<<
>>

Предисловие

отдал нас на... посмеяние и поругание живущим вокруг нас Ты сделал нас притчею между народами... между иноплеменниками Всякий день посрамление мое передо мною, и стыд покрывает лице мое

(44:13-15 Псалтирь)

Горе тем, которые идут в Е[вропу] за помощью, надеются

(31:1 Исаия)

M [арке]...

обманщик тот, еще... сказал... воскресну

(27:63 От Матфея) но вас снова нужно учить первым началам

(5:12 К Евреям)

Народы мира, жившие в конце XX века, стали свидетелями действительно эпохального события - это физического и морального краха мирового коммунистического движения и его оплота, - государства СССР. "Передовое человечество", пожелавшее идти "своим путём", увы, оказалась у разбитого корыта, и всё вернулось: "на круги свои (1:6 Екклесиаст)". И если для большей части цивилизации практически ничего не изменилось, то для нас, пресловутых "строителей светлого будущего", - всё это было, наряду с шоком, одновременно и актом некоторого запоздалого и, увы, только частичного прозрения. Большинство, кто выжил, быстро приспособились к "новым условиям", незначительное меньшинство осталось "при старой вере", и только очень немногие попытались прояснить, по крайней мере, для себя, почему это произошло, в чём была "ошибка", и почему произошло именно так, а не иначе.

Представьте себе, что вы в день зарплаты зашли в казино и вышли оттуда с пустыми карманами. Обидно, но понятно, поскольку сами виноваты. Или попались на краже и сели в тюрьму. Тоже обидно, но тоже понятно, - надо уметь воровать и не попадаться. Но если вы родились и жили всю жизнь в тюрьме, и больше ничего в жизни не видели и не знали, а потом вдруг тюрьма развалилась, и вы очутились одни, да и на свободе, да и без руководящей и направляющей силы "пахана", тогда для вас лично неизбежен эффект: "шока будущего".

Если вы родились в богатой семье, испытывали чувство гордости и превосходства над бедными, и всю свою жизнь только тем и занимались, что проматывали сначала деньги родителей, а потом и уже своё от них наследство в том же казино, то, очутившись в финале с пустыми карманами на улице, получите ещё один аналогичный шок. Если вы язычник, или обычный фанат, и вдруг непонятная стихия уничтожила ваших идолов, то состояние ваше будет на грани ужаса - ибо теряются основы, да и "смысл" привычной жизни. Короче говоря, попадая из среды привычной в среду непривычную, любой человек испытывает определённый стресс.

Примерно то же самое произошло и с советскими людьми. Подавляющее большинство из них родилось и всю жизнь жило в тюрьме (или "на зоне") под названием СССР, и с пелёнок испытывало чувство превосходства над остальным человечеством. Кстати, о чувствах. США такая же тюрьма, если не хуже, но только богаче, и всем американцам свойственно также чувство поголовного превосходства над остальным человечеством по причине их "истинно демократического" пути развития, - полнейшая аналогия с СССР, где люди обладали самой передовой идеологией, и где они шли по верному ленинскому пути. Кроме этого большинство граждан СССР были глубоко религиозными людьми, - они верили в возможность "светлого будущего", и многие всю свою жизнь положили на алтарь этой веры. Кстати, и в США тоже все фанатично верят в своего единого бога - в доллар, и ещё в некую "американскую мечту" - светлое будущее каждого американца, и пока их вера подтверждается практикой (не для всех, однако). Когда в СССР всё рухнуло - получился некий тройной шок: и моральный, и физический, и религиозный. Что будет с американцами, когда рухнет и их божество, - это мы скоро увидим. Перефразируя двустишие известного поэта: "Стыдно мне, что я в бога верил, горько мне, что не верю теперь", - состояние бывших советских людей можно определить фразой: "Стыдно нам, что пошли за марксизмом, горько нам, что пришли «не в ту степь»".

Стыдно осознавать, что все видят, как тебя дёшево провели на твоих самых светлых чувствах, что твоё, пусть только и моральное, но всё же превосходство над окружающими оказалось дутым, и горько видеть после этого жестокую реальность настоящего и сносить насмешки, или обидные прозвища, типа: "лоха", или же "совка". И, как неизбежное следствие, спотыкаясь, хромая и пыхтя, догонять и догонять всех, спокойно впереди идущих под их насмешки или, что ещё хуже, под их полное равнодушие. И сколько бы приставок "Евро..." и "Интер..." мы не лепили к нашим понятиям, на выходе ничего кроме "европроктологов" и "интердевочек" иметь не будем. И, как и всякому неучу, догоняющему Европу, нам вечно суждено будет наблюдать только рифмующуюся с её названием тыльную часть фигуры оной.

Естественно, у каждого "совка", способного ещё чем-то думать, возникли два извечных вопроса: "Кто виноват?" и: "Что делать?". Третий извечный вопрос: "Кому верить?", - пока не рассматриваем, ибо ему и будет посвящён частично весь этот раздел. Те, кто поставили эти вопросы в указанном порядке, практически вымерли, или прозябают, а те, кто поставили их для себя в порядке обратном - сумели выжить. Но для многих вопрос: "Что делать?" стоит и по сей день, а до вопроса: "Кто виноват?" - не у всех доходят руки. И вот именно для тех, у кого уже дошли руки до решения: "извечного вопроса русской интеллигенции", государством и его общественно-политическими "деятелями" заранее подготовлены и распространены в СМИ различные варианты готовых "ответов для широкого употребления". Как и в фальшивом тестировании - выбирай любой ответ из списка и... всегда получишь желанный высший балл.

Если вы считаете, что виноваты коварные империалисты, - изучайте теорию классовой борьбы. Если, по вашему мнению, виноваты сионисты и масоны, - нет проблем, зайдите в Интернет. Если вы уверены, что виноваты некие космические пришельцы, или же астральные субстанции, - платите, и покупайте соответствующую макулатуру.

Если вас не устраивает в марксизме в основном его анти гуманизм, то прочтите: "Критику марксизма и коммунизма" Л.Е.Балашова, где именно этот вопрос у него "прекрасно проработан". Причём, изначально почему-то всеми принимается, что всё гуманное - это хорошо, а антигуманное - это плохо, а откуда берутся сами гуманизм и его противоположный момент, и тот факт, что это две стороны любого, а не только коммунистического общества, - это никого не интересует И Т.Д., и Т.П.. Короче, если у вас в этом плане возникла некая мыслишка, или даже намёк на идею в решении проблемы, то для вас всегда найдутся уже готовые решения, или данные ответы, в рамках вашей же идеи. Найдутся готовые решения, соответствующие вашей начальной интерпретации проблемы, но и... неумолимо уводящие вас в сторону от истины, путём перенаправления вашего частного любопытства в нужном (и в безопасном для государства) направлении. И эти ответы, уже заранее заготовленные, а, точнее, заранее состряпанные государством и его сатрапами, не дадут вам лично исследовать, или "прокрутить" ситуацию.

Истинная, глубинная причина чего-либо всегда скрывается не грифом секретности под запретами, или замками, как в системе авторитаризма, а массовым распространением его ложных вариантов, - на то и система "демократии" и Интернет. Если вы знаете, где зарыт клад, и у вас пропала карта с координатами этого клада, то изготовьте и распространите десятки ложных карт, и ваши шансы сохранить тайну во много раз возрастут. Именно так Гитлер и "скрыл" дату нападения на СССР. Через провокаторов в массы было запущено более десятка дат, и определить среди них истинную дату не смог даже хитрый И.В.Сталин.

Очень многие склоняются к тому, что всему виной именно сам марксизм и ошибки в этом учении. И здесь тоже имеется масса макулатуры на все вкусы и случаи жизни. Но у всех критиков есть существенный недостаток: они ищут отдельные ошибки в "Великом Учении", не затрагивая его основ - диамата и истмата.

Когда вы видите, что обрушился дом, прежде всего надо исследовать его фундамент. Нельзя иметь "всесильное и верное" учение, но... "немного ошибочное", или содержащее незначительные ошибки. Механика И.Ньютона, та не содержит ошибок вообще, в том плане, что она подтверждается практикой, но её можно "бесконечно" уточнять и совершенствовать. Марксизм не выдержал проверки практикой. Значит, он ошибочен весь и, прежде всего, в своей основе. Если фундамент здоровый, то на нём, в принципе, можно возвести хоть небоскрёб, а на гнилом фундаменте рано или поздно рухнет любая, даже самая примитивная постройка. По моему мнению, "собачка" зарыта именно там, и, если и искать ошибки, то их следует искать только в его основах. Всё остальное - это лишь логическое следствие построений теории из неверных аксиом, да ещё и не слишком компетентными в науке и, потому, весьма самоуверенными философами.

Марксизм, как философское (или псевдонаучное) течение, сформировался в середине позапрошлого столетия и, в дальнейшем, прошёл определённый путь "развития" в виде ленинизма, троцкизма, нацизма, маоизма и пр. Критикой марксизма-ленинизма сегодня никого не удивишь, однако, в массе своей она является либо деструктивной, отрицающей всё, либо ненаучной, а проще говоря, критикуют все, и кому просто нечего делать и кто, клюнув в своё время на блесну коммунизма, оказался пойманным на крючок "Великого Учения" и очутился, как рыба в садке пойманных "карасей". За основу критики, обычно, берут очередной "...изм", в который критикующий сам безоговорочно верит, и с позиций этой своей истины он начинает громить Маркса. Наблюдается широкий спектр и обычных субъективных оценок марксизма-ленинизма от "критики" лично Маркса и Ленина на основе пресловутой 5-й графы в анкетах, до слепого верования в идею "светлого будущего" но другого, не по Марксу. Типа "за советы, но без коммунистов", или в некоторое "гражданское общество", или вообще в монархию, в прогнившую национальную идею, или в "сильную руку", как панацею от всех социальных бед в противовес, уже обанкротившимся идеям социалистов и коммунистов, да и "дерьмократов" в т.ч..

Много появилось и чисто натуралистических, физических, астральных и даже математико-статистических теорий и моделей для описания т.н. "развития общества".

И все почему-то уверены, или берут в качестве негласной аксиомы, что наше "общество" обязательно развивается, или должно развиваться по некоторым законам, и все пытаются открыть законы и, тем самым, осчастливить "прогрессивное" человечество. "Человек рожден для счастья, как птица для полета", - это такая себе абсолютная на все времена аксиома, принимаемая бездоказательно и людьми, и всей социологией. Эта аксиома опровергается тысячелетним опытом существования цивилизации. Общество если и "развивается", то явно "не в ту степь", и реального просвета пока не просматривается, да и_человек - это отнюдь не центр вселенной, а всего лишь необходимый придаток для... (см. IM-ю часть работы).

В отношении марксизма в условиях "развитого социализма" в СССР, конструктивная научная критика была невозможна. "Критиковали" в основном диссиденты, и то с помощью крепких выражений, делая упор на подавление в стране неких "буржуазных свобод", - т.е. критиковались внешние проявления, частичные моменты и, видимые даже невооружённым глазом, т.н. "недостатки". Дальше фиксации разрозненных фактов и попыток субъективного анализа неких "недостатков" дело не шло. В ранние периоды, до и после революции критика марксизма имела место, но с помощью зарубежного финансирования и ленинской партийной прессы массово подавлялась, или рассматривалась его ортодоксальными последователями (вождями) как "ревизионизм", или "уклоны", с которыми и надлежало бороться настоящим марксистам любыми методами. Благо борьба - это в марксизме есть нечто узаконенное и святое, некий даже его атрибут, и применяется всегда и везде, к месту и не к месту.

Критический анализ марксизма, а, тем более, его основ, затруднён и тем фактом, что корни его, и его источники скрыты глубоко и надёжно во "мраке истории" и большинству желающих доступна только небольшая "вершина айсберга", в виде, ленинизма, как набора некоторых, не подлежащих сомнению, положений. Эти положения можно лишь благоговейно цитировать, да и то с оглядкой, или обсуждать варианты возможной их реализации в "современных условиях". А на то, что "горбатый к стенке не лепился", истинно верующие в непогрешимость вождей внимания не обращали. Для верующих важна их вера, а не соответствие их веры каким-то там фактам. Это, например, предположение об империализме, как последней (?!) стадии капитализма. Это бесконечно повторяемые вождями от съезда к съезду заклинания о "загнивании капитализма". Это положение о возможности построения некоего, непонятного даже самим строителям, - социализма в отдельно взятой (нашей) стране. Несостоятельный ныне тезис "мировой революции" вообще считается бестактным вспоминать в "приличном обществе", а если приходится, то говорят о некотором: "мировом революционном процессе". Несостоятельный (опять-таки) принцип "исторического развития общества", как смены общественно-экономических формаций, иногда вспоминают лишь в связи с юбилейными датами его основоположников. О пролетариате и его роли в "развитии общества" теперь почти не упоминают, поскольку вообще не понятно, что оный за зверь такой: или полностью лишённые собственности вороватые и разбойные люмпены, или это уже стройные ряды "сознательного" (?) рабочего класса. Всё, что лежит в этом диапазоне - и есть пролетариат. Вот оно, определение пролетариата Марксом: "Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала". Жить в обществе можно (по Марксу) или за счёт прибыли, или за счёт труда. На что живёт вся вороватая публика - остаётся за кадром.

В связи с этим, возникает естественный вопрос. А кто вообще в принципе способен объективно и конструктивно критиковать то или иное ещё не реализованное на практике философское учение, да и вообще, тот или иной вид чисто познавательной деятельности, проверка которого на практике затруднена, или же требует много времени? Если исходить из распространённого мнения, что философия - это "наука наук", или некая мега наука, то о критике вообще-то говорить не корректно. Критиковать мега науку можно только с позиций некоторой мега-мега науки, а таковой в природе не наблюдается. Остаётся один вывод - более или менее грамотно критиковать то или иное философское учение могут... только сами же философы, как специалисты именно такой высшей инстанции. Получается, что коррупцию в работе отделения милиции может обнаружить только комиссия из опытных милиционеров того же отделения. Преступные ошибки врачей некоторой больницы может обнаружить только комиссия из маститых докторов той же больницы, как единственных специалистов в медицинских проблемах. О родном (которое: "от Бога (40:8 Бытие)") правительстве, - вообще скромно промолчим, так как для него, неприкасаемого наместника Бога на земле, един судья и критик - Господь Бог и т.д.. Поэтому любая даже самая "разгромная" критика марксизма, данная со стороны лиц, имеющих философское образование, по определению, не даст объективного результата, как и любая критика чего-либо, или попытка сдвинуть что-либо "изнутри". "Рука руку моет", - это объективная реальность, и тут уже ничего не поделаешь. Тупик очевиден. И тупик этот... объективен, а причина его и состоит в том, что "по закону Ньютона" никакие "внутренние" силы не способны вызвать "внешнего" движения. Сдвинуть что-либо с мёртвой точки (в самом широком смысле) можно только воздействием снаружи, имея "точку опоры" вовне. (Исключение составляет знаменитый барон Мюнхгаузен, который мог себя и лошадь вытащить из болота за волосы, о роли которого в становлении марксизма мы поговорим позже). Подтверждением этого является тот всем известный факт, что большие открытия делают на "стыке наук", когда имеет место внешнее воздействие (взаимодействие) одной области знаний на другую. А вот знаменитые слова Эйнштейна по этой проблеме: "Никакую проблему нельзя решить на том же уровне, на котором она возникла", - и это факт.

Каждый философ способен громить оппонента только "изнутри философии", и с позиции своего "истинного" мировоззрения. Поэтому, не трудно предсказать, что философы, если их не лишить бюджетного финансирования, сотни лет будут решать свой "основной вопрос", и рассматривать своё отношение к его "второй стороне", - это к познаваемости мира. Пример. Работа Гегеля: "Философия Права" критиковалась "изнутри" каждой философской школой, а: "воз и ныне там". Причина одна. Никто не хочет (или боится) признать очевидное: "Сильный всегда Прав", и первичным понятием, аксиомой в его "Философии Права" должна выступать реальная Сила, а не некая абстрактная её противоположность, гегелевское Право. И слабый индивид может доказать сильному своё "право", или добиться "правды", только имея за спиной... ещё большую силу, или просто имея: "волосатую руку", что в принципе одно и то же. Никто из философов не хочет (а почему?) признать, что Праву всегда противостоит и вечно должна противостоять его первичная противоположность - неправо или Насилие. Причина, и причина объективная, подобного феномена, нежелания и, более того, невозможности объективно признавать очевидные факты насилия, раскрыта в этом моём исследовании.

А вот критика любой философской системы "извне" имеет больше реальных шансов обнаружить объективные недостатки, или сдвинуть "дело" с мёртвой точки, но обычно носит более примитивный характер (удара) и, практически всегда, вызывает снисходительную усмешку профессоров-философов над дилетантами-любителями. Только дилетант, глядя со стороны, зачастую и сам того не подозревая, может случайно натолкнуться, или прямо заметить, тривиальную ошибку в учении, но философ любого уровня аккредитации, - тот никогда. Знаменитое изречение Эйнштейна о том, как делаются открытия, лишнее тому подтверждение, и звучит оно где-то так: "Все знают, что это невозможно. Но вот приходит невежда, которому это неизвестно - он-то и делает открытие". А не знают невозможного и "истины" - только дилетанты-любители, в том смысле, что не профессионалы. Но и здесь не исключён, а даже более вероятен вариант из басни Крылова: "Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник". Кстати, подобное имеет место и в тех случаях, когда философы пытаются обращаться к реальным наукам, ибо, как будет вам доказано ниже, философы соотносятся с учёными именно как сапожники (в русской интерпретации этого слова) с пирожниками, - с людьми, производящими продукт. Поэтому задача дилетанта - критикой извне только наметить "правильный" путь для настоящей критики, дать внешний толчок, указав на случайно пропущенные всеми, или намеренно замалчиваемые, либо вообще намеренно извращённые моменты, на "точки отхода в сторону", для дальнейшего возможного профессионального поиска "научной истины". Этим мы здесь и займёмся.

Копаться (в плане их критического переосмысления) в самих "источниках марксизма" остепенённым профессорам из бывшего института марксизма-ленинизма, или из нынешних философских школ уже не только не нужно, но и... не безопасно. А вдруг там, в глубине, обнаружится нечто такое, что не только обессмыслит, но и взорвёт всю прошедшую, да и оставшуюся профессорскую жизнь, да и без зарплаты-пенсии, чинов-званий и престижа- рейтинга запросто остаться можно. Обнаружить ложность своей "истины", принять это как факт, а тем более стать сторонником некой новой, более "правильной" истины способен не каждый. Для этого нужно иметь личное мужество. C другой стороны, на профессуру давит груз приобретённого багажа знаний, степеней и званий, а также общественное мнение, типа, что ежели ты философ-марксист, то все от тебя только и ждут защиты этого учения.

Вот поэтому, от профессоров можно ждать лишь ожидаемых реакций, например таких, что если коммунизм и не получился, то в том виноваты все: и неучи-исполнители, и масоны, и прочие сионисты, но только никак не учителя-основоположники - это святое! "Учение Маркса всесильно, потому, что оно верно". - ниже этого барьера, т.е. поближе к истокам, никто из профессуры не желает опускаться (кстати, попутно отмечу, что механику Сэра И.Ньютона все именуют наукой, а не учениш)· И темно там, в глубинах этого учения и непонятно всё, да и "фонарика" надлежащего нет, так и споткнуться можно. А, тем более, если некоторое учение объявлено верным, то это, по определению, абсолютная истина, и, потому, тем более верны его основы, и нечего там копаться, в основах, и тратить на это время и бюджетные средства. А ежели учение ещё и всесильно, то (на уровне инстинкта) включается известный принцип современного Права или рейтинговой оценки: "С сильным не борись, а с богатым не судись". Если ты всю жизнь учил Писание, то оное уже сидит даже не в голове, а в позвоночнике, а ломать себе хребет могут разве что только самоубийцы. C профессорами-философами тут всё ясно, а молодёжи и дилетантам этими вопросами заниматься и некогда, и не интересно: надо "рубать капусту". Не построили коммунизм - так это ваши проблемы, ребята, а у нас и своих проблем выше крыши, - выживать как-то надо в этом реальном и жестоковатом мире.

Любой человек, даже очень далёкий от философии, знает, или уже со студенческой скамьи просто привык к тому, что в этом виде "науки наук" почему-то (?!) существует множество течений, школ и направлений. Если бы столько противоречивых школ было бы в механике, то ходили бы мы до сих пор пешком, поскольку не было бы возможности даже изобрести колесо - "школа верховой езды" задавила бы своих оппонентов - "колёсников" на корню. В классической механике - одна школа, в теории электричества разнообразия школ и течений тоже не наблюдается, а в классической и современной философии (да и экономике тоже) - школ много и никто не задумывается, почему, зачем и откуда это так, а не наоборот.

У всех "на слуху", т.е. в области общественного сознания, такие понятия, как идеализм Гегеля и материализм Маркса, детерминизм Лапласа и агностицизм Канта, "сверхчеловек" Ницше. Говорить о Фрейде, как о "философе" в некоторой всем интересной, или мистической области, считается правилом хорошего тона. На философов обыватель смотрит, как на нечто далёкое, мудрое и непонятное, но... заслуживающее всяческого уважения. Философия им, обывателям, преподносится самими же философами, как самая "сложная" наука о наиболее общих законах бытия природы и общества. Обыватель этому наивно верит, а проще говоря, ему это глубоко безразлично, поскольку непонятно, но, например студент, умеющий отличить Гегеля от Геккеля и Маркса от Маркуса должен хотя бы на лекции по философии задуматься об очевидном факте. Мир - он многообразен, да, но единый, и для нас даже единственный, истина по определению тоже в любом деле одна, а заблуждений всегда много. Философских учений об этом единственном мире - их тоже много, они непрерывно множатся, и зачастую, одно отрицает другое. Следовательно, следуя законам формальной научной логики, все эти учения, кроме, возможно, одного, должны быть ложными. И вскрыть ложность того или иного философского учения, - это и есть насущная задача не только для "остепенённого званиями" профессора, чтобы даром не прошла "научная" жизнь, но даже и для того же "не обременённого знаниями" студента, чтобы не тратить времени на "изучение" пустышек.

Тем не менее, в престижных гуманитарных ВУЗ-ax, да и в религиозных бурсах тоже, все "изучают" великое множество различных философских течений. Изучают их историю, борьбу, взаимодействие их противостояния, пишут тысячи "рефератов по теме", и чем больше оных "изучено", а, точнее, "пройдено", тем образованнее считается изучивший их "гуманоид". В настоящее время в ВУЗ-ax изучают не философию, которой практически уже нет, а историю этой, исчезнувшей ныне, философии. Доводилось мне слышать со стороны беседы между особями, окончившими философский факультет. Впечатление - угнетающее. Видно, что сии господа философы витают то ли за облаками, то ли вообще в космосе; построение фраз - где-то на гегельянском уровне. Смысл речей и фразеологии, если он и понятен, то только их изрекающему субъекту. Попытки понять, о чём идёт речь, вызывают у обычного человека, дилетанта в философии, через некоторое время вполне реальную головную боль. Вот вам ещё определение философии Вольтером: "Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, - это философия". И любая беседа философов с т.з. обывателя - это диалог... ни о чём. Всем известные из научной практики идиомы, что: "Все гениальное - просто", или же: "Краткость - сестра таланта", или: "Просто - как, Правда", и: "Господь Бог изощрен, но не злонамерен", - не для наших философов. Там, - чем сложней и запутанней очередное откровение, и чем непонятней и специфичней его терминология, тем оно ближе к "истине", и тем умнее (ум определяется рейтингом) считается очередной пророк.

Простота всеобщего мира и заумность конкретного философа явно противостоят друг другу. Законы мира должны быть простыми, понятными и "красивыми", ибо те, кто выжил, смогли их как-то интуитивно постичь. А выживают в мире далеко не самые умные особи. Сложность в объяснении простых явлений бытия говорит только об одном из двух: или вас намеренно уводят в сторону от истины (с вполне конкретной воровской целью), или же то, что "учитель" сам нуждается в просвещении, но упорно не понимает этого. В JV-й части я на примерах покажу, как не только Маркс, но и даже наши нобелевские лауреаты в области экономики не могут в принципе объяснить некоторые рыночные процессы, причём сами жалуются на это... прямым текстом. Философы в этом плане тоже не на вторых ролях.

Грубо говоря, если сравнивать всю философию с рестораном, то в таком "философском ресторане" вам вместо полноценного, вкусного, или полезного обеда предлагают наблюдение и т.н. "изучение" некоторой философской "кухни", где непонятно из каких продуктов, что-то непонятное и непонятно для кого варится, жарится, или парится. Вы видите, как вечно спорящие повара-философы вообще не интересуются стряпнёй соседа, каждый из них сам поедает им приготовленное, и все они пытаются вам внушить, что таковое наблюдение со стороны и есть настоящий и полноценный обед, и именно для вас. Попытки попробовать продукцию этой кухни в лучшем случае вызывает тошноту и вульгарную головную боль, а в худшем случае, например, революционное брожение в... народных массах (а не в желудке).

В реальной же, современной нам науке, всё с точностью "до наоборот". Вы имеете полноценный сравнительно дешёвый обед в виде материальных яств с научной кухни и даже зачастую не подозреваете, каких трудов (или же затрат) всё это вечно голодным поварам - "товарищам учёным" стоило. О Чернобыле пока скромно промолчим, - случайный, взрыв газа на этой научно-практической кухне, чисто по вине её администрации. Перенос в философии акцентов с практических результатов исключительно на сам процесс их получения, да и некая абсолютная кастовая замкнутость господ философов и отличает эту т.н. "науку наук" философию от реальной науки. Как в том анекдоте про гусара и даму, когда на вопрос дамы, любит ли он детей, со стороны гусара последовал типично философский ответ: "Детей? - Никак нет! Но, знаете ли, сам процесс... весьма и весьма привлекателен". Короче говоря, философы очень любят заниматься "гусарскими делами", уклоняясь от никакой бы то ни было моральной, или материальной ответственности за результаты и последствия своего "гусарства". Ниже я покажу, что Маркс, в этом плане, как таковой гусар, - фигурка вообще уникальная. Его увлекал процесс гегельянства в собственных теориях, но никак не их истина.

Множественность философских школ и течений наводит ещё на одну мысль, а можно ли философию вообще считать наукой? "Настоящая" наука худо-бедно, рано или поздно, прямо или с откатами, разделяясь или синтезируясь, но как-то приближается к некоторой одной "истине" в отдельно своей области исследований, накапливая багаж непреходящих знаний. Поэтому она и называется наукой. Если и имеются в науке какие-либо заблуждения или различные толкования, то они проверяются практикой, и опять-таки "истина восторжествует", а, точнее, - отсеиваются заблуждения, или ложь. В науке, так или иначе, наблюдается некий позитивный процесс постепенного и неуклонного продвижения к некоему недостижимому и заранее неизвестному "абсолюту", путём развития знания, когда устаревшие и неверные научные положения (и даже аксиомы) постепенно и не без борьбы отмирают и заменяются новыми, более "верными". Наука - некоторая вечно меняющаяся динамическая система, но имеющая некоторый свой прочный фундамент в виде достоверно проверенных практикой прошлых знаний. Например, учение о теплоте, как некоторой невесомой жидкости (теплород) было в начале становления термодинамики, но, по мере накопления экспериментального материала, заменилось кинетической теорией теплоты. О теплороде, как таковом, никто уже не вспоминает. Поиск некоторого "философского камня" инициировал процесс развития науки о веществе в виде алхимии и, сменившей её, современной химии, которая разделилась на две части: неорганическую и органическую. Электричество ранее рассматривалось в виде некоторой невесомой жидкости, но до тех пор, пока учёные экспериментально не установили факт наличия электрона и протона. От философии отпочковалась её "почти научная" часть - социология и, возможно, психология. Астрология породила астрономию и космологию, хотя жива и поныне, поскольку пользуется в народе чисто религиозным спросом. Дарвинизм и некоторые другие эволюционные теории развития - они тоже возникли не на пустом месте.

В философии же, да и в экономике тоже, что ни "учение", то свой учитель-гуру, свои последователи, своя школа и своя уже открытая уникальная истина, зачастую диаметрально противоположная ученью другого гуру - и это всё в рамках одного предмета, изучающего общие законы нашего бытия. Если в философии и имеется некоторый "поиск истины", то он обычно заканчивается созданием автономного, конечного и канонизированного учения одного человека. Причина этого, по моему мнению, чисто методологическая. Изначально философией владеет некая навязчивая идея универсума, идея "философского камня", мечта открыть нечто глобально-всеобщее, некую первопричину всего сущего. Цель вполне естественна, но как абсолют недостижима, поскольку будет означать конец познания то, что мир уже познан, а многие философские школы отрицают саму возможность познания мира и, по-своему, правы, что будет доказано в Ш-й части работы. Тем не менее, основатель любой философской школы или направления, берёт в качестве универсума понравившуюся ему идею, или несколько идей, объявляет их абсолютом и начинает всё объяснять публике на их основе. Например, Бердяев с его "свободой", или Пифагорейцы с их приматом чисел. При этом совершается методологическая ошибка, в том смысле, что универсальность, а, тем более, абсолютность чего-либо надо непрерывно проверять и доказывать на практике, а не канонизировать после провозглашения. И такой процесс проверки никогда закончиться не может, он необходим и бесконечен равно как бесконечно и познание. Так поступают в науке. Провозглашение чего-то в качестве универсума означает его канонизацию в качестве догмата и, как следствие, возникновение некоего конечного вероучения. Ещё одно принципиальное замечание. Если философию рассматривать как некоторый тип мировоззрения, то всё её разнообразие объясняется очень просто, и разнобой учений становится закономерным, ибо у каждого индивида свой уникальный взгляд на мир, своё мироощущение, своё бытие и "своя среда обитания". Философия раба противоположна философии господина, философия женщины не совместима с философией мужской, философия атеиста непонятна верующему. Получается то, что мы реально и наблюдаем в "природе": сколько философов, - столько же мировоззрений и столько же философских школ и течений, умонастроений и мнений. Никто ещё не доказал наличия, или возможности существования, единого и общего для всех "истинного" мировоззрения. Каждый видит мир со своей колокольни, в своём направлении, в соответствии со своим уникальным бытием, а на одну такую "истинную" колокольню всё человечество не поместится. Тот или иной человек принимает ту или иную философскую позицию, склоняется к той или иной готовой философской школе просто потому, что ему... лень создать свою, уникальную "науку". Он, как и в магазине, подбирает себе готовый костюм по вкусу (или ходит голышом), вместо того, чтобы сшить оригинальное и продефилировать перед публикой на подиуме. Философы - это такие же модельеры, создающие оригинальные и неожиданные вещи, вообще неприменимые в жизни и в быту, и чисто для демонстрации. Истинная цель их подобного демонстрационного поведения также пояснена в Ш-й части.

Наука в этом плане стоит на более реалистических и гибких объективных позициях, ибо в качестве аксиом (или для научных понятий) берёт нечто конкретное и всем понятное, а при необходимости даже и сами аксиомы меняются. Сэр Исаак Ньютон, - тот вообще с гордостью заявлял, что он-де: "гипотез не измышляет", а берёт факты только из практики. Здесь он, конечно, перегнул, но в противоположную от религии, или философии сторону, где вообще господствуют только гипотезы, или предположения. Гекели тоже придерживался подобной крайности: "принимая что-нибудь на веру, наука совершает самоубийство". Аксиоматика в науке принимается на веру, и речь там идёт не о суициде, а о становлении, или зарождении любой науки на базе её аксиом. Философии в плане историзма присуща не динамика, но статика в виде набора конечных учений. Ну, никто сейчас не переиздаёт оригиналы работ Ньютона. Современная нам механика ушла вперёд, упростился её математический аппарат, закрыт ряд в прошлом дискуссионных вопросов, проведены необходимые обобщения И Т.Д.. Однако все произведения древних философов, равно как и религиозные трактаты: "О Святых" если издаются, то с точностью до запятых. Их переиздание, как переработка в плане улучшения, совершенствования и переосмысления рассматривается, как и "святотатство над Библией". Развить уже канонизированное учение, в плане его дальнейшего упрощения, или усовершенствования на основе каких-то новых знаний, - это табу для философа, и в философии недопустимо и... просто невозможно. Гораздо легче создать своё учение, чем попытаться читать или понять, что писал твой предшественник по данному вопросу. Этому препятствует тяжёлый и, кроме этого, уникальный для каждого философа стиль изложения, да и понятийный язык, для каждого такого "учителя-гуру": и свой, и "мудро"-неповторимый.

Каждое философское, или религиозное новомодное учение характерно своей особой терминологией, за которой, зачастую, ничего не стоит. Тот факт, что философы вообще не читают даже свои ранние работы, не читают произведения конкурентов и даже прямых своих предшественников по теме, будет наглядно продемонстрирован в Эпилоге к этой работе. А в Ш-й части я на конкретных примерах покажу, что Маркс и Энгельс, скорее всего, тоже не читали работ друг друга, да и свои более ранние труды. Откуда следует единственный вывод, что науке присущи: объективность, развитие и динамизм, а религии и философии - субъективизм, автономия и канонизация. И об этом тоже будет подробно сказано ниже.

Вот что по этому поводу говорил король философии - Гегель в одном из предисловий к своей "Энциклопедии Философских Наук", повторю: "Многие философские произведения ограничиваются тем, что высказывают, таким образом, лишь умонастроения и мнения". - обратите внимание, что здесь речь идёт не о философии, а о произведениях отдельных авторов, которые свои работы зачисляют в разряд философских. А откуда у людей берутся эти умонастроения и мнения. - Гегель не говорит. Я тоже оказался не исключением из этого "правила", когда определил название своей работы... И там же, у Гегеля: "Бывает и так, что философское учение, принципом которого является всеобщее, ставится в один ряд с такими философскими учениями, принципом которых является особенное. И даже с такими учениями, которые уверяют, что совсем не существует философии". А далее следует вывод Гегеля, что: "...существуют различные философские учения и каждое из них есть лишь одна из философий, а не философия вообще... принцип истинной философии состоит именно в том, что он содержит в себе все особенные принципы". Правильно, истинное мировоззрение и есть совокупность индивидуальных мнений и настроений, и нужна воистину искра гения, чтобы всё изучить, переварить и выделить нечто общее, объективное, а прежде не лишним будет постараться доказать себе и людям, что оно, это нечто объективное и "истинное", в мировоззрении-то вообще существует. Если нечто подобное произойдёт, то это и будет общее научное мировоззрение, или же научная философия. А вот одно наблюдение Гоббса: "более всего подвержены им [абсурдам] те, кто занимается философией. Очень верно Цицерон где- то сказал, что нет такого абсурда, которого нельзя было бы найти в книгах философов. Причина этого очевидна: ни один из них не начинает своих рассуждений с определений, или объяснений, тех имен, которыми они пользуются". И далее, ещё о том же: "Первую причину абсурдных заключений я приписываю отсутствию метода, тому, что философы не начинают своих рассуждений с определений... Седьмую причину я вижу в именах, ничего не означающих, но заимствованных из схоластики и выученных наизусть". Без комментариев. А вот ложное мнение Маркса о своих коллегах: "различие между носильщиком и философом менее значительно, чем между дворняжкой и борзой". Фраза ложная, поскольку носильщик зарабатывает на жизнь, а философ имеет... от жизни. Собаки тоже имеют от подхалимажа.

Возьмём, например, тысячелетний спор материалистов и идеалистов о первичности материи или сознания, который вынесен даже в ранг: "основного вопроса философии", и разделил философов на два враждующих клана, хотя подобная проблема первичности курицы и яйца в биологии почему-то орнитологов никак не волнует, и кланы по этому поводу не возникают. Маркетологам безразлично, кто был раньше, продавец, или покупатель и т.д.. Более 2000 лет философия решает и вторую сторону "основного вопроса", - познаваем ли мир, и это породило ещё два клана философов, хотя эта проблема науку не волнует. Наука по мере возможностей познаёт мир, и пока за свою историю, до "края познания" не дошла. Если философы и докажут, что мир непознаваем, то всё равно люди будут его познавать, это природа человека. Наука доказала невозможность "вечного двигателя", но упорство человека неодолимо, и в Интернете есть масса "решений" проблемы. Препятствие для реализации проекта, - нехватка пары тысяч "зелени" для построения на практике их "вечного" агрегата. Даже у Энгельса был свой, не опубликованный редакцией, расчёт... "вечного двигателя"!

Ну, не знаем мы заранее, познаваем (или нет) до конца, этот мир, так давайте начнём познаватьщпока не дойдём до границ познания, а уже там будем решать, что делать дальше. Кстати, в Ш-й части работы мной будет научно доказано, что в некоторых видах познания действительно есть естественная граница, выйти за которую в качестве индивидуального знания возможно, а в публичном (массовом) или всеобщем качестве знания - никогда. Это как и туннельный эффект из квантовой механики: "непреодолимая" энергетическая граница для всех "частиц"-квантов есть, но отдельные кванты через неё иногда проскакивают.

В отношении основного вопроса философии - о первичности материи или сознания. Ну, имеются материальное и духовное начала в нашем бытии. А причём здесь изначальное первородство? А почему бы сначала, как это принято в науке, подробно не изучить их каждое в отдельности, потом рассмотреть их реальное взаимодействие и систематизировать всё в отдельности ранее изученное. И лишь после того, да и то, когда накопится достаточно много и теоретического, и экспериментального материала для возможности совокупного анализа, попытаться правильно не только поставить, но и решать вопрос о первородстве, если таковой после изучения возникнет? Да и то, если будет однозначно строго доказано, что эти объекты или взаимно обуславливают друг друга, или может... независимы друг от друга.

Понятно, что: "нельзя объять необъятное", и заниматься экспериментами и отдельными частными психологическими исследованиями - это проблемы частных наук, а не философии. Философия, как мировоззрение, должна (??) анализировать результаты и теологических, научных, и психологических исследований и делать некоторые обобщения, в частности, в области гносеологии, или вообще в феноменологии. Если не хватает данных в некоторой области, то прямая задача философов ориентировать науку, да и теологию (от духа) на исследования в "проблемном" направлении, а не решать вопросы самостоятельно путём "гениальных" догадок, или же: умонастроений и мнений. Вот характерное высказывание Энгельса: "область философии... и какое ничтожное значение она имеет сама по себе".

Более того, специфика науки состоит в том, что она: как исходит из опыта, так и всегда вынуждено возвращается к опыту, или даже замкнута внутри опыта, и это её движение только внутри опыта опосредовано извне сознанием. В этом плане наука физически не в состоянии выйти за подобные свои естественные пределы. Теология в плане объяснения феноменологии сознания (или же духа), в этом отношении должна иметь аналогичную, но отличную от науки методику, иначе она, теология, сведётся тоже к науке и замкнётся в своём порочном, хотя и "научном" кругу. Подобную научной методику для теологии должна дать философия, и она же должна как-то обобщать результаты науки и теологии, и именно это должно стать содержанием философии. "Истинная философия" должна быть единством двух сторон познания - науки и теологии, объединять их и разрешать их противоречия.

Так нет же. Любой "учёный'-философ сразу берёт быка за рога и замахивается, презирая отдельные частности, не более и не менее, как на весь мир, а силёнок, фактов и исходного материала, да и, зачастую, ума-разума маловато, вот и начинается теоретизирование на пустом месте, точнее, лишь словоблудие и гениальные догадки. Любопытный народ слушает умные научные и непонятные слова, и, боясь показаться невежественным, с благоговением воспринимает эту, простите, словесную диарею "учителя", как некое откровение и поёт славу этому гуру. И никаких сомнений или проблем. Сразу народу даётся истина в её последней инстанции - вот мир таков и не иначе, а почему и откуда это стало известно, - вам знать не надобно. Не верите, - тем хуже для вас, а поверили - критикуйте и травите инакомыслящих, защищайте своего Учителя, его учение и его школу. Если древним философам это можно простить и вполне можно понять, ввиду низкого уровня тогдашних научных знаний, то в наше время строить картину мира на одной идее, по меньшей мере, - пустая трата времени, а, по большому счёту, - шарлатанство, или спекуляция. Однако, попытки объяснить весь мир на основе единой первопричины, или даже идеи (??) (например, Ф.В.Ницше с его абсолютной идеей сверхчеловека и приматом силы, и силы именно молодёжи) продолжаются и поныне. Вот по этому поводу замечательные слова Энгельса: "Самый ничтожный доктор философии, даже студиоз, не возьмется за что-либо меньшее, чем создание целой «системы»". Я давно не студиоз и, слава богу, не доктор философии, и на создание некой "системы", поэтому, не претендую. Моё исследование - результат чисто научного подхода к анализу предмета.

Отмеченной тенденцией обладают и все религиозные вероучения, канонизированные в Вере. Каждая "истинная Вера" - это учение о законах бытия, придуманное одним человеком (или посланное ему Богом, что одно и то же), имеющее своих приверженцев и противников. Вера - и есть любое положение, которое непосредственно не подлежит проверке. В этом плане все философские учения сродни религиозным формам познания, с тем отличием, что философия пытается ещё что-то объяснить, в т.ч. и наличие самого Бога, а это с точки зрения Веры, - есть ереси. Получается интересное, но естественное определение философии. Это C одной стороны ненаучная Наука (или некое начало науки), а с другой стороны - еретическая Вера (сомнение, или конец веры). Ни вашим, ни нашим и одновременно - всем и для всех.

Как видим, Наука и Вера занимают крайние, или противоположные позиции в процессе познания, а философия выступает некоторой прослойкой между ними. Но, тем не менее, одна-единственная философия - философия марксизма присвоила себе ярлык "Науки", т.е. монопольное право на приближение к некой абсолютной "истине", к некоему объективному и единому всем мировоззрению. Более того, марксисты обещали своей философией не только объяснить, но и преобразовать весь мир. А так ли это? Может ли философия вообще, от которой произошли все науки, и противостоящая, в силу этого, наукам, сама быть наукой, быть одной из них? Может ли нечто всеобщее сводиться к особенному? Не правильнее ли считать, что философия должна противостоять и науке, и религии в контексте познания мира, но не в его преобразовании? Не села ли марксистская философия: "не в свои сани"? Преобразование мира с помощью философии марксизма объективно не удалось, значит, появился не только субъективный, но и объективный повод для её критики. Практическая несостоятельность марксизма, как "науки", показывает, что он в научном плане, мягко говоря, кривоват, а если учесть его мировое распространение и кровавые итоги насильственного внедрения этой "науки" в практику, то его близость к шарлатанству, или же к язычеству почти неоспоримы. Но это требуется ещё и научно доказать, что и будет сделано мною ниже. Только науке в её взаимодействии с практикой и дано извне преобразовывать (точнее, изменять) мир, и это и есть прямая задача науки. Задача философии - не лезть в науку, но обобщать данные конкретных наук и теологии в плане общего познания феноменов: мира, человека, бога, духа и бытия вообще. Ибо кроме философии сделать это вообще некому.

Двойная суть марксизма: и как философии, и как "науки" затрудняет его критику. Наличие научных ляпов объясняется, тем, что это некоторая философия; а философские нестыковки, тем, что это некая (общественная) наука. Поэтому, будем вести критику марксизма только с научных позиций, и проверим, насколько он соответствует понятию "науки", которое он сам себе и присвоил. Гегель отмечал, что: "религия, правда, может существовать без философии, но Философия не может существовать без религии, а содержит ее внутри себя". А также, что: "До тех пор пока религия обладает определенным кредо, учением, догматикой, она обладает тем, чем может заниматься философия и в чем последняя как таковая может с нею соединиться". Отсюда вывод. Философия марксизма, настолько же может считаться наукой, насколько удалена от религии, или от догматизма, от авторских мнений и умонастроений, как атрибута философии вообще. Даже Августин отметил это сродство религии с философией: "Вне богословия философия - ничто". Тот известный факт, что Маркс по призванию философ и профессиональный журналист, однозначно говорит о его потенциальной религиозности и его субъективизме, и именно поэтому, (возможно) подспудно осознав свою ущербность, он и сам попытался откреститься от философии и назвал своё философское учение "Наукой". Именно в этом религиозном моменте и следует искать источник ошибок марксизма, как некой науки. Здесь я покажу, что Марксу, несмотря на его энциклопедичность и эрудицию, так и не удалось снять с себя все философские наслоения религиозности своего способа познания мира. Наш Маркс искренне... веровал, хотя, по молодости, сам отмечал, что: "философия есть не что иное, как выраженная в мыслях и логически систематизированная религия".

Здесь, в меру моей компетенции, будет показано, что название не меняет сути, и марксизм стоит далеко от науки и ближе к среднего пошиба, религиозно-философскому, негативному (в его отношении к науке) материалистическому или, скорее, пантеическому вероучению. Доказательства проведены на уровне доступном студенту - первокурснику. "Копать" глубже не имело смысла, и в работе вскрыты только некоторые, лежащие на поверхности ошибки и причины этих ошибок в философской части марксизма, и показано, что все дальнейшие "феноменологические" построения Маркса, это прямое следствие существующих ошибок в фундаменте его учения. Но одной только критикой я не ограничился. На основе критики я, отнюдь не в меру моих мнений и умонастроений, а на базе полученного в советском ВТУЗ-е высшего образования, попытался показать, что могло бы в принципе получиться, если бы основоположники марксизма пошли в разработке их диалектического, так и исторического материализма действительно научным путём, а не примитивным и потому, универсальным путём - философского, религиозного наукообразия, от чьих-то умонастроений, или мнений. Так естественно и возникла уже моя: "Философия воровства", как следствие критического анализа диалектического и исторического материализма основоположников марксизма.

В критике марксизма я далеко не первый. Государственная наука и тут позаботилась об этом. Произведена даже целая классификация направлений этой критики. Всех критиканов разбили на группы, у каждой есть свой гуру (основоположник направления), и для каждого из направлений дана научная критика его позитивов и негативов. О ревизионизме предпочитают не вспоминать. Читаем в Интернете, что имеют место: "различные парадигмы марксистской философии, как различные направления исследований". Вот описание одной из них: "Первое направление - историцистское. Его основоположником выступил Антонио Грамши, внесший оригинальный вклад в марксистскую теорию". Как видим, несмотря на полное банкротство марксизма, его продолжают развивать, совершенствовать очередные гуру-основоположники, но... не для поиска ошибок в Великом Учении, а для создания собственного направления на том же гнилом фундаменте. И, обратите внимание, что для гуру не важно истину или ложь он провозглашает. Для него главное внести не обязательно верный, но свой оригинальный вклад пусть в ложную, но пока ещё рейтинговую, теорию. Сей Грамши: "...считал несостоятельными попытки ортодоксов «выводить» всеобщие законы диалектики из природы, а затем «распространять» их на общество и историю". Здесь отметим один принцип философского доказательства истины, с которым будем сталкиваться ниже. Заключается он в первом слове этой цитаты: "...считал". Когда нет доказательств чего-то, философу достаточно произнести "волшебное слово", и всё, что следует далее, обретает свойство... истины. Я специально делаю акцент на этом моменте, на этом высказывании, ибо ниже, я, ортодокс по этой цитате, и буду: "«выводить» всеобщие законы диалектики из природы, а затем «распространять» их на общество и историю". Как у меня это получится - судить не мне, а читателям-со-стороны.

Кажущееся здесь по стилю изложения материала, моё якобы негативное отношение к философии вообще, к философии марксизма в частности, и к государству в особенности следует отнести только к пренебрежению философами методологией, в плане отсутствия таковой, и, одновременно, к их претензиям стать "Наукой", и к попыткам в этих претензиях "спекулировать на темноте народной" с псевдо "высоты" своего исторического положения и с позиций уверенности в истинности неких своих псевдо знаний. То же самое относится и к политикам и их "шестёркам", - к политологам. Обратите внимание, что когда им прямо ставят неудобные вопросы, то ответы, точнее, уход от прямых ответов, начинаются словами: "Эта проблема достаточно заполитизированна, и различные политические силы дают её решение в политической плоскости, поэтому её конкретное решение неоднозначно, и относится к проблемам государственного регулирования", или: "Убийство [имярек] носит явно заказной, политический характер, и, потому, должно быть раскрыто в кратчайшие сроки", - закон-то один, а убийства и отношение к ним, оказывается, - разные. И не более того. Что же касается философии, то она, претендуя в этом мире на всё, на познание некоторого всеобщего, сама без помощи презренных наук, никогда и не могла сделать, и не сделает ничего... конкретного.

Упрёки мне в плане моей философской позиции, например обвинения в примитивном натурализме, - не принимаются, поскольку научная критика основана на натурализме, а д-р Маркс говаривал, что: "только натурализм способен понять акт всемирной истории". Особое внимание мною будет уделено именно научной критике положений и категорий уникальной теории "развития" Маркса, - его диалектическому материализму. Ибо это основа основ, это тот шаткий и откровенно гнилой фундамент, на котором возводилась и вся теория "развития" общества, - его исторический материализм и, скорее всего, его экономическое учение, труд всей жизни Маркса - "Капитал". Экономическая часть марксизма мною рассмотрена (тоже в меру моей компетенции, на основе ознакомления с рядом ранних работ Маркса и с его "Капиталом", где Маркс заложил фундамент политэкономии) возможно, что бегло, по причине отсутствия у меня, достаточных специальных познаний в экономике, так и полного отсутствия вообще интереса к этой, хотя и жизненно важной для общества "экономической религии".

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η. Философия воровства (анти - марксизм). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 353. 2015

Еще по теме Предисловие:

  1. Йозеф Шумпетер. "Капитализм, социализм и демократия" > Предисловие ко второму изданию, 1946 г.
  2. Декарт ПИСЬМО АВТОРА К ФРАНЦУЗСКОМУ ПЕРЕВОДЧИКУ «ПЕРВОНАЧАЛ ФИЛОСОФИИ», УМЕСТНОЕ ЗДЕСЬ КАК ПРЕДИСЛОВИЕ 2  
  3.   Предисловие [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»]
  4. М. ГРИГОРЬЯН ПРЕДИСЛОВИЕ к первому изданию собрания сочинений
  5. ПРИМЕЧАНИЯ. УКАЗАТЕЛИ ПРИМЕЧАНИЯ [**************************************************] Предисловие
  6. Предисловие к первому изданию
  7. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ИСКУССТВА К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ (ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ)
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ.
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  12. Предисловие