<<
>>

5. СЛАБАЯ РОССИЯ — В ИНТЕРЕСАХ МНОГИХ И НА ЗАПАДЕ, И НА ВОСТОКЕ

Запад (прежде всего американские сторонники безраздельной гегемонии США, а также те силы за их пределами, которым такая гегемония так или иначе выгодна) давно уже начал психологическую подготовку к конфронтации с Россией.
Для этого даже не пришлось изобретать чего-то нового; просто был чуть- чуть подновлен фасад давно и добротно выстроенного здания антисоветизма. Главное направление удара — обвинение в том, что новая Россия воспроизводит все основные компоненты политики исчадия ада, каким был Советский Союз. Основной метод — откровенно двойная мораль в оценке происходящего в России. Стратегическая цель — лишить российскую внешнюю политику союзников и, таким образом, любой свободы маневра. Фактически во всех без исключения научных и официозных исследованиях и даже просто журналистских отчетах о положении в России последовательно продвигается тезис о том, что демократические устои ее общества хрупки, что демократы у власти стремительно теряют влияние в стране, что того и гляди начнутся внутренние беспорядки, организованные коммунистами, националистами и жириновцами, сплотившимися в единый мощный антидемократический блок.

Всеми средствами России навязывается экономическая политика, ведущая к краху и социальному взрыву, предотвратить которые сможет лишь диктатура, которую затем будет очень удобно обвинять во всех смертных грехах. Вовне же создаются условия, которые должны заставить заколебаться всех потенциальных партнеров России, способных помочь ей прорвать кольцо блокады. Профессионально организованная извне и из самой России (!) травля белорусского руководства, единственным в СНГ позволившего себе попытаться пойти на действительную интеграцию с нашей страной, должна отпугнуть всех естественных российских союзников в этом первом круге соседей России. Официальное объявление Прибалтики, Украины, Азербайджана, Грузии зонами жизненных интересов США наряду с оказываемой им материальной помощью призвано укрепить там позиции сил, враждебных сближению с Россией, и грозит последней применением прямых карательных мер в случае «чрезмерной» активности по расширению российского влияния на эти страны.

Планы вовлечения Прибалтики и Украины в НАТО отлично укладываются в рамки этой антироссийской стратегии. Наконец,

посредством афганского талибана, являющегося послушной марионеткой в руках поддерживаемого США Пакистана, создается реальная угроза для «мягкого подбрюшья» России — Средней Азии.

Аналогичная линия проводится и в отношении второго круга потенциальных российских партнеров — стран, которые отказываются признать легитимной американскую гегемонию в мире. Это прежде всего Китай, Индия, Иран, Ирак, КНДР, Куба, в последнее время Индонезия. России пытаются помешать (и часто успешно), под страхом быть объявленной недемократической, принимать меры к улучшению атмосферы в политических отношениях с ними, развивать контакты, укреплять экономические связи, продавать оружие. (При этом следует, конечно, иметь в виду, что и на Востоке отнюдь не выстраиваются в очередь на получение почетного звания друга России; на южном и восточном направлениях полно держав, которые от души рады нынешнему российскому бессилию). Таким образом, России не возбраняется искать дружбы у тех, кто с ней дружить не хочет, и всячески затрудняется сближение с теми, кто не прочь пойти на (тактическое) укрепление отношений с нею. Причем эта ситуация обыгрывается опять-таки не в пользу России. Развивается, например, «неопровержимая» аргументация в таком духе: раз молодые демократии Центральной и Восточной Европы прячутся от русских под защиту НАТО, значит — Россия еще недостаточно демократична и достойна доверия; если враги западной демократии заигрывают с Россией, значит — она ведет себя двурушнически в отношении блюстителей демократического эталона, и за ней нужен глаз да глаз.

Пропагандистски необходимость «карантина» для России мотивируется также тезисом об идентичности гитлеризма и «реального социализма». Так, применительно к расширению НАТО развивается следующий тезис: агрессивная политика нацистской Германии породила в свое время сильный страх перед немцами, и им пришлось пройти довольно длительный процесс демократического перевоспитания, период неполного суверенитета, постепенного и неравноправного врастания в объединения демократических государств; агрессивная политика СССР аналогичным образом породила страх перед русскими, и им также предстоит пройти долгий курс демократического перевоспитания под присмотром и по указаниям западных учителей, прежде чем быть допущенными в западные сообщества.

(При этом сознательно упускается из виду одна немаловажная «деталь» — за освобождение от нацистского варварства человечество заплатило невероятно высокую цену — более 55 млн. убитых в развязанной Германией и ее союзниками второй мировой войне, лежащими в развалинах городами Европы и Азии, невиданным разрушением производства и производительных сил; Россия же от тоталитарного коммунистического режима освободилась сама и освободила других без вмешательства извне, без войны и разрушений, по собственной инициативе и разумению).

На линии обоснования международной «неполноценности» России лежат и обвинения в мнимой «ремилитаризации» российской политики (в условиях, когда армия России находится при последнем издыхании), «рерусификации» ее национальных районов (на фоне бессилия центрального правительства перед лицом воинствующего шовинизма, в частности, в Чечне), «неоимперских» устремлениях Москвы в СНГ (при неспособности Москвы реализовать даже союз с Белоруссией). Слишком многих устроила бы такая Россия, которая лишь на волосок от развала, чуть-чуть дышит и довольствуется объедками с барского стола.

Окончательно рухнуть ей не дадут — было бы себе дороже кормить нескончаемые потоки беженцев, но и восстановлению сил будут препятствовать упорно и систематически, ибо в оппонентах и конкурентах не заинтересован никто, что бы ни провозглашали по этому поводу «рыночники» от международной политики.

Следует исходить из того, что демократической России придется рассчитывать лишь на собственные силы, чтобы вернуть себе, по меньшей мере, частично тот международный вес, которым обладал нелюбимый всеми, но всеми уважавшийся СССР. Пока сохраняется то состояние внутренней и внешней слабости, которое характерно для сегодняшней России, никто спо-собствовать ее восстановлению не будет (западная помощь будет и дальше удерживаться в таких рамках, чтобы только не дать ей окончательно рухнуть). Лишь начало процесса укрепления российского государства изнутри и хотя бы частичное восстановление на этой основе его позиций в Европе и в мире позволит ему получить поддержку со стороны некоторых из бывших партнеров СССР и возобновить таким образом традиционную игру на противоречиях великих или стремящихся казаться таковыми держав.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме 5. СЛАБАЯ РОССИЯ — В ИНТЕРЕСАХ МНОГИХ И НА ЗАПАДЕ, И НА ВОСТОКЕ: