная) — пасочный (устар.), фейерверк — фейерверочный, шеренга — шереножный.

Безударная гласная |α1| конечного слога основ существительных на ­и|j|­ (в словах на ­ие, ­ия, ­ья) выступает перед морфом ­н­1 под ударением в виде |е| в линия — линейный, оружие — оружейный, келья (род. п. мн. ч. келий) — келейный; в остальных случаях эта гласная выступает в виде |и| (партийный, орудийный).

В нескольких прилагательных, мотивированных словами на ­ение, чередуются |е — о|: отделение (воинское) — отделённый, аналогично измождённый, исступлённый, ухищрённый. Нерегулярные мены согласных: |к — ж|: бунчук — бунчужный, скорняк — скорняжный, армяк — армяжный (наряду с армячный); |ц — з|: колодец — колодезный; |з’ — ц|: претензия — претенциозный; |м1л’ — м1|: земля — земной. Чередования |оло — л’е|, |ep’e — p’e| — в молоко — млечный (наряду с молочный), дерево — древесный.

Примечание. В прилагательных с мотивирующей основой на сочетание «согласная + |н|», в том числе на нн, суф. морф ­н1­ фонетически поглощается финалью мотивирующей основы; бассейн — бассейный, модерн — модерный (разг.), антенна — антенный, ванна — ванный, колонна — колонный, тонна — тонный (спец.).

§ 622. Ударение в прилагательных с суффиксом ­н1­ определяется следующими правилами.

1) В прилагательных с морфами ­н1­ и ­енн­, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на том же слоге, что и в мотивирующем слове (кроме случаев, оговоренных ниже в п. 5): ягода — ягодный, капкан — капканный, качество — качественный. Исключения: а) воздух — воздушный, голод — голодный, разум — разумный, случай — случайный, улей — улейный, ветошь — ветошный, ненависть — ненавистный, польза — полезный, свёкла — свекольный, служба — служебный; б) общество — общественный, тождество — тождественный; в) возраст — возрастной, посев — посевной, can — сапной, сустав — суставной, штраф — штрафной, дрянь — дрянной, зелень — зеленной, обувь — обувной, сталь — стальной, упряжь — упряжной, основа — основной, брюхо — брюшной.

2) В прилагательных, мотивированных существительными других акц. типов (кроме случаев, оговоренных ниже в п. 3), ударение на предсуф. слоге (при морфах ­н1­, ­енн­) или на флексии (при морфе ­н1­): а) сковорода, ­е, ­у — сковородный; камфара, ­е — камфарный; обруч, ­у, ­ам — обручный; колокол, ­у, ­ам — колокольный; листва, ­е — лиственный; б) голова, ­е, голову — головной; зуб, ­у, ­ам — зубной; имя, ­ени, ­енам — именной; очередь, ­и, ­ям — очередной. Иногда допускается акцентная вариантность: козырь, ­ю, ­ям — козырный и козырной; полоса — полосный и полосной; строка — строчный и строчной. Исключения: а) ребро, ­у, рёбрам — рёберный; ядро — ядерный; суета, ­е — суетный; б) время, ­ени, ­енам — временный (наряду с временной); облако, ­у, ­ам — облачный; камень, ­ю, ­ям — каменный; лапоть, ­ю, ­ям — лапотный; мелочь, ­и, ­ам — мелочный; отруби, ­ям — отрубный.

3) В прилагательных с двусложной основой и морфом ­н1­, мотивированных существительными муж. р. акц. типа С, имеющими в им. п. мн. ч. флексию ­а, ударение на флексии или на первом слоге: а) погреб, ­а — погребной; остров, а — островной; б) адрес (почтовый), ­а — адресный; буфер, ­а — буферный. Возможны варианты: корпус (не в знач. (туловище)) — корпусный и корпусной. Исключения: жемчуг — жемчужный, холод — холодный, где ударение по правилу 2 (см. выше).

Примечание. Если в мотивирующем существительном есть два акцентных варианта (с ударной флексией им. п. мн. ч. ­а и безударной ­и), то ударение в прилагательном на первом слоге: трактор, ­а и ­ы — тракторный; сектор, ­а и ­ы — секторный. Исключение — слова с основой на ­арь: слесарь, ­я и ­и — слесарный (ударение по правилу 2).

4) В образованиях со слоговыми суф. морфами, кроме ­енн­, ­очн­ и ­тельн­, ударение на суф. морфе, независимо от ударения в мотивирующем слове (в двусложных морфах — например, ­иальн­, ­ональн­, — на втором слоге морфов полных форм, кроме морфов ­ительн­ и ­овенн­). Исключения: будничный, масличный, плательный, дневной. В словах с морфами ­тельн­ и ­очн­ ударение по правилу 1.

5) В прилагательных на ­ичный, ­ийный и ­ейный ударение на последнем слоге основы полной формы, независимо от ударения в мотивирующем слове: а) мозаика, ­е — мозаичный; мастика — мастичный, фанатик — фанатичный; б) партия, ­и — партийный; гарантия — гарантийный, гравий — гравийный, орудие — орудийный, регби — регбийный; в) линия, ­и — линейный; оружие — оружейный; ладья, ­е — ладейный; кофе — кофейный. Этому правилу не подчиняются прилагательные на ­ичный и ­ийный, мотивированные словами с суф. морфом ­ик (с уменьшительным знач. и знач. «носитель признака», см. § 413, 285), ­ник, ­иц(а) (пестик — пестичный, вторник — вторничный, лиственница — лиственничный), а также плотник — плотничный, понедельник — понедельничный, праздник — праздничный, пряник — пряничный, шкалик — шкаличный, ялик — яличный, ящик — ящичный, лезвие — лезвийный, молния — молнийный, опий — опийный, морфий — морфийный, оргия — оргийный. В них ударение по правилу 1.

Примечание 1. Прилагательные данного типа, имеющие краткие формы, отличные по ударению от полных форм, перечислены в списках в § 1356, 1358, 1361, 1362, 1364.

Примечание 2. Слова с морфом ­н1­, соотносительные с отглагольными существительными акц. типа А, но имеющие отличное от них ударение, мотивируются глаголами (см. § 650): взрыв, ­у — взрывный, но взрывать — взрывной, связь, ­и — связный, но связать — связной.

§ 623. Суффикс ­|н’|­. Прилагательные с суф. ­|н’|­ (орфогр. ­н­)/­е|н’|­ (орфогр. ­енн­)/­аш|н’|­ (орфогр. ­ашн­, ­ишн­ и ­ешн­), фонемат. |н’|/|α1н’|/ |α1шн’| (мягкой разновидности склонения), имеют значение «свойственный или принадлежащий тому, что названо мотивирующим словом». Они выражают отношение к лицу (мотивирующие — преимущественно термины родства), к месту или времени: братний, мужний, супружний, матерний, дочерний, сыновний, соседний, передний, задний, верхний, нижний, крайний, сторонний, исподний, зимний, летний, осенний, весенний, вечерний, утренний, субботний, буднишний.

Морф ­|н’|­ выступает в позиции после сочетаний «гласная + согласная» и в слове верхний; морфы ­е|н’|­ и ­аш|н’|­ — после сочетаний «согласная + + сонорная |н’|, |р’|» и |в1д| — в словах утренний, утрешний (прост.), буднишний и правдашний (разг.). В сыновний, матерний и дочерний — основа мн. ч. мотивирующего слова сын (сыновья) и основы косв. падежей слов мать и дочь (матери, дочери). Беглая гласная основы мотивирующего слова перед морфом ­|н’|­ сохраняется (весенний). В супруг — супружний и низ — нижний перед морфом ­|н’|­ чередуются |г — ж|, |з — ж|; в сыновний отсутствует финаль ­|j|­ основы слова сын (сыновья). Ударение на предсуф. слоге (исключение: матерний). Тип непродуктивный.

§ 624. Суффикс ­ан­. Прилагательные с суф. ­ан­, орфогр. также ­ян­ (фонемат. |ан|), имеют общее значение «относящийся к тому, что названо мотивирующим словом», обычно конкретизирующееся в следующих значениях: «сделанный из того, что названо этим словом» (кожаный, глиняный, костяной, земляной; это знач. преобладает); «состоящий из того или содержащий то, что названо этим словом» (масляный, ледяной, кровяной, ворсяной); «предназначенный для помещения того, что названо этим словом» (дровяной, платяной, сельдяной); «работающий на том, что названо этим словом» (ветряной, нефтяной, торфяной, водяной). Мотивирующие существительные — немотивированные, называющие неодушевленные предметы, вещества, материалы; слова сельдяной и червяной мотивированы названиями животных.

К этому непродуктивному типу относятся следующие прилагательные: бардяной, берестяной, верфяной, ветвяной, ветряный и ветряной, водяной, волосяной, ворсяной, вощаной, гвоздяной, глиняный, дощаной, дресвяный, дровяной, дупляной, жердяной, жестяной, земляной, ивяной, избяной, икряной, искряной, кожаный, конопляный, костяной, кровяной, крупяной, лапшаной (обл.), ледяной, лубяной, льняной, масляный, медвяный, медяный (устар.), мездряной, мшаный (обл.), нефтяной, нитяный, нутряной, овсяный и овсяной, оспяной, отрубяной, охряной и охряный, очеретяный, перяной, песчаный, платяной, плитяной, полбяной, полотняный, просяной, прутяной, ржаной, росяный и росяной, селитряный, сельдяной, серебряный, сетяной, скобяной, сливяной, слюдяной, смоляной, соляной, супесчаный, сурьмяный, сусляный, таволжаный, тафтяной, тестяной, толокняный, торфяной, травяной, тростяной, трутяной, уздяной, финифтяный, хворостяной, хлопяной, холстяной, шарфяной, шерстяной, щепяной, юфтяной, а также некоторые другие слова, устарелые или областные.

Суффикс ­ан­ сочетается, кроме основ на сочетания «гласная + согласная», с основами на разнообразные сочетания согласных. Перед суффиксом чередуются: парно­твердые согласные — мягкие, |к — ч|, |г — ж|, |х — ш|, |с2к — 〙’|: скоба — скобяной, смола — смоляной, таволги — таволжаный, мох — мшаный, воск — вощаной. Беглая гласная основы мотивирующего слова отсутствует (например: ветер, ветра — ветряной; исключение: лёд, льда — ледяной). Финаль ­|j|­ основы существительного отсутствует в словах платяной и хлопяной (платье, хлопья). Нерегулярные наращения основы существительного: мёд — медвяный, дух (запах, аромат) (прост.) — духмяный (обл.); отсечение финали ­ник основы слова тростник — в тростяной.

В прилагательных, мотивированных словами с односложной основой, преобладает ударение на флексии, независимо от ударения мотивирующего слова: торф, ­у — торфяной; трава, ­е, ­ам — травяной; кость, ­и, ­ям — костяной; тафта, ­е — тафтяной. При этом в прилагательных, мотивированных словами акц. типа А, ударение иногда на основе (кожа — кожаный, глина — глиняный, нить — нитяный), а в мотивированных словами других акц. типов — на суффиксе (мёд, ­у, ­ам — медвяный; песок, ­у — песчаный), либо вариантное на суффиксе и флексии (роса, ­е, ­ам — росяный и росяной; овёс, ­у — овсяный и овсяной). Исключение: масло, ­у, ­ам — масляный. В немногих прилагательных, мотивированных словами с неодносложной основой, ударение чаще на суффиксе: таволжаный, очеретяный, конопляный (но селитряный, финифтяный, серебряный с ударением на основе; берестяной, хворостяной, волосяной — на флексии).

§ 625. Суффикс ­янн­. В прилагательных деревянный, оловянный и стеклянный со знач. «сделанный из того, что названо мотивирующим словом», выделяется суф. ­янн­ (фонемат. |ан1н|; в редких кратких формах муж. р. — морф ­янен, фонемат. |ан’α1н|: деревянен, см. § 1339). Перед суф. чередуются |в — в’|, |л — л’|. Ударение на суффиксе. Тип непродуктивный.

§ 626. Суффикс ­абельн­. Прилагательные с суф. ­абельн­ (фонемат. |аб’α1л’н|; перед |н| беглая |α1|) имеют знач. «дающий то или пригодный для того, что названо мотивирующим словом»: комфортабельный, рентабельный, коммуникация (общение) — коммуникабельный (книжн.). Продуктивность типа обнаруживается в разг., в частности профессиональной, речи: диссертабельный (в речи научных работников); контактабельные люди (газ.), диспутабельный вопрос (устн. речь). Финаль ­аци|j|­ основы мотивирующего слова отсутствует. Ударение на первом слоге суффикса.

§ 627. Суффикс ­ированн­. Прилагательные с суф. ­ированн­ (фонемат. |ирα1вα1н|) имеют знач. «наделенный, обладающий тем, что названо мотивирующим словом»: купе — купированный, квалификация — квалифицированный (прил.), привилегия — привилегированный, экзальтация — экзальтированный, эрудиция — эрудированный. Такие прилагательные подобны по структуре страдат. причастиям прош. вр. глаголов на ­ировать. Образования характеризуются различными усечениями основ мотивирующих слов. Парно­твердые согласные перед суф. смягчаются; в слове квалифицированный — чередование |к — ц|. Ударение на первом слоге суффикса. Тип непродуктивный.

§ 628. Суффикс ­ов­. Прилагательные с суф. ­ов­, орфогр. также ­ев­ (фонемат. |ов|) означают «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом». Мотивирующие — преимущественно неодушевленные существительные с конкретным значением: домовый, классовый, тундровый, полевой, береговой, апельсиновый, вишнёвый, капроновый. Прилагательные, мотивированные названиями животных, обозначают принадлежность породе, виду животных: моржовый, слоновый, тигровый, бобровый, китовый, горностаевый; такие образования употребительны в естественнонаучной терминологии: семейство синицевых; сельдевые и карповые рыбы. Образования, мотивированные существительными со знач. лица, единичны: карликовый, мастеровой, истцовый, писцовый, стрелковый, гостевой, нов.: мальчиковый, подростковый, малышовый, ползунковый.

Примечание. К этому же типу относятся прилагательные, мотивированные буквенными символическими обозначениями, употребляемыми в научной терминологии: иксовый, игрековый, эровый, сигмовый.

Прилагательные с суф. ­ов­, как и с суф. ­н1­ (см. § 617), способны к самым разнообразным конкретизациям общего значения отношения к предмету, причем эти различия нередко выявляются лишь в контексте. Сравним разные контекстуально выявляемые значения прилагательных дождевой, моржовый, ореховый, совковый в сочетаниях дождевые капли и дождевой плащ; моржовые клыки и моржовое стадо; ореховая скорлупа, ореховое дерево и ореховое печенье; совковая рукоятка (рукоятка, принадлежащая совку, являющаяся составной частью совка) и совковая лопата (лопата, по форме похожая на совок).

Тип высокопродуктивен в различных языковых сферах; нов.: влагозарядковый (спец.), лавсановый, мохеровый, кемпинговый, грейпфрутовый, стрессовый; «верняковые» приемы (в проф. речи актеров, от прост. верняк); окказ.: пурговый свист (Есен.); амфитеатровая аудитория университета (Возн.). Суффикс ­ов­ свободно, без ограничений, сочетается с мотивирующими основами, оканчивающимися на различные группы согласных, на заднеязычные согласные.

Мотивирующие существительные — немотивированные; с суф. морфами: ­ок (грибковый, звонковый), ­ик (рыжиковый, шариковый), ­ник (плавниковый, орешниковый), ­чик (колокольчиковый), ­ак, ­няк (солончаковый, известняковый), ­к(а) (грядковый, набойковый), ­очк­ (косточковый), ­ушк­ (ракушковый), ­ец, ­ц­ (резцовый, пыльцевый, щипцовый), ­ин(а) (парусиновый), ­ин (ватиновый), ­ол (стироловый), ­ит (камышитовый), ­б(а) (резьбовой), ­иш (зародышевый), ­ищ(е) (корневищевый), ­ень (оползневый), ­ль (порослевый), ­|j|­ (сырьевой), слова на ­ньё, ­тьё (тканьёвый, питьевой); слова разных типов с нулевым суффиксом (беговой, меновой, болевой); чистые сложения (стеклопластиковый); сложные сущ. с суф. ­ник, ­ок (трилистниковый, самородковый).

В отдельных образованиях используются основы мн. ч. существительных, отличные от основ ед. ч.: звено, звенья — звеньевой; перо, перья — перьевой; судно, суда — судовой. В прилагательных, мотивированных несклоняемыми существительными на ­у, ­и, отсекается конечная гласная мотивирующего слова: кенгуру — кенгуровый; джерси — джерсевый (вариант: джерсе — джерсовый); такси — таксовый (прост.). Нерегулярное отсечение финали ­ник — в можжевельник — можжевёловый. Нерегулярные наращения основы мотивирующего слова: за счет финалей ­|j|­ и ­и|j|­ — в клеть (в шахте) — клетьевой, глубь — глубьевой (рыболовн.), герань — гераниевый; за счет финали ­|н’|­ — в греча — гречневый. Нерегулярные соотношения основ также в кора (головного мозга) — корковый и ячмень — ячневый.

В прилагательных, мотивированных несклоняемыми существительными на ­о, суффиксальный морф совмещается с корневым: какао — какаовый, метро — метровый (разг.), манговый, саговый, сальдовый, сопрановый, пальтовый (спец. и прост.), триковый. Совмещение суффиксального морфа с финалью корневого ­ов­ — в жёрнов — жерновой, бечева — бечевой, швартов — швартовый (морск.).

Беглая гласная основ мотивирующих слов отсутствует: узел, узла — узловой; сосна, сосен — сосновый (исключения: ледовый, лобовой). В нескольких образованиях перед суффиксом наблюдаются чередования парных согласных по твердости — мягкости: рана — раневой, смола — смолевой и смолёвый, плюсна — плюсневой, гол — голевой, зверь — зверовой, дробь — дробовой, ель — еловый, весть — вестовой, жёлудь — желудовый (вариант: желудёвый). В случаях холст — холщевый, зябь — зяблевый чередования |с3т — 〙’|, |б’ — б1л’|.

§ 629. По характеру ударения прилагательные этого типа с односложной мотивирующей основой противопоставлены остальным.

1) В прилагательных с односложной мотивирующей основой, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на основе или на флексии: а) ткань — тканевый, мачта — мачтовый; б) цифра — цифровой, воск — восковой. В следующих прилагательных ударение на суффиксе (этот вид ударения непродуктивен): бубновый, вишнёвый, громовый (вариант: громовой), дерновый, дюймовый, еловый, кедровый, кленовый, лавровый (вариант: лавровый), литровый, метровый, перцовый, почтовый, рисковый (прост.; но рисковой, спец.), терновый, тесовый, тигровый, толковый, фруктовый, хреновый.

2) В прилагательных с односложной мотивирующей основой, мотивированных существительными других акц. типов, ударение на суффиксе или на флексии: а) дом, ­у, ­ам — домовый; сосна, ­е, ­ам — сосновый; б) край, ­ю, ­ям — краевой; гвоздь, ­ю, ­и, ­ям — гвоздевой; бахча, ­е — бахчевой. Иногда допускаются оба варианта: пух, ­у, в пуху — пуховый и пуховой; нож, ­у — ножовый и ножевой. Исключения: герб, ­у — гербовый; клёст, ­у — клёстовый; кон, ­у, ­ам — коновый; ферзь, ­ю — ферзевый; шёлк, ­у, ­ам — шёлковый (наряду с нар.­поэт. шелковый).

3) В прилагательных с неодносложной мотивирующей основой, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на том же слоге, что и в мотивирующем слове: горностай — горностаевый, платина — платиновый. Исключения: дискантовый, известковый, лососёвый, мальчиковый, митинговый, оркестровый, очерковый, пестрядёвый, поселковый, продуктовый, семестровый, солодовый, триместровый, участковый, колосовой.

4) В прилагательных с неодносложной мотивирующей основой (кроме основ с полногласными сочетаниями |opo|, |оло|, |ер’е|), мотивированных существительными других акц. типов, ударение на суффиксе: окорок, ­у, ­ам — окороковый; барсук, ­у — барсуковый. Исключения: бузина, ­е — бузиновый; вензель, ­ю, ­ям — вензелевый; голавль, ­ю — голавлевый, миндаль, ­ю — миндалевый; окунь, ­ю, ­и, ­ям — окуневый; щавель, ­ю — щавелевый; мастер, ­у, ­ам — мастеровой; отрасль, ­и, ­ям и ­ям — отраслевой.

5) В прилагательных, мотивированных существительными, имеющими в основе полногласные сочетания |оро|, |оло|, |ер’е| и относящимися к акц. типам С, В1 и В2, ударение на флексии: город, ­у, ­ам — городовой; полоса, ­е, ­у и ­у, ­ы, ­ам — полосовой; аналогично береговой, бороновой, голосовой, пороховой.

Примечание. В прилагательных, мотивированных словами с отсекаемой ударной финалью, ударение на суффиксе: кенгуру — кенгуровый.

§ 630. Суффикс ­ск­. Прилагательные с суффиксом, представленным морфами ­ск­ (фонемат. |с2к|; перед флексиями, начинающимися на |и|, — |с2к’|), ­еск­, ­ическ­, ­овск­ и рядом других морфов, оканчивающихся на ­ск­ (см. § 631–632), имеют общее значение «относящийся к тому или свойственный тому, что названо мотивирующим словом»: отцовский, преподавательский, плотницкий, морской, университетский, крейсерский, арифметический. Тип высокопродуктивен; мотивирующие существительные — нарицательные со знач. лица и неодушевленного предмета, этнические наименования, а также собственные личные имена и фамилии, однословные названия партий, обществ, организаций, учреждений, газет. Названиями животных мотивированы прилагательные зверский, скотский, свинский, конский.

Прилагательные, мотивированные словами со знач. лица, способны выражать ряд значений — от принадлежности конкретному лицу до свойственности кругу лиц (отцовский, кунацкий) или принадлежности к идеологическому направлению, течению, связанному с данным лицом (ленинский, толстовский). Ср. значения прилагательных этого типа в сочетаниях надеть отцовский пиджак и испытывать отцовские чувства; ленинский кабинет в Кремле и ленинский курс партии. Поэтому с семантической точки зрения такие прилагательные одновременно мотивируются не только существительными со знач. лица, но и соотносительными существительными, называющими свойство, профессию, род деятельности, общественное и идеологическое течение: звероводческий (зверовод и звероводство), геологический (геолог и геология), материалистический (материалист и материализм), ленинский (Ленин и ленинизм), толстовский (Толстой и толстовство). Прилагательные, мотивированные названиями жителей стран, семантически мотивируются также названиями самих стран, а мотивированные названиями стран — также и названиями их жителей: а) узбекский (узбеки и Узбекистан), французский (французы и Франция); б) иранский (Иран и иранцы).

Основную массу суффиксальных и суффиксально­сложных существительных, мотивирующих прилагательные данного типа, составляют слова со знач. лица — как немотивированные, так и с разнообразными суффиксами; не выступают в качестве мотивирующих лишь личные существительные с суффиксами «женскости» (см. § 380–393) и очень редки образования, мотивированные суффиксальными существительными общ. р. (кликуша — кликушеский, деляга — деляческий) и личными сущ. с суффиксами субъективной оценки: мальчишка — мальчишеский; девчонка — окказ. девчонческий (девчонческая внешность — Цвет.).

Среди образований этого типа, мотивированных нарицательными неодушевленными существительными, основную массу составляют слова, мотивированные существительными, называющими населенные пункты, общественные институты, учреждения и предприятия (армейский, советский в знач. (основанный на управлении Советами как органами власти), (относящийся к работе Советов), заводской, комитетский, банковский, канцелярский, пансионский, монастырский), сферы деятельности человека (полемический, практический, гигиенический, медицинский); все эти понятия объединяются отнесенностью к жизни и деятельности людей. Ср. также: горы — горный (относящийся к горам как природному, геофизическому явлению) и горский (относящийся к горам как к месту обитания человека) (горские племена, обычаи); котлован — котлованный (котлованные механизмы) и окказ. котлованский (относящийся к котловану как стройке, месту работы людей): котлованская столовка (газ.). Мотивирующие неодушевл. существительные — немотивированные, с суф. морфами ­ик(а), ­ени|j|­/­ти|j|­ (эстетический, правленский, житейский), а также чистые сложения, в том числе топонимы с компонентами ­город, ­град (автозаводский, ленинградский) и аббревиатуры (комсомольский, обкомовский). Единичные случаи: проходческий (мотивация существительным с суф. морфом ­к(а) и энский (мотивация буквенным наименованием).

§ 631. Морфы суффикса ­ск­ распределяются следующим образом.

Морф ­ск­ выступает в позициях: а) после губных и зубных согласных (находящихся перед данным морфом, за исключением |н| — |н’|, в позиции фонологического неразличения твердых и мягких), а также после |н|, |р|, |л’| и |j|, в том числе после различных сочетаний согласных, без ограничений: соседский, сербский, лермонтовский, океанский, организаторский, эскимосский, ассистентский, марксистский, шефский, майский, февральский, пермский, монмартрский (от топонима Монмартр); б) после согласной |ц|, фонетически ассимилирующей первую согласную морфа ­ск­, что передается орфографически как ­цк(ий): казацкий, немецкий, елецкий; в) после заднеязычных и шипящих — только в образованиях, мотивированных топонимами и этнонимами (моздокский, лейпцигский, палехский, нивхский, палангский, парижский, угличский, чешский, быдгощский), фамилиями на ­ич (мицкевичский) и в словах герцогский, шахский, мужской, коллежский; г) после |р’| и |н’| — в словах сентябрьский, октябрьский, ноябрьский, декабрьский, июньский, деньской (в сочет. день­деньской); д) после |л| и |н’| — в некоторых прилагательных, мотивированных нерусскими топонимами: ямалский, кызылский, халхинголский, тянь­шаньский, пном­пеньский; е) после гласных — только в некоторых прилагательных, мотивированных несклоняемыми топонимами, преимущественно эстонскими, и этнонимами: бордоский, ватерлооский (Ватерлооская битва), майяский (майя — (группа родственных индейских племен в Центр. Америке)), тартуский, раквереский, чарджоуский.

Морф ­еск­ (фонемат. |α1с2к|) выступает после шипящих в образованиях, мотивированных нарицательными сущ.: супружеский, купеческий, юношеский, товарищеский. При этом на месте шипящих в основе мотивирующего слова могут выступать как шипящие (трюкач — трюкаческий, ханжа — ханжеский, юноша — юношеский), так и другие фонемы (друг — дружеский, князь — княжеский, логика — логический, купец — купеческий, ребята — ребяческий, монах — монашеский); см. § 634.

Морф ­овск­, орфогр. также ­евск­ (фонемат. |ов1с2к|), выступает после согласных (кроме |к’|, |г’|, |х’|) в прилагательных, мотивированных: а) некоторыми нарицательными сущ. муж. р. I скл. — немотивированными и с суф. морфами ­ик, ­их, ­ец: воровской, шутовской, отцовский, дедовский, жениховский, стариковский, портновский, борцовский, чертовский, бунтовской, банковский, кремлевский, съездовский, августовский; особенно тяготеют к сочетаемости с морфом ­овск­ основы на ­ик и односложные основы: нов. битниковский; окказ. сочельниковская елка (Возн.), фрицевская телега (Нагиб.), сейфовские ключи (газ.); б) личными именами муж. р. I скл., а также фамилиями и прозвищами различных типов склонения: Пётр — петровский, шекспировский, капабланковский, горьковский, геркулесовский, дарвиновский, гойевский, жюльверновский; в) топонимами различных типов склонения: Днепр — днепровский, Орёл — орловский, Массандра — массандровский, Клинцы — клинцовский, Нагорье — нагорьевский; г) аббревиатурами — нарицательными и собственными (профорговский, детсадовский, уралмашевский); д) однословными названиями учреждений и предприятий, партий и других политических группировок, журналов и газет, спортивных обществ, кораблей и т. п., принадлежащими к различным типам склонения: «Калибр» (завод) — калибровский, Бунд — бундовский, «Искра» — искровский, «Зенит» — зенитовский, «Аврора» — авроровский; сравним: шахтёр (лицо, нариц.) — шахтёрский и «Шахтёр» (спортивное общество) — шахтёровский.

Примечание 1. Многие прилагательные, мотивированные существительными перечисленных здесь семантических групп, содержат морф ­ск­: бетховенский, чаплинский, мефистофельский, донкихотский, оренбургский, камский, баскунчакский; комсомольский, горсоветский (наряду с горсоветовский); «Локомотив» — локомотивский, «Арсенал» (завод) — арсенальский. Только морф ­ск­ выступает в прилагательных, мотивированных русскими фамилиями на ­ов(­ев), ­ин (тургеневский, пушкинский), фамилиями на ­ич (юденичский), русскими и другими славянскими топонимами с основами на ­ов (­ев), ­ин, ­град, ­город (ростовский, каневский, фрязинский, белградский, новгородский).

Примечание 2. В прилагательных, образуемых от аббревиатур инициального и слогового типов (см. § 588), в языке первой половины XX в. чаще использовался морф ­ск­ (после шипящих — морф ­еск­): членский МАССОЛИТский билет (Булг.), агитпрофсожеский лубок (Пастерн.) В то время возникли такие прилагательные от аббревиатур, как комсомольский, донбасский, кузбасский. В последнее время (50­е годы и позднее) нормальны только прилагательные от аббревиатур указанного типа с морфом ­овск­: ооновский, мосторговский, интуристовский.

§ 632. После тех же согласных, что и морф ­овск­ (см. § 631), а также после гласных |у|, |α| (орфогр. и) выступает морф ­анск­ (фонемат. |анс2к|) — преимущественно в прилагательных, мотивированных топонимами (американский, бирманский, мексиканский, венецианский, перуанский, Орша — оршанский, Россошь — россошанский, Рудня — руднянский), а также в словах республиканский, патрицианский.

После парно­мягких согласных и шипящих выступают морфы ­инск­ и ­ийск­. Морф ­инск­ (в безударном положении орфогр. также ­енск­; фонемат. |инс2к|) выступает в прилагательных, мотивированных топонимами различных морфологических типов, кроме муж. р. I скл. (Чита — читинский, Лодзь — лодзинский, Шахты — шахтинский, Мирный — мирнинский, мытищинский, ялтинский, пензенский, керченский, городищенский), личными именами жен. р. II скл. (екатерининский, аннинский) и в словах материнский, сестринский, сатанинский, нищенский (нищий — сущ.), кладбищенский, рождественский, а также Глинка — глинкинский, Фрунзе — фрунзенский, «Известия» — известинский. Морф ­ийск­ (фонемат. |иjс2к|) представлен в прилагательных, мотивированных топонимами и этнонимами: эвенки — эвенкийский, Альпы — альпийский, угандийский, мальтийский, олимпийский.

Морф ­ическ­ (фонемат. |ичα1с2к|) выступает после парно­мягких согласных: эпизодический, циклический, сценический, типический, героический, хореический, в том числе после основ сущ. с суф. ­ист (коммунистический, реалистический), сущ. на ­лог, ­граф, ­метр, ­скоп, ­крат (идеологический, хореографический, хронометрический, стереоскопический, демократический). Этот морф (возможный и после гласных: алгебраический) широко используется в образованиях, мотивированных заимствованными нарицательными сущ.; исключение: верноподданный (сущ.) — верноподданнический с исконно русской основой.

Морф ­ческ­ (фонемат. |чα1с2к|) представлен после согласных |д1|, |н1|, |л’|, |p1| в прилагательных, мотивированных сложными сущ. на ­вед, ­вод, ­дел (краеведческий, растениеводческий, винодельческий), словами на ­ение (учрежденческий, просвещенческий, мировоззренческий; окказ.: настроенческая проза Паустовского; газ.), а также в словах: предельческий, отдельческий, старожильческий, староверческий, духоборческий, крохоборческий.

После гласных в прилагательных, мотивированных несклоняемыми топонимами, этнонимами, фамилиями, аббревиатурами, выступают морфы ­йск­, ­нск­, ­вск­ (фонемат. |jс2к|, |нс2к|, |в1с2к|): ханты — хантыйский, Чу — чуйский, Хуло — хулойский, Улан­Удэ — улан­удэнский, эрзя — эрзянский, Ришелье — ришельевский, МГУ — эмгеувский (разг.). После гласной |α1|, орфогр. и, в словах, мотивированных несклоняемыми фамилиями, — морф ­|jов1с2к|­, орфогр. ­евск­: вердиевский, куинджиевский, руставелиевский.

В отдельных образованиях выделяются также морфы: ­ианск­ (фонемат. |αанс2к|) — при мотивации названиями планет: венерианский, марсианский, юпитерианский; ­ейск­ (фонемат. |ejс2к|): путь — путейский (проф.), Европа — европейский, Ганза — ганзейский; ­эзск­ и ­лезск­ (фонемат. |ез1с2к| и |л’ез1с2к|): Генуя — генуэзский, Ангола — анголезский (наряду с ангольский, где морф ­ск­), Конго — конголезский и Того — тоголезский; ­евск­ (фонемат. |ев1с2к|): король — королевский; ­енск­ (фонемат. |енс2к|): Брно — брненский; ­имск­ (фонемат. |им1с2к|): Уфа — уфимский; ­унск­ (фонемат. |yнс2к|): Выкса — выксунский; ­истический (фонемат. (ис3т’ичα1с2к|): табу — табуистический; ­ацк­ (фонемат. |ацк|): хохол (устар. и шутл.) (украинец) — хохлацкий.

Нередки синонимичные образования с различными морфами: заговорщический — заговорщицкий, невольнический — окказ. невольницкий (великий невольницкий плач народа, газ.), купецкий — купеческий — купцовский, учрежденский — учрежденческий, геройский — героический, океанский — океанический, негрский (устар.) — негритянский, аэрофлотский — аэрофлотовский, комбинатский — комбинатовский (газ.), нов. битниковский — битнический, карабихский — карабихинский (от топонима Карабиха).

§ 633. Усечение основ. В прилагательных данного типа отсутствуют следующие финали основ мотивирующих слов.

1) Конечная гласная несклоняемых сущ. перед морфами ­ск­, ­овск­, ­инск­, ­ийск­: Чикаго — чикагский, Миссисипи — миссисипский, саами — саамский, Урарту — урартский, Кошице — кошицкий; Кони (фамилия) — коневский, Цхакая (фамилия) — цхакаевский, Фрунзе (фамилия) — фрунзенский, ЦСКА — цеэсковский (разг.); Туапсе — туапсинский, Баку — бакинский; Сорренто — соррентийский.

2) Финаль ­и|j|­ основ сущ. а) на ­ение, ­тие перед морфами ­ск­, ­ческ­: правление — правленский, отделение — отделенский, крещение — крещенский, общежитие — общежитский (разг.); поведение — поведенческий, предложение (лингв.) — предложенческий; б) на ­ия перед морфами ­ск­, ­ическ­, ­инск­: канцелярия — канцелярский, типография — типографский, Финляндия — финляндский; гимназия — гимназический, невралгия — невралгический; Кахетия — кахетинский; в) на ­ий, ­ие перед морфами ­ск­, ­ическ­: пролетарий — пролетарский, санаторий — санаторский, евангелие — евангельский, амфибрахий — амфибрахический.

3) Финаль ­|j|­ основ топонимов перед морфами ­ск­, ­инск­, ­анск­: Болонья — болонский, Севилья — севильский, Усолье — усольский; Щучье — щучинский, Заречье — зареченский; Венеция — венецианский, сюда же патриций — патрицианский, Меркурий (планета) — меркурианский.

4) Финаль ­ец/­ц­ основ сущ. со знач. лица, в том числе этнонимов, перед морфом ­ск­: беженец — беженский, якобинец — якобинский, даргинец — даргинский, афганец — афганский, нанаец — нанайский; Керженец (река) — керженский.

5) Финаль ­к­ (в несклоняемых сущ. ­ко) основ нерусских топонимов и этнонимов на ­ск, ­ско — перед морфом ­ск­: Дамаск — дамасский, этруски — этрусский, Сан­Франциско — сан­францисский.

6) Финаль ­к­/­ок основ сущ., в том числе топонимов, перед морфами ­ск­, ­еск­: уравниловка — уравниловский, мальчишка — мальчишеский, Ямайка — ямайский, Валуйки — валуйский, Новогрудок — новогрудский, Дубровка — дубровский.

7) Финаль ­ик основ сущ. с морфом ­чик со знач. лица — перед морфом ­еск­: переводчик — переводческий, подрядчик — подрядческий.

8) Финаль ­изм основ книжных существительных перед морфом ­ическ­ в случаях: анахронизм — анахронический, аналогично гедонический, квиетический, лаконический, лунатический, метаморфический, прагматический, ревматический, сингармонический, синкретический, солипсический, хроматический.

9) Финали ­ос, ­ус, ­ис основ существительных перед морфом ­ическ­ в случаях: космос — космический, эпос — эпический, конус — конический, тонус — тонический, синтаксис — синтаксический, апокалипсис — апокалипсический, катехизис — катехизический, генезис — генетический.

10) Финали: ­щин(а) и ­чин(а) перед морфом ­ск­ в женщина — женский и мужчина — мужской; ­|j|­ перед тем же морфом в свинья (в перен. знач., разг. бран.) — свинский и каналья (разг. бран.) — канальский; ­ек и ­ш(а) перед тем же морфом в Терек — терский и Польша — польский; ­ник перед морфом ­еск­ в язычник — языческий.

В прилагательных, мотивированных существительными с финалью основы ­ин, характерной только для форм ед. ч., — основа без ­ин: господа — господский, татары — татарский, крестьяне — крестьянский; сюда же хозяин, хозяева — хозяйский. Основа с наращением, не совпадающая с основой исходной формы мотивирующего слова, — в мать (матери) — материнский, ребята — ребяческий.

Основы ряда существительных на ­м выступают перед морфом ­ическ­ с наращением ­а|т’|­: драма — драматический, травма — травматический, схема — схематический, тема — тематический, симптом — симптоматический; сюда же лимфа — лимфатический. Такие образования, мотивированные заимствованными словами, широко представлены в научной терминологии: магматический, призматический, фонематический, идиоматический.

Другие наращения основ мотивирующих слов: ­|т’|­ перед морфом ­ическ­ в арго — арготический; ­и|т|­ и ­и|т’|­ перед морфом ­анск­ в Неаполь — неаполитанский, негр — негритянский; ­ид­ перед морфом ­ск­ в персы — персидский; ­а­ (финаль, совпадающая с флексией им. п. мотивирующего слова) перед морфом ­ическ­ — в алгебра — алгебраический и проза — прозаический.

Мена финали ­чик основы мотивирующего слова на финаль ­нич­ наблюдается перед морфом ­еск­ в захватчик — захватнический, начетчик — начетнический, подрядчик — подряднический и попутчик — попутнический (устар.); мена финали ­ок на финаль ­ец­ перед морфом ­ск­ — в игрок — игрецкий (устар.) и турок — турецкий.

В образованиях, мотивированных несклоняемыми существительными, наблюдается совмещение суф. морфов с финалью корневого морфа: а) морфа ­овск­ с финалью ­о (­е): деповский, шевченковский, пикассовский, натовский, гётевский, орджоникидзевский, микельанжеловский; б) морфа ­инск­ с финалью ­и: Лахти — лахтинский, Тольятти (город) — тольяттинский; в) морфа ­анск­ с финалью –а при мотивации топонимами на гласную + |а|: Гоа — гоанский, Никарагуа — никарагуанский; г) морфа ­ийск­ с финалью ­и или с предпоследней гласной топонимов на ­ио (при отсечении конечной гласной ­о): Чили — чилийский, мари — марийский, ИФЛИ — ифлийский, Токио — токийский.

Морф ­ск­ совмещается с финалью ­ск­ (­цк­) мотивирующей основы в прилагательных, мотивированных русскими названиями населенных пунктов с основами на ­ск­, ­цк­, а также фамилиями на ­ский, ­цкий: Свердловск — свердловский, Брянск — брянский, Донецк — донецкий, Шацк — шацкий; Белинский (город) — белинский, Вешенская — вешенский; Дзержинский (фамилия) — Дзержинский район. Подобные прилагательные, мотивированные фамилиями, носят разговорный характер: журнал сразу засветился всеми красками «маяковской сатиры», его неповторимого юмора (Катаев); уж очень [роль] была сравнительно с шекспировским, достоевским, островским, чеховским репертуаром легковесна (журн.).

Примечание. В образованиях с морфом ­ск­ и мотивирующей основой на сочетание «согласная + |с|», в том числе на сс, первая согласная суф. морфа фонетически поглощается финалью корневого: саксы — сакский, Прованс — прованский, Уэльс — уэльский, Одесса — одесский, Пруссия и пруссы — прусский, Донбасс — донбасский.

§ 634. Чередования. Перед морфом ­ск­ чередуются |н’ — н|, |р’ — р|, |л — л’|, |к — ц|, а также (в части образований, мотивированных топонимами и этнонимами, и в слове коллежский) |г — ж|, |х — ш|: конь — конский, офеня — офенский, море — морской, Анадырь (топон.) — анадырский, Урал — уральский, калмык — калмыцкий, Волга — волжский, чехи — чешский (исключения: сентябрьский, июньский, ямалский и др., см. § 631); |ч — ц| в ткач — ткацкий, чукчи — чукотский (с орфогр. тс).

Перед морфом ­еск­ чередуются |к — ч|, |г — ж|, |х — ш|, |ц — ч|: человек — человеческий, друг — дружеский, монах — монашеский, иждивенец — иждивенческий, |т — ч| и |з’ — ж| — в случаях ребята — ребяческий, студент — студенческий, гастрит — гастрический, метеорит — метеорический; князь — княжеский.

Парно­твердые согласные, включая заднеязычные, чередуются с мягкими перед морфами ­инск­, ­ийск­, ­ическ­: Куба — кубинский, Амга — амгинский, Уганда — угандийский, титан — титанический, диалог — диалогический (исключение: Орда — ордынский).

Перед морфом ­ическ­ в ряде образований книжного характера, мотивированных заимствованными словами, чередуются |с (с’) — т’|, |з(з’) — т’|: хаос — хаотический, эллипс — эллиптический, анализ — аналитический, катализ — каталитический, генезис — генетический. В ряде случаев перед морфами ­ическ­ и ­ск­ чередуются |зм — с3т (с3т’)|: сарказм — саркастический, спазм — спастический (мед.), атавизм — атавистический, аналогично плеонастический, силлогистический, эвфемистический, афористический; большевизм — большевистский, аналогично меньшевистский, гегемонистский, снобистский; либерализм — либералистский («либералистская» лирика. К. Чук.). Нерегулярные чередования согласных: |ц — т’| перед морфами ­ийск­ и ­инск­: Флоренция — флорентийский и Далмация — далматинский (при отсечении финали ­и|j|­ основы); |з — с3т’| перед морфом ­ическ­: диагноз — диагностический, парафраз — парафрастический и перифраз — перифрастический (все — спец.); |с3т — д’| перед морфом ­ическ­: юрист — юридический; |г — ч| перед морфом ­еск­: деляга (разг.) — деляческий; |н’ — т3| перед морфом ­ск­: Дания — датский (при отсечении финали ­и|j|­).

Беглая гласная основы мотивирующего слова перед морфом ­ск­ сохраняется, а перед морфами ­еск­ и ­овск­ отсутствует: деревня, деревень — деревенский; Египет, Египта — египетский; купец, купца — купецкий; страдалец, страдальца — страдальческий; Выселки, Выселок — выселковский; исключения: отеческий (вариант: отческий), купеческий. В ряде прилагательных с морфом ­ск­ выступает в корне гласная |е|, |α1| или |о| при отсутствии этой гласной во всех формах мотивирующего слова: а) с чередованием «нуль — |е|»: министр — министерский, житьё — житейский, шляхта — шляхетский, Соловки — соловецкий, Венгрия — венгерский, чечня — чеченский; б) «нуль — |α1|»: бургомистр — бургомистерский, магистр — магистерский, Коломна — коломенский, Вязьма — вяземский, Опочка — опочецкий, Песочня — песоченский; в) «нуль — |о|»: Москва — московский, Вологда — вологодский, Вытегра — вытегорский, Вычегда — вычегодский, Литва — литовский, мордва — мордовский, чухна — чухонский, угры — угорский, чукчи — чукотский и некот. др., мотивированные топонимами.

Безударная гласная |α1| конечного слога основ существительных на ­ия выступает перед морфом ­ск­ под ударением в виде |е| в армия — армейский, аналогично библейский, гвардейский, гильдейский, индейский, компанейский, милицейский, полицейский; в остальных — в виде |и|: артиллерийский, австрийский. В Италия — итальянский чередование «|и| — нуль» перед морфом ­анск­.

§ 635. Ударение в прилагательных данного типа определяется следующими правилами.

1) В прилагательных с морфами ­ск­, ­еск­, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на том же слоге, что и в мотивирующем слове: крейсер — крейсерский, медицина — медицинский, дворник — дворницкий, товарищ — товарищеский. Исключения: а) венгр — венгерский, магистр (ученая степень) — магистерский, министр — министерский, немец — немецкий, половец — половецкий, рекрут — рекрутский, турок — турецкий, угры — угорский, чукчи — чукотский, шляхта — шляхетский; б) завод — заводской (вариант: заводский), склад — складской, щёголь — щегольской; в) мотивированные топонимами: Серпухов — серпуховский и серпуховской, Ставрополь — ставропольский, Астрахань — астраханский, Новгород — новгородский, Белгород — белгородский; см. также ниже, п. 5.

2) В прилагательных с теми же морфами, мотивированных существительными других акц. типов, ударение на предсуф. слоге, реже на флексии (только при морфе ­ск­): а) село, ­у, сёлам — сельский; господин, ­у, господам — господский; отец, ­у — отеческий и отческий; Москва, ­е — московский; Бухара, ­е — бухарский; сюда же: гражданин, ­у, гражданам — гражданский; б) слобода, ­е, ­ы, ­ам — слободской; люди, ­ей — людской; море, ­ю, ­ям — морской; Дон, ­у, на Дону — донской. см. также п. 3.

3) В прилагательных с двусложной основой и морфом ­ск­, мотивированных существительными муж. р. акц. типа С, имеющими в им. п. мн. ч. флексию ­а, ударение на флексии либо на первом слоге (том же, что и в формах ед. ч. мотивирующего слова): а) город, ­а — городской; писарь, ­я — писарской; б) орден (знак отличия), ­а — орденский; доктор — докторский. Возможны акцентные варианты: мастер, ­а — мастерский и мастерской. В прилагательных, мотивированных существительными акц. типа С с трехсложной основой и флексией им. п. мн. ч. ­а, ударение на втором слоге основы (том же, что и в формах ед. ч. мотивирующего слова): учитель, ­я — учительский; профессорский, директорский.

4) В прилагательных со слоговыми суф. морфами, кроме ­еск­, ­овск­ и ­инск­, ударение на морфе, независимо от ударения в мотивирующем слове (исключение: верноподданнический).

5) В прилагательных на ­ический, ­ийский и ­ейский ударение на сочетаниях ­ич­, ­ий­, ­ей­, независимо от ударения в мотивирующем слове: а) клиника, ­е — клинический; тропики — тропический; каустик — каустический; глаголица — глаголический; б) артиллерия, ­и — артиллерийский; Латвия — латвийский; в)гвардия, ­и — гвардейский; милиция — милицейский; судья, ­е — судейский. Этому правилу не подчиняются прилагательные, мотивированные существительными с суф. морфами ­ик (со знач. «носитель признака», см. § 285), ­ник, ­щик, ­чик (частнический, кочевнический, болельщический), а также несколькими словами на ­ник, где суф. морф в современном языке не вычленяется: всаднический, мошеннический, отшельнический, паломнический, плотнический, сверстнический, сопернический. В них ударение определяется правилом 1.

6) В прилагательных с морфом ­овск­ ударение устанавливается по тем же правилам, что и в прилагательных с суф. ­ов­ (см. § 629): а) бунт, ­у — бунтовской; дед — дедовский, Горький — горьковский (исключение: бес, ­у — бесовский); б) вор, ­у, ­ам — воровской; кремль, ­ю — кремлёвский; Толстой, ­ому — толстовский; Днепр, ­у — днепровский; в) август — августовский; Бальзак — бальзаковский; Зимовники — зимовниковский; г) старик, ­у — стариковский; «Огонёк», ­у — огоньковский; Березники, ­ам — березниковский (исключение: Спартак, ­у — спартаковский).

7) В прилагательных с морфом ­инск­, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на том же слоге, что и в мотивирующем слове: Елизавета, ­е — елизаветинский; Ягодное — ягоднинский; сюда же: сестра, ­е, ­ам — сестринский (исключения: кладбище — кладбищенский, Имеретия — имеретинский, Кахетия — кахетинский, Куба — кубинский, Мария — мариинский). В прилагательных с тем же морфом, мотивированных существительными акц. типа D, ударение на суф. морфе: Караганда, ­е — карагандинский; сатана, ­е — сатанинский; сюда же: мать, матери, ­ям — материнский (исключение: рождество, ­у — рождественский).

Примечание. В прилагательных, мотивированных существительными с отсекаемой ударной финалью, ударение на слоговом морфе или на флексии: ЦСКА — цеэсковский, МАИ — маёвский, Туапсе — туапсинский, мужчина — мужской.

§ 636. Суффикс ­ианск­. Прилагательные с суффиксом, представленным морфом ­ианск­ (фонемат. |αанс2к|, с чередованием |к — к’|) и некоторыми другими морфами, оканчивающимися на ­ск­, имеют значение «принадлежащий к направлению, течению, связанному с лицом, названным мотивирующим словом». Слова этого типа, характерные для книжной речи, мотивируются преимущественно нерусскими фамилиями и другими собственными именами исторических лиц. Продуктивны морфы ­ианск­ (в позиции после парно­мягких согласных и шипящих), ­янск­ (фонемат. |jaнс2к|; после сочетаний «гласная + мягкая сонорная») и ­анск­ (фонемат. |анс2к|; после гласных): Кант — кантианский, фейербахианский, каутскианский, вагнерианский, соссюрианский, потебнианский; вольтерьянский, лассальянский, гегельянский; фихтеанский, ницшеанский. Непродуктивные морфы ­ическ­, ­ийск­ и ­ейск­ (фонемат. |ичα1с2к|, |иjс2к| и |ejс2к|) выступают после парно­мягких в словах: анакреонтический, вакхический, байронический, оссианический; буддийский, гарибальдийский; пифагорейский, эпикурейский.

Отсекаются финаль ­|j|­ основы мотивирующего слова перед морфом ­анск­ (Конфуций — конфуцианский) и конечная гласная несклоняемого слова на ­о перед морфом ­ианск­ (Ломброзо — ломброзианский). Парно­твердые согласные чередуются перед суффиксом с мягкими. Совмещение суф. морфа с корневым: Гарибальди — гарибальдийский. Нерегулярная мена согласных |с — з’|: Мальтус — мальтузианский. Ударение на суффиксе, независимо от ударения мотивирующего слова.

§ 637. Суффикс ­аст­. Прилагательные с суф. ­аст­, орфогр. также ­яст­ (фонемат. |ас3т|), имеют значение «характеризующийся интенсивно выраженным внешним признаком, названным мотивирующим словом». Мотивирующие существительные — немотивированные, главным образом со знач. части тела: лобастый, зубастый, головастый, глазастый, горластый, скуластый, ушастый, щекастый, языкастый (острый на язык); цветастый, щелястый, мышастый, угластый, очкастый, кочкастый. По сравнению с прилагательными с суф. ­am­, ­ист­, ­чат­, ­оват­, несущими то же значение (см. § 638–640, 642), в прилагательных данного типа акцентирована интенсивность выражаемого признака и часто ярко выражена стилистическая окраска фамильярности: ср. ушатый и ушастый, носатый и носастый, ребристый и ребрастый, узловатый и узластый; бугорчатый, бугристый и окказ. буграстый (буграстая шея. Нагиб.).

Перед суффиксом в некоторых образованиях парно­мягкие согласные чередуются с твердыми: грудь — грудастый, бровь — бровастый, голень­голенастый; но щель — щелястый, ноздри — ноздрястый без чередования; беглая гласная мотивирующего слова отсутствует: вихор, вихра — вихрастый. Возможны образования от несклоняемых слов на гласную (отсекаемую): пенсне — окказ. пенснястый (Леон.). Ударение на суффиксе независимо от ударения мотивирующего слова.

Тип продуктивен, главным образом в разг. и художественной речи; окказ.: большие клювастые птицы (Н. Рубцов); Егор крепок, кадыкаст (Ю. Казак.); клочкастый войлок (Нагиб.); молоткастый,/серпастый/советский паспорт (Маяк.), денди туфлястый (Маяк.).

Менее характерно для прилагательных с суф ­аст­ другое значение — «имеющий свойства того, что названо мотивирующим словом» и здесь с оттенком интенсивности проявления этих свойств: кубастый (кубастые бутылки. Бунин); окказ.: глыбастая голова (Шаг.), большое крыластое ухо слона (Яковл.).

§ 638. Суффикс ­ат­. Прилагательные с суф. ­am­ (фонемат. |ат|) имеют значение «характеризующийся внешним признаком, названным мотивирующим словом». Мотивирующие существительные — немотивированные преимущественно со знач. части тела или какого­либо отличительного телесного признака: зубатый, усатый, бородатый, рогатый, горбатый, хохлатый, хвостатый, волосатый, полосатый, хрипатый (о голосе, прост.). Семантически обособлены женатый и внучатый. От предыдущего этот тип отличается отсутствием в большинстве случаев оттенка интенсивности признака (но этот оттенок присутствует в носатый (с большим носом), волосатый, прост. языкатый) и фамильярной окраски (в пузатый и брюхатый эта окраска принадлежит уже мотивирующему слову).

В щербина — щербатый и желвак — желватый (прост.) основы мотивирующих слов усекаются за счет финалей ­ин(а) и ­ак. Нерегулярное наращение основы мотивирующего слова: перо (перья) — пернатый. Чередование |к — ч|: внук — внучатый. Ударение — на суффиксе, независимо от ударения мотивирующего слова.

Тип продуктивен, главным образом в разг. и художественной речи; окказ.: «Помощники как помощники. Рукатые» (газ.); крестатый фашистский бомбардировщик (газ.); нехитрое колесатое сооружение, именуемое подводой (Леон.); голосатые запевки (Есен.).

§ 639. Суффикс ­чат­. Прилагательные с суф. ­чат­ (фонемат. |чат|) имеют общее значение «относящийся к предмету, названному мотивирующим словом», преимущественно более конкретное знач. «обладающий внешним признаком, названным мотивирующим словом»: сводчатый, бахромчатый, узорчатый, суставчатый, сборчатый, коленчатый, бугорчатый. Другие частные значения: «имеющий вид, форму того, что названо мотивирующим словом» (коробчатый, скорлупчатый, репчатый); «сделанный из того, что названо этим словом» (матерчатый, нитчатый, бревенчатый, дощатый). Мотивирующие — неодушевленные существительные, немотивированные, а также с суф. морфами ­ец, ­иц(а), ­ок, ­к(а), ­инк(а), ­ушк(а), ­ышк(а): зубец — зубчатый, крупица — крупчатый, бугорок — бугорчатый, желёзка — желёзчатый, ворсинка — ворсинчатый, веснушки — веснушчатый, кубышка — кубышчатый.

В образованиях этого типа имеют место следующие морфонологические явления. 1) Перед суффиксом чередуются |к — ч| и |ц — ч|, причем конечная согласная |ч| мотивирующей основы, следующая после согласной, совмещается с начальной |ч| суффикса: губка — губчатый, столбец — столбчатый (согласная |ч| мотивирующей основы, следующая после гласной, передается орфогр. как т: ресница — реснитчатый; в случае доска — дощатый сочетание фонем |сч| передается как щ). 2) Чередуются |л — л’|, в том числе перед чередующимися согласными |к — ч|: вилы — вильчатый, стрелка — стрельчатый. 3) Беглая гласная основы мотивирующего слова сохраняется во всех образованиях, кроме мотивированных словами с основой на ­ок/­к­ при совмещении согласной |ч| суффикса и мотивирующей основы: угол (угла) — угольчатый, но глазок (глазка) — глазчатый, бороздка (бороздок) — бороздчатый. 4) Отсекаются финали основ мотивирующих слов ­ и|j|­ и ­|j|­: материя — матерчатый, хлопья — хлопчатый; финаль ­ин(а) отсекается в крапина — крапчатый (но половина — половинчатый с отсутствием усечения).

В прилагательных, мотивированных существительными акц. типа А, ударение на том же слоге, что и в мотивирующем слове: колено — коленчатый, лапа — лапчатый (исключения: хлопок — хлопчатый, хлопья — хлопчатый, гребень — гребенчатый). В прилагательных, мотивированных существительными других акц. типов, ударение зависит от количества слогов в мотивирующей основе: при двусложной мотивирующей основе ударение на предсуф. слоге: бахрома, ­е — бахромчатый; бревно, ­у, ­ам — бревенчатый; при односложной — на суффиксе или предсуф. слоге: а) зубец, ­у — зубчатый; крупа, ­е, ­ам — крупчатый; б) блин, ­у — блинчатый; кольцо, ­у, ­ам — кольчатый. Тип продуктивен главным образом в научно­технической терминологии: буравчатые чешуйки грибов, планчатые ящики (из планок), новый крыльчатый движитель (с крыльями).

§ 640. Суффикс ­оват­. Прилагательные с суф. ­оват­, орфогр. также ­еват­ (фонемат. |αват|) имеют общее значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом». Они делятся на два семантических подтипа: 1) «имеющий свойства того, что названо мотивирующим словом» (это последнее часто со знач. лица): щеголеватый (обладающий чертами щеголя), молодцеватый, мужиковатый, жуликоватый, плутоватый; крючковатый (напоминающий по форме крючок), звероватый, дубоватый, мешковатый, стволоватый (спец.), дерноватый; 2) «обладающий тем, что названо мотивирующим словом»: кудреватый, прыщеватый, угреватый, суковатый, кочковатый, комковатый (спец.); иногда с оттенком «содержащий в качестве составной части то, что названо мотивирующим словом»: стекловатый, пылеватый, игловатый, меловатый, солонцеватый (в естественнонаучной терминологии). Семантически обособлено виноватый. Мотивирующие — существительные немотивированные, с суф. морфами ­к(а), ­ок, ­ик, ­ак, ­ец, ­ин(а): жилка — жилковатый, крючок — крючковатый, придурок — придурковатый, озорник — озорниковатый, чудак — чудаковатый, рубец — рубцеватый (спец.), трещина — трещиноватый (спец.).

Беглая гласная основы мотивирующего слова отсутствует. Чередование парных согласных по твердости — мягкости — в смола — смолеватый и зверь — звероватый. Финаль ­ушк(и) основы мотивирующего слова отсекается в веснушки — весноватый (прост.). Нерегулярное наращение основы: бес — бесноватый. Ударение на втором слоге суффикса, независимо от ударения в мотивирующем слове. Тип продуктивен главным образом в разг. и художественной речи; окказ.: Он кулак у вас. А начальник штаба должен быть кулаковатый. Все зажимаю на черный день (Симон.); обрубковатые пальцы (Шолох.), большая клещеватая рука (Нагиб.), осоковатая трава (Нагиб.).

§ 641. Суффикс ­овит­. Прилагательные с суф. ­овит­, орфогр. также ­евит­ (фонемат. |αв’ит|) имеют то же общее значение, что и в предыдущем типе. Это значение конкретизируется в частных значениях: а) «обладающий в большой степени тем, что названо мотивирующим словом» (эта конкретизация преобладает): даровитый, плодовитый, ледовитый, ядовитый, сановитый, басовитый, духовитый (дух — (запах, аромат); прост. и обл.), башковитый и мозговитый (прост.), окказ.: скошенная гречка с крепким медовитым духом (Ф. Малов); б) «обладающий свойствами того, что названо мотивирующим словом»: мастеровитый, окказ. пуховитые снега (Есен.), [утка] телом побочковитей (Нагиб.); в) «склонный в большой степени к тому, что названо мотивирующим словом»: деловитый, домовитый. Мотивирующие слова — немотивированные. Беглая гласная основы мотивирующего слова отсутствует: глянец, глянца — глянцевитый. Ударение на втором слоге суффикса. Тип проявляет некоторую продуктивность в разг. и художественной речи.

§ 642. Суффикс ­ист­. Прилагательные с суф. ­ист­ (фонемат. |ис3т|) имеют общее значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом», с двумя семантическими подтипами. 1) «Обладающий тем, что названо мотивирующим словом»: ухабистый, льдистый, дуплистый, слоистый, тенистый, морщинистый, басистый; иногда с оттенком «содержащий в качестве составной части то, что названо этим словом» (часто в химических терминах): сахаристый, илистый, глинистый, серебристый, азотистый, йодистый. Нередко к этому значению присоединяется дополнительная количественная оценка («обладающий большим количеством того, что названо мотивирующим словом»: болотистый, холмистый, пятнистый, костистый, мясистый, наваристый) или качественная положительная характеристика (плечистый, мускулистый, голосистый, шерстистый; спец.: тембристый, статистый). 2) «Имеющий свойства того, что названо мотивирующим словом»: змеистый, творожистый, пружинистый, навесистый, бархатистый, ершистый; сюда же прилагательные, мотивированные существительными со знач. лица: блондинистый, тенористый, хулиганистый, подхалимистый. В некоторых прилагательных совмещаются значения обоих подтипов: шквалистый (погода и ветер), перистый (крылья и облака); железистый источник (содержащий железо) и окказ. железистый шелест камыша (Солоух.).

Мотивирующие существительные — немотивированные, с суф. морфами ­к(а), ­ок, ­ин(а), ­|т1j|­ (подковыристый, суглинистый, морщинистый, чутьистый — спец.), муж. р. с нулевым суф. (изгибистый, наваристый), сложные муж. р. с нулевым суф. (глиноземистый). Финали основ мотивирующих слов ­к­/­ок и ­и|j|­ отсутствуют: суглинок — суглинистый, сноровка — сноровистый, смекалка — смекалистый, терние — тернистый, кремний — кремнистый. Финали ­ин(а), ­овин(а) неодносложных основ часто тоже отсекаются: седловина — седлистый, скважина — скважистый, аналогично подпалистый, оскомистый (разг.), излучистый (но щетинистый, морщинистый, пружинистый без усечения). В единичных прилагательных отсутствуют финали ­|j|­ и ­ей: ущелье — ущелистый, иней — инистый (но чутьистый без усечения).

Парно­твердые согласные чередуются перед суф. с мягкими, заднеязычные — с шипящими: изгиб — изгибистый, норов — норовистый, железо — железистый, мгла — мглистый, порог — порожистый, пух — пушистый (исключение: шаг — шагистый, прост.). Беглая гласная основы мотивирующего слова отсутствует: зернистый, когтистый, пнистый, льдистый; исключения: каменистый, студенистый, щебенистый (вариант: щебнистый).

Ударение в прилагательных, мотивированных существительными акц. типа А, на том же слоге, что и в мотивирующем слове, или на суффиксе: а) пена — пенистый, изъян — изъянистый; б) искра — искристый, бархат — бархатистый, золото — золотистый. В прилагательных, мотивированных существительными других акц. типов, ударение на суффиксе: ствол, ­у — стволистый; волокно, ­у, ­ам — волокнистый; голос, ­у, ­ам — голосистый; пух, ­у, в пуху — пушистый; сюда же: колос, ­у, колосьям — колосистый. Исключения: перо, ­у, ­ьям — перистый; пузырь, ­ю — пузыристый; творог, ­у или творог, ­у — творожистый. При мотивации существительными с отсекаемой ударной финалью ударение на суффиксе: стремнина, ­е — стремнистый.

Кроме научной терминологии, тип проявляет высокую продуктивность в разг. и художественной речи; окказ.: старался казаться грубее и мужчинистее (В. Конецкий); соснистый (о воздухе, Евтуш.), дождистая пасмурь (Д. Гранин), лезвистая осока (Нагиб.), длинное балахонистое платье (Е. Носов). В окказионализмах в качестве мотивирующих используются собственные имена и фамилии, топонимы, этнонимы: У нас природа грустнее, лиричнее, левитанистее (Чехов); христосистая бородка (Сельв.); карменистая певица (газ.); испанистое лицо (устн. речь).

§ 643. Суффикс ­лив­. Прилагательные с суф. ­лив­/­ив­ (фонемат. |л’ив|/|ив|) имеют значение «характеризующийся отношением к тому, что названо мотивирующим словом», с двумя семантическими подтипами. 1) «Характеризующийся тем, что названо мотивирующим словом»: дождливый, засушливый, слезливый, затейливый, талантливый, совестливый; правдивый, фальшивый, сопливый (прост.); иногда с дополнительной качественной характеристикой: удойливый, добычливый. Слова этого подтипа, мотивированные существительными со знач. действия или состояния, имеют оттенок значения «склонный к тому, что названо мотивирующим словом»: сонливый, конфузливый, расчетливый, завистливый, жалостливый, смешливый, боязливый. 2) «Имеющий свойства того, что названо мотивирующим словом» (последнее — со знач. лица): сиротливый, трусливый, уродливый, привередливый, непоседливый, пронырливый, егозливый, неряшливый, забиячливый (разг.), плаксивый. Морф ­лив­ выступает после парных согласных, в том числе заднеязычных, после шипящих и |j|; морф ­ив­ — после парно­мягких (кроме заднеязычных) и шипящих.

Образования с морфом ­лив­ проявляют некоторую продуктивность в разг. и художественной речи: до чего же ты лодырлив (устн. речь). Образования с морфом ­ив­ непродуктивны; к ним относятся кроме названных слова лживый, спесивый, милостивый, червивый, вшивый, паршивый, плешивый, противоречивый, красноречивый, благочестивый, нечестивый. Мотивирующие существительные — немотивированные, с суф. морфами ­ость, ­знь, ­к(а), ­ч(а), (милостивый, жалостливый, боязливый, драчливый, удачливый) и с нулевым суф. различных типов склонения (расчетливый, засушливый, непоседливый).

Парно­твердые согласные чередуются перед морфом ­ив­ с мягкими: правда — правдивый; заднеязычные перед морфом ­лив­ — с шипящими (драка — драчливый, вьюга — вьюжливый, пройдоха — пройдошливый), кроме сочетаний |с2к|, |с2г| (тоскливый, пискливый, визгливый, брюзгливый) и слова крикливый. Чередование |т — ч|: ребята — ребячливый. Финали основ мотивирующих слов ­и|j|­, ­|j|­, ­к­/­ок отсекаются: участие — участливый, противоречие — противоречивый, счастье — счастливый, смётка — сметливый, кокетка — кокетливый. В боязнь — боязливый отсекается финаль ­нь.

В прилагательных, мотивированных существительными с односложной основой, ударение на суффиксе, независимо от ударения существительного: дождь, ­ю — дождливый; тоска, ­е — тоскливый; фальшь, ­и — фальшивый; смех — смешливый. Исключения: вьюга, ­е — вьюжливый (вариант: вьюжливый); смётка, ­е — сметливый (устар., наряду со сметливый). В прилагательных, мотивированных существительными с неодносложной основой акц. типа А, ударение или (а) на том же слоге, что и в мотивирующем слове, или (б) на суффиксе: а) жалость, ­и — жалостливый; милость — милостивый; непоседа — непоседливый; б) ропот, ­у — ропотливый; благочестие — благочестивый; прихоть — прихотливый; исключения: зависть — завистливый, засуха — засушливый. При мотивации существительными с неодносложной основой других акц. типов ударение на суффиксе: сирота, ­е, ­ам — сиротливый.

§ 644. Прилагательные с суф. ­ав­ (орфогр. также ­яв­)/­ляв­ (фонемат. |ав|/|л’ав|) имеют значение «обладающий в качестве отличительного признака тем или содержащий то, что названо мотивирующим словом». Морф ­ав­ выступает после парно­мягких согласных, шипящих и в слове кровавый; морф ­ляв­ — после заднеязычных, шипящих и |т1|: кровавый, ржавый, прыщавый, слюнявый, кудрявый, дырявый, величавый; писк — писклявый, труха — трухлявый, кости — костлявый, сучья — обл. сучлявый (сучлявая изгородь. И. Соколов­Микитов). Чередование парных согласных по твердости — мягкости — в кровь — кровавый, дыра — дырявый; в величие — величавый отсутствует финаль ­и|j|­ основы. Ударение на суффиксе. Тип непродуктивный.

§ 645. Другие суффиксы. Суффикс ­к­ (фонемат. |к’| и |к|; перед |к| беглая |α1|) выделяется в нескольких прилагательных, мотивированных существительными преимущественно абстрактного значения. Значение таких прилагательных — «характеризующийся, обладающий тем, что названо мотивирующим словом»: гул — гулкий, жар и жара — жаркий, вес — веский, пыл — пылкий, зной — обл. знойкий; сюда же: низ — низкий. Тип непродуктивный.

В мотивированных существительным зрение прилагательных зоркий, зрячий и зримый выделяются соответственно суф. ­к­ (с черед. в корне «нуль — |о|»), ­яч­ (фонемат. |ач|) и ­им­; по значению они не отличаются от прилагательных, мотивированных глаголами и содержащих те же суф. морфы (см. § 656, 657, 660).

В отдельных прилагательных, мотивированных существительными, выделяются суф. ­л­, ­овал­ и ­ит­ (фонемат. |л|, |αвал|, |ит|): круг — круглый, свет — светлый; год — годовалый; имя, имени — именитый.

<< | >>
Источник: Н. Ю. ШВЕДОВА. РУССКАЯ ГРАММАТИКА. Том I. ФОНЕТИКА ФОНОЛОГИЯ УДАРЕНИЕ ИНТОНАЦИЯ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ МОРФОЛОГИЯ. ИЗДАТЕЛЬСТВО • НАУКА• Москва 1980. 1980

Еще по теме Прилагательные адъективного склонения:

  1. 6.21. Склонение имен прилагательных. Типы склонений
  2. История форм имени прилагательного
  3. Склонение имен прилагательных.
  4. ТИПЫ СКЛОНЕНИЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  5. § 40. ТИПЫ СКЛОНЕНИЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  6. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ АДЪЕКТИВНОГО СКЛОНЕНИЯ, МОТИВИРОВАННЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМИ И ПРИЧАСТИЯМИ
  7. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ АДЪЕКТИВНОГО СКЛОНЕНИЯ, МОТИВИРОВАННЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМИ
  8. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ АДЪЕКТИВНОГО СКЛОНЕНИЯ, МОТИВИРОВАННЫЕ ПРИЧАСТИЯМИ
  9. Прилагательные адъективного склонения
  10. СКЛОНЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  11. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ, ИЗМЕНЯЮЩИЕСЯ ПО АДЪЕКТИВНОМУ СКЛОНЕНИЮ
  12. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ, ИЗМЕНЯЮЩИЕСЯ ПО СМЕШАННОМУ СКЛОНЕНИЮ
  13. АДЪЕКТИВНОЕ СКЛОНЕНИЕ