<<
>>

§ 21. Суффикс

Суффиксом называется служебная морфема, которая располагается после непроизводной основы и служит для образования слов и их несинтаксических форм.

По функциям суффиксы аналогичны приставкам. По своей постпозиции относительно корня суффиксы сближаются с окончаниями, от которых они, однако, резко отличаются лексико-грамматическим значением и характером. Находясь после корня, суффикс может следовать как непосредственно за ним, так и после какого-либо другого суффикса (ср. суффикс -ость в словах злость и затруднительность).

В словах, имеющих окончание, суффикс, как правило, стоит перед окончанием: читатели, крылатый, рассказывают и т. д. Однако он может быть и после окончания. В таком случае некоторыми учеными он называется постфиксом. Суффиксы (или постфиксы) такого рода наблюдаются в глаголах и в отдельных разрядах причастий и местоимений (умываюсь, съешь-ка, формирующийся, кому-то, какого-нибудь и т. п.).

Характерно, что все суффиксы, следующие за окончанием, по своему происхождению самостоятельные слова. Именно поэтому они нередко интерпретируются как частицы, т. е. как слова (а не морфемы), служащие для выражения различных семантико-грамматических оттенков.

Такая трактовка неверна, поскольку основывается на происхождении анализи- осмых языковых явлений, а не на их функционировании в современном русском зыке. Не только -ся(-сь), но и -ка, -то, -нибудь невозможны вне слова, как отдель-

значимые единицы со свободным употреблением в предложении. Образующее ЛОНО и пофлексийный суффикс составляют такое же слитное целое, внутри которого л авки невозможны, как и соединение корня с суффиксами или приставками в пределах основы. Так, между образующим словом и суффиксом -то в кто-то, где-то, кlt;нда-то, какой-то и т. д. не может быть никакой вставки; этот суффикс не способен стоять то после образующего слова, то перед ним. Частица же (например, было) может занимать в предложении разное положение: от слова, к которому она относится, ее можно отделить другими словами и т. д. (Я хотел было написать письмо, да не стал; Я было хотел написать письмо, да не стал; Я хотел написать было письмо, да не стал).

Из пофлексийных суффиксов особого замечания требует -ся (-сь). Этот аффикс наблюдается только в глаголе, действительных причастиях и деепричастиях (после основы). В большинстве случаев -ся выступает в виде элемента залогового значения, т. е. как формообразующая морфема (литься, рассердиться, броситься и т. д.). Вместе с тем в ряде образований аффикс -ся приобретает значение словообразующей морфемы, выступая при словопроизводстве или одновременно с приставкой (расплакаться, разгуляться, вчитаться и др.), или одновременно с суффиксом (столоваться, гордиться, церемониться, хорохориться и т. д.).

Разграничение суффиксов и окончаний из-за различных функций и значений, им присущих, трудностей не вызывает. Определенные сомнения вызывает лишь трактовка морфем -и и «вежливого» -те в формах повелительного наклонения (бери, принеси, едемте, остановитесь и т. п.) как окончаний. В самом деле, в современном русском языке существуют лишь две коррелятивные формы повелительного наклонения: 2-е лицо ед. числа и 2-е лицо мн. числа. Выражение повелительности формами 3-го лица ед. числа с пусть и 1-го лица мн. числа с особой интонацией представляет собой явление особого порядка, с двумя первыми несоотносительное.

Поэтому форма 2-го лица ед. числа на -и должна быть признана формой с нулевым окончанием, от которой форма 2-го лица множественного числа образуется с помощью окончания -те, а -и (в бери, несите) является суффиксом.

Суффиксом же следует признать морфему -те, служащую для образования от формы повелительного наклонения формы вежливого обращения. С присоединением аффикса -те в слове никаких новых синтаксических свойств не возникает, меняются лишь оттенки в его значении; например, в формах 1-го лица мн. числа категорический призыв к совместному действию уступает место вежливому (ср.: Поедем со мной и Поедемте со мной).

С фонетической точки зрения суффиксы могут быть комплексами от одного до шести звуков (например: тка-ч, пят-ер(о), хитр-ость, желт-оват(ый), пир-шеств(о), издева-тельств(о) и быть как открытыми, оканчивающимися на гласный (либеральн-ича(ть), ясн-ее и пр.), так и закрытыми с конечным согласным (лис-иц(а), тип-ичн(ый) и др.). В именах преимущественно употребляются суффиксы закрытого характера. Исключение составляют лишь формообразующие суффиксы сравнительной степени прилагательного, среди которых наряду с закрытыми встречаются и открытые (короч-е, старш-е, холодн-ее и т. д.). В глаголе одинаково часты как открытые, так и закрытые суффиксы (толк-н-у(ть), здрав-ствов-а(ть), се-і(а)-л(а) и т. д.). В сфере наречий подавляющее большинство суффиксов открытые (например, -о, -и, -ому(-ему), -мя: старательно, трагически, по-хорошему, ревмя), хотя существуют и закрытые (ср.: -ом в слове авансом, -ой в слове весной). Фонетический характер суффиксов наречий целиком определяет^ ся их происхождением из окончаний.              j

Примечательно, что не все согласные звуки в одинаковой степени способны выступать в качестве опорных элементов, образующих суффикс как определенное фонетическое целое. Одни согласные звуки встречаются в суффиксе очень часто (например, звуки н, к, в. т, /), другие выступают только в отдельных, непродуктивных или малопродуктивных суффиксах (например, п, с, д, з, ч, ж, л, б).

Словообразовательные суффиксы всегда являются материально выраженными морфемами, представляющими собой звук или комплекс звуков. Среди формообразующих суффиксов есть два таких, которые являются нулевыми, выделяющимися в слове лишь по сопоставлению форм, имеющих материально выраженные суффиксы. Это глагольные суффиксы для образования формы мужск. рода ед. числа прошедшего времени от глаголов типа нести и повелительной формы 2-го лица ед. числа от глаголов типа бросить. Нулевые суффиксы в таком случае всегда сопровождаются нулевым окончанием.

Нулевой суффикс повелительного значения в словах брось, засмейся, подвинься выделяется по соотношению с формами возьми, читай, держись, содержащими суффиксы -и, -/ соответствующего значения. Следует разграничивать формы типа читай с суффиксом -/ (ср. читать) и типа засмейся с нулевым суффиксом (ср.: засмеяться, засмеюсь, засмеявшись и т. п.): -/ здесь является суффиксом, отграничивающим глагольную основу от именной, где его нет: сме-х.

Нулевой суффикс, указывающий на форму прошедшего времени глагола в словах нес, греб, оглох, продрог, затих и т. д., выделяется по соотношению с формами несла, гребла, оглохли, продрогли, затихла, с одной стороны, и носил, правил, вздрогнул, услышал, стихнул и т. п.— с другой. Таким образом, например, в слове продрог было бы совершенно неверным выделять две морфемы. Это слово состоит из четырех морфем: приставки про-, непроизводной основы -дрог-, нулевого суффикса (для указания на прошедшее время глагола) и нулевого окончания (для указания на мужск.

род. ед. числа). Нулевой суффикс, как и сопровождающее его нулевое окончание, возникли на базе материально выраженных суффикса -л и окончания -ъ в результате утраты слабых редуцированных и отпадения л после согласного в конце слова (ср. древнерусск. высохлъ —высохл — совр. высох).

Со структурно-генетической точки зрения суффиксы делятся на простые и составные. Простые суффиксы выступают как морфемы, осознаваемые как неразложимые и целостные с точки зрения внутреннего строения (-и-, -тель, -изм, -am, -а-, -ти и т. д.). Составные суффиксы, являясь целым, чувствуются все же как образования, возникшие путем объединения двух суффиксов. Таковы суффиксы -тельн- (упоительный), -овник (шиповник),-тельств(о) (надругательство), -нича- (паясничать) и т. п., в структуре которых ясно осознается их происхождение из -тель и -н-, -овн- и -ик, -тель и -ств(о), -ник и -а-. Ср. два разных суффикса в словах представи-тель-н-ый (образ правления) от представитель, вин-ов-н-ик от виновный, (все) учи-тель- ств-о от учитель, сапож-нич-ать от сапожник и т. п.

Употребляющиеся в русском языке суффиксы в своей подавляющей массе исконно русские, возникшие на базе существующего в нем материала или унаследованные им из более древнего языкового источника. Таковы, например, суффиксы в наречиях, по происхождению представляющие собой разнообразные окончания: -и в дружески восходит к -ы, старому окончанию тв. пад. мн. числа именных прилагательных мужск. и ср. рода; -ому (-ему) является окончанием дат. падежа полных прилагательных мужск. и ср. рода; -о восходит к старому окончанию им. падежа именного прилагательного ср. рода.

Однако наряду с исконно русскими суффиксами в именах и глаголе имеется определенное количество заимствованных. Процесс заимствования суффиксов (как и служебных морфем в целом) не следует понимать как процесс перенимания самих суффиксов. Заимствуются слова, содержащие эти суффиксы. Выделение суффиксов происходит уже потом, когда рядом с заимствованными словами появляются родственные, содержащие ту же непроизводную основу (например, суффикс -ант в слове диверсант — есть диверсия, -ад(а) в слове блокада — есть блокировать, -есс(а) в слове поэтесс(а) — есть поэт и т. д.), в силу чего происходит процесс усложнения их основы.

В случае, если в русском языке появляется хотя бы небольшая группа одноструктурных слов, пришедших в него вместе с родственными, суффиксы начинают осознаваться как суффиксы регулярные, образующие словообразовательную модель. Это приводит иногда к тому, что заимствованные суффиксы становятся производящими в русском языке и свободно образуют новые слова даже от исконно русских основ (например, старославянский по происхождению суффикс -ущ- (-ЮЩ-) в причастиях, древнегреческий по происхождению суффикс -изм в существительных и т. д.).

Следует, однако, иметь в виду, что иноязычные суффиксы занимают в словообразовательной системе современного русского языка весьма скромное место. Это определяется не только их сравнительно небольшим количеством, но и специфическими словообразовательными связями и продуктивностью. Характерно, что заимствованные суффиксы почти всегда наблюдаются в таких словах, которые, как правило, не являются общеупотребительными и представляют собой словарные единицы иноязычного происхождения (например, суффиксы -ит, -am, -ант, -ионер и др.). Довольно редко (и далеко не все) суффиксы легко соединяются с исконно русскими основами, образуя целые словообразовательные ряды и тем самым ярко проявляя свою продуктивность в русском языке. Таковы, например, суффиксы -ист (баянист, значкист, очеркист, пушкинист, связист, хвостист, уклонист и т. д.), -иров- (яровизировать, военизировать), -аж (листаж, подхалимаж) и т. д. Обычно же они если и встречаются за пределами иноязычных по происхождению слов, то лишь в единичных случаях (например, такие слова, как ухажер, славянофил, старостат, болтология, теплофикация, верхотура, старушенция, шагистика и т. п.).

Для большинства иноязычных по происхождению морфем не менее характерным является и тот факт, что они очень часто бытуют в связанных основах и в ряде случаев выделяются с большим трудом.

В связи с тем что при заимствовании глаголов и прилагательных всегда происходит словообразовательное переоформление, в них чисто иноязычных суффиксов нет. Появляющиеся в результате усвоения слов суффиксы в этих категориях всегда представляют собой составное единство наполовину из заимствованного, наполовину из русского суффикса. При заимствовании немецкого глагола marschieren в русском языке к его основе (для того чтобы ввести этот глагол в русскую грамматическую систему) прибавляется суффикс -ов-1-у-. Слово приобретает вид маршировать и в связи с употреблением рядом существительного марш выделяет суффиксы -иров- и -а(ть). К суффиксам, появившимся в русском языке на базе иноязычных, кроме указанного, относятся, например, глагольный суффикс -изиров-а(ть), ряд суффиксов прилагательных: -ичн(ый), -ическ(ий), -альн(ый), -ивн(ый) и др.

Определяют суффиксальную специфику современного русского языка, однако, суффиксы исконно русские. Они распадаются на три группы:

  1. Суффиксы, возникшие на базе старых окончаний. Это суффиксы наречий.
  2. Суффиксы, образовавшиеся в результате морфемизации слов. Сюда относятся все указанные выше пофлексийные суффиксы, суффиксы единичности -ин, -ин(а) (ср. слова инок, инорог, иной, в которых это корень), суффикс -жды в дважды (-жды восходит к корню -шьд- и родственно словам шел, шедший) и т. п.
  3. Суффиксы, унаследованные русским языком из общеславянского языка-основы и возникшие на базе общеславянских в силу процессов переразложения. Образование новых суффиксов в результате перераз- ложения основы является важнейшим способом пополнения суффиксального фонда в русском языке.

В силу специфики происхождения суффиксы современного русского языка в своей совокупности образуют не параллельные и независимые ряды морфем, а целостную систему, основное ядро которой образует несколько обширных гнезд родственных суффиксов, регулярных и продуктивных. Именно с помощью этих суффиксов создается в настоящее время основная масса новообразований. Остальные суффиксы находятся как бы на периферии словообразовательной системы, являются обычно непродуктивными и нередко даже нерегулярными (например, суффиксы существительных -им, -д(а), -еж, -ель и др. в слотах отчим, вражда, грабеж, купель и т. д.).

Среди суффиксов есть такие, которые всегда в слове выступают в одной форме, и такие, которые могут варьироваться. Например, суффиксы -тель, -ость, -нича-, -ер(о) (писатель, вечность, либеральничать, пятеро) разновидностей не имеют, у них всегда один и тот же фонемный состав, и изображаются на письме они всегда одинаково. Суффиксы же -к(а) (пометка), -ец (сырец), -н(ый) (памятный), -ов-а-(пировать), -j(a) (прыгунья) и др. имеют различное звучание и написание в зависимости от того, в какой форме они выступают. В род. пад. мн. числа суффикс -к(а) появляется в виде -ок (пометок), в косвенных падежах суффикс -ец — в виде -ц- (сырца), в краткой форме суффикс -н(ый) — в виде -ен (памятен), в настоящем времени суффикс -ов-а в виде -у- (пирую), в род. пад. мн. числа суффикс -j(a) —

в виде -ий (прыгуний) и т. д.

От разновидностей суффикса в пределах различных форм слова (т. е. от морфов) следует отграничивать вариантные суффиксы, которые, будучи связанными друг с другом генетически и имея одно и то же значение, различаются между собой или словообразовательными связями, или стилистической окраской.

Например, суффиксы -nuj- и -enuj-, будучи генетически родственными и синонимическими, отличаются друг от друга только тем, что суффикс -nuj- образует существительные со значением действия от глаголов на -а- и -е- (горение, печатание), а суффикс -єни/ от глаголов с основой на -и- и согласный (приношение, везение). Суффикс -еств(о) выступает как словообразовательный вариант -ств(о), появляющийся после основ на заднеязычные, шипящие и ц (ср.: соседство, но творчество, ханжество и т. д.). Пофлексийный суффикс (постфикс) -сь в качестве суффиксального варианта -ся наблюдается тогда, когда образующее слово оканчивается на гласный звук (ср.: сердиться — сердясь).

Варианты, различающиеся между собой словообразовательными связями, как правило, при одной и той же основе быть не могут. Исключение представляет пара -ся и -сь: суффиксальный вариант -ся незаконно может появляться в стихотворной речи и после гласного на месте -сь г.

В качестве суффиксальных вариантов, отличающихся друг от друга стилистически, можно привести, например, суффиксы -ни/- и -н’/-

(ср.: волнение — волненье) и -ее ей (сильнее — сильней). Такие

варианты появляются при одной основе и образуют стилистические варианты Слова.

От суффиксальных вариантов, являющихся морфемами не только одного и того же значения, но и генетически родственными, следует отграничивать синонимические суффиксы. Синонимическими можно назвать такие суффиксы, имеющие общее значение, которые являются или воспринимаются с точки зрения происхождения и с точки зрения звукового оформления как совершенно самостоятельные морфемы. Так, -ни/- (-єни/'-), -к(а), -muj-, -еж, -аци/'- и др. (ср.: пение, мойка, взятие, галдеж, мобилизация) — синонимические суффиксы, служащие для образования имен действия; -ов, -ин, -ск(ий) (ср.: дедов, бабушкин, пушкинский) — синонимические суффиксы, с помощью которых образуются прилагательные, обозначающие принадлежность; -н(я), -льн(я), -ищ(е), -ник и пр. (ср.: пекарня, спальня, стрельбище, коровник) — синонимические суффиксы, служащие для образования имен со значением места, и т. д.

Синсйшмические суффиксы обычно различаются между собой словообразовательными связями, кругом основ, с которыми они способны сцепляться. Однако в ряде случаев однозначные суффиксы встречаются в соединении с одними и теми же производящими основами. Есте-

1 В ненормированной речи это может наблюдаться и в паре -ть — -ти: -ть обычно употребляющийся только тогда, когда основа оканчивается на гласный, не законно появляется иногда и после основы на согласный, т. е. на месте -ти (ср. про сторечные принесть, цвесть, плесть вместо литературных принести, цвести, плести) ственно, что синонимичными в таких случаях могут быть и слова, образованные с их помощью. Правда, в русском языке всегда была заметна тенденция к устранению дублетности этого рода слов, но слова- синонимы с одной и той же непроизводной основой не чужды ему и в настоящее время (ср.: разница — разность, лукавство — лукавость, крутость — крутизна, волчиха — волчица, топонимика — топонимия, просьба — прошение, инструктаж — инструктирование, суматошный— суматошливый, напроказить — напроказничать и т.п.). Однокорневые слова-синонимы различаются или сферой своего употребления, или стилистической окраской, или тем и другим. А так как это различие во многом определяется входящими в их состав словообразовательными морфемами, то важным является установление тех оттенков, которые присущи в однокорневых словах-синонимах словообразовательным элементам, в смысловом отношении одинаковым.

В каждом синонимическом суффиксальном ряду обычно выделяется один суффикс, в настоящее время продуктивный, все остальные малопродуктивны или непродуктивны. Так, единственно продуктивным, активно образующим новые абстрактные существительные качества и свойства является суффикс -ость (остальные: -ств(о), -от(а), -изн(а), -ин(а), -ие, -ын(я), -ица и др.— непродуктивны); в сфере суффиксов, образующих абстрактные существительные со значением действия, неограниченной и яркой продуктивностью обладают суффиксы -HUj(e), -enuj(e) и т. д.

В отличие от приставок большинство суффиксов выступает в русском языке как морфемы однозначные, способные выражать одно какое-нибудь значение, например: -ость, -ыва- (-ива-), -аст(ый), -ист, -ин, -нича-, -л (в глаголе), -ер(о) (в числительных), -жды (в наречиях), -иров-, -nuj(e), -enuj(e), -льн(я), -ин(ый), -енок, -ул(я), -л(о), -щин(а), -чин(а), -очк(а) и т. п. Однако есть и такие суффиксы, которые могут иметь несколько значений, т. е. употребляться для образования не одной, а двух или нескольких семантико-грам- матических групп слов. Например, суффикс -тель выделяется как в словах со значением действующего лица (писатель, водитель и т. п.), так и в словах со значением действующего предмета (выключатель, распылитель и т. п.). Два значения имеет и суффикс прилагательных -оват- (-еват-) (ср.: зеленоватый, твердоватый и плутоватый, крючковатый).

От многозначных следует строго отличать омонимические суффиксы (или омосуффиксы). Это такие одинаковые по звучанию и написанию морфемы, значения которых совершенно различны и не связаны друг с другом как основное и производное. Так, омосуффиксами являются суффиксы в словах ручка (-к(а) — суффикс субъективной оценки), лакировка (-к(а) — суффикс имен действия), студентка (-к(а) — суффикс для обозначения лица женского пола), техничка (-к(а) — суффикс, превращающий в слово сочетание существительного и прилагательного) и т. д. Омосуффиксы выделяются в глаголах бросать и

летать: в первом -а суффикс, указывающий на несовершенный вид

глагола (ср. бросить), во втором -а суффикс, указывающий на

многократность движения (сравни выражение единичного действия в глаголе лететь).

В качестве омонимичных могут быть названы также суффиксы -ик, и др. В слове историк -ик является суффиксом действующего лица, тогда как в слове листик выделяется уменьшительно-ласкательный суффикс -ик; в глаголе видеть -е- лишь указывает на класс глагола, в глаголе синеть -е- является суффиксом, с помощью которого он образован от прилагательного; в слове бегунья -/ словообразующий суффикс женского пола, в слове же братья -j- представляет собой формообразующий суффикс, характеризующий основу множественного числа, и т. д.

