<<
>>

О ЧЕМ ПИСАЛИ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИМ ОТНОШЕНИЯМ

А нализ публикаций, посвященных внешней политике США, в том числе советско-американским отношениям, показывает, что теоретическая проработка нового курса Соединенных Штатов в отношении СССР началась еще в 1990 г.
после объединения Германии и приобрела определенную ясность после событий в Персидском Заливе в 1990-1991 гг. Проявились два основных подхода к будущей стратегии США в отношении СССР: 1) отход от равноправного партнерства, утверждение лидерства США в процессе принятия и осуществления внешнеполитических решений; 2) признание большого вклада СССР в окончание "холодной войны", формирование нового мирового порядка и одновременно заявление о том, что СССР "холодную войну" проиграл. Эти два подхода в принципе сохранились и после декабря 1991 г.

Летом 1991 г. была опубликована статья о советско-американских отношениях, с которой выступили ученые из школы Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета Г. Аллисон и Р. Блэквил. В ней высказывалась мысль о важности продолжения сотрудничества двух держав. Авторы статьи отметили, что после "победы" коалиционных сил стран НАТО во главе с Соединенными Штатами над коммунизмом многие начинают забывать или игнорировать тот факт, что без поддержки СССР такой итог "холодной войны" вряд ли стал бы возможным. По мнению авторов, подписание договоров по обычным вооружениям, по сокращению стратегических вооружений, развитие механизмов двусторонней инспекции по выполнению подписанных договоров, вывод войск из Афганистана, объединение Германии, поддержка акции против Ирака, невмешательство в дела стран Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, которые прежде находились в сфере коммунистического влияния, положительное решение вопроса эмиграции и многие другие события могли быть осуществлены только при самой активной инициативе и поддержке со стороны Советского Союза, лично М.С. Горбачева1.

Сторонники партнерских отношений с СССР считали, что в сотрудничестве двух стран заложен успех преобразования Европы, развития стабильного Ближнего Востока и АТР, дальнейшего прогресса в процессе разоружения и предотвращения распространения оружия массового уничтожения.

Подчеркивалось, что ставки США в отношениях с Советским Союзом были не менее значимыми в новых международных условиях, нежели ставки в годы "холодной войны".

Тем не менее, после распада Советского Союза в работах американских специалистов начал усиливаться другой подход, в основе которого был пересмотр результатов советско-американских отношений в период перестройки, новый взгляд на Россию как правопреемницу СССР, внесение корректив во внеш-

неполитическую стратегию США, изменение приоритетов американской политики. Прежде всего был предложен иной взгляд на действия Советского Союза в 1985-1991 гг. Директор европейских исследований Центра стратегических и международных исследований Р. Xантер оценил политику СССР как "стратегическое отступление", отказ от всех достижений в Европе, достигнутых в результате победы в Великой Отечественной войне, разрушение всех своих внешних форпостов. "Советский Союз, - писал Р. Xантер, - не только сдал все свои международные позиции, но и потерял свой внутренний потенциал. Отступление Советского Союза - это не только тактическое или стратегическое действие, это - структурное изменение, в результате которого СССР, а затем и все бывшие республики утратили возможность играть роль ведущих мировых держав в обозримом будущем"2.

В первом вышедшем после распада СССР номере журнала "Форин поли- си" была опубликована серия статей, посвященных политике США в мире после окончания "холодной войны". Мысль о лидерстве США как единственной сверхдержавы еще не прозвучала достаточно откровенно. Отдельные политологи увязывали это "лидерство" скорее с идеей коллективных действий. Это объяснялось тем, что Соединенные Штаты еще не представили новой концепции своей международной политики в условиях, когда исчез Советский Союз, и приоритеты в отношениях с Российской Федерацией еще не были определены. Про-фессор Королевского Колледжа (Лондон) Л. Фридман определил 1992 г. как год, когда США придется дать обоснование активизации своей внешней политики, определить характер новой стадии в развитии международных отношений и роль Запада.

Автор, в сущности, правильно выделил основную дилемму, стоявшую перед американским руководством - обосновать свое лидерство в западном мире, подтвердить свои претензии на мировое лидерство весомыми аргументами. Л. Фридман отметил, что Соединенные Штаты остаются военной супердержавой, однако не занимают аналогичного положения в мировой экономике, где все более уверенно и решительно заявляют о себе Китай, Япония, блок западноевропейских государств. При таком положении модель единоличного господства Америки представлялась ему сомнительной: распад Советского Союза не мог автоматически приравниваться к "подъему" Соединенных Штатов, считал Л. Фридман3.

Мысль о необходимости сочетать лидерство и коллективные действия получила развитие в статье редактора журнала "Форин Афферс" У. Xайланда. Оценивая итоги операции "Буря в пустыне", он отметил, что она скорее была свидетельством начала новой эры международной кооперации, а не единовластия США. У. Xайланд высказал мысль о том, что окончание эпохи биполярного мира отнюдь не несет полной свободы действий для Америки. По его мнению, в годы "холодной войны" США располагали большей свободой выбора в тех пределах, которые определялись разграничительной линией между двумя сверхдержавами. После исчезновения второй сверхдержавы мобилизация коллективных сил Запада осложнилась тем, что появились оппоненты глобальной политики внутри США, а многие западные страны стремятся к большей самостоятельности.

В статье У. Xайланда содержались положения, которые были использованы в ряде внешнеполитических документов, подготовленных в последний год правления президента Буша, и которые были затем более детально проработаны в стратегии администрации Клинтона. Прозвучала мысль о том, что США не мо-

гут оказывать поддержку странам или инициативам, не учитывая ограниченности своих ресурсов. Было заявлено, что основным приоритетом Америки остается Европа, так как в союзе с Европой Соединенные Штаты добились осуществления своих основных планов: Европа стала единой, Восточная Европа свободна, не существует более советской военной угрозы.

Обосновывая важность европейской политики США, У. Хайланд указал на возможное развитие процессов, нежелательных для США, в случае их "ухода" из Европы: рост влияния Германии, проведение более жесткой протекционистской торговой политики, большая независимость во внешней политике, создание новой военной структуры на базе Европейского Сообщества (ЕС)4.

По мнению других специалистов, выступавших за сохранение значительного присутствия и влияния США в Европе, американские усилия должны были всячески содействовать сближению Восточной и Западной Европы, большей вовлеченности стран ЦВЕ в ЕС и НАТО, даже если это приведет к некоторому "размыванию" этих структур. Одновременно подчеркивалась важность контроля за событиями в России, так как она по-прежнему остается крупнейшей ядерной державой. Отмечалось, что новая Россия совсем необязательно будет враждебной Соединенным Штатам, однако при разработке политики в отношении России предлагалось принимать во внимание ряд факторов:

отсутствие твердой гарантии того, что Украина, Белоруссия и Казахстан вернут все ядерное оружие в Россию, поэтому возможная нестабильность и хаос на постсоветском пространстве при имеющихся нескольких ядерных арсеналах должны рассматриваться как угроза высшей степени;

отсутствие уверенности в том, что на евразийском пространстве будут развиваться стабильные государства с рыночной экономикой. Более вероятным, по прогнозам политологов в 1992 г., было возрождение автократического Российского государства со значительной военной мощью и агрессивного по отношению к соседним государствам;

проявление сдержанности в оказании экономической помощи и политической поддержки отдельным политическим лидерам, включая президента России;

желательность устраниться от выполнения роли арбитра в отношениях между Российской Федерацией, Украиной или Центральной Азией. Для создания условий стабилизации Европы и нейтрализации возможного роста агрессивности России, проводить политику вовлечения западных республик бывшего СССР в европейские политические институты и структуры безопасности.

Некоторые положения внешнеполитического курса США после распада СССР были проработаны в документе "Рекомендации для оборонного планирования", подготовленном в 1992 г., в последний год правления администрации Дж.

Буша. В нем отмечалось, что США должны употребить свое положение признанного гегемона для укрепления нового мирового порядка с тем, чтобы не позволить какому-либо государству в Западной Европе, Восточной Азии, на постсоветском пространстве и в Юго-Восточной Азии подняться до положения регионального лидера, способного контролировать тот или иной регион, где у США и его союзников есть интересы, или приблизиться к статусу глобальной державы и стать геополитическим конкурентом США5.

В 1992 г. в заявлениях отдельных американских специалистов прозвучала мысль о том, что партнерство США и России, если оно и состоится, должно быть жестко обусловлено конкретными требованиями к России. З. Бжезинский

один из первых высказался по этому поводу. По его мнению, США не следовало брать на себя какие-либо односторонние обязательства по обеспечению социально-экономического преобразования России. Он считал, что главными задачами политики США должны были стать: 1) обеспечение становления постимперской России, которая займет подобающее место среди развитых демократических государств; 2) консолидация и стабилизация постсоветских государств, чтобы создать геополитический контекст для трансформации России в постимперское государство. З. Бжезинский предложил, чтобы Запад предоставил России достойную альтернативу ее историческому имперскому статусу - партнерство с Западом, роль одного из основных партнеров Америки в решении мировых проблем, при условии, что Россия откажется от имперских амбиций на

6

постсоветском пространстве .

т-ч и о

В своих оценках этого периода российские специалисты по внешней политике исходили из возможности сохранения за Россией высокого международного статуса и влияния в мировом процессе, не оставляли надежд на продолжение тесных партнерских отношений с Соединенными Штатами в новых условиях. Согласно точке зрения С.М. Рогова, мир на рубеже 90-х годов вступил в эпоху многополюсного развития, и мировой системе пришлось столкнуться с тремя вызовами: последствиями распада СССР, неопределенной ролью новых "центров силы" - Германии, Китая, Японии, возможно, Индии и Бразилии, отдельных стран Ближнего Востока; обострением противоречий между промышленно развитым Севером и отсталым Югом.

В этих условиях, считал С.М. Рогов, две бывшие сверхдержавы не были заинтересованы в том, чтобы относительное ослабление их позиций было использовано новыми "центрами силы" для сокращения разрыва в военной сфере7.

Другие российские ученые также предлагали соединить усилия двух государств для оказания упорядочивающего действия на многополюсный и потенциально менее стабильный мир. Но большинство американских ученых подходили к этому вопросу по-другому: их прежде всего интересовало укрепление лидирующих позиций США в многополярном мире, где ни одна страна пока не могла сравниться с ними в военной и политической мощи. Как показало последующее развитие событий в 1993-1994 гг., эти различия в подходах к двустороннему партнерству продолжали углубляться.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина.. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина. Том III. Ис-следования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)",2002. 491 с.. 2002

Еще по теме О ЧЕМ ПИСАЛИ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИМ ОТНОШЕНИЯМ:

  1. 2.7. Социально-психологическийпортрет государственного служащего и законность
  2. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
  3. РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ
  4. О ЧЕМ ПИСАЛИ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИМ ОТНОШЕНИЯМ
  5. ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ РАЗНОГЛАСИЙ
  6. КРИЗИС "ПАРТНЕРСТВА"
  7. ВЗГЛЯД С РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  8. Г лаваI. ПРОГРЕССИВНАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ПЕЧАТЬ О СОВЕТСКОЙ МОЛДАВИИ
  9. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  10. Глава 5. Государство и рынок: специфика российской диалектики развития
  11. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества