<<
>>

16. В любом состоянии материи заложено, если можно так выразиться, агрессивное начал


. Агрессивное начало живого вещества заключено в темпах его размножения и в способности приспособиться к изменениям материальной среды. Как только простейшие структуры живого вещества на любом материальном объекте фиксируют необходимый минимум благоприятных условий, начинается широкомасштабное “наступление” живого вещества на уже устоявшееся состояние косной материи.
Осуществляется настоящая экспансия, завоевание живым веществом системы косного вещества отдельного материального объекта.
Такая же картина наблюдается и в ходе формирования и развития разумного вещества. А именно, в настоящее время мы фиксируем различные проявления агрессивности психики по отношению к материнскому состоянию материи, к живому веществу*. Эта агрессивность проявляется через деятельность, в ходе реализации в повседневной жизни творческого потенциала психики. И это естественная агрессивность, без которой новому состоянию материи невозможно было бы закрепиться в материальном мире, отстоять свое право на полноценное существование. Одновременно, как психика проявляет агрессивность по отношению к существующим системам живого и косного вещества, так и эти системы всевозможными способами пытаются остановить экспансию со стороны разумного вещества. Они проявляют такой же агрессивный характер по отношению к новому состоянию материи, к разумному веществу, тем самым пытаясь предотвратить ассимиляцию своих систем новым, более совершенным состоянием материи. Таким образом, в любом из существующих состояний материи с момента “рождения” заложена определенная степень агрессивности, которая помогает данному состоянию материи отстоять свое право на существование в материальном мире.
17. Положение о “врожденной” агрессивности любого из существующих состояний материи носит универсальный характер. Как материнское состояние материи агрессивно настроено против “завоевательной политики” дочернего состояния материи, так и дочернее состояние материи проявляет по отношению к “консервативной политике” материнского состояния далеко не миролюбивый характер. А все дело в том, что дочернее состояние формируется и развивается на основе уже устоявшейся материнской системы. Первое время оно паразитирует на ней, пользуясь ее энергетическими запасами и кругооборотом ее вещества.
Такое положение вещей наблюдается и во взаимоотношениях живого и разумного веществ. Для образности сравним эти взаимоотношения со взаимоотношениями между матерью и младенцем,
родителями и детьми. На стадии своего младенчества разумное вещество полностью зависело от системы живого вещества. В истории человеческого общества мы действительно отмечаем этот факт. Это стадия Человека Примитивного, которая проходит полностью под доминирующим влиянием живого вещества, мира природы.
Но как только дочернее состояние материи пройдет стадию формирования, “подрастет”, станет “на ноги”, оно увеличит свои запросы, требования по отношению к материнскому состоянию материи. Точно так же, как с возрастом наши дети доставляют родителям все больше хлопот, так и в материальном мире дочернее состояние материи по мере формирования все больше беспокоит материнскую систему. Потребности у дочернего состояния по мере развития возрастают не по дням, а по часам.
И единственный способ их удовлетворения— это энергетические возможности материнского состояния материи. В жизни наши дети с возрастом обходятся родителям все дороже и дороже. Расширяется круг их интересов, спектр их потребностей. Они все чаще не просят у родителей, а требуют, категорично говорят: “Давай”. И это “давай” родители слышат все чаще и чаще. И не всегда оно согласуется с материальными возможностями семьи. Но родители закрывают на это глаза. На пределе возможностей делают все, что просят дети, пытаясь завоевать их любовь и признательность, в глубине души питая надежду на то, что эта самоотдача окупится им в старости.
Именно такие отношения по аналогии мы отмечаем между природой и человеком. Природа вырастила человека. На ее потенциальных возможностях он обрел свою независимость и самостоятельность. Но как только разумное вещество в лице человечества достигло определенного совершенства, отношения между материнской системой и дочерней резко начали изменяться. Это произошло со второй ступени стадии Человека Эмоционального, с момента формирования энергетического цикла сознания, который дал толчок для организации “полноценной” работы высокоразвитой психики.
С момента формирования континуальной работы уровня сознания разумное вещество прошло стадию детства и вступило в подростковый период, относительно независимый от материнского состояния материи. И вот здесь с обеих сторон все сильнее начинает просматриваться агрессивность.
Разумное вещество не просит и даже не требует у материнского состояния материи средств для удовлетворения своих потребностей. Оно уже начало самоудовлетворять их за счет материнского состояния, брать без спроса то, чего раньше без разрешения не посмело бы трогать.
Разумное вещество своими потребностями, своей активностью переступило границу “покорности” и “послушания” и начало проводить самостоятельную и независимую деятельность. Деятельность, основанную на энергетических возможностях материнской системы, на базе кругооборота ее вещества. Разумное вещество на первом этапе могло закрепиться в материальном мире только за счет первичной реорганизации материнского состояния материи. Для нового состояния материи нужны гарантированные благоприятные условия, а не “дарованные” материнской системой. Для создания таких “гарантированных” благоприятных условий необходима частичная реорганизация материнского состояния материи и создание на ее основе системы разумного вещества— искусственно созданных благоприятных условий развития нового состояния материи.
Только само разумное вещество могло создать для себя постоянный, а впоследствии— избыточный уровень благоприятных условий. И оно приступило к этому. Началась ассимиляция разумным веществом системы живого вещества. И как только ассимиляция стала далеко не безобидной, материнская система начала сопротивляться. Она всеми силами пытается противостоять экспансии со стороны дочернего, ранее “послушного” состояния материи. Во взаимоотношениях между природой и человеком все очевиднее стало просматриваться противоречие, которое впоследствии приобрело формы противостояния.
Человеческое общество в настоящее время противостоит системе живого вещества, игнорируя ее интересы. Оно живет своими потребностями и запросами, с подростковой, аналогично отношениям родителей и детей, самоуверенностью считая свою
деятельность идеальной и безгрешной. Но чем старше и “взрослее” становится человеческое общество, тем больше отношения между дочерним и материнским состоянием материи переходят в плоскость взаимного уважения. Дети становятся уравновешеннее, стабильнее и предусмотрительнее. Они понимают, что от противостояния никто не выиграет. Проигрыш очевиден для обеих сторон. Человеческое общество, наконец, осознает, что его агрессивность по отношению к природе ни в коем случае не является показателем самостоятельности и независимости. Скорее наоборот, это первый признак внутреннего несовершенства и асимметрии.
К сказанному добавим, что агрессивность дочернего состояния материи по отношению к материнскому имеет ограниченный характер. Любая разрушительная или— назовем это более мягко — неуважительная деятельность по отношению к материнскому состоянию материи строго наказуема. Так, разрушая систему природы, деструктивно влияя на нее, человеческое общество тем самым негативно влияет на само себя. Оно разрушает основу своего гарантированного развития. Без этой основы или в случае ее даже частичного разрушения полноценное развитие системы разумного вещества просто невозможно.
18. По большому счету, все то влияние, которое испытывает человек со стороны природы и неорганической материи, — это влияние последней на биологическое начало организма (§15). И уже через биологическое начало, через те патологии, которые отмечаются на молекулярно-генетическом уровне, влияние внешней материальной среды сказывается на функционировании психики.
А.Чижевский обратил внимание на то, что наиболее сильные и смертоносные эпидемии возвратного тифа в XIXв. падают на годы максимального напряжения солнцедеятельности.
Чрезвычайно интересное и своеобразное соотношение с периодической деятельностью Солнца образует эпидемия дифтерической жабы и дифтерического крупа, или, соединяя эти два заболевания вместе, как вызываемые одним и тем же патогенным микробом (палочкой Lцffler), — дифтерии.
Таким образом, перечисленные факты говорят о том, что состояние биологических свойств организма напрямую зависит от материнской среды. В данном случае речь идет о зависимости активности микроорганизмов, населяющих организм человека, от влияния системы косного вещества.
Прямого влияния косного вещества на разумное вещество в природе не существует. Для естественного мира характерна последовательность влияния состояний материи друг на друга.
19. Ощущая такое мощное воздействие внешней материальной среды, человек подсознательно стремится ограничить это влияние на психику (§15). С помощью искусственной среды, техносферы он умаляет влияние косного и живого веществ на себя. Чем больше он оградит работу психики от влияния предшествующих состояний материи, тем качественней и высокоорганизованней активность его психического начала. И если в любом случае полностью изолировать влияние материнской среды (живого вещества) на работу психики человеку не удастся, то ограничить это влияние, причем существенно, ему вполне по силам. А чем меньше влияние живого вещества на разумное вещество, тем, соответственно, значительно меньше влияние и космоса, т.е. праматеринской системы. На рис.5 мы видим, как до 1894г. совпадают кривые заболеваемости дифтерией в Дании с активностью Солнца. Но после введения серотерапии — искусственного средства, противостоящего эпидемии дифтерии — соотношение резко изменяется. Активность палочки дифтерии локализуется.
20. До недавнего времени влияние космоса на систему живого вещества, биологическое начало своего организма человек воспринимал на уровне подсознания. В силу недостаточного развития Человек Эмоциональный не осознавал и не понимал его, но он его чувствовал (§2).
Именно по этой причине при анализе истории культуры мы должны учитывать так важное для Человека Примитивного и Человека Эмоционального чувственное начало. Те процессы и явления, которые человек из#x2011;за несовершенства уровня созна-
ния не мог осознать и осмыслить, он воспринимал на уровне подсознания. Ведь долгое время уровень совершенства подсознательной сферы был выше уровня сознания. Но как только соотношение между степенью развития подсознания и сознания
склонилось в сторону сознания, то информация, которая воспринималась на уровне интуиции, чувственности, перешла в новую плоскость. Она как бы осветилась сознанием. На нее обратили внимание и осознали, т.е. произвели ее качественный анализ и синтез.
21. Если античные философы чувствовали связь между развивающимся сознанием и космосом, то наше и последующие поколения будут ее осознавать, так как для нас становятся очевидными те факты связи психики и космоса, которые не могли быть восприняты нашими предками.
Анализируя историю развития любого состояния материи, поражаешься не только перманентному стремлению его к совершенству, но и той преемственности, которая наблюдается в ходе этого развития. Одно состояние материи происходит из другого. Без революционных изменений. Последовательно. Целенаправленно.
Вглядываясь в космические дали, первое, что мы фиксируем, — это структурную организацию косного вещества. Перед нами раскрывает свои просторы система косного вещества. И не обнаруживая в подзорные трубы своих телескопов ничего другого, мы ошибочно считаем себя одинокими в этом мире, оставленными один на один со Вселенной. На уровне подсознания ощущая тесную связь между собой и космосом, Человек Эмоциональный долгое время руководствовался эмпирическими догадками и выводами о структуре материального мира, об организациях, ее составляющих. На уровне чувств космос притягивал и одновременно пугал Человека Эмоционального. Страшил своей неизвестностью, своими масштабами.
Но пришло время, когда уровень развития психики оказался в состоянии разобраться и воспринять структуру материального мира не на уровне полумрака чувств, а на уровне сознания, с помощью аналитической деятельности обрабатывая всю известную по этому поводу информацию. И оказывается, что многое из того, что ранее мы воспринимали на уровне подсознания и во что верили, как в нечто сверхъестественное и недоступное пониманию, — объективно, логично и закономерно, является следствием того или иного закона существования материального мира. С космоса начинает спадать пелена неизвестности, покров таинственности и пугающей мощи. Человеческое общество впервые вплотную приблизилось к новому качественному шагу в своей истории— освоению космических далей, выходу на неизведанные просторы Солнечной системы.
22. Четко просматривающаяся преемственность в организации любого из трех состояний материи, как следствие, убеждает в типичности этапов развития материального мира. Разобравшись во взаимосвязях трех состояний материи на нашей планете, мы можем по аналогии рассматривать развитие материального мира в целом. При этом однозначно то, что содержание этапов эволюции любого из трех состояний материи при таком масштабном рассмотрении останется без изменений. Изменения коснутся только форм реализации содержательной сущности эволюции того или иного состояния материи.
Если рассматривать систему косного вещества, то по этому поводу можно сказать следующее. Формирование и развитие системы косного вещества на планете Земля и адекватной системы на любом другом материальном объекте Солнечной системы (Марсе, Луне, Венере и др.) в своей содержательной основе типично. Система косного вещества Земли или любого другого материального объекта— это ни что иное, как структурная часть системы косного вещества Вселенной. Поэтому содержание этих мини-систем, а на самом деле — структур единой системы косного вещества Вселенной, однотипно. Разницу составляют лишь формы реализации того или иного закона системы косного вещества. Например, если провести условную параллель, то отдельная группа законов физики на Луне более актуальна, чем другая, которая, в свою очередь, актуальна в масштабах Земли. Разница в актуализации групп фундаментальных законов системы косного вещества соответствующим образом отражается только на формах организации косной материи, при этом содержательная сторона данных законов остается без изменений. То же самое касается организации форм любых других состояний материи.
Углубим сказанную мысль. Допустим, в настоящее время мы знаем условия организации косного вещества на Юпитере и Земле. Сравнивая показатели структурной организации Юпитера с адекватными показателями Земли, мы не можем обнаружить ни одного более-менее похожего значения. Казалось бы, налицо неадекватность организации косного вещества на этих планетах, отсутствие каких-либо общих черт. Единственное, что связывает Юпитер и Землю— это материальная субстанция, типичность на уровне формообразующего вещества. И не более.
Но это только при поверхностном взгляде. Чтобы глубже понять данную мысль, в качестве примера приведем аналогию, взятую из живого вещества. Сравним любой простейший одноклеточный организм с одной из популяций млекопитающих. Что между ними общего? Только организация фундаментального уровня, организация клетки. Точно такое же сходство наблюдается в организации Земли и Юпитера. Мы видим различие лишь в формах. Но содержание, а именно структурная организация фундаментального уровня у этих двух планет типична. И Земля, и Юпитер — это структурные организации одной и той же системы — системы косного вещества. А раз так, то основоопределяющие законы этой системы приемлемы как при рассмотрении организации системы косного вещества Земли, так и при рассмотрении системы косного вещества Юпитера.
Из этого постулата мы можем вывести несколько важнейших выводов.
Вывод первый. Раскрывающийся ночью перед нашим взором звездный небосвод — это ни что иное, как структурная организация системы косного вещества Вселенной. И Земля, и Юпитер, и другие планеты, метеориты, звезды и т.п. есть ни что иное, как структурные организации, звенья, образующие систему косного вещества Вселенной. В основе их организации, развития и взаимодействия лежит группа основных законов существования косного вещества. Порядок развертывания этих законов, степень их влияния определяют форму той или иной структуры этой системы, того или иного объекта материального мира.
Вывод второй. Каждый материальный объект, представленный в космосе, как мы только что говорили, является той или иной формой развертывания основоопределяющих законов косного вещества. По форме мы можем судить о содержании, приоритете того или иного закона (или группы законов) в формирующейся мини-системе косного вещества. Так, форма нашей планеты характеризует структурную организацию системы косного вещества Земли. Форма Юпитера дает нам другую последовательность развертывания законов организации, развития и взаимодействия системы косного вещества. Любой рассматриваемый нами материальный объект дает нам своеобразную последовательность развертывания этих законов. Поскольку законы организации, развития и взаимодействия системы косного вещества имеют ограниченное количество последовательностей, мы можем не предполагать, а утверждать о существовании материальных объектов, типичных по своей структурной организации.
Вывод третий. Существование во Вселенной материальных объектов с типичной содержательной последовательностью развертывания законов косного вещества ограничивает, на первый взгляд, казалось бы, бесконечное разнообразие структур косного вещества, указывает на наличие в системе косного вещества иерархичности. А иерархичность любой системы подчеркивает существование типичных объектов. Таким образом, Земля в материальном мире не является единственным экземпляром. Точно так же существуют в материальном мире системы, подобные нашей Солнечной системе. К тому же, последовательность развертывания законов материального мира гарантирует и следующую последовательность. А именно, если на другом конце Вселенной существует планета с адекватной земным показателям организацией мини-системы косного вещества, то, значит, и на ней в обязательном порядке должно произойти формирование и развитие системы живого и разумного веществ. Или же, если в тех же пределах существует планета, адекватная по структурной организации Юпитеру, то на ней, видимо, должны происходить такие же процессы и явления, как и на аналоге из нашей Солнечной системы.
Вывод четвертый. В этой связи возникает важное, пока еще гипотетическое предположение о зарождении жизни в материальном мире, а также о формировании разума. Относительно второго состояния материи— живого вещества— скажем следующее. Известные в настоящее время факты, а также наши предыдущие выводы указывают на то, что первичной организацией материи во Вселенной было косное вещество. Живое вещество возникло после развития косного вещества и формирования его системы.
Вопрос о происхождении жизни из неорганического вещества еще не решен однозначно. Теория A.Опарина (1894—1980) [57] до сих пор не получила должного и повсеместного признания. Для восприятия человека слишком необычен факт появления жизни из неорганического мира, или, точнее, появление жизни из переходных, биокосных форм. Но поверить в это и принять гипотетическую концепцию Опарина как аксиому заставляет нас фактический материал и обезоруживающая логика фактов. Мало того, мы должны признать не только факт появления жизни из биокосных веществ, но и возникновение разума из переходных форм в ходе качественной реорганизации нейрофизиологии мозга высших животных, а сознания— из подсознания.
23. В целом, вглядываясь в материальный мир, в космические просторы, мы должны представлять себе следующее. Безусловно, материальный мир многообразен и бесконечен. Но если бесконечность материального мира мы пока оставляем за пределами нашего рассмотрения, то о его многообразии мы должны поговорить. Многообразие материального мира ограничено в своем множестве. На просторах Вселенной мы обязательно найдем определенное множество планет, идентичных по структурной организации нашей планете. Или такое же определенное множество планет, идентичных любой известной нам планете из Солнечной системы.
А это означает, что во Вселенной мы не одиноки. В ней есть и живое вещество, и разумное вещество. Причем, на различных стадиях развития. Как только мы обнаружим планету, одинаковую по основным параметрам с нашей планетой, мы можем с достаточно высокой точностью судить об этапах эволюции вещества на этой планете. Если на ней мы не обнаруживаем жизни, значит, данный материальный объект еще проходит этапы формирования системы косного вещества. Если жизнь обнаружена, значит материальный объект проходит определенные стадии формирования и развития живого вещества. При этом мы говорим не о полной идентичности проявлений косного, живого и разумного веществ на материальных объектах с адекватными исходными параметрами, а о содержательной идентичности, допуская различия в формах.
Практически невероятно допустить существование полностью идентичных планет с адекватными условиями существования. Здесь играют роль очень много второстепенных факторов, которые в целом влияют не на содержание, а на формы проявления этого содержания. Поэтому при анализе идентичных по содержанию материальных организаций мы должны руководствоваться вероятностными показателями, корреляционными отношениями. Допустим, если мы обнаружим, что Венера по структурной организации косного вещества идентична Земле*, то нам не следует искать на ее поверхности аналоги био- или ноосферы Земли. Мы должны быть готовы встретить идентичное содержание развертывания законов материального мира. А именно, если это касается живого вещества, то мы встретим вещество, обладающее диссимметричностью и избирательной способностью к изотопам, а также другими основоопределяющими признаками живого вещества [23]. Если речь идет о разумном веществе, то это вещество, в своем основании содержащее высокоразвитую психику.
Формы реализации этого содержания обязательно будут различными. Относительно, скажем, разумного вещества, то на Венере мы вряд ли встретим похожих по форме на человека существ: внешний вид человека формируется в большей степени под воздействием его биологических корней. 80—90% внешнего вида человека занимают биологические образования. И только остальную часть — образования исключительно разумного вещества. И именно в этих 10—20% должно заключаться сходство разумного вещества Венеры и Земли.
24. Очень важную роль в структурном сравнении состояний материи различных материальных объектов играет степень развития сравниваемых состояний материи. При анализе типичных по содержанию состояний материи, воплощенных в тех или иных формах, мы не обязательно встретим состояния, адекватные земным. Мы можем встретить свое прошлое, или увидеть будущее разумного вещества, если это касается третичного состояния материи. Мы можем увидеть прошлое или будущее живого вещества, если это касается вторичного состояния материи. Мы столкнемся с различными по степени совершенства состояниями материи, последовательность развития которых обязательно будет соответствовать земной. А именно, как на Земле, так и на любом другом подобном материальном объекте на основе высокоразвитого состояния косного вещества произойдет организация живого вещества. На основе устоявшейся системы живого вещества произойдет формирование и развитие разумного вещества. А уже на основании высокоразвитой системы разумного вещества будет формироваться и развиваться сверхразумное вещество. Именно с такой последовательностью развития мы столкнемся на подобных Земле по уровню структурной организации материальных объектах.
Таким образом, мы вправе сделать следующие выводы. Первый: живое вещество является закономерным следствием эволюции косного вещества. В свою очередь, разумное вещество является закономерным следствием развития живого вещества. Второй: учитывая первый вывод, мы вынуждены признать, что живое вещество попало на нашу планету не в форме спор, семян или цисты, а появилось естественным путем, из переходных, биокосных форм. Эта важная по своему содержанию мысль акцентирует наше внимание на том, что жизнь на Земле произошла не по воле сверхъестественных сил, а в ходе эволюции косного состояния материи, в ходе формирования на Земле благоприятных для развития нового состояния материи, особого рода внутренних и внешних условий. Третий: отрицание факта сверхъестественного влияния на развитие жизни на Земле в очередной раз убеждает нас в естественном характере формирования и развития разумного вещества на планете Земля. Четвертый: для анализа прошлого и будущего человеческого общества не надо привлекать божественные силы. Божество – это, мы считаем, продукт синтезирующей работы коллективного подсознания*. С момента установления работы сознания потребность в чувственном восприятии действительности стала вторичной. Человек впервые вышел на уровень осознания естественного происхождения и живого, и разумного веществ. Осталось только собрать фактическую базу, научно-исследовательский материал, который позволит по аналогиям воссоздать полную картину организации материального мира.
25. В силу всех этих теоретических выводов мы приходим к важной для нас мысли. Человек— это не только новое состояние материи на Земле. Это представитель космоса, Вселенной. Встречающиеся на просторах Вселенной и обнаруженные в ходе исследования космоса простейшие формы живого вещества указывают на то, что в космосе мы обязательно встретим собратьев по разуму. Масштабы отдельного материального объекта для разумного вещества слишком узки. Его настоящее поле деятельности — космос, Вселенная [5]. И если за считанные десятилетия исследования космоса мы встретили простейшие формы живого вещества, то не за горами то время, когда на просторах Вселенной мы обнаружим представителей разумного вещества. Причем уровень их внутреннего совершенства однозначно будет находиться выше нашего уровня, потому что освоение космических просторов под силу только разумному веществу, перешагнувшему стадию Человека Эмоционального, вышедшему на просторы стадии Человека Разумного. И чтобы подготовиться к общению с разумным веществом, стоящим на более высоком уровне внутреннего совершенства, мы должны знать основополагающие законы формирования и развития разумного вещества, досконально знать причинно-следственные процессы, происходящие в материальном мире, и, тем более, процессы, ожидающие наше общество в близлежащем и перспективном будущем.
26. От рассмотрения космических проблем мы переходим к нашим земным делам. И первое, с чем мы здесь сталкиваемся, так это с оценкой тех или иных вариантов реализации творческого потенциала человека (подчеркнем, что речь идет не о человеке как отдельном индивиде, а о человеке как о совокупности человеческого бытия; Человек Примитивный и Человек Эмоциональный — это не отдельные люди, а состояние разумного вещества). Воплощаясь в материальные формы через деятельность, творческий потенциал психики создает комплекс конечных результатов труда. Последний формирует ноосферу планеты. От того, насколько конечный результат труда соответствует законам материального мира, зависит степень деструктивной или прогрессивной направленности ноосферы.
27. Положительная или отрицательная оценка реализации творческого потенциала психики человека может быть осуществлена с помощью понятий “истина” и “ложь”.
Рассмотреть эти две философские категории нас вынуждают многие причины. Наиболее вaжная из них порождена, на мой взгляд, во многом парадоксальной, запутанной ситуацией в создаваемой человеческим обществом информационной среде. А именно: многие “открытия”, превозносимые современной научной мыслью и используемые в качестве аксиом, на самом деле лишь приблизительно соответствуют действительному положению дел. Одновременно параметры, важные как в функциональной деятельности организма, так и в работе психики, упускаются или недооцениваются. Общество зачастую ценит те факты, которые являются второ- или даже третьестепенными. Оно финансирует их исследование, с помощью средств массовой информации выносит их на суд общественности, создает вокруг них ореол эйфории. А научные исследования, которые действительно являются эпохальными, выводят нашу цивилизацию на новый уровень совершенства и являются бесценным вкладом в историю науч-
ной мысли, остаются порой совсем незамеченными, явно недооцененными или просто игнорируются. Так случилось и с концепцией Д.Дана, который еще до Ч.Дарвина выдвинул теорию цефализации, но был осмеян коллегами и не стал настаивать на ее истинности. И только после того, как В.Вернадский извлек ее из забвения, многим ученым стало понятным, что механизм эволюции в концепции Дана в отношении глобальной эволюции материи, видимо, более приемлем, нежели механизм биологической эволюции Ч.Дарвина. И таких примеров можно привести множество.
Поэтому, прежде чем рассматривать возможности психического и биологического начала Человека Эмоционального, сущность человеческой жизни, я бы хотел остановиться на анализе того, какие знания и факты можно считать истинными. Так как именно на их истинность ссылаются и оппоненты, и защитники неординарных взглядов.
28. Истинность — это та волшебная вершина, достижению которой многие достойные представители человеческого общества посвятили долгие годы своей жизни. Истинность — это комплекс объективных и субъективных знаний, который состоит из аксиоматических блоков, азбучных азов, на основании которых строится мировоззренческая основа нашей цивилизации. От того, насколько безошибочными окажутся аксиомы, лежащие в основании возводимой обществом информационной среды, настолько гармоничными и целостными окажутся воззрения нашей цивилизации на внешний материальный мир, на те процессы, которые в нем происходят. И чем больше ошибок и заблуждений мы заложим в основание возводимого здания знаний, тем менее оно будет устойчивым. А неустойчивость наших воззрений, их двусмысленность, пустая декларативность являются первопричиной асимметричного развития общества, деструктивных и негативных проявлений в общественных отношениях.
Если допустить, что в определенный период времени за счет идеологического влияния вокруг того или иного направления знаний был создан ажиотаж, вызвано пристальное внимание, то мы сталкиваемся, как правило, с искусственным насаждением истины, зачастую довольно искаженной. Установленная истинность, независимо от искусственного или закономерного происхождения, приобретает ореол общепризнанности, своеобразной догматичности. На определенный промежуток времени этот факт у большинства людей не вызывает сомнений, становится неопровержимым. Все, кто пытается его опровергнуть или оппонировать ему, попадают в неприятные ситуации, связанные с насмешками коллег, замалчиванием противоречащего воздвигнутой “истине” материала и т.п. Соответственно, люди, далекие от научных кругов, воспринимают установленную “истину” как аксиому и на ее основании строят свои воззрения, свой образ жизни, т.е. уверенно используют в своей повседневной жизни.
Но с течением времени, когда стихнет пустозвонный ажиотаж вокруг этих исследований, а противоречия накопятся и приобретут мощную силу, которую уже нельзя скрыть, голос оппонирующих, наконец, будет услышан. И уже без привлечения прессы, в узких научных кругах, без широкого освещения эта
искусственная “истина” — фактически лжеистина — будет отвергнута и предана забвению. Но поскольку об этом будет знать только узкий круг специалистов, широкие массы населения еще долгое время, по инерции, будут использовать данную “лжеистину” в своем образе жизни.
Такое положение вещей неоднократно отмечалось в истории, особенно в последнее время, когда рекламные агентства, за большие деньги умалчивая недостоверность рекламируемой информации, проводят широкомасштабные рекламные акции, вводя в заблуждение широкие массы населения. В качестве примеров можно привести и историю с искусственным питанием, которая обернулась для целых поколений трагедией, и еще не известно, чем она вообще закончится. Это и история с ролью человека как “хозяина” природы, которая привела к экологическим катастрофам на нашей планете и завершения которой мы с таким страхом ожидаем. Это и религиозный фанатизм средневековья, в течение нескольких столетий практически лишивший нас живительного чувства свободы.
И чтобы избежать таких трагических ошибок, мы должны более досконально исследовать категорию истины и попытаться установить основные, краеугольные критерии ее определения. Только после этого мы можем быть уверены, что преподносимая нам истина, в конечном итоге, при более доскональном рассмотрении, не окажется очередной ошибкой, последствия которой будут сказываться на наших детях и внуках.
29. Я категорически не согласен с доминированием гносеологизма в определении истины, что характерно для многих современных философских учений. На мой взгляд, это является одной из причин столь высокого показателя степени деструктивности действий, отмечаемого в современном обществе. Из-за не совсем правильного понимания содержательной основы своей деятельности Человек Эмоциональный акцентирует внимание на достижении фактически второстепенных целей, упуская или не придавая должного значения целям, действительно основоопределяющим. По большому счету, Человек Эмоциональный делает то, чего он мог бы и не делать. Например, та львиная доля свободного времени, которую современный человек посвящает различного рода развлечениям, отдыху и досугу, является ни чем иным, как бессодержательным времяпровождением. Оно не способствует реализации творческого потенциала психики, не приводит к материализации через онтогенетическую деятельность потенциальных возможностей головного мозга.
В большинстве случаев Человек Эмоциональный не осознает неполноценности своего образа жизни. Он считает, что в той деятельности, которую он проводит и через которую выражает свое внутреннее “Я”, нет недостатков. Но эта самоуверенность — самоуверенность дилетанта, которая впоследствии проявит свои негативные стороны. Например, в начале XXв. человеческое общество без должного анализа и всестороннего обсуждения признало себя “хозяином” природы и соответственно повело свою деятельность.
Но прошло всего несколько десятилетий и чрезмерная самоуверенность Человека Эмоционального вдребезги разбилась перед представшими экологическими катастрофами, катаклизмами в природе и т. п. негативными явлениями. Пришлось срочнейшим образом отказываться от возведенных лозунгов и принятых деклараций. Слишком деструктивными для человечества оказались последствия этого самонадеянного шага.
И таких примеров множество. Вспомним хотя бы судьбу Аральского моря. Это первая антропогенная катастрофа такого масштаба. Под влиянием директивных установок партийного аппарата, с целью удовлетворения запросов военно-промышленного комплекса в 70#x2011;х годах прошлого века на территории бывшего СССР решили увеличить валовый сбор хлопка. Для орошения земель использовали воды двух крупнейших рек, впадающих в Арал. В результате этого беспрецедентного шага за тридцать лет объем воды в море снизился на 20%! Мало того, что с треском провалилась идея повышения урожая хлопка, был разрушен целый биогеоценоз на планете. Очередной раз человеческое общество доказало свою несостоятельность, некомпетентность при решении глобальных вопросов, касающихся взаимодействия природы и человека.
Одной из причин обилия ошибок и просчетов в организации взаимодействия между системами живого и разумного веществ, по моему твердому убеждению, является двусмысленная трактовка категории истины, несоответствие критериев оценки деятельности действительным оценочным требованиям.
30. Для большинства материалистических философских систем истина есть “адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизведение его таким, каким он существует сам по себе, вне и независимо от человека и его сознания; объективное содержание чувственного, эмпирического опыта, понятий, идей, суждений, теорий, учений и целостной картины мира в диалектике ее развития” [88, 226]. На первый взгляд, с таким определением трудно не согласиться: оно вполне логично и содержательно. Более того, оно даже практично. Но оно всецело гносеологично, т.е. привязано к исторически конкретному субъекту познания. Нас же интересует онтологический срез проблемы.
Объяснимся более подробно. Приведенное определение привязано не к фундаментальным, определяющим характеристикам бытия, а к их отражению. Речь идет об “адекватном отражении объекта познающим субъектом…” — т.е. о взаимодействии психики с внешней информационной средой. Но как нам судить о правильности этого “отражения”, если мы знаем два вида взаимодействия психики с внешней информационной средой: на уровне сознания и на уровне подсознания? Поэтому такая истина оказывается неопределенной. Далее, почему в этом взаимодействии психика что-то именно “отражает”? А почему не “просветляет”? Мы полагаем, что знание есть результат не “отражения”, а просветления психикой бытия. В процессе просветления бытие приобретает форму закона.
Просветление бытия психикой может происходить как на уровне подсознания, в ходе “дискретно-континуальной” работы психики, так и на уровне сознания, в ходе континуальной работы. Согласно анализируемому определению, и адекватное отражение объекта познающим субъектом на уровне подсознания является истинным,
и адекватное отражение объекта познающим субъектом на уровне сознания тоже истинное. Но поскольку разница между первым и вторым видом взаимодействия психики с материальной средой громадная, если не сказать — кардинальная, то о какой “истине” мы можем вести речь? Об истине Человека Примитивного? Об истине Человека Эмоционального? Или об истине Человека Разумного?
31. П.Сорокин (1889—1968) — один из основоположников русской и американской социологических школ — привязывает истину к онтологии культуры, и в связи с этим различает три истины, а именно: идеациональную, идеалистическую и чувственную. “Идеациональная истина — это истина, открываемая милостью Божией через его глашатаев (пророки, мистики, “отцы церкви”), обнаруживаемая сверхчувственным способом посредством мистического опыта, прямого откровения, божественной интуицией и вдохновением. Такая истина может быть названа истиной веры. Она непогрешима и дает адекватное знание о подлинно реальных ценностях. Чувственная истина суть истина чувств, постигаемая органами чувственного восприятия. Если наши органы ощущений свидетельствуют, что “снег белый и холодный”, то утверждение истинно, если же наши органы ощущений показывают, что снег не белый и не холодный, то утверждение становится ложным.
Идеалистическая истина есть синтез двух других истин, т.е. синтез, созданный нашим разумом” [77, 463].
Mы видим, что концепция истины Сорокина менее релятивистская, нежели концепция “адекватного отражения”. И это связано с ее онтологичностью, которая, однако, ограничивается уровнем культуры.
Концепция П.Сорокина о дифференциации истины с учетом трех сверхсистем культуры не получила широкого распространения: она остановилась на полпути, хотя в целом, если ее углубить, она соответствует действительности*.
И еще об одном важном толковании истины. Истина может пониматься как неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов. Родоначальником такого взгляда был Платон [61], а
впоследствии его развил св.Августин [1]. В конце 18в. немецкий классический идеализм, начиная с Фихте [89], применил в трактовке идеалистической истины диалектический метод. По Гегелю, истина проявляется в диалектическом процессе развития идеи через систему понятий, суждений, теорий [29]. К обсуждению проблемы абсолютности истины мы еще вернемся.
32. На наш взгляд, понятие истины должно быть привязано к основополагающему факту, носящему не поверхностный характер, а раскрывающему ту или иную содержательную сторону процесса или явления. К факту, связанному с работой фундаментального уровня рассматриваемого состояния материи.
Эту мысль можно выразить еще четче. Чтобы иметь не двусмысленный, а определенный характер, претендующие на истинность суждения должны быть привязаны к законам организации, развития и взаимодействия материального мира в целом и к законам существования того или иного состояния материи в частности. В ходе теоретических и практических исследований научный работник должен избегать и догм, и двусмысленных “истин”. Современный уровень развития мышления позволяет проводить аналитическую деятельность с привлечением более широкого спектра информации, что дает возможность судить о рассматриваемом предмете или явлении всесторонне, комплексно. Такой всеобъемлющий охват рассматриваемого явления или процесса позволяет установить его принадлежность к тому или иному состоянию материи и группе основных законов существования данного состояния материи. И как только человеческое общество установит и раскроет содержательную основу существования материального мира в целом и состояний материи в частности, оно определит для себя комплекс основополагающих законов и фактов. И именно эти законы и факты должны лечь в основу аналитической деятельности сознания. Чем больше подлинно безупречных аксиом будет задействовано в ходе мышления, работы сознания, тем качественнее и полноценнее окажется принятое решение. И соответственно, исчезнет проблема релятивности “истин”.
33. Человек Эмоциональный запутался в обилии “истин”. Каждое последующее исследование опровергает предыдущую “истину”, возводя на пьедестал новую, такую же временную. И это будет до тех пор, пока Человек Эмоциональный не установит четкой иерархичности рассматриваемых процессов и явлений. Ведь иерархичность просматривается не только в структурной организации материального мира в целом. Каждое состояние материи имеет собственную иерархию, которая объединяет все структурные уровни организации данного состояния материи. Разумное вещество также иерархично, причем в масштабах нашей планеты.
34. В системе разумного вещества существуют несколько основных уровней: сознания, подсознания, молекулярно-генетический, органный, организменный и т.п. (§13). Интересующее нас явление или процесс можно рассматривать относительно каждого из этих уровней. И, на первый взгляд, каждое суждение будет выглядеть правильным, достоверным. Но эта правильность относительна и неравнозначна. Так, относительно молекулярно-генетического уровня еда интересует человека своими питательными
качествами.
С позиции уровня подсознания процесс еды рассматривается как дискретно-континуальная работа нейронных объединений мозга. Здесь мы ведем речь об условно-рефлекторной деятельности, об установлении динамического стереотипа на уровне бессознательного начала психики. И соответственно, истины здесь свои, отличные от иных истин.
Относительно работы сознания процесс еды рассматривается в плоскости, в которой доминируют свои истины. Но именно здесь, так как это фундаментальный уровень системы разумного вещества, истины предыдущих трех уровней интегрируются, приобретают единое ассоциативное начало. На этом уровне предыдущие истины осознаются и осмысливаются. Это приводит к созданию иерархичности в истинах о еде. И тут важно определить приоритеты. Для процесса еды определяющим является работа бессознательного уровня психики, которая за счет условно-рефлекторной деятельности организует условную потребность в еде. И уже на основании этой потребности строится работа молекулярно-генетического уровня.
Когда на уровне сознания человек выстраивает иерархическую структуру процесса еды, для него становится очевидным следующее. Первое: при анализе процесса еды основоопределяющей становится информация о работе подсознания. Именно показатели этого уровня являются той информацией, на основе которой необходимо рассматривать процесс еды. Второе: истины, установленные в ходе анализа работы молекулярно-генетического уровня, тоже выступают как аксиомы, но их фундаментальность в сравнении с фундаментальностью истин, соотносительных с уровнем подсознания психики, второстепенна. Поэтому и строить анализ процесса еды на основе этих истин — неблагодарное дело. Эти истины лишены содержательной глубины. Они поверхностны и неустойчивы.
35. Подобный анализ можно применить к любому явлению или предмету. Следовательно, истина как категория внутренне дифференцирована на уровни, количество которых в каждом конкретном случае соответствует количеству иерархичных уровней организации того или иного состояния материи. Организация, развитие и взаимодействие вещества и энергии во Вселенной осуществляется не произвольно, а по законам организации, развития и взаимодействия материи. В своем множестве законы материального мира охватывают, а точнее, определяют организацию и движение всего во Вселенной. Отсюда любое событие, произошедшее в материальном мире, осуществляется в пределах фундаментальных законов.
36. Таким образом, можно определить критерии истины. Они соответствуют жестким границам законов материального мира, которые раскрывают содержательную сторону того или иного явления или процесса. Они вынуждают рассматриваемые явления или процессы идти таким, а не иным чередом. Иначе и не может быть, ведь воплощение фундаментальных законов имеет прогнозируемый и практически обязательный характер. Истина есть то, что закономерно и обязательно. Что следует из законов материального мира. Полная истина не может быть случайной, абстрактной или относительной. Она также едина в своем поле значений, поэтому назовем такую истину Единой истиной.
37. Сформулируем понятие Единой истины. Единая истина— это определяющая закономерность произошедшего или прогнозируемого события. Из такого понимания истины следует, что действие человека, явившееся следствием законов или соответствующее диалектике основоопределяющих законов материального мира, по своему содержанию есть истинным действием. Действие, не соответствующее фундаментальным законам материального мира, идущее в противоречие с ними, — действие ложное.
Определение Единой истины возможно только на фундаментальном уровне, который лежит в основании иерархии рассматриваемого состояния материи. Определение других истин возможно и на иных энергетических уровнях, но эти истины всегда нужно согласовывать с установленной Единой истиной, так как они менее содержательны и менее емки. Они применимы только при анализе процесса или явления с позиции данного уровня. Они не универсальны. Единая истина применима при рассмотрении состояния материи в целом.
38. С данной точки зрения мы можем по-новому взглянуть и на дифференциацию истины П.Сорокиным (§31). В контексте нашего понимания он рассматривал категорию истины на уровне подсознания. Но если углубить его исследование до фундаментального уровня, то получим следующую картину. Дифференциация истины согласно трем сверхсистемам культуры адекватна стадиям развития разумного вещества. Идеациональная сверхсистема культуры соответствует этапу формирования и развития подсознательного уровня. Чувственная сверхсистема культуры соответствует этой же стадии, но уже достигшей наивысшего совершенства, т.е. комплексной работы подсознания. Идеалистическая сверхсистема культуры является следствием формирования и развития сознания.
Для дальнейших наших рассуждений приведем таблицу П.Сорокина о количестве важнейших изобретений в соответствующие века (табл.1).
Как только мы проводим аналогии с процессами, происходящими на фундаментальном уровне, то та доказательная база, которую П.Сорокин использует для подтверждения своей концепции, становится более понятной и обоснованной. Приведенную таблицу (табл.1) П.Сорокин объясняет следующим образом.
“Если чувственная система не поощряет какого-либо интереса к сверхчувственным аспектам действительности, то она оказывает явное предпочтение изучению чувственного мира со всеми его физическими, химическими и биологическими качествами и связями. Весь когнитивный интерес сосредоточен на изучении этих чувственных явлений, их материальности, поддающихся наблюдениям взаимосвязей, а также на технологических изобретениях, служащих нашим чувственным потребностям. Познание становится эквивалентом эмпирического знания, представленного естественными науками. Таким образом, в чувственном обществе естественные науки вытесняют религию, теологию и даже философию. Это обобщение подтверждается статистическими данными по научным открытиям и технологическим изобретениям*.
В течение идеациональных веков греческой культуры (8—6 вв. до н.э.) число открытий и изобретений незначительно. Начиная со второй половины 6в. до нашей эры, число открытий резко возрастает и остается на высоком для античного мира уровне до 4в. нашей эры — период чувственной культуры и истины. Начиная с 5в. нашей эры достигнутый уровень снова падает, оставаясь почти неизменным вплоть до 13в. — периода господства идеациональной культуры и истины. Начиная с 13в. он вновь неуклонно возрастает, достигая в 19—20вв. беспрецедентного уровня. Лишь только один 19в. принес открытий и изобретений больше, чем все предшествующие столетия, вместе взятые” [77, 466—467].
Таким образом, П.Сорокин, опираясь на исследования, видит в приведенных в таблице цифрах цикличность, периодические повторения периодов чувственной культуры и истины, или идеациональной и идеальной культуры и истины. Но действительно ли это так? Существует ли отмечаемая П.Сорокиным цикличность в развитии культуры и, тем более, истины?
Если посмотрим на табл.1 с учетом развития нейронных объединений головного мозга, то придем к совершенно иному результату. А именно— до 4—5вв. н.э. осуществляется развитие нейронного уровня, обеспечивающего становление работы подсознания**. По мере развития нейронных объединений этого уровня, совершенствования условно-рефлекторной деятельности, растет количество научных открытий (цифры, приведенные справа). Как только уровень подсознания достиг наивысшего совершенства, количество научных открытий уменьшается и стабилизируется на определенном уровне (период с 3 по 7в.н.э.). То, что можно было открыть на уровне бессознательного восприятия действительности, на основе чувственного восприятия взаимодействия человека с внешней материальной средой, было открыто. Именно этим и объясняется “застой” в цифрах.
Как только развитие нейронных объединений мозга перешло на качественно новый уровень, цифры снова поползли вверх. С 4 по 12вв. осуществлялась дифференциация нейронных объединений уже достигнутого уровня и формирование качественно новых нейронных объединений, специализирующихся на ассоциативной работе с информацией и обладающих континуальными свойствами, а также реорганизация нейронного уровня подсознания и формирование уровня сознания.
Рост научных открытий и технических изобретений, на наш взгляд, вызван не цикличными переходами трех сверхкультур, как считал П.Сорокин. О цикличности не может идти и речи, так как в настоящее время установлены достоверные факты, которые указывают на однополярную направленность эволюции и подчеркивают ее необратимость. В частности, закон (правило) необратимости эволюции (Л.Долло) указывает, что организм (популяция, вид) не может вернуться к прежнему состоянию, реализованному в ряду его предков [67, 149]. В экологии закон необратимости эволюции тесно связан с 3#x2011;м следствием закона внутреннего динамического равновесия, где подчеркивается, что “производимые в крупных экосистемах перемены относительно необратимы. Проходя по иерархии снизу вверх — от места воздействия до биосферы в целом, — они меняют глобальные процессы и тем самым переводят их на новый эволюционный уровень” [67, 143].
Таким образом, выводы П.Сорокина противоречат законам организации материального мира. Причина заблуждения П.Сорокина в том, что он основывал свои выводы на исследовательском материале, почерпнутом из наблюдений за вторичными уровнями.
На наш взгляд, причина роста цифр в табл.1, начиная с 7—8вв., заключается в переходе от первого вида взаимодействия психики с внешней информационной средой ко второму виду*. Табл.1 демонстрирует переход человеческого общества от бессознательной деятельности к деятельности сознательной. Чем выше уровень сознательной деятельности, совершеннее работа психики, тем выше и количество открытий, что наглядно иллюстрирует табл.1.
39. Выдвигаемое нами определение истины и лжи входит в противоречие с существующим в настоящее время пониманием данных категорий. Для нас неприемлемо такое свойство истины, как абсолютная относительность. Современная философская мысль считает, что истина всегда относительна, “поскольку мышление отражает объект не полностью, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются” [88,226].
И действительно, для субъекта истина принципиально относительна, так как его мировоззрение, его система взглядов на мир развиваются. Но как только мы станем рассматривать истину не относительно субъекта, а относительно основоопределяющего уровня, положение об “относительности” истины отпадет как рудимент. Не вся нам известная информация может раскрыть содержание истины, так как информация, в свою очередь, также дифференцируется в зависимости от энергетических уровней. Чем фундаментальнее уровень, тем ценнее информация, тем ближе она к раскрытию содержания истины.
40. В какой-то мере Единая истина созвучна с абсолютной истиной, которую в современной философии преподносят как “знание, которое полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания” [88, 226]. Но созвучие этих двух понятий исчезает, если допустить, что абсолютная истина, как составляющий момент, входит в относительную истину*.
В нашем понимании Единая истина представляет собой целостность, которая не входит в структуру других, равнозначных по объему понятий. Она напрямую связана только с основоопределяющими законами материального мира. Детерминизм этих законов формирует содержательную глубину Единой истины, ее абсолютность.
Если о Единой истине мы говорим как о фундаментальной и неограниченной, то об истинах, вытекающих из анализа вторичных уровней обмена энергией, информацией и веществом, мы можем говорить как об ограниченных. Ведь, действительно, для нас абсолютность истины равнозначна неограниченности влияния того или иного закона материального мира. А так как законы в материальном мире имеют разную степень влияния, актуальности, то и истина, сопутствующая развертыванию этого закона, будет иметь ту или иную степень ограниченности. Например, поскольку действие закона сохранения энергии универсально, проявляется в любом из трех состояний материи, то мы можем говорить о фундаментальности данного закона. Соответственно показатели, которые, как следствие, вытекают из этого закона, являются истинными, абсолютными для всех состояний материи. Это Единая истина, которой не известны границы состояний материи, которая находится вне дифференциации материального мира.
Другое дело, если мы возьмем действие закона естественного отбора. Следствия, вытекающие из этого закона, являются истинными. Но данная истина фундаментальна только для системы живого вещества. Закон естественного отбора не универсален. Он не играет никакой роли ни в формировании и развитии системы косного вещества, ни в процессе существования разумного вещества. Следовательно, показатели, вытекающие из этого закона и являющиеся истинами для мира природы, таковыми не являются ни в неорганическом мире, ни в человеческом обществе. В этом случае мы говорим не об относительности истины, а о ее ограниченности. Мы вспоминаем о дифференциации истины, об иерархичности организации материального мира и с этой позиции говорим, насколько рассматриваемая истина абсолютна и насколько полно она выражает процессы, происходящие в материальном мире. От показателя полноты процессов, протекающих в основании материального мира, зависит содержательная глубина истины и, соответственно, ее абсолютность.
41. Обычно в философских работах категории истины противопоставляется категория заблуждения, а не лжи. Считается, что заблуждение — это знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним, а ложь — преднамеренное искажение истины в корыстных интересах. Складывается впечатление, что авторы предлагаемой концепции, заранее оправдывая действия, не соответствующие фундаментальным законам материального мира, смягчают последствия подобных “заблуждений”. Если в античной философии существовало две ключевые категории в теории познания— истина и ложь, то современная философская мысль пытается сгладить категоричность позиции, вводя компромиссное понятие “заблуждение”.
В материальном мире, действительно, наблюдаются примеры компромиссных решений. Но подобное решение вопросов не закономерно. Оно, как правило, является исключением. Требования законов материального мира в большинстве своем категоричны и бескомпромиссны. Если рассматривать систему живого вещества, то мы можем утверждать, что многоликость мира природы возможна только при одном условии— при четко определенных, исключающих двусмысленность правилах поведения. Многообразие структурной организации системы живого вещества возможно лишь при жестком влиянии центра, системы. В таком многообразии жизни не может быть неопределенных или двусмысленных отношений. Или параметры твоего организма подходят под требования внешней материальной среды и ты продолжаешь свое существование в материальном мире, или твой организм не выдерживает конкурентной борьбы и погибает. Компромисс здесь невозможен.
Такая же невозможность компромисса наблюдается и при рассмотрении любого другого состояния материи, включая разумное вещество. Или деятельность человеческого общества согласуется с законами существования материального мира и поэтому соответствует Единой истине, т.е. истинная по своей сущности, или же деятельность общества противоречит этим законам, вносит в отношения между разумным веществом и материальным миром элемент деструктивности и поэтому является не заблуждением, а ложью.
Понятие “заблуждение” можно применить при анализе умозаключений, когда мысль человека, продукт его сознательной деятельности не получили конкретного воплощения в деятельности, т.е. до тех пор, пока деятельность не была материализована.
Таким образом, заблуждение как категория применимо только в ходе анализа результатов умственного труда до момента их воплощения в деятельности. До тех пор, пока человек не совершил действия, нарушающего гармонию в системе разумного вещества или в материальном мире в целом, неправильную цепь умозаключений можно считать заблуждением. При этом степень этого нарушения не имеет значения. Главное— факт нарушения. Но как только задуманное неправильное действие человек воплотил в жизнь, материализовал в конкретную форму— это уже ложная деятельность, категорично трактуемая как аномальная и деструктивная. Это деятельность, требующая по отношению к себе порицающих выводов. Поэтому когда речь идет об анализе деятельности человека, применимы только категории истины и лжи. Они — как две полярные вершины. И компромисс между ними — это исключение из правил.
42. Категория Единой истины дифференцирована в той степени, в какой дифференцированы законы материального мира. Поэтому, если раньше систему косного вещества рассматривали сквозь призму законов классической механики, а сейчас рассматривают с позиции законов квантовой физики, то речь идет не о смене Единой истины, а лишь о наглядном примере ее дифференциации. И положение о том, что “сумма внутренних углов треугольника равна 180°”, истинно лишь для Евклидовой геометрии и становится ложным, например, в геометрии Лобачевского—Римана, тоже имеет закономерный характер. Оно подчеркивает не “относительность в объективной истине”, как это трактуется в современной философии, а дифференциацию Единой истины, ее иерархичность.
43. Бытует мнение, что критерием истины служит практика. Через практику, уже совершенное действие, устанавливается истинность того или иного направления в деятельности. Подобная последовательность действий крайне негативно отражается на внутреннем состоянии системы разумного вещества, на процессе ее становления и развития. Этот путь неприемлем для Человека Разумного. Он полностью отвергает прогнозируемость событий и, что самое главное, — разумное начало человека. Как можно истинность умозаключений проверять на практике? Разве этот путь не является подобием детской игры “в прятки”, когда ребенок с завязанными глазами пытается отыскать своих товарищей, а после этого еще и отгадать, кто это такой? Сколько ошибок, трагических последствий, катаклизмов и разрушений оставляет после себя человек при подобном определении истины! Практика — это уже деятельность. И если практикой истинность того или иного умозаключения не подтвердится, то каковы окажутся последствия этой “практики”? К каким разрушениям как в системе разумного вещества, так и в материальном мире в целом приведет подобный “поиск” истины?
На мой взгляд, одной из существенных черт, отличающих Человека Эмоционального от Человека Разумного, является то, что первый сначала сделает, а потом подумает, а второй наоборот, думает, всесторонне анализирует прогнозируемое действие, а потом только совершает его. Для Человека Эмоционального категории истины и лжи, добра и зла либо абстрактны, либо относительны, так как уровень его знаний не позволяет в полной мере судить о событиях с точки зрения диалектики законов материального мира. Человек Эмоциональный в своих суждениях больше эмпиричен и иррационален. Очень серьезное влияние на его размышления оказывает субъективизм в его крайне отрицательном, эмоциональном проявлении.
Для Человека Разумного умозаключение, требующее проверки практикой, неприемлемо. Слишком неадекватными могут оказаться последствия. В случае отрицательного результата подобная практика, которая есть ни что иное, как деятельность, окажет разрушительное влияние на внешнюю материальную среду, увеличит количество деструктивных проявлений в системах всех трех состояний материи. Ложное умозаключение, “проверенное” практикой, есть наказуемое действие. Материальный мир — это не полигон для испытаний, для поисков истины методом проб и ошибок. Истории известно немало примеров, когда подобная “практика” приводила к экологическим катастрофам и непоправимым разрушениям биогеоценозов планеты. Вспомним судьбу Аральского моря, разрушение биогеоценозов в Сибири, аварию на Чернобыльской АЭС, каскад водохранилищ на Днепре и других реках, превратившихся по этой причине в отстойники гниющей воды, и мн. др. Все это результаты “практики”, проверки умозаключений через деятельность.
На уровне Человека Разумного любой форме деятельности должна предшествовать соответствующая проверка умозаключения. Истинность умозаключения или его ложность проверяется в ходе работы энергетического цикла сознания, в результате чего формируется итоговое решение. А именно, претворять задуманное действие в деятельности или нет. Для получения единственно правильного решения задействуется вся доступная информация, рассматривающая действие с точки зрения всех энергетических уровней данного состояния материи, всей иерархичной структуры системы. Просчитываются всевозможные варианты, последствия деятельности. И лишь после этого принимается окончательное решение.
Такая продолжительная предшествующая деятельности работа мозга снижает до минимума вероятность ошибки или ее масштабы. Человек осуществляет деятельность наверняка. В ходе аналитической работы он просчитал всевозможные варианты воплощения намеченного. Поэтому ему не нужны результаты, полученные в ходе практической деятельности. Зачастую он знает их заранее. Умозаключение, построенное на основе достоверно известного фактического материала, при материализации, в ходе воплощения предусматривает всевозможные варианты развития. По этим причинам человек не сомневается как в истинности своих действий, так и в достижимости намеченного результата. Он нацелен только на достижение конечных результатов своего труда. И эта прагматичность деятельности, ее обоснованность и прогнозируемость подчеркивают в человеке его разумную сущность. Уровень его знаний позволяет оценивать его деятельность относительно истины или лжи. Он знает о позитивной направленности своего труда. И это придает его жизненной активности значимость и уверенность, освобождает от сомнений и внутренней неуверенности — верных спутников неудач.
44. В большинстве своем события, происходящие в системе косного вещества и в системе живого вещества, по своему содержанию соответствуют Единой истине. Причина столь явного приоритета истины в данных состояниях материи заключена в отсутствии начала свободы в структурных организациях этих состояний материи. “Свободная” активность структурных организаций косного вещества и живого вещества на межсистемном и внутрисистемном уровне незначительна. Ни отдельно взятый биологический организм, ни любая материальная организация косного вещества не в состоянии повлиять на развитие живого и косного веществ.
Процесс диалектического развития этих состояний материи осуществляется только в масштабах системы, за счет комплексной активности всех структур. Система живого вещества влияет на систему косной материи не с помощью отдельного вида или рода, а комплексно, всей системой. Ни в системе косного вещества, ни в системе живого вещества нет таких структурных организаций, которые бы принципиально выделялись на фоне других структур данных состояний материи. Так, в системе живого вещества каждый биологический организм занимает свою нишу, и его активность ограничивается границами этой биологической ниши. Точно такое же положение наблюдается и в системе косного вещества.
Поэтому при рассмотрении этих систем мы можем вести речь только о комплексном влиянии данных систем друг на друга и на иные состояния материи. Ни львы, как вид млекопитающих, ни флора, как царство растений, не имеют никакого самостоятельного веса в системе живого вещества. Они все — часть единого целого. Они — структуры системы. И в пределах этих узких границ они что-то значат в системе жизни. Но не больше. Законы формирования и развития косного и живого веществ не допускают отклонений. Они буквальны и “прагматичны”. Последовательность их воплощения строга и предсказуема.
Если нам известна группа основоопределяющих законов системы живого вещества, то мы с достаточной вероятностью можем предсказать конечный результат любого “задуманного” и воплощаемого природой действия. Поэтому говорить об истине при рассмотрении данных состояний материи не имеет смысла. Все процессы в косной и живой материи происходят под непосредственным влиянием фундаментальных законов природы. Они все истинны. Попытка рассмотреть этапы развития косного и живого веществ через категориальный аппарат истины и лжи равносильна тому, что поставить под сомнение направленность эволюции природы, закономерность развертывания фундаментальных законов материального мира.
45. Совершенно иное положение складывается в системе разумного вещества. В естественный ход эволюции, развертывание основополагающих законов природы вмешивается активное начало человека— структурной единицы системы разумного вещества. В сравнении с четко определенными эволюционными программами предшествующих двух состояний материи активное начало человека вносит в систему разумного вещества элемент значительной неустойчивости. Это усложняет определение Единой истины, ставит вопрос о необходимости введения категорий истины и лжи для регуляции статистических отклонений от нормы. Категории истины и лжи при рассмотрении эволюции системы разумного вещества нужны для того, чтобы установить границы допустимых отклонений. Все отклонения, которые находятся в пределах нормы, являются истинными, а выходящие за пределы этих норм,— ложные, значит, деструктивные.
При определении истины в ходе анализа активности разумного вещества главное вплотную следовать за витиеватым ходом развертывания законов системы разумного вещества, которые из#x2011;за влияния активного начала человека уже не могут носить предписывающего, обязательного характера, как в системах живого и косного веществ. Законы разумного вещества могут только направлять, регулировать и предполагать аспекты деятельности человека. Стопроцентное исполнение и воплощение они гарантировать не могут, так как активное начало человека вносит обязательные корреляции в развертывание законов разумного вещества.
Подобное положение формирует два вывода. Вывод первый: основное отличие законов организации, развития и взаимодействия системы разумного вещества от законов двух предшествующих состояний материи заключается в их релятивизме, что связано с появлением активного начала человека. Это начало в значительной степени “смягчает” категоричность законов третьего состояния материи и “вводит” для них нормы допустимости, которые и определяются категориями истины и лжи. Но, с другой стороны, от этого содержание законов не становится альтернативным и двусмысленным. И вывод второй подчеркивает это. Он указывает, что основоопределяющие законы разумного вещества, несмотря на их корреляционность, ни в коем случае не двусмысленны, что позволяет в полной мере установить и привязать к ним неопровержимые факты, равнозначные категории истины.
Эти, на первый взгляд несколько противоречивые, выводы можно обобщить и выразить в следующей мысли. Законы разумного вещества, предписывая, обязывают человека совершить то или иное действие. Причем эта обязательность заключается не в самих законах, не в их однозначной и категоричной формулировке, а в доминирующей, генеральной линии, которая является следствием этих законов и лежит в основании активного начала человека. Она регулируется категориями истины и лжи.
Образно выражаясь, законы разумного вещества не контролируют каждый шаг человека, предписывая ему сделать так, а потом вот так. Схема влияния законов в системе разумного вещества построена иначе: законы определяют генеральную линию развития человеческого общества. Они устанавливают допустимые границы деятельности, за которыми человека ожидают негативные последствия. Чем дальше человек отходит от установленных законами разумного вещества границ деятельности, чем глубже он проникает в структурные организации предшествующих состояний материи, тем жестче наказание за его деятельность. Эти границы и фиксируются категориями истины и лжи.
Таким образом, законы системы разумного вещества не подавляют своими предписывающими программами активность человека, они только определяют генеральную линию эволюции цивилизации и на наследственном уровне обеспечивают движение человека по этой линии. Все остальные моменты, включая темпы эволюции, средства достижения, формы деятельности и прочее, сконцентрированы в самом активном начале человека. В его перманентной деятельности это выражается с помощью ограниченного законами, но полностью не контролируемого поиска, который осуществляется, главным образом, методом проб и ошибок. Например, если законами системы разумного вещества было предписано человеку развитие материально-технической базы цивилизации, то оно и произошло (или, точнее, происходит), несмотря ни на смену общественно-экономических формаций, ни на экологические кризисы, политические перестановки в мире и прочие исторически важные, но не затрагивающие фундаментальных основ события.
Человеческому обществу был определен только генеральный ориентир — обеспечение высокоразвитой материально-технической базы цивилизации — техносферы. Человек шел к этому долгие годы, практически до настоящего времени, не достигнув ее конца. Его деятельность принимала то деструктивные, то прогрессивные формы. В отдельные исторические периоды он делал, по известному выражению, “один шаг вперед, два шага назад”. Но какой бы ни была его деятельность по содержанию, в ее основе лежит генеральная линия, определенная фундаментальными законами разумного вещества. Для Человека Эмоционального этот путь к достижению высокоразвитой материальной базы соизмеряется столетиями, а для более развитого уровня разумного вещества, например для Человека Разумного, он мог бы измеряться десятилетиями.
В системе разумного вещества устойчивый и закономерный характер принимает только та деятельность, которая является следствием актуализированных фундаментальных законов данной системы. Любая другая деятельность или за счет четко просматриваемой деструктивности, или из#x2011;за сознательного понимания ее неприемлемости будет со временем обязательно отвергнута или же переориентирована на более прогрессивный лад. Иначе говоря, любое действие человека, согласованное с фундаментальными законами системы разумного вещества, предопределенное ими, есть позитивное действие. Если же деятельность человека противоречит законам разумного вещества, значит она заключает в себе определенную степень деструктивности и является негативной для системы в целом. А так как привязанность событий к законам определяет их истинность, то можно сделать следующее логическое заключение: деятельность человека имеет истинный (соответствует Единой истине) характер только в том случае, если она соответствует фундаментальным законам системы разумного вещества. Любая деятельность, противоречащая законам системы разумного вещества, есть деятельность ложная.
По этим причинам активность человека и цивилизации в целом, несмотря на ее релятивизм, следует рассматривать с точки зрения направленности и планомерности развития законов системы разумного вещества, которые, несмотря на отсутствие видимой категоричности, все же имеют предписывающий характер. Любое отклонение от предписывающего характера законов системы разумного вещества приводит к повышению деструктивности и негативности в обществе, а соответственно, и к актуализации и срабатыванию механизмов самосохранения. Никогда в противостоянии Добра и зла, позитивности и деструктивности, последние характеристики не возьмут верх. Это алогично и неестественно. Подобные процессы в строго регламентированном материальном мире могут иметь исключительно случайный характер и ни в коем случае не закономерный. Поэтому просматриваемая в настоящее время деструктивность в деятельности человека есть логически вытекающее из фундаментальных законов событие. Человек находится на стадии перехода от состояния Человека Эмоционального к состоянию Человека Разумного, от преимущественно бессознательной деятельности к деятельности сознательной. И как любая реорганизация, развитие человека не исключает увеличения степени деструктивных проявлений, значение которых со временем обязательно трансформируется в энергию позитивной направленности.
46. Поэтому, определив и сформулировав фундаментальные законы системы разумного вещества, проследив их логическое воплощение в истории, можно с достаточно высокой степенью вероятности определить перспективы развития человеческого общества, после чего акцентировать внимание на наиболее актуальных сферах деятельности и форсировать их практическое воплощение с ориентацией на закономерность реализации фундаментальных законов. А так как любая деятельность, соответствующая фундаментальным законам, адекватна Единой истине, то и конечный результат подобной деятельности будет исключительно прогрессивным.
47. Определив параметры категорий истины и лжи, которые адекватны показателям развертывания законов материального мира, мы готовы перейти к определению биологических и психических свойств организма Человека Эмоционального. Но прежде рассмотрим вопрос, касающийся эволюции психики. При этом, как мы уже отмечали в §26, говоря о психике, мы имеем в виду психику не отдельного человека. Мы говорим о психике как о психосфере, имеющей неоднородный и динамический характер существования. Это, в частности, означает, что на первой ступени стадии Человека Эмоционального в человеческом обществе мы встретим и определенное количество людей с психикой, соответствующей третьей ступени стадии Человека Примитивного, и людей с психикой, уровень которой адекватен показателям психики второй ступени стадии Человека Эмоционального. Поэтому, говоря об этапах эволюции психики, о ее различных качественных уровнях, мы говорим о психике большей части общества, не исключая факта, что у остальной, меньшей части, психика находится на других уровнях развития.
В ходе издания первой книги цикла “Философия будущего” “Разумное вещество” я столкнулся с тем, что литературный редактор* моей книги пытался убедить меня, что речь не может идти об эволюции психики. Мы должны говорить о ее развитии. И в качестве доказательства он привел мне аргументацию довольно известных философов прошлых лет и современности.
48. Эта точка зрения заставила меня выделить рассмотрение данного вопроса в отдельную главу. Дело в том, что разница между эволюцией и развитием психики— принципиальная. В различии трактовок скрыты различия взглядов как на масштабы изменений в нейронном комплексе мозга, так и на степень влияния головного мозга на онтогенез. Говоря о развитии психики, мы тем самым
сужаем и, на мой взгляд, сильно недооцениваем масштабы изменений, которые происходят на уровне психики. Говоря о развитии психики, мы остаемся в рамках системы живого вещества, в масштабах биологической природы. В этом случае психика остается продуктом эволюции лишь живой природы и ее малообъяснимым феноменом. Как следствие, мы ограничиваемся рассмотрением человека в рамках биогенной среды. Мы воспринимаем человека только как более совершенную форму биологических организмов и видим изменения лишь внешних форм, оставляя без внимания качественное изменение содержания.
Совсем другое дело, когда мы говорим об эволюции психики. В современной философии с незначительными изменениями и дополнениями принято следующее определение эволюции. Эволюция — это “процессы изменения (преимущественно необратимого), протекающие в живой и неживой природе, а также в
социальных системах. Эволюция может вести к усложнению, дифференциации, повышению уровня организации системы (прогрессивная эволюция, прогресс) или же, наоборот, к понижению этого уровня (регресс); возможна также эволюция при сохранении общего уровня или высоты организации (эволюция геологических систем, языков)” [88, 786].
Ничего нового, существенного в это определение добавить невозможно. Оно истинно по своему содержанию. Следовательно, говоря об эволюции психики, мы приравниваем процессы, происходящие в нейронном комплексе головного мозга, к тем процессам, которые имеют фундаментальный бытиеобразующий масштаб. Мы говорим о процессах, равнозначных по масштабам процессу взрыва Вселенной! И это значительно возвеличивает процесс внутренней реорганизации психики, возводит его на уровень творения мира. Заставляет вести речь о новом состоянии материи!
Такие значительные по масштабам выводы, такая исключительная роль психики в организации материального мира и, соответственно, Вселенной, многих ученых пугает и заставляет относиться к этому с сомнением, с высокой долей скептицизма.
49. И действительно, если рассматривать психику с позиций гносеологического субъекта, то мы с полным правом можем говорить лишь о развитии психики, так как вне поля нашего зрения остаются те изменения, которые на самом деле происходят в глубинах головного мозга человека. Но как только мы рассматриваем активность психики с онтологической позиции, то кажущаяся незначительность событий сразу исчезает. Перед нами открываются грандиозные масштабы процессов, которые ежесекундно происходят в нейронном комплексе нашего мозга. Тот факт, что до периода юности (т.е. до
18 лет) психика проходит три качественных уровня, говорит о многом. Ведь при рождении человека его головной мозг представлен только органным уровнем, а степень его развития далека от совершенства. Но уже через шесть лет, развиваясь, органный уровень достиг того совершенства, которое создает условия для формирования качественно нового уровня — подсознания. За шесть лет процесс развития подсознания существенно усложняет структуру органного уровня, осуществляет ее дифференциацию, а также обеспечивает возникновение новых нейронных объединений с качественно новым принципом работы с информационной средой. Спустя еще десять лет головной мозг подростка достигает следующих вершин совершенства. Наряду с устоявшейся работой органного уровня и уровня подсознания осуществляется организация третьего уровня — сознания, на развитие которого уходит еще не меньше 10 лет.
А в общей сложности на полноценное развитие мозга челове-ка уходит, по крайней мере, 26—30 лет! Где еще в природе есть такие масштабы изменений, происходящие при этом в столь сжатые сроки!?
50. Процесс эволюции психики включает не только качественную реорганизацию нейронных объединений головного мозга. Сюда входит и эволюция мышления, которая созвучна с эволюцией нейронов и нейронных объединений. Так, для головного мозга Человека Примитивного характерен предметно-действенный тип мышления, а Человеку Эмоциональному присущ сначала наглядно-образный, а впоследствии— и абстрактный тип мышления. При этом речь идет о значительных изменениях. Эволюция процесса мышления связана с кардинальными изменениями в головном мозге и, разумеется, в онтогенезе, повседневном образе жизни.
51. Об эволюции психики свидетельствуют изменения в развивающемся мозге человека. На рис.6 и 7 мы видим происшедшие за миллионы лет качественные изменения на уровне головного мозга. Видим дифференциацию устоявшихся нейронных объединений и формирование на их основе новых нейронных комплексов, работа которых зиждется на качественно новом содержательном смысле.
Из рис.6 и 7 мы видим, что речь не идет о развитии. Перед нами — эволюция мозга, качественная реорганизация нейронных комплексов. Конечно, на рисунках мы не смогли изобразить многих важных нюансов, которые в комплексе раскрывают масштабы изменений на уровне мозга. И ведь за этими внешними изменениями в нейронном комплексе мозга, как мы говорили, скрываются изменения в содержании. Так, основными характеристиками молекулярно-генетического уровня являлись следующие показатели:
1. Приоритет дискретной, химической энергии;
2. Безусловно-рефлекторная деятельность;
3. Монолитность и автономность сенсорного центра, который дифференцировал мозг на три практически независимых центра: зрительный, слуховой и обонятельный;
4. Доминирование наследственной информации, наследственных программ в рефлекторной деятельности мозга;
5. Доминирование биологического начала над психическим началом.
Показатели же нейронного комплекса подсознания выглядели совсем иначе:
1. Приоритет дискретно-континуальной энергии;
2. Условно-рефлекторная деятельность;
3. Дифференциация сенсорных центров на нейронные объединения речевых центров и памяти. При этом и речевые центры, и память представляли собой единые нейронные комплексы;
4. Преимущественная работа мозга с условной информацией. Влияние наследственных программ на работу мозга значительно уменьшилось;
5. Начальное формирование психики, а именно нейронного комплекса, осуществляющего самостоятельную работу с информационной средой;
6. Первый вид взаимодействия психики с информационной средой;
7. Формирование на базе молекулярно-генетического уровня нового энергетического цикла — энергетического цикла подсознания;
8. Равнозначное влияние биологического и психического начал на онтогенез.
Мы видим, что изменилась содержательная основа работы мозга. За этим изменением произошли грандиозные качественные изменения в онтогенезе. Прежде всего произошло формирование переходной формы, обособившейся от состояния живого вещества. Внешне Человек Примитивный являлся биологическим организмом, но по внутреннему содержанию, организации и работе фундаментального уровня он перешел на качественно новую ступень. Он был переходной формой к новому состоянию материи. Как ни один другой биологический организм, он начал самостоятельно взаимодействовать с миром природы. Он приступил к изменению этого мира, создавая себе условия, благоприятствующие протеканию эволюционных изменений на уровне мозга. Условия, которые закрепляли его существование в среде материнского состояния материи— мира природы.
52. Рис.7 раскрывает второй этап эволюции психики, а именно: формирование подсознания и сознания, формирование полноценного разумного вещества.
Работу молекулярно-генетического уровня Человека Примитивного с натяжкой можно назвать работой подсознания. Собственно подсознание сформировалось на стадии Человека Эмоционального по мере формирования нейронного комплекса сознания. Говоря о работе подсознания и сознания, мы ведем речь о самостоятельной работе мозга с внешней информационной средой. В этой самостоятельной работе мозга есть одна важнейшая особенность. А именно: формирование нейронного комплекса сознания предусматривает формирование собственной информационной базы. Так вот, впервые роль и значение внутренней информационной базы сравнялось, а по мере дальнейшей эволюции разумного вещества станет значительно превосходить влияние внешней информационной среды на модулирующую работу мозга. После того, как мозг сформировал в своих глубинах устойчивую систему взглядов — мировоззрение — внешняя информационная среда резко теряет свое влияние на протекание процессов в психике. Психика начинает самостоятельную деятельность с внешним материальным миром, опираясь преимущественно на собственную, внутреннюю информационную базу.
<< | >>
Источник: О.А. БАЗАЛУК. СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. КИЕВ НАУКОВА ДУМКА 2002. 2002

Еще по теме 16. В любом состоянии материи заложено, если можно так выразиться, агрессивное начал:

  1. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  2. 3. Потребности социального существования и личность
  3. ФАУСТОВСКОЕ И АПОЛЛОНОВСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ
  4. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  5. Глава 4. Россия и славянский мир
  6. 1. ПОЛИТИКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА «НЕСТЯЖАТЕЛЕЙ» И «ИОСИФЛЯН»
  7. 11.ДА ЗДРАВСТВУЕТ БОГ?
  8. 16. В любом состоянии материи заложено, если можно так выразиться, агрессивное начал
  9. 5. Смысл духовности в философии серебряного века
  10. 1.11. По здравому смыслу и вопреки ему
  11. Античная философия
  12. Фрейдизм и неофрейдизм
  13. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  14. Возникновение ислама как религии, провозгласившей «знание» в качестве компонента веры. Мировоззренческие проблемы в Коране: учение о происхождении человека, концепция предопределения и свободы воли. Концепция знания в исламе.