Образуя новые слова и формы слова, суффиксы присоединяются не к целому слову, а к его основе. Этот способ присоединения суффикса наблюдается и тогда, когда образование слова происходит от предложно-падежной формы или словосочетания; по ту сторону — потусторонний (суффикс -«-), от себя — отсебятина (суффикс -ятин(а), вне плана — внеплановый (суффикс -ов-), по дороге — подорожник (суффикс -ник).

К целому слову, включая окончание, присоединяются только агглютинативные суффиксы. Присоединение других суффиксов к слову в целом возможно только в том случае, если образующее слово представляет собой чистую основу, окончания не имеющую (например, потомство, вчерашний, баюкать).

Если образование слова с помощью суффикса происходит от гла- п.ла, то инфинитивное -ть отбрасывается: мечта-ть — мечта-тель- ный, свертыва-ть — свертыва-ние, тка-ть — тка-ч и т. д. Мнимыми исключениями являются такие слова, как женитьба, блюститель, растительн(ый), в которых суффиксы -ба, -тель, -тельный осознаются как морфемы, присоединенные к целому инфинитиву На деле это производные от блюстити, растити и аналогическая переделка старого женитва (под влиянием слов на 6(a) типа свадьбаlt;Ссватьба).

К инфинитивной основе глагола без -ть (-ти) суффиксы могут присоединяться как с сохранением классового показателя (гулять — гуляка, молчать — молчание, акать — акание и т. п.), так и с его устранением (подписать — подписка, тереть — терка, говорить — говорливый и т. д.). Если образующая основа оканчивается на гласный звук, к ней может быть присоединен только прикрытый суффикс, т е. суффикс, начинающийся с согласного (ломака, мяукать, блистательный и др.). В том случае, когда основа оканчивается на согласный, суффикс, присоединяющийся к ней, может быть как прикрытым (ударник, прыгнуть, тявкать, темный и пр.), так и неприкрытым, начинающимся с гласного (баранина, ахать, чудак и др.).

По своему значению суффиксы (как и приставки) могут быть формо- образ^ощими и словообразовательными. Четкость и определенность значения суффикса зависят от того, является ли это значение свободным или оно выступает как связанное, является ли суффикс в данном слове или форме производящим элементом или же он достался им «по наследству» от образующей основы.

В глаголах, прилагательных, числительных, наречиях все суффиксы (не только формообразующие, но и словообразовательные) имеют абстрактное категориальное значение. Имеются с таким значением суффиксы и в именах существительных. Однако в них наблюдается и ряд словообразовательных суффиксов с весьма конкретным значением, например: «суффиксы жены» (ш(а) — генеральша, -их(а) — мельничиха), «суффикс болезни» (-ит — плеврит, бронхит и т. п.), «суффикс мяса» (-ин(а) — баранина, свинина, лососина и др.), суффиксы, указывающие на пол действующего лица (-ниц(а) — учительница, -ш(а)—кондукторша и т.д.).

<< | >>
Источник: Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Учеб. для студентов пед. ин-тов С 56 по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.». В 3 ч. Ч. 2. Словообразование. Морфология / Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение,1987. — 256 с.. 1987

Еще по теме § 21. Суффикс:

  1.   II. Суффиксы со значением предметности
  2. §7.Методы суффиксального словообразования качественных имен прилагательных
  3. §8.Методы суффиксального словообразования в пределах общего качественно-относительного типа прилагательных
  4. 137. Суффиксальное, суффиксально-префиксальное и бессуффиксальное словообразование
  5. Суффиксы со значением предметности
  6. Суффиксы, обозначающие лиц женского пола
  7. ¦лнщцн§ 7. Методы суффиксального словообразования качественных имен прилагательных
  8. § 8. Методы суффиксального словообразования в пределах общего качественно-относительного типа прилагательных
  9. Суффиксы #x2011;ЫВА#x2011;/ #x2011;ИВА#x2011;
  10. II. Суффиксы со значением предметности
  11. I. Суффиксы, обозначающие лиц женского пола
  12. §7.Методы суффиксального словообразования качественных имен прилагательных