<<
>>

И мы молились Богу нашему (4:9 Неемия)

действие заблуждения... они будут верить лжи

(2:11 2-е Фессалоникийцам) Фарисеи и книжники взяли ключи от знания

(1:44 От Фомы) они прилежно старались портить все

(3:7 Софо н и я) Все...

они бессмысленны и глупы

(10:8 Иеремия) ученость глупых - глупость (16:22 Притчи) Кто... же они были?

(49:21 Исаия) они кумиры (10:1 Осия)

Поскольку философия, по словам Гегеля, отражает лишь умонастроения и мнения каждого философа, которые (в свою очередь) всегда зависят от условий жизни философствующей личности, то для уяснения философии марксизма постараемся хотя бы себе приблизительно вообразить и прочувствовать эпоху, в которой жили-творили основоположники марксизма, чтобы пояснить мотивацию их поведения, и понять почему вообще смог возникнуть марксизм. Середина ХІХ-го века. Посленаполеоновский период в монархическом мире, рабовладение и гражданская война в США, балканские и крымские войны в Европе, бурное "становление" капитализма, лозунги-идеи свободы, демократии и прочих "прогрессивных идей", и при всём этом (с современной т.з.) полная бытовая неустроенность: только-только появились Ж/Д, об автомобилях (метро, трамваях-троллейбусах, самолётах-спутниках) ещё нет понятия (весь наличный транспорт - гужевой), паровой двигатель (о коем у большинства уже нет понятия) - это верх технической мысли. Отопление индивидуальное, угольно-дровяное; что суть нефть и её производные - никто не знает. Асфальта, водопровода, общественного транспорта, нет, и в Европе дороги, - как в России. Нет не только телефона, TV, но... бытового электричества, керосиновая лампа только появилась; на улицах - темно, или, в лучшем случае, - газовое освещение (включите в темной кухне газ и почитайте книгу в этом освещении). Короче, весь мир, с современной нам т.з. - одна большая деревня (в которой отключили свет), но люди в нем практически не изменились.

Заприте себя на всю жизнь в глухой деревушке, где раз в неделю завозят еду и почту, и прочувствуйте, чем бы вы там занимались в "свободное от работы" время. Многие сопьются, активное меньшинство начнёт путешествовать (в поисках приключений), а пассивное меньшинство (интеллектуалы) начнут писать друг другу письма и читать газеты-книги, дабы было что обсуждать в... этих письмах. Интеллигенция замыкается на себя, она начинает заниматься бумаготворчеством, в котором и пытается утвердиться, критикуя таких же... писак. Именно поэтому ХІХ-Й век столь богат писателями, философами, учеными и разного рода "мыслителями", - плоды отсутствия электричества. Споры по любой тематике велись в соответствующих печатных изданиях, и заканчивались тем, что каждый оставался при своём мнении, но засвечивался в соответствующем кругу, как "личность", той, или иной степени ея компетентности, и этого было более чем достаточно для книжной славы.

А теперь обратимся к нашим основоположникам. Я тут не буду приводить их прилизанные биографии (которых и сам толком не знаю), а приведу мои впечатления, которые сложились субъективно от прочтения практически всех (доступных мне) их писем и "тематических" работ.

Начнём с Энгельса. Общее впечатление: физически здоровый, несмотря на эпоху, вполне жизнерадостный, энергичный жизнелюб. Жизненных сил, энергии - с избытком; возможности для их реализации ограничены его эпохой, поэтому он и занимался всем понемногу, всем, что ему было интересно на данный момент, без особой цели и результатов. Вот серия цитат из писем Энгельса своим корреспондентам, раскрывающая сущность этой активной личности.

Для начала всем понятное: "Мы подцепили там двух красивых дочерей портного... и я с самым серьезным видом уверил этих дурочек...", - вполне нормальное поведение заурядного молодого человека, не обремененного заботами о завтрашнем дне и проблемами духовного и философского плана. Энгельс служил в артиллерии и очень гордился званием "бомбардира".

Из армейских писем: "Я теперь яростно фехтую... За последний месяц у меня здесь были две дуэли". Письма сестре: "и усов я не сбрею... Они у меня стали очень пышные... ты сможешь любоваться их красотой", или: "я целый день курю, - и это безусловно высокое, неоценимое наслаждение", и о том же в сумме: "дымлю, как паровозная труба, занимаюсь фехтованием... забавляюсь как умею". Но армейская служба даром не проходит, склоняя незаурядных людей к философским выводам, вчитайтесь в это: "долг гражданина... по возможности освободиться от солдатчины", или такое: "какой гнусной ложью угощают наши проклятые власти немецкий народ". Армия и кухня - близнецы-братья, во все времена и у всех народов: "сегодня на обед у нас будет квашеная капуста со свининой, чему я уже заранее радуюсь". Вот совет Энгельса от простуды в армейских (и в иных) условиях: "...рецепты очень просты... Сначала пиво; если это не помогает - пунш; если это тоже не помогает, то глоток рома: он уже должен помочь", с чем трудно не согласиться и в наши дни. Увы, заложенное в молодости, остаётся с нами на всю жизнь. Вот вам фраза из письма зрелого Энгельса: "Я только что спускался в погреб за новой бутылкой; пиво очень приятное и пришлось по вкусу... найдется много поводов часто «нырять» в погреб за бутылкой-другой «того самого»", - фраза несколько опрометчива для репутации будущего "мудрого философа", но вполне нормальна для здорового обывателя.

Теперь о бумаготворчестве. Как мною отмечалось, интеллигенция той эпохи была пишущей интеллигенцией. И вот фраза Энгельса: "Я усиленно занимаюсь литературными работами... кроме того, я пишу много стихов". И, действительно, сохранились стихи и пьесы Энгельса, о качестве которых я, как дилетант, не берусь судить. Приведу мнение самого автора: "как поэт я обанкротился... Что делать, стихи не получаются", - это делает честь самокритичности её автора, и говорит о его реальной самооценке.

Фраза Энгельса о том, что: "я сочиняю музыку", имела, вероятно, те же последствия. Но в одном виде литературной деятельности Энгельс всё же нашел призвание, - это журналистика. Сохранилось множество его корреспонденций и путевых заметок, свидетельствующих об хорошем (зачастую, предвзятом) стиле, остроумии и наблюдательности. Но философ проговорился: "я умею очень хорошо проповедовать, даже без предварительной подготовки, а что касается вранья, то тут меня уже не остановить".

Журналистская деятельность бесследно не проходит, извращая логику индивида, лишая его критичности восприятия собственных опусов. Вот лишь некоторые фразы из публикаций Энгельса: "Европейская конфедерация республик может быть образована лишь крупными и равными по силе нациями... но отнюдь не такими... бессильными... как датчане, голландцы", или там же: "Вопрос был в том, будут ли жители Шлезвига вынуждены связать свою судьбу с маленькой, бессильной, полуцивилизованной Данией", - у читателя формируется мнение, что бессильную Данию можно игнорировать на Европейском политическом театре. Но в этой же статье читаем: "корпус Шлезвиг-Гольштейна численностью в 10 тысяч человек был застигнут врасплох и разгромлен втрое превосходящими его силами датчан". Сильная, или нет была в то время Дания - не ясно. Скорее была сильная, ибо в другой статье нашего автора читаем так: "В независимости и могуществе Дании, государства, живущего только грабежом мировой торговли...". Ещё два предложения подряд: "налог на вино... следствие такого положения - разорение винодельческих районов страны. Правда, несмотря на налог, производство вина все увеличивается". Если разорение из-за налогов на вино увеличивает его производство, то лично я - за увеличение налогов. А вот некритичное применение Энгельсом понятия класса (несмотря на признание им положения о классовой борьбе): "Еврейский элемент абсолютно необходим для Германии; евреи - класс, который... обречен заниматься торговлей.

- явился носителем элемента будущего". По теории Маркса идеальное капиталистическое общество состоит лишь из 2-х главных классов: эксплуататоров-капиталистов, прибравших к рукам все капиталы общества, и пролетариев (творцов светлого будущего). У нашего Энгельса евреи (они и тут пристроились) едины в обоих ипостасях, - и вашим и нашим. Маркс полагал, что общество разделилось на 2 класса, - пролетариат и буржуазию, - лишь в итоге разложения феодализма, а у коллеги-Энгельса: "благодаря открытию Америки все общество разделилось на два класса". Пролетариат Маркса формируется благодаря разорению мелких частных собственников, а у друга-Энгельса: "Биржи являются главными пунктами, где фабрикуются пролетарии", и т.д.. Эти разночтения неизбежны, когда пишешь о том, чего... не понимаешь.

Отмечу, почему Энгельс стал марксистом. Враньё и пустопорожняя болтовня журналиста его, вероятно, не удовлетворяли. Он, в меру своих знаний, пытался разобраться во внешнем мире, в мире социальных отношений, но систематического образования, скорее, не имел и, потому не знал: "что делать", и куда примкнуть. В молодости, как и все в то время, он получил религиозное воспитание, но отравленный ересью сомнения, искал и находил противоречия в христианстве, выражая это в письмах оппонентам. Он призывал: "...считать лишь то учение, которое может выдержать критику разума. Кто дает нам право слепо верить библии? Только авторитет тех, кто поступал так до нас... коран более органичный продукт, чем библия". Этим он проложил себе путь к философии: "Какую цену имеет, например, вся философия, если мы станем верить библии, с ее учением о непознаваемости бога разумом?". После чего увлёкся Гегелем: "...я нахожусь теперь на прямом пути к гегельянству... Гегелевская идея бога стала уже моей идеей", на этой почве сблизился с Марксом, и, вообще не имея своих убеждений, - попал под его влияние и... превратился в апостола атеиста-материалиста. Гегеля Энгельс, скорее всего, так и не осилил: "Все сочинения, опубликованные им, были написаны в строго научном, почти неудобочитаемом стиле и могли быть рассчитаны...

на немногочисленную ученую публику... предрасположенную к такому учению", - и изучал Гегеля с подачи Маркса. И, кстати, о научном стиле. О самокритичности Энгельса я упоминал, ибо он сам признавал себя слабым в точных науках. Вот ряд его фраз, которые много скажут специалистам: "Фунт его стоит сейчас 91/2 грота, это 4 зильбергроша и 8123Лз7 пфенига", или же такое: "1700 марок банкнотами составляют, из 137 процентов, 776 талеров 24 грота луидорами", или вот такой прямой абсурд: "Командование... силы которых насчитывали 62391/2 человека... пехотой в 42673/4 человека и конницей в 16891А человека". Подобные честные люди, признающие свою несостоятельность в чем-то, легко попадают под влияние дилетантов-аферистов, сумевших им внушить своё превосходство. Так и поступил Маркс в отношении Энгельса. Об этом много будет говориться ниже. Если до знакомства с Гегелем Энгельс говорил: "если вы не верите, то вам нельзя помочь!", то после чтения: "Я теперь очень много занимаюсь философией... следует или читать все, не задумываясь ни над чем, или же начать сомневаться в своей... вере". Словосочетание: "читать все, не задумываясь", и говорит нам о внушаемости субъекта, а начать сомневаться в своей вере (впитанной с молоком матери), дано далеко не каждому.

