<<
>>

ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЧНОСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ФОРМА И МЕРА СОЦИАЛЬНОЙ СВОБОДЫ

В соответствии с тем, что личность может рассматриваться в общечеловеческом аспекте, в плане принадлежности к определенному государству, к известной социальной группе и как отдельный индивид, права и обязанности личности могут подразделяться, как мы выяснили, на права и обязанности человека, гражданина (подданного), а также члена определенной социальной группы и лица (конкретного субъекта права).

Основные права, свободы, обязанности человека получают государственное признание в виде юридических прав, свобод и обязанностей граждан (подданных).

Права, свободы и обязанности человека, закрепленные в нормативных правовых актах определенного государства, составляют правовой статус граж данина (личности). В зависимости от исторического типа государства, господствующего в нем политического режима закрепленные в нормативных актах права, свободы, обязанности граждан могут существенно различаться, относительно верно или извращенно отражать действительное состояние прав и свобод человека в обществе.

Реальность юридических прав и свобод граждан зависит от степени их экономического, политического и правового обеспечения. Несмотря на то что они, будучи зафиксированными в законодательстве, приобретают самостоятельное значение в качестве правового регулятора общественных отношений, их действительное содержание в отношении каждого отдельного индивида определяется его социальным положением. Так, юридические права на труд, на отдых, на образование, на медицинское обслуживание, на социальное обеспечение, на жилище, провозглашенные в конституциях многих буржуазных стран, а также стран СНГ, где господствуют еще нецивилизованные рыночные отношения, остаются в значительной степени не реализованными довольно широкими слоями трудящихся, отражая фактическое социальное неравенство. Исторический опыт формирования современных социальных государств свидетельствует о том, что необузданные частнособственнические отношения, не встречающие конкуренции со стороны общественного сектора в экономике и свободные от регулятивного воздействия государства, препятствуют осуществлению идей социального равенства, формированию и обеспечению реального осуществления прав и свобод человека.

Зависимость правового статуса личности от ее фактического общественного положения обусловливает необходимость его рассмотрения на различных социальных уровнях. Права, свободы и обязанности, относящиеся ко всем гражданам, т.е. носящие всеобщий характер, должны рассматриваться в своей совокупности как общий правовой статус гражданина. Юридические же права и обязанности, касающиеся определенных слоев, групп, коллективов граждан, т.е. связанные с выполнением ими определенных социальных ролей и юридически их оформляющие, составляют особые (специальные) правовые статусы.

Наряду с юридическими правами, свободами и обязанностями, закрепленными в законодательстве безотносительно к конкретным индивидам и определяющими пределы (масштабы) возможного и должного поведения всех, кто подпадает под предусмотренные правовой нормой признаки, у определенных участников общественных отношений в соответствии с законодательством и конкретными жизненными обстоятельствами (юридическими фактами) возникают личные, субъективные права и обязанности. В отличие от юридических прав и обязанностей, закрепленных в нормативных правовых актах (статутных прав и обязанностей), субъективные права и обязанности представляют собой не обязательные для всех границы, масштабы поведения, а уже совершенно конкретную меру поведения определенного субъекта права, в частности, не право на труд вообще, предусмотренное законом, а право известного лица на работу в конкретном учреждении, по конкретной специальности и в конкретных условиях, определенных трудовым соглашением (контрактом).

Соотношение правового статуса (статутных прав и обязанностей) и субъективных прав и обязанностей является юридическим отражением единства социальной сущности личности (обусловливающих, формирующих ее общественных отношений) и совершенно неповторимой совокупности характеризующих ее индивидуальных черт. Иными словами, если правовой статус юридически определяет положение человека как особого родового социального явления - гражданина, государственного служащего, студента, то субъективные права и обязанности характеризуют фактическое правовое состояние уже совершенно конкретной личности, выступающей в роли отдельного субъекта права (лица). Для того чтобы человек самостоятельно определял и осуществлял свои субъективные юридические права и обязанности, он должен отвечать требованиям, предъявляемым к личности, что с правовой точки зрения означает обладание им дееспособностью. А это возможно лишь при условии, что человек способен принимать решения со знанием дела, обладает свободой воли.

Право защищает интересы человека не только в тех случаях, когда он является полноценной личностью. Так называемые недееспособные (малолетние дети, душевнобольные, умалишенные) также признаются лицами, права которых гарантируются законом. Однако они являются субъектами права, обладающими лишь гражданской правоспособностью. Это значит, что их права и законные интересы отстаиваются лицами, способными совершать необходимые юридические действия в интересах недееспособного (опекунами, попечителями), т.е. опять-таки субъектами права, обладающими такими качествами личности, как разум и свободная воля.

Все это говорит о том, что правовые вопросы положения человека в обществе не могут рассматриваться в отрыве от таких его личных качеств, без которых невозможна свободная деятельность личности. К тому же проблемы обеспечения прав и свобод человека, расцвета всех его физических и духовных возможностей — это прежде всего проблема обеспечения подлинной свободы личности.

Быть свободным — значит действовать сознательно и по своей воле в пределах достигнутых социальных возможностей, руководствуясь выявленными наукой закономерностями и открывая новые. Такое понимание свободы имеет методологическое значение для теоретического анализа положения личности в обществе, в том числе и ее правового положения. Дело в том, что вывод, согласно которому свобода есть познанная необходимость, охватывает два существенных момента: с одной стороны, условия деятельности индивида (объективные законы развития природы и общества, фактически сложившиеся общественные отношения, действующие социальные нормы поведения людей), а с другой - характер, свойства самой личности и ее деятельности (способность принимать решения со знанием дела, соответствие волевых поступков реальным возможностям и социальным нормам, понимание ответственности).

Названные моменты в, своем сочетании, взаимодействии представляют собой объективный и субъективный аспекты свободы личности, составляют ее социальную и индивидуальную стороны. Иными словами, свобода личности возможна, если индивидуальная деятельность определяется правильно понятыми объективными условиями, потребностями и закономерностями (соответствует им), а также если господствующие социальные отношения не изжили себя, не превратились в оковы для свободы отдельных членов общества и различных его слоев.

С учетом того, что свобода личности означает достигнутую на каждом конкретном этапе развития общества определенную степень господства людей над силами природы, социальными отношениями и отдельного человека над самим собой, над своими предрассудками и слабостями, было бы неверным ограничивать понятие свободы сферой взаимоотношений человека и общества, а тем более сводить ее к правовым отношениям государства и гражданина.

Тем не менее в недавние годы в советской юридической литературе можно было встретиться с совершенно определенной оценкой свободы личности именно как политического и правового института[140]. Но с такой оценкой согласиться нельзя хотя бы потому, что она ограничивает проблемы свободы рамками политической организации общества, а материальные и социальные предпосылки свободы подменяет формальными юридическими правами и свободами. На деле это приводит к отождествлению социальной свободы и одной из ее форм — правового статуса личности. Известно, однако, что определенная форма не всегда соответствует содержанию и может даже представлять его в искаженном виде.

И сегодня, в условиях активного проведения рыночных реформ, ведутся разговоры о том, что провозглашенные в конституциях и текущем законодательстве свобода предпринимательства, равные условия для развития всех форм собственности наряду с политическими и личными правами и свободами есть не что иное, как реальная и подлинная свобода. При этом, однако, упускается из виду или сознательно скрывается то обстоятельство, что приватизация и десоциализация собственности, проводимые в странах СНГ, неизбежно вели к усилению социального неравенства, к обеспечению свободы имущих и утрате ее неимущими, обездоленными слоями общества. И никакое формальное правовое равенство, никакая социальная помощь не могут устранить и даже компенсировать фактические социальные различия между собственником и несобственником, обогатившимся и обездоленным.

Выход из такого положения, несомненно, может быть найден и в правовой сфере. Ориентиром в этом направлении служит положение ст. 13 Конституции Республики Беларусь о том, что государство осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества, обеспечивает направление и координацию государственной и частной экономической деятельности в социальных целях. Проблема в этом отношении заключается, пожалуй, в том, чтобы выработать механизм такого регулирования, который бы в свою очередь не ущемлял социальную и личную свободу. И тем не менее следует отчетливо себе представлять, что свобода личности в обществе и правовой статус гражданина - категории не однопорядковые. Отождествлять их - значит неизбежно прийти к выводу о том, что по воле законодателя можно «ввести» свободу личности или «исключить» ее из жизни общества, что свобода личности, выражающая существенную сторону общественных отношений, вторична по отношению к правовому статусу гражданина.

Свобода личности отнюдь не является производной от юридических прав, свобод и обязанностей и тем более не сводится к ним. Она обусловливается характером объективных общественных отношений, приобретающих соответствующую нормативную форму. Но это, однако, не означает, что право, закрепленные в нем статутные права и обязанности граждан не могут качественно воздействовать на содержание социальной свободы. Известно, что с помощью права буржуазное государство устранило феодальные отношения и обеспечило капиталистическую эксплуатацию трудящихся, а в современных условиях создает предпосылки для собственного перерастания в социальное правовое государство. При этом умело используется опыт социального обеспечения и обслуживания трудящихся, накопленный социалистическими государствами. Но для того чтобы право действительно могло существенным образом влиять на развитие социальной свободы, должны быть достигнуты, как минимум, следующие условия:

• созданы экономические предпосылки для социальных преобразований;

ликвидированы антагонистические классовые отношения;

народ становится реальным субъектом государственной власти, ее источником.

Еще основоположники марксизма предвидели возможность сознательного творческого преобразования общественных отношений с помощью права. «Взгляд, согласно которому будто бы идеями и представлениями людей созданы условия их жизни, а не наоборот,- писал Ф. Энгельс,- опровергается всей предшествующей историей... Этот взгляд лишь в более или менее отдаленном будущем может стать соответствующим действительности, поскольку люди будут заранее знать необходимость изменения общественного строя (sit venia verbo), вызванную изменениями отношений, и пожелают этого изменения, прежде чем оно будет навязано им помимо их сознания и воли. Это применимо и к представлениям о праве, а следовательно, и к политике...»[141].

Время, о котором писал Ф. Энгельс, наступает с прекращением стихийного развития общественных отношений, присущих классово-антагонистическому обществу, с устранением связанных с ним препятствий для становления и развития подлинной социальной свободы.

В новых исторических условиях правовой статус личности приобретает значение существенного фактора в обеспечении социальной свободы. Он устанавливает границы возможного и должного поведения людей, их свободной общественно значимой деятельности. Достигается это путем закрепления в нормативных актах прав, обязанностей и юридической ответственности, в той или иной мере соответствующих объективно достигнутому уровню социальной свободы, обеспечивающих этот уровень и даже способствующих его дальнейшему повышению.

Исходя из этого, можно определить характерные черты правового статуса гражданина.

Во-первых, в нем выражается государственная воля, и его содержание, отличающееся определенной стабильностью, меняется по воле законодателя, а не отдельных субъектов, на которых он распространяется.

Во-вторых, составные части (элементы) правового статуса — статутные права, обязанности, юридическая ответственность — формируются и функционируют в виде правовых предписаний, т.е. относятся к объективному (позитивному) праву.

В-третьих, элементы правового статуса обладают свойствами всеобщности, масштабности, в силу чего ими и определяются те границы, в пределах которых складывается правовое положение конкретных лиц, формируются субъективные (личные) права и обязанности отдельных граждан.

Наличие у правового статуса признаков стабильности, всеобщности, масштабности и является тем необходимым условием, которое позволяет ему служить юридической мерой социальной свободы. Если представить себе правовой статус в качестве меры в ее философском понимании, то он определяет собой границы, в которых могут происходить количественные изменения правового положения конкретных субъектов права, отражающие состояние их личной свободы.

Достигнутое в правовой науке единое понимание правового статуса личности как законодательного закрепления положения человека в обществе не означает еще единства во взглядах на его признаки и содержание.

Одни ученые полагают, что правовой статус гражданина един для всех членов общества, их правовые возможности равны (Г.В. Мальцев). Другие допускают существование множества разнообразных и непрерывно меняющихся индивидуальных статусов. Существует даже мнение, что в соответствии со своими способностями и желаниями каждый гражданин может расширять и изменять свой правовой статус (Н.И. Матузов).

Приведенные суждения вызывают возражения по существу. Социальное равенство в политической сфере предполагает юридическое равноправие, которое означает равенство всех перед законом, равенство основных (конституционных) и других всеобщих прав, свобод и обязанностей, предусмотренных текущим законодательством. В силу этого нельзя отрицать наличие общего, т.е. одинакового для всех граждан страны, правового статуса.

В то же время нельзя утверждать, что юридическое равенство означает существование только единого для всех правового статуса. Наличие социальных различий между людьми объективно обусловливает необходимость определенных особенностей правового положения граждан, относящихся к различным слоям, профессиональным и иным группам населения. Особенности правового положения граждан зависят также от их естественных (половых, возрастных и некоторых других) признаков. И нормально, к примеру, что распространяющееся на всех трудящихся конституционное право на социальное обеспечение в старости по своему содержанию различается у разных групп населения в зависимости от сферы применения труда, его характера, продолжительности и др.

Все это позволяет сделать вывод о существовании наряду с общим правовым статусом гражданина специальных статусов, в которых не только детализируются положения общего правового статуса, но и устанавливаются специальные права, обязанности и ответственность определенных социальных групп населения. В специальных правовых статусах соответствующим образом отражается социальная свобода различных слоев общества.

Различия в специальных правовых статусах отнюдь не противоречат принципу равноправия. Более того, учитывая все социальные факторы, влияющие на характер труда и потребления различных слоев и групп населения, их роль в осуществлении производственных и управленческих функций, материальное и семейное положение людей, состояние их здоровья и многое другое, они тем самым гарантируют реализацию равных возможностей, предусмотренных общим правовым статусом.

Кроме того, в демократическом обществе право предоставляет каждому гражданину возможность свободного выбора сферы реализации своих интересов, а следовательно, и свободный выбор правовых форм (специальных правовых статусов), определяющих его особое положение в системе общественных отношений. Однако, избирая или изменяя свое место в обществе, гражданин не влияет на содержание общего или специальных статусов, в которых воплощена государственная воля, не создает личного статуса. Нет индивидуальных статусов, а есть изменяющееся в зависимости от конкретных обстоятельств соотношение общих и специальных правовых статусов, распространяющихся на конкретного гражданина, который может быть одновременно и учителем, и депутатом местного Совета, и ветераном войны.

Соотношение между общим правовым статусом гражданина, специальным правовым статусом и той или иной совокупностью этих статусов, распространяющейся на определенное лицо,— это соотношение общего, особенного и единичного в области правового закрепления положения человека в обществе. И то обстоятельство, что единичное в данном случае оказывается многообразнее, чем общее и особенное, является юридическим отражением многогранности социальной свободы, рассматриваемой в отношении конкретного человека.

Что же касается теоретического положения, допускающего возможность произвольного установления и изменения каждым гражданином своего правового статуса, то едва ли оно может получить признание практики, а тем более оказать на нее благотворное воздействие. Ведь какое бы то ни было придание правовому статусу индивидуальных, субъективных черт равносильно либо отказу от его регулятивного воздействия на общественные отношения, либо допущению того, что поступки отдельных граждан могут иметь правообразующее значение.

Предположение, что в одном своем состоянии правовой статус способен быть регулятором общественных отношений, а в другом - следствием регулирующего воздействия права, вело бы к утрате принципиального теоретического смысла учения о правовом статусе. Нетрудно также заметить противоречие между предположением, что правовых статусов может быть бесчисленное множество (как и отдельных индивидов — их носителей) и что они изменяются по воле отдельных граждан, с одной стороны, и требованиями законности, в основе которой лежит принцип верховенства закона, внутреннее единство и стабильность системы законодательства, — с другой.

<< | >>
Источник: Вишневский А.Ф.. Общая теория государства и права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский; Под общ. ред. проф. В.А. Кучинского. - М.: Изд-во деловой и учеб. лит-ры,2006. - 656 с.. 2006

Еще по теме ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЧНОСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ФОРМА И МЕРА СОЦИАЛЬНОЙ СВОБОДЫ:

  1. 1. Права человека и правовая защищенность личности.
  2. 1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ
  3. Основы правового статуса (положения) человека и гражданина
  4. 18. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ В РФ: ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ
  5. 33. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ЛИЧНОСТИ В РФ
  6. Глава 11. Правовой статус журналиста
  7. Глава 22. СОЦИАЛЬНЫЙСТАТУСИСОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИЛИЧНОСТИ  
  8. Понятие, социальное назначение и форма государства. Правовое государство
  9. Принцип верховенства права и правовые стандарты осуществления правосудия: проблемы их реализации в России
  10. Конституционные основы правового статуса личности в Российской Федерации
  11. 2. Механизм правового опосредования экономических отношений. Критика буржуазных юридических  иллюзий
  12. ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЧНОСТИ КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ФОРМА И МЕРА СОЦИАЛЬНОЙ СВОБОДЫ
  13. 2. Юридический статус личности  в  государстве.  Юридические обязанности и  ответственность  личности  перед государством и обществом.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -