<<
>>

Миф вкуса

Конечно же, жребий - это чистейшей воды условность, - ну, так ведь в искусственности и условности состоит сама суть фено­мена культуры. И любой миф, даже в самых его интеллектуаль­но развитых формах, условность не в меньшей степени.

Любой миф предлагает человеку некую условную ценностную систему отсчета, весьма и весьма условное представление о приоритетах, весьма и весьма условную систему представлений о том, что яв­ляется самым важным, что - менее важным, а что - совсем ничего не значащим фактором человеческого существования.

В сущности говоря, жребий - это самая простая форма мифа, предполагающая достаточно ограниченную сферу применения. Как основание для выбора жребий годится только в тех случаях, когда выбирать приходится из более или менее определенных возмож­ностей и когда этих возможностей ограниченное количество. А как быть с огромным числом случаев, которые связаны с высоким уровнем неопределенности? Ведь многие человеческие ситуации предполагают неисчислимое количество возможностей, многие из которых в принципе нельзя заранее предугадать. Как же быть человеку в этих случаях? Как априорно иерархизировать мир -еще не явленный, но только возможный? Как разобраться в мире, который еще только должен родиться как новая культурная реальность? Понятно, что жребий здесь не поможет. С помощью жребия я могу выбрать из возможностей, которые мне заранее известны, но как выбрать из возможностей, про которые я ничего не могу сказать заранее? А ведь в огромном большинстве случаев внутрикультурные ситуации именно таковы - они воистину БЕСКОНЕЧНОфакторные.

Простой пример. Человек приходит в библиотеку и обнару­живает там огромное количество книг, которые при всем желании невозможно прочитать в течение одной человеческой жизни. Он должен выбрать - но как выбрать, если содержание книг априор­но ему не знакомо? Понятно, что эта совершенно элементарная, совершенно бытовая ситуация есть ситуация с таким уровнем не­определенности, который невозможно просчитать никакими ма­тематическими средствами.

Однако любой ребенок справляется с этой ситуацией без всякого напряжения. Как? Ведь не жребий же он, в конце концов, бросает! Но если спросить ребенка, почему он выбрал ту, а не иную книгу, он пожмет плечами и ответит просто: "Она мне ПОКАЗАЛАСЬ более интересной".

Вот в этом-то "показалась" и заключается суть. Потому что у каждого человеческого существа есть система каких-то глубоко индивидуальных, неявных предположений относительно того, что

73

является интересным, а что - нет, и по каким внешним признакам можно определить заранее, будет та или иная книга ему действи­тельно интересной. Эта система его неявных предположений -система вкусовых ориентиров - и является, по сути, тем предель­ным мифологическим основанием, на котором ребенок или взрос­лый осуществляет свой свободный выбор.

В конечном счете такого рода предельные мифологические ос­нования можно свести к двум большим группам: основания вку­совые и основания смысловые. При этом вкусовые ориентиры отличаются от смысловых тем, что они не проработаны рефлек­сивно. Человеку что-то нравится, а что-то не нравится, и он вовсе не должен отдавать себе отчет в том, почему ему нравится то, а не это. Просто так сложилась система его вкусовых предпочтений. У одного человека эта вкусовая система одна, у другого - совер­шенно другая. А о вкусах, как известно, не спорят. И это в рав­ной степени относится как к вкусовым предпочтениям в области кулинарного искусства, так и к вкусовым эстетическим пристрас­тиям.

У человека есть вкус. Причем у каждого - свой. Это, так ска­зать, фундаментальная аксиома, свидетельствующая о глубин­ной специфике человеческого существования. И нет двух челове­ческих индивидов с одинаковой системой вкусовых предпочте­ний. А вкус является чистейшей воды мифом, чистейшей воды иллюзией. Вкус не заложен в видовой программе: в противном случае у всех представителей вида "хомо" была бы одна на всех система вкусовых предпочтений. Вкус не имеет никакого отно­шения к стратегии выживания - разве что мешает.

Он, по боль­шому счету, бесполезен. И, в то же время, мало найдется таких вещей, за которые человек держался бы столь же прочно и отча­янно, как за свой вкус. А это и значит, что вкус является мифом. Иллюзией, за которую человек держится изо всех сил.

Почему откровенно бесполезная (с биологической точки зре­ния) система вкусовых предпочтений является столь существен­ной для любого человеческого индивида? Почему каждый чело­веческий индивид изо всех сил держится за свои вкусовые при­страстия, идет ли речь о пристрастиях кулинарных или же эсте­тических? Да именно потому, что, отказавшись от вкуса, человек окажется абсолютно дезориентирован в повседневной всевозможностной реальности - ведь не тянуть же на каждом шагу жребий!

Феномен вкуса - это тот феномен человеческого существова­ния, на котором парадоксальным образом смыкаются кулинария и эстетика, ЖИВОТ и ДУХ, животное и божественное. Каждый человек обладает своим вкусом в двух смыслах: смысле пищевом и смысле эстетическом. Каждый человек проявляет свой вкус, сидя за столом, и каждый человек проявляет свой вкус, вступая в эстетический диалог с окружающим его миром. И хотя, казалось бы, в первом и во втором случаях речь идет о совершено разных феноменах, во многих языках эти два феномена обозначаются одним и тем же словом. Вкус - это свидетельство индивидуаль-

74

ности восприятия. Вкус - это механизм индивидуального выбора. Он не имеет никакого биологического смысла, но является абсо­лютным условием культурного выживания индивида.

Вкус - это один из наиболее простых и одновременно эффек­тивных способов ориентации человека во всевозможностном мире. "Дело вкуса", - говорим мы, подразумевая, что у каждого челове­ка есть своя система индивидуальных предпочтений в том или ином вопросе. И вовсе не обязательно речь идет о предпочтениях эстетических. Вкусовая формула "мне так нравится" работает во множестве жизненных ситуаций и является одним из самых эф­фективных способов упорядочения взаимоотношений человека со всевозможностным миром.

И эта формула есть безусловно мифо­логическая формула.

Откуда берется вкус? Разумеется, вкус навязывается челове­ку окружающей его культурной средой, окружающей его куль­турной мифологией. В значительной мере вкус формируется как сила привычки. Вкус не дан человеку от рождения. Вкус всегда предполагает некий искус, некое искушение тем предметом, к которому в конце концов появляется вкус. Чтобы появился вкус, необходимо попробовать. И тогда предметом вкуса может стать все, что угодно. У человека может появиться или исчезнуть вкус к жизни. Вкус к работе. Вкус к ничегонеделанью. Вкус к переме­не мест. Вкус к оседлой жизни. Вкус к власти. Вкус к крови. Вкус к победе. И так далее, и тому подобное. Любой вкус - идет ли речь о пищевых предпочтениях или же о предпочтениях эсте­тических - принципиально формируем, и у любого человека можно сформировать любой вкус - скажем, вкус к классической музыке или вкус к бессолевой диете. И, вместе с тем, вкус всегда являет­ся глубоко индивидуальным делом. Какие бы вкусы ни навязы­вали ребенку его родители или его друзья, он будет следовать внешним вкусовым образцам только до некоторого предела, и никогда - со стопроцентной точностью. Жизненная траектория человека есть процесс формирования системы его индивидуаль­ного вкуса, и чем более развит в личностном отношении человек, тем в большей мере система его вкусовых пристрастий - как пи­щевых, так и эстетических - имеет глубоко индивидуальный ха­рактер.

Так или иначе, миф вкуса является феноменом культуры. "Вку­сы" любого биологического вида записаны в шифрах его генети­ческой программы, и являются абсолютно предсказуемыми вкуса­ми. В них нет ничего мифологического, искусственно-иллюзорно­го. Хищник любит сырое мясо, потому что этого требует его орга­низм, требует его видовая программа. По той же причине травояд­ное животное предпочитает траву и т.д. Однако тот факт, что вкус одного человека ориентирован на бифштекс с кровью, другого - на хорошо прожаренный бифштекс, а вкус третьего вообще не прини­мает мяса как такового, является выраженным результатом раз­личных КУЛЬТУРНЫХ программ, а, стало быть, является мани­фестацией различных культурных мифов.

75

<< | >>
Источник: Лобок А.. Антропология мифа. Екатеринбург - 1997. 1997

Еще по теме Миф вкуса:

  1. ВКУС
  2. Не секрет, шізкопробньїе музыкальные вкусы некоторой части нашей молодежи стремятся использовать на Западе в своих идеологических целях. Как этому противодействовать?
  3. §2 БЛАГОРАСПОЛОЖЕНИЕ, КОТОРОЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ СУЖДЕНИЕ ВКУСА, ЛИШЕНО ВСЯКОГО ИНТЕРЕСА
  4. § 8 ВСЕОБЩНОСТЬ БЛАГОРАСПОЛОЖЕНИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ В СУЖДЕНИИ ВКУСА ТОЛЬКО КАК СУБЪЕКТИВНАЯ
  5. § 9 ИССЛЕДОВАНИЕ ВОПРОСА ПРЕДШЕСТВУЕТ ЛИ В СУЖДЕНИИ ВКУСА ЧУВСТВО УДОВОЛЬСТВИЯ ОЦЕНКЕ ПРЕДМЕТА. ИЛИ НАОБОРОТ?
  6. § 11 СУЖДЕНИЕ ВКУСА ИМЕЕТ В КАЧЕСТВЕ СВОЕГО ОСНОВАНИЯ ТОЛЬКО ФОРМУ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРЕДМЕТА (ИЛИ СПОСОБА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НЕМ)
  7. § 13 ЧИСТОЕ СУЖДЕНИЕ ВКУСА НЕ ЗАВИСИТ ОТ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ И ТРОГАТЕЛЬНОСТИ ПРЕДМЕТА
  8. § 15 СУЖДЕНИЕ ВКУСА НИ В КОЕЙ МЕРЕ НЕ ЗАВИСИТ ОТ ПОНЯТИЯ СОВЕРШЕНСТВА
  9. § 16 СУЖДЕНИЕ ВКУСА, В КОТОРОМ ПРЕДМЕТ ПРИЗНАЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ ПРИ УСЛОВИИ ОПРЕДЕЛЕННОГО ПОНЯТИЯ, НЕ ЕСТЬ ЧИСТОЕ СУЖДЕНИЕ ВКУСА
  10. § 22 НЕОБХОДИМОСТЬ ВСЕОБЩЕГО СОГЛАСИЯ, МЫСЛИМАЯ В СУЖДЕНИИ ВКУСА. ЕСТЬ СУБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, КОТОРАЯ ПРИ ПРЕДПОЛОЖЕНИИ ОБЩЕГО ЧУВСТВА ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ОБЪЕКТИВНОЙ
  11. § 31 О МЕТОДБ ДЕДУКЦИИ СУЖДЕНИЙ ВКУСА
  12. § 32 ПЕРВАЯ ОСОБЕННОСТЬ СУЖДЕНИЯ ВКУСА
  13. § 33 ВТОРАЯ ОСОБЕННОСТЬ СУЖДЕНИЯ ВКУСА
  14. § 34 ОБЪЕКТИВНЫЙ ПРИНЦИП ВКУСА НЕВОЗМОЖЕН
  15. § 35 ПРИНЦИП ВКУСА ЕСТЬ СУБЪЕКТИВНЫЙ ПРИНЦИП СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ ВООБЩЕ
  16. § 37 ЧТО, СОБСТВЕННО, АПРИОРНО УТВЕРЖДАЕТСЯ В СУЖДЕНИИ ВКУСА О ПРЕДМЕТЕ?
  17. § 48 ОБ ОТНОШЕНИИ ГЕНИЯ К ВКУСУ
  18. Вкус и мода
  19. Миф вкуса
  20. Вкус