А вот ряд высказываний Энгельса, когда он с помощью диалектики Гегеля пытается как-то осмыслить сущность христианства: "Оба они, грех и бедствия, взаимно обуславливают друг друга и не могут существовать друг без друга... Такова моя теория греха, еще незрелая и неполная". Увы, попав под влияние Маркса, Энгельс свою теорию греха так и не завершил. А вот фраза, выдающая марксистское понимание диалектики: "свободен лишь тот, кто победил в своем убеждении всякие сомнения". Если вы победили все сомнения, то о какой свободе вообще может идти речь? Победив сомнения, вы становитесь рабом... убеждения. Только при наличии сомнений, вы свободны, ибо свобода подразумевает свободу выбора, которую даёт вам сомнение. Это типичная марксистская фраза, красивая по форме (звучанию) и ложная по сущности (содержанию), фраза, подобий которой ниже будет приведено достаточно много. Недаром в одном письме, касаясь диалектики, Энгельс воскликнул: "Пойми, кто может!", чем косвенно расписался в свей несостоятельности, как философа. В заключение приведу одно наблюдение Энгельса, которое он к Марксу не применил: "Все прежние теории [разумеется, до марксизма - В.Ш.] страдают наследственной болезнью немецких ученых, усматривающих свою самостоятельность в том, что каждый создает для себя особую систему". По паспорту Маркс - немей, создал тоже свою особую систему - философию-политэкономию марксизма, а излечился ли он от наследственной болезни. - об этом Энгельс не говорит. Ещё одна его фраза: "Ничто не ново под луной! Нет, нового достаточно, но его подавляют, когда оно не принадлежит к... псевдоистинам". Новая теория марксизма подавлена в своё время не была, и, если верить этой фразе, то из неё прямо следует, что принадлежит она к... псевдоистинам. Научному доказательству этого положения и посвящена эта работа, состоящая из 3-х частей.

Теперь обратимся к Марксу. В отличие от Энгельса, он здоровьем не блистал, и особенно жизни не радовался. Вот моя подборка цитат из писем отца: "в душе ты эгоистичен... ты не занимаешься естественно-историческими науками... участие в кружке мне нравится - можешь мне поверить - больше, чем участие в пирушках... И разве дуэли так уже связаны с философией?... Ты не сдержал своего слова мне... мы охотно забудем о небольших денежных жертвах... натура у тебя хорошая, но необузданная... Протекция и здесь играет очень большую роль... ответное письмо не содержит ответа... добиться того, чтобы талант приносил прибыль... Несобранность, беспорядочные блуждания по всем отраслям знания, смутные раздумья при свете коптилки, нечесаные волосы, одичание в шлафроке ученого взамен одичания за кружкой пива; угрюмое уединение вкупе с пренебрежением всеми приличиями и даже почтением к отцу... ты доставил своим родителям много огорчений... Едва пришли к концу буйства в Бонне, едва погасили твои долги... ты уже отдалился от своей семьи... Мы ни разу не получили непосредственного ответа на свои письма... ты подражаешь современным уродам, которые коверкают слова, пока сами не перестают их понимать, провозглашая гениальным творением поток слов, потому что они лишены всяких идей или содержат лишь извращенные идеи... в погоне за тенью учености... ты все равно неаккуратно посещаешь лекции...". Как видим, Маркс, следуя веяниям времени, дрался на дуэлях, делал долги, участвовал в пирушках, буянил. - всё это в рамках, насколько позволяло здоровье. Но, в отличие от Энгельса, который обладал трезвой самооценкой, Маркс, скорее всего, страдал комплексом непризнанного гения. Его семья и, в особенности, - отец непрерывно внушали ему, что он несомненный талант и будущий гений (и это принесёт ему прибыль). Но жизнь всё ставила на место: окружающие гениальность не признавали. Отсюда скрытая мания величия, эгоизм, самонадеянность, переросшая в тупую самоуверенность дилетанта. Да, Маркс был очень эрудирован, владел многими языками, имел (благодаря школе Гегеля) собственный, хорошо подвешенный язык, и мог уболтать кого угодно, и критиковать что угодно, зачастую прямо противоположные положения. Вот характеристика корреспондентом одной газеты уже вполне зрелого Маркса: "Маркс упорно отстаивал свои взгляды с таким рвением, которое, несомненно, проистекает из его твердой уверенности в их правильности... У него голова ученого и лицо культурного еврея... обстоятельно излагает свои утопические планы «освобождения человечества»". Наличие головы учёного, отнюдь не означает, что в ней есть мозги учёного, наличие культурного лица отнюдь не означает, что перед вами не аферист, или хам, а твёрдо уверены в своей правоте бывают только фанаты. Учёный же сомневается во всём (даже в своих знаниях и положениях) и всегда (даже после получения этого звания). И как прав был его отец, отмечая, что все творения Маркса лишь поток слов, лишённых идеи.

Вот Фраза из письма матери: "Мойся милый Карл, каждую неделю губкой и мылом", - увы, все матери одинаковы, и одинаково заботятся о внешнем виде своих чад. За воспитание же мальчика должен нести ответственность (в т.ч. и финансовую) - отец. Вот фраза из письма к Марксу его невесты, Женни: "как ты мог так сухо написать мне... как мало чувствуешь, в чем мое горе... Ты не уважаешь меня, не доверяешь мне... я не могу беззаветно радоваться твоей любви, ибо я более не уверена в ней...". Подобные фразы тоже типичны для любящих девушек. А вот объективная характеристика личности Маркса: "Свидетельство университета: подвергся однодневному заключению в карцер за то, что в ночное время он, в состоянии опьянения... носил запрещенное оружие... неоднократно подавались на него жалобы за долги...". Выписка из аттестата зрелости: "способности в математике удовлетворительное", и там же:"По математике у него хорошие познания... В физике знания у него средние", - (это в 17-то лет). Ниже я покажу, что ни способностей, ни познаний в математике, а, тем более, в физике у Маркса вообще не было. Как и все молодые люди своего времени Маркс писал как пьесы, так и стихи, но потом всё забросил. Вот некоторые, далеко не самые лучшие образцы его творений. Стих от имени врачей: "И не забудьте, за нами пошлите, Когда на тот свет уйти захотите". Стих, посвященный науке: "Наша наука значки для всего найдет, Из разума сделан простой расчет. Если бог точка, он от цилиндра разнится, Станешь на голову, значит не сядешь на задницу". Ниже я покажу, что наука Маркса стоит именно на голове, да так прочно, что ничего не изменится если посадить её на 5-ю точку. Вот тот уровень, на котором наш герой освоил алгебру: "Поставить только стоит в один ряд а плюс Ь, И парочка влюбленных заявит о себе", или геометрию: "Весь мир они линиями исчертили, Но только о духе совсем позабыли. Коль а и b любой решают спор, То сколь бы дешев стал бы приговор!". Увы, столь

дешевый приговор, выданный Марксом математике, сыграл с ним впоследствии злую шутку. Этакое рифмоплётство в наше время не встречается даже в туалетно-заборных творениях, но "алгебраические выражения" как: "Вольдемар + Клеопатра = Л...", были известны Марксу. До своего близкого знакомства с Энгельсом, Маркс читал его экономические работы, которые противоречили доктрине Маркса об эквивалентном обмене товаров по стоимости: "Энгельс в своих «Набросках к критике политической экономии»... пытается объяснить различие между меновой стоимостью и ценой из того, что торговля невозможна, коль скоро товары будут обмениваться по их стоимости". Фраза им просто произнесена. По её построению ясно, что попытка объяснения не удалась. Но подробного анализа неудач нет, поскольку в двух словах пояснить почему люди, меняя эквиваленты стоимости, получают прибыль - невозможно. Как это ни странно, но Маркс, критикуя Энгельса, сам разделял... этот принцип: "Покупать дешево и дорого продавать - таков закон торговли. Следовательно, не обмен эквивалентов, при котором, наоборот, торговля была бы невозможной как особый вид промысла". Только для этого "пояснения" Маркс и написал свой "Капитал", где тоже пытался доказать недоказуемое, да так и не доказал, о чём будет сказано ниже. Здесь уместно отметить одну особенность в журналистском стиле "доказательства" чего-либо Марксом. Он вначале многословно ставит проблему, затем обильно цитирует и "критикует" коллег-оппонентов за ошибки и разночтения в постановке проблемы. Между строк этих описаний и критики он в разных вариантах просто даёт своё видение решения, а строгое доказательство обещает привести ниже, или в другом месте. В дальнейшем, так и не дав этого доказательства, он ссылается на свою писанину, как на нечто им уже... доказанное. Пример. Вот ряд обвинений в адрес вульгарных экономистов: "вульгарная политическая экономия все, чего она не понимает, объясняет конкуренцией", или ещё: "конкуренция... сколько бы о ней ни болтали, еще никогда не была проанализирована экономистами", или прямо: "объяснять эти законы... конкуренцией - значит признаться в том, что их не понимаешь". Далее обещания: "исследования о степенях производительности... лежат вне рамок нашей темы... должны быть изложены при рассмотрении конкуренции", или ещё: "подробное... исследование этого вопроса относится к главе о кон курении и", или прямо: "Анализ Кэри... Его рассуждения относятся к закону, который нам следует рассмотреть лишь в учении о конкуренции, где мы с ним и разделаемся". В конце, закономерный итог писанины: "влияния изменения рыночных цен на процесс воспроизводства... относится к исследованию конкурениии... выходит за пределы данной книги". Простенько, и со вкусом. Обгадил всех, а сам вышел чистеньким из г... Поскольку конкуренцию Маркс не исследовал, то расплачивался за это такими ляпами: "Конкуренция между капиталами увеличивает накопление капиталов". И как такое может быть (когда конкуренция на рынке ведёт к снижению цен и прибылей) - не ясно. Или бред: "При... конкуренции... следствием является... ухудшение качества товаров, фальсификация, подделка, массовое отравление". Противоположностью конкуренции есть монополия, откуда следует, что при монополии следствием является: улучшение качества, отсутствие фальсификата и подделок и... массовое здоровье. Стыкуйте последнюю фразу с такой: "Завершенная монополия есть конкуренция", и поймете какое реальное будущее всем нам светит по прогнозам Маркса. Но и это не самое худшее. Когда Маркса прямо припирали к стене, он прибегал к "рыночным" (читай, базарным) методам, - начинал... ругать оппонентов. Вот примеры его высказываний: "Г-н Мейн, как тупоголовый англичанин", или (без пояснения причин ошибки): "все это толкуется г-ном Мейном неверно... Осел сам сообщает, сквозь какие розовые очки он смотрит...", или: "Скотина Леббок говорит", а это - из ряда вон: "Вшивый сэр Джон Девис был генеральным атторнеем... как и лизавший Елизавету пониже спины поэт". А эти фразы Маркса (как бумеранг) вполне можно применить к их автору: "Пошлый характер его критики, который он отчасти скрывает с помощью кажущейся правильной фразеологии", или прямо: "автор... опровергает своих противников тем, что он только уясняет самому себе и формулирует их возражения". В последней фразе и заключен метод познания мира Марксом. У него всё основано на критике-опровержении. Взяв книгу, и законспектировав её (“я усвоил себе привычку делать выписки из всех книг, какие я читал11), он в контексте между строк даёт замечания по ходу дела, зачастую не видя сам у себя прямых противоречий. Вот его критика Прудона: "Прудон... утверждает, что труд не товар, что он не может иметь стоимости". Вот не доказательство даже, а тоже утверждение, но... в работе Маркса: "стоимость, цена труда есть специфическое выражение, непосредственно противоречащее понятию стоимости", или из "Капитала": "сам труд, как элемент, образующий стоимость, не может иметь стоимости". И

Энгельс: "Труд есть мера всех стоимостей, но сам он не имеет стоимости. Следовательно, труд не может иметь никакой стоимости". Как может мера чего-то не иметь в себе этого чего- то? А в другом месте - противоположное: "Рабочий обменивает свой товар, труд... который, будучи товаром, так же имеет цену". Ещё пример марксистского метода. Вот одна из фраз Прудона: "Всякий продукт в определенный момент становится капиталом, так как все, что потребляется, в известный момент потребляется производительно", и вот ответ Маркса: "Это совершенно неправильно, но оставим это без внимания". Или заявление в другом месте: "Все доказательства Прудона ошибочны". Если ошибочно всё, то как о критике может идти речь? Или едкий вопрос Маркса: "Доказал ли г-н Прудон это положение... Нет. Это не мешает ему... упрекать экономистов... что они оставили это положение недоказанным". Повторю ещё раз упрёк экономистам, но... со стороны Маркса: "конкуренция... сколько бы о ней ни болтали, еще никогда не была проанализирована экономистами". Что можно Марксу (Юпитеру), того нельзя Прудону (быку), - так римляне предвосхитили методику марксизма в части критики.

Последний штрих в характеристике Маркса. Многие письма он подписывал: д-р Маркс, ибо имел степень доктора философии (написал диссертацию, отправил её по почте, куда надо, оплатил пошлину и... получил степень: мечта многих современных претендентов на степени). Остановимся на содержании диссертации, поскольку её тема и метод исследования, дают ключ к пониманию Маркса, как исследователя. Наименование диссертации: "Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура". Судя по заглавию, Марксу надо было прочитать их труды и найти в них различия. Работу он провёл достаточно объёмную: написал конспекты в несколько: "тетрадей по эпикурейской философии" и сделал выписки из работ других философов по этой теме. Здесь отмечу, что оба философа были "атомистами". Они считали, что основа мира - это атомы и пустота. Что такое атомы - каждый понимал по- своему: один приписывал атомам размер, форму и вес; другой считал их бесконечно малыми. Один полагал, что атомы движутся прямолинейно, сверху-вниз; другой - что им свойственно отклоняться и Т.П.. Характерный момент. Маркс жил уже в то время, когда в естествознании сформировались реально доказанные понятия атомов и молекул (структура атома была ещё не известна), бурно развивалась химия, только-только было открыто броуновское движение мелких частиц. Всё это показывало, что взгляды древних на атом были, как минимум, наивны и, по большому счету, ненаучны, поскольку экспериментально не подтверждены, а явились плодом фантазий философствующих личностей, ищущих первооснову мира. Тем не менее, Маркс берёт для исследования тему, которая: "морально устарела". Представьте, что в наши дни кто-то возьмёт темой научной диссертации: "Различие между флогистоном и эфиром"... Я не знаю, как ранее утверждались темы диссертаций, но в наше время подобное нереально. Итак, два философа исходят из одной гипотезы, но приходят к разным итогам. О чём это нам говорит? О том, что только одна эта гипотеза не достаточна для формирования однозначной картины мира, и к ней приходится по ходу дела пристёгивать другие гипотезы - откуда явный произвол в построениях. Это не прошло мимо внимания Маркса: "Два философа выступают с одной и той же наукой, развивают ее одним и тем же способом, однако... они во всем диаметрально противоположны друг другу во всем, что относится к... истине... этой науки". Но выводов о бесперспективности темы он не сделал, поскольку наивно отождествлял по молодости философию с наукой. Негатив подобного "исследования" в том и состоит, что при занятиях анализом абстрактных построений других, - сам отрываешься от реалий, и вольноневольно переходишь на почву фантазий, пожизненно заражаешься их же положениями. Вот к примеру: "эпикурейцы предписывают избегать математики". Когда конспектируешь работы эпикурейцев, невольно разделяешь их позицию, и Маркс математики... избегал. Вместо того, чтобы написать формулу, Маркс пускался в словесные излияния по поводу связи величин, в неё входящих. Прочтите: "сила... денег падает... в обратной пропорции к массе продукции", и попытайтесь написать формулу этой пропорции, когда не ясно в каких единицах измерять силу денег, и что понимать под массой продукции, когда продукция качественно различна: от авто и зерна, до книг и музыки. Ещё: "Обесценение денег и обесценение товаров находятся фактически даже в обратном отношении друг к другу". Есть два процесса обесценения, т.е. и деньги и товары дешевеют (непонятно только по отношению к чему). Попробуйте написать формулу для обратного отношения совместного... обесценения. Ведь обратным отношением к обесценению является... удорожание. Или это: "возрастание стоимости увеличивается или уменьшается, очевидно, обратно пропорционально времени обращения". Дать формулу для

описания процесса увеличения или уменьшения возрастания, да ещё и обратно времени, я так и не смог. Это метод эпикурейцев словесного описания соотношений (когда можно писать и ни за что не отвечать) Марксом был освоен намертво. Но вернёмся к эпикурейцам. Работая над этой темой Маркс усвоил: "Принцип философии Эпикура... все определения... меняются местами и что они оказываются тождественными друг с другом в том дурном смысле, что вообще ни та, ни другая сторона не определяется в понятиях". - и в работах определений понятий избегал, а если определял, то неоднозначно (по требованию контекста) и при нужде менял их местами. Цицерон об Эпикуре: "этот ваш философ [Эпикур - В.Ш.] совершенно... безоружен и беспомощен: он уничтожает определения... не показывает, каким путем распутываются софизмы...". Освоил Маркс и принцип Плутарха: "слова Плутарха не должны вводить в заблуждение. Мы увидим, что он отрицает каждое из своих определений". - и не гнушался сам отрекаться от своих определений: "«цена» есть меновая стоимость, - а говоря о стоимости, я всегда имею в виду меновую стоимость". Перенял Маркс от Эпикура и принцип откровенного хамства в адрес своих оппонентов: "в трактатах... проявилось не столько его [Эпикура - В.Ш.] стремление к мудрости, сколько страсть спорить... унизить". Типичная фраза Маркса: "Всюду Мальтус - подлая собака, сикофант". Чтит Маркс Эпикура и за то, что он: "...презирает положительные науки... Его называют врагом науки... Его упрекают даже в невежестве... Эпикур... не имел никаких учителей... он самоучка". И почему бы Марксу не взять пример Демокрита, каковой: "Неудовлетворенный философией, он бросается в объятия положительного знания... неудовлетворенность истинным, т.е. философским, знанием гонит его вдаль". А причина - она на поверхности. Истинные знания по Марксу даёт только философия. По диалектике Гегеля, положительному всегда противостоит отрицательное, и из этой фразы Маркса следует, что философские знания, хотя и истинны, но... отрицательны. По Марксу Демокрит, - презренный учёный, а не философ, и потому Демокритом можно... пренебречь. Ещё причина игнорировать Демокрита: "Эпикур... определяет все свойства так, что они сами себе противоречат. Демокрит же, наоборот". Намертво освоил Маркс и ещё: "...одну манеру Эпикура... он охотно представляет различные определения понятия", и пример различного определения им понятия нормы прибыли: "Норма прибыли является функцией нескольких переменныхили: "норма прибыли должна быть данной величиной или: "норма прибыли кажется расплывающимся миражом"; или даже так: "норму прибыли следует рассматривать как конечный... размер процента". Д-р Маркс утверждает: "Эпикур допускает безграничную беспечность при объяснении отдельных физических явлений... отсутствует интерес к исследованию реальных оснований объектов", а такого исследователя, у которого отсутствует интерес к реалиям, я в жизни не встречал. И о физике. Цицерон: "Я начну с утверждения, что в физике, которой он особенно кичиться, он (т.е. Эпикур) прежде всего совершенно несведущ". Ниже я покажу, что Маркс в этом плане - наследовал Эпикура. Вот логика Маркса: "Эпикур... первый постиг сущность отталкивания, хотя и в чувственной форме... Демокрит знал только его материальное существование". Как мог Эпикур, который родился через 30 лет после смерти Демокрита, быть первым в постижении (?) отталкивания (совсем не зная физики), если предшественник (Демокрит) уже знал о его существовании? В самом начале диссертации: "важно будет указать существенное... различие между физикой Демокрита и физикой Эпикура". О каком различии может идти вообще речь, если физики (по словам Цицерона) у Эпикура вообще нет, ибо у него: "наслаждение гораздо выше истины".

Всякая диссертация должна содержать (кроме компиляции чужих трудов) ещё и выводы от соискателя. И вот выводы Маркса: "Эпикур... знает, что именно он говорит... Плутарх везде говорит не то, что он имеет в виду сказать, но и имеет в виду, в сущности, не то, что он говорит", - это задачка для лингвистов. А это - для любителей парадоксов: "Гассенди... сам учится у Эпикура философии и не может нас учить философии Эпикура". А из этих 2-х фраз, из: "возникновение, расцвет и гибель образуют тот железный круг, в который заключено все", и из: "возникновение, расцвет и гибель... представления... с помощью которых нельзя ничего понять", любой придёт к выводу, что: "всё... нельзя понять". А вот простой способ, УНИЧТОЖИТЬ своих врагов: "Многочисленность объяснений должна уничтожить вместе с тем единство объекта". - обругайте врага многочисленными словами, и он, как объект, потеряет единство, т.е. распадётся на атомы (Эпикура ли, Демокрита ли, - как выйдет). А подобный перл понять под силу только Гегелю: "Знание, которое он считает истинным, бессодержательно: знание, которое дает ему содержание, лишено истинности". - ибо бессодержательное знание, равно

как и знание, лишенное истинности. - удел истинных философов. Если вам не понятно, кто есть истинный философ, то вот определение Маркса: "Как истинный философ, г-н Прудон понимает вещи навыворот". Ещё один, просто потрясающий вывод в диссертации Маркса: "количество форм, которыми различаются атомы, является определенным и конечным. Из этого само собой следует, что различных фигур меньше чем атомов, между тем как Демокрит допускает бесконечное множество фигур". Оказывается из фигурок-кубиков разной формы, можно составить меньше различных фигур, чем есть самих... кубиков, и этот "вывод" следует сам собой, без доказательства. Если ничего не составлять, а принять каждый кубик фигурой, то число кубиков будет точно равно числу фигур... Умный соискатель и глупый Демокрит. Ещё перл соискателя: "утверждением, что существует бесконечно много атомов одной и той же формы... отрицается определение формы... форма, не отличающаяся уже больше от других, не есть форма", из которого следует, что если в мире и есть форма (вещей), то только одна. Образец логики Маркса [с моими комментариями]: "Тяжесть существует... для Эпикура... как различный вес... атомы... являются субстанциональными центрами тяжести, наподобие небесных тел [и логика Маркса]... то само собой следует то... что земля [состоящая из атомов со своими центрами] не имеет центра, к которому все стремится". Опять само собой следует (за отсутствием доказательства), и мы видим, что небесные тела (как и атомы), имеют центры тяжести, а матушка-земля центра тяжести не имеет (т.к. она земное, а не небесное тело). Ещё одна фраза, которой Маркс... сам себя высек: "Астрономические взгляды Демокрита... проницательны... но философского интереса они не представляют... не выходят из круга эмпирических рассуждений". Эмпирическим рассуждениям, по диалектике противостоят рассуждения абстрактные, откуда вывод, что философию интересуют - любые абстракции. Маркс знал: "профессии, которые... занимаются абстрактными истинами, наиболее опасны", но, как всегда, забыл указать: опасны для кого, для общества, или для этого профессионала. Ещё наш доктор о профессии, вчитайтесь: "нас унижает профессия... основанной на идеях, которые впоследствии будут признаны нами ложными. Тут мы не видим другого спасения, кроме самообмана". И здесь ряд вопросов. Если профессия воина основана на идее грабежа, профессия биржевого игрока - на идее барыша, то на какой идее основана профессия раба? И что вообще следует понимать под ложной идеей? Понятия истина и ложь, увы, как и всё в этом мире - относительны. Например профессия астролога. Для нормального человека она основана на ложной идее связи судьбы человека с расположением звёзд в момент рождения, а для астролога и его клиентов - это сама истина и есть. И построение фразы. Нас (сейчас!!) непрерывно унижает профессия, которая (когда-то в далёком будущем) будет (вами, или кем-то вообще) признана ложной. Как это может быть? Обычный человек получает знания из настоящего (беседа) или из прошлого (книги). Как можно получить сведения из будущего, да ещё такие, которые унижают вас в настоящем, да так, что вы ничего исправить не можете, и прибегаете к самообману? Когда я обманываю другого, то целью обмана является кошелёк объекта. А что нам даёт (какое спасение и от чего) самообман? Красть у себя бессмысленно. Занимались вы самообманом, или нет, - выяснится только в будущем, доступ к которому есть только у неких соискателей докторских степеней. К чему я привёл столь подробный анализ одной фразы? Эта фраза далеко не случайна, а отражает непонимание Марксом некоторых объективных реалий. При разработке трудовой теории стоимости он прибегнул к такому же финту. У Маркса в стоимость товара входит стоимость сырья и (необходимый и прибавочный) труд рабочего. Кроме этого, в стоимость товара входит амортизация оборудования, которое, в процессе эксплуатации, непрерывно переносит свою стоимость на товар, и к концу срока эксплуатации, "само собой следует", что стоимость оборудования обнуляется, оно подлежит замене. Читаем: "Стоимость продукта равна стоимости сырья плюс стоимость уничтоженной части орудий труда... плюс стоимость труда". Товары производят каждый день. Стоимость сырья-труда подсчитать можно, даже ежедневно, а как рассчитать амортизацию, "...стоимость уничтоженной части орудий" (токарный станок у Маркса может уничтожаться частями!), когда весь срок службы оборудования можно узнать только в будущем, обычно это бывает, когда оборудование выходит из строя? Если в станке брак, то он выйдет из строя за неделю, а если он сработан на совесть, то и "пахать" ему пол века, если не больше. Реальная амортизация определена быть никак не может, а цена у товара, куда включена эта амортизация, - вполне конкретна. Значит, стоимость товара определяют провидцы, коим открыт свободный доступ в будущее, или доктора философии, познавшие тайны мира, или, как минимум, пространства- времени. И пояснение Маркса: "орудия, машины... утрачивают и свою меновую стоимость... переход их стоимости в стоимость продукта определяется неким идеальным средним расчетом, учитывающим среднюю продолжительность их функционирования". Кто же должен расчёт производить, по каким формулам, где брать исходные данные для расчёта, что делать в случае уникальной машины (что в ней усреднять), что делать, если капиталист не умеет считать, а умеет только "делать деньги", - эти, и подобные проблемы, Великих Экономистов не тревожат. Это наложило печать на характер Маркса, как учёного, характер, который ярко выразила его мысль: "Нападки на современность, неопределенные, бесформенные чувства, отсутствие естественности, сплошное сочинительство из головы, полная противоположность между тем, что есть, и тем, что должно быть, риторические размышления...", - приговор себе.

На это можно возразить, мол, какой спрос с пацана, едва разменявшего третий десяток, пусть и претендующего на степень доктора философии. Материал он освоил, что-то даже обобщил, не всё понимает, - так это проходит с возрастом, зачем к нему придираться? Увы, на эту диссертацию никто бы и не обратил внимания, если бы на её основе не вырос Маркс. C возрастом (это я покажу ниже) он мудрости не набрался, а всю жизнь так и прожил с тем багажом ума, который получил в бурной юности. Тупо накопленные знания и эрудиция - ума и мудрости не прибавляют. Вот характерная цитата из диссертации Маркса, как выписка мысли Аристотеля. Вникните в логику её творца: "все, что возникает... может возникать либо из существующего, либо из несуществующего, причем возникновение из несуществующего невозможно", или из той же оперы-парадокса: "бытие существует не более, чем небытие". И это "мысли" отнюдь не юнца, но признанного всеми философами-мыслителями, авторитета. В заключение приведу фразу Маркса, как моё послание (в прошлое) её же автору: "от нашего автора можно было бы потребовать, чтобы он занялся более глубоким изучением природы... поднялся до разумного восприятия органической жизни", но... время необратимо. Оправдать позицию Маркса могут только слова из его же диссертации: "Форма этой работы была бы... строго научной... если бы она не предназначалась... для докторской диссертации". Как мы видим, докторские диссертации тогда (да и сейчас) на научность... не претендовали...

Подобное отношение к науке бесследно не проходит. Так Маркс не мог понять, как можно делать науку без сбора и конспектирования первоисточников авторитетов. Вот замечание в адрес коллеги: "вследствие спешки, с которой он собирал материал, он заранее лишил свою книгу всякой возможности претендовать на научную ценность". C этой т.з. "Капитал" Маркса, наполовину состоящий из цитат, это супер научная ценность (не ясно лишь в каких единицах измеряемая). Маркс, не знающий математики, считал, что: "с самого начала препятствием к пониманию истины служила ненаучная форма математического догматизма, при которой субъект ходит вокруг да около вещи, рассуждает так и сяк", хотя сам и был ... этим субъектом. И как вообще, человек, знающий математику, может рассуждать так и сяк, и ходить вокруг да около? Он облекает свои положения в математическую формулу, из которой грамотному всё становится понятным, и не требует дополнительных рассуждений, тем более, так и сяк. Так и сяк рассуждают философы, типа Демокрита-Эпикура-Маркса, когда хотят что-то сказать при полном отсутствии мыслей. Попробуйте понять, что хотел сказать нижеследующей фразой уже не соискатель, а д-р Маркс: "Величина q, те. ZJp, выразила бы число оборотов капитала; но так как Z = pq, то величина р равнялась бы ZJq". Я лично в этом математическом садизме мысли не усматриваю. Если q - число оборотов, то что есть: Znp- покрыто мраком истории.

Если вы со мной не согласны, то облеките хотя бы в подобие формулы такую (или сякую) цитату от доктора: "множитель производительной силы всегда является не множителем, а делителем первоначального отношения, множителем не его числителя, а знаменателя. Если бы он был множителем числителя, то умножение производительной силы соответствовало бы умножению прибавочной стоимости. Но прирост прибавочной стоимости всегда равен частному от деления первоначального отношения на множитель производительной силы... стоимость капитала возрастает не в той же пропорции, в какой увеличивается производительная сила - капитал всегда возрастает при любой производительной силе". По- моему это есть пример того, как: "субъект ходит вокруг да около вещи, рассуждает так и сяк". Это лишь мои предварительные замечания для читателей, чтобы они чётко уяснили с какими субъектами в дальнейшем им (да и мне) придётся иметь дело, и чего от них следует ожидать.

Читатель может возразить, что доктору философии вовсе не обязательно разбираться в алгебре. Давайте всё же прочтём некоторые философски-математические выводы Маркса: "в той мере, в какой мир становится философским, философия становится мирской, что ее осуществление есть вместе с тем и ее потеря... в борьбе она сама впадает в те ошибки, против которых она и борется... впадая в эти ошибки, она уничтожает их. То, что выступает против нее и против чего она борется, является тем же. что и она сама, только с обратным знаком". Переведя это на простой язык, я делаю выводы, что: философия изначально была не мирской (а мирскому, по диалектике противостоит потустороннее); что бы философия ни осуществляла (вероятно, в потустороннем мире) - она неизбежно это теряет (а кто находит?); что философская борьба состоит в самоуничтожении (уничтожает ошибки с помощью новых ошибок, но никак не с помощью истины); и (в дополнение к факту самоуничтожения) наша философия борется сама с собой. Но и не это самое интересное. Из этой фразы следует, что сама философия является тем же. только с обратным знаком. А читатель, учивший алгебру, знает, что единственным числом, равным самому себе, но с обратным знаком, есть нуль. Это один, взятый наугад, пример пустопорожней болтовни от докторов философии. Ещё одна фраза Маркса, характеризующая ту т.н. "науку", за которую он получил докторскую степень: "философия обращает свой взор на внешний мир, уже не ради постижения... карнавал философии; тогда она принимает собачий облик... Для нее существенно теперь то, что она надевает на себя характерные маски... философия, охватившая целый мир, восстает против мира явлений". И здесь то же подтверждение факта, что философия да и её представители, к реальному миру явлений относятся враждебно (восстают против него); философия, да и её представители, предпочитают работать в масках (аки тати в нощи); а насчёт собачьего облика нашей философии будет много говориться ниже. И ещё его перл в определении философии: "Изображение действительности лишает самостоятельную философию её жизненной среды". Эта подборка мною фраз далеко не случайна. Здесь Маркс случайно проговаривается и о своём "научном методе", которым он творил свою философию и далее политэкономию, - как методе оторванном от действительности и имеющем... потустороннюю жизненную среду.

А вот просто убойное (в прямом смысле этого слова) определение феномена войны нашим доктором: "на войне, представляющей собой ту же охоту, только на людей, более развитый вид охоты". Любая охота (кроме т.н. "царской") предполагает своей целью добычу пропитания хищниками, да и нормальными людьми. Охотятся за тем, что можно употребить в пищу. Для чего охотиться на людей? Если не с целью каннибализма, то что имел в виду наш д-р Маркс, проводя подобную аналогию-отождествление войны и охоты? И как это можно стыковать с иными (верными) определениями феномена войн: "война есть один из самых первобытных видов труда... как для удержания собственности, так и для приобретения ее", или вот такое: "война является... задачей... для того, чтобы захватить... либо... захват этот защитить и увековечить". Короче, война-разбой - это тяжкий труд, коим занимаются правители наши...

Итак. Два журналиста-любителя сошлись, на почве болтологии-гегельянства и решили совместно осчастливить человечество (а заодно и прославиться), - создать "науку развития общества" на базе критики философии и политэкономии. Один, не имея понятия о науке, верил в её силу и могущество (читай, верил всему написанному), другой, полный профан в той же науке, мнил себя великим учёным (так его с детства воспитали родители). Оба они следовали своему же положению: "нельзя жить, если следовать учению других философов", а, поскольку инстинкт жизни есть: "объективная реальность, данная нам" непонятно кем, то, дабы жить, надо следовать своему учению, каковое требуется сотворить. При этом не важно истинным ли, ложным ли будет сотворённое учение: найдёте, или сами организуете группу приверженцев и... увидите, как можно жить (за их счёт). Ниже я покажу, что марксизм и есть такое лже учение, созданное для поддержания жизни его автора, и первых приверженцев- коммунистов. C современной точки зрения - это типовая пирамида, в которой окончательно выигрывают только её основатели, да первые (партия большевиков) активные её участники.

В любой нормальной науке можно найти законы, названные в честь их первооткрывателей (закон Архимеда, законы Ньютона и Кеплера); можно найти принципы, на которых основана та или иная наука (принцип Ферма в оптике, принцип относительности Галилея в механике, принцип минимального действия Гамильтона в той же механике); наконец, можно встретить и просто формулы, и уравнения, названные в честь творцов (формула Эйнштейна: E = тс2, формула Эйлера: Exp(j»x) = Cos(x) + j*Sin(x), уравнение Шрёдингера и другие). Но, прочтя работы Маркса, вы там так и не обнаружите закона, принципа, формулы или уравнения по имени их творца: д-ра Маркса, по той простой причине, что кроме словоблудия в его "трудах"

ничего конкретного, основополагающего, однозначно сформулированного - просто нет. Есть там огромная масса противоречивых, или диаметрально противоположных заявлений, ничем не подтверждённых и никак не доказанных, и потоки т.н. "философского красноречия". Для пишущих гуманитариев XJX-го века, обильные словоизвержения их коллег именовались наукой, хотя действительно великие учёные той эпохи работали одновременно с ними. Как так получилось, что под одной крышей науки, параллельно уживались две противоположные системы познания мира: наука и лже наука, читатель узнает из дальнейшего изложения.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η. Философия воровства (анти - марксизм). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 353. 2015

Еще по теме И мы молились Богу нашему (4:9 Неемия):

  1. Глава 12 Молитва по обетованию царского виночерпия
  2. 9.ПРОСВЕЩЕНИЕ
  3. И мы молились Богу нашему (4:9 Неемия)
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса