<<
>>

  1.2. Правовая защита при нарушении договора купли-продажи в праве международной торговли

  Правовому регулированию отношений сторон внешнеторговой купли- продажи уделяется особое внимание не только в практике отдельных стран, но и на международном уровне путем создания унифицированных норм, как обычно-правовых, так и конвенционных.
Поэтому к договору купли-продажи, заключаемому в международном торговом обороте, прежде всего, применяются положения многосторонних конвенций и правила международных обычаев[32].
Одной из наиболее эффективных форм унификации правовых норм является унификация посредством заключения международных договоров, прежде всего многосторонних конвенций. Основным нормативным актом универсального характера в области купли-продажи является в настоящее время Конвенция ООП о договорах международной купли-продажи товаров, подготовленная ЮНСИТРЛЛ, которая была принята на Дипломатической конференции в Вене 11 апреля 1980 г. После вступления Конвенции 1980 г. в силу на территории стран-участниц ее положения стали частью национального права этих стран, подлежащей применению в первую очередь.

Конвенция содержит свод правовых норм, регулирующих заключение договора международной купли-продажи товаров, обязательства продавца и покупателя, средства правовой защиты при нарушении договора и иные аспекты договорных отношений. Она имеет большое практическое значение для сферы международной торговли. В настоящее время число ее участников превышает 60 государств[33]. СССР присоединился к ней в мае 1990 г., и положения Конвенции приобрели характер юридических обязательств с 1 сентября 1991 г. После распада СССР участницей Конвенции стала Россия в результате международного правопреемства.
За прошедшее время в нашей стране накоплен значительный опыт применения положений Венской конвенции, отраженный, в частности, в сборниках практики Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС)[34]. Существует также довольно обширное число публикаций как зарубежных, так и российских авторов, посвященных Венской конвенции[35]. Данный документ является наиболее успешным опытом международно-правовой унификации, который позволил найти компромиссные решения для, казалось бы, совершенно противоположных позиций англо-американского и континентального права.
Следует, однако, учитывать, что Конвенция «не является всеобъемлющим кодексом, регулирующим все аспекты международных
договоров»[36]. Существуют определенные ограничения для сферы действия данного документа.
Во-первых, это ограничения территориального характера. Согласно ст. 1 Конвенция применяется к отношениям сторон, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, если эти государства являются Договаривающимися государствами (подпункт «а» п. 1), либо если, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося Государства (подпункт «Ь» п. 1). Вместе с тем, Конвенция не ограничивает свободу волеизъявления сторон, так как согласно ст. 6 они вправе исключить применение настоящего документа либо, при условии соблюдения статьи 12, отступить от любого из ее положений или изменить его действие[37]. В этом случае применению подлежат нормы национального законодательства.
Во-вторых, в силу ст.
90 Конвенции она не затрагивает действия других международных соглашений по вопросам, являющимся предметом ее регулирования, если стороны имеют коммерческие предприятия в государствах - участниках такого соглашения. К таким актам относятся, например, Общие условия поставок СНГ[38].
В-третьих, в Конвенции установлены ограничения предмета ее регулирования. Она не применяется к продаже определенных видов товаров, например, ценных бумаг, электроэнергии, товаров, продаваемых с аукциона, товаров, закупаемых для личных, семейных или домашних нужд (ст. 2). Конвенция не может применяться к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товары, заключаются в основном в выполнении работы или предоставлении услуг (ст. 3). Документ регулирует только заключение договора международной купли - продажи и те права и обязанности продавца и покупателя, которые возникают из такого договора. В связи с этим, в
частности, положения Венской конвенции не применяются к отношениям, связанным с действительностью или недействительностью договора или его отдельных условий, а также с последствиями, которые может иметь договор в отношении права собственности на переданный товар (ст. 4 Конвенции)[39].
Что касается вопросов, прямо не разрешенных в Венской конвенции, то согласно п. 2 ст. 7 они подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.
Перечень таких принципов в Конвенции не приведен, однако следует согласиться с мнением профессора М.Г. Розенбсрга о том, что к общим принципам, на которых основана Конвенция, могут относиться следующие положения:
  • свобода договора;
  • диспозитивность положений Конвенции;
  • необходимость соблюдения добросовестности в международной торговле;
  • презумпция действия применяющегося в соответствующей области торговли обычая;
  • связанность сторон установившейся практикой их взаимоотношений;
  • сотрудничество при исполнении обязательств;
  • применение критерия «разумности»;
  • возможность требовать при нарушении обязательств реального исполнения, однако, с приоритетом эквивалентного возмещения;
  • разграничение нарушений на существенные и несущественные с предоставлением потерпевшей стороне в отношении первых более широких прав, включающих отказ от контракта[40].

В качестве общих принципов, признанных международными организациями, можно назвать также Принципы международных коммерческих договоров, разработанные в 1994 году Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). Спустя 10 лет в апреле 2004 года была принята новая редакция Принципов, которая значительно расширила сферу действия данного документа.
В новой редакции Принципов появились положения, регулирующие агентские отношения (глава 2, раздел 2), права третьих лиц (глава 5, раздел 2), отношения по взаимному зачету встречных требований (глава 8), отношения по передаче прав и обязанностей третьим лицам (глава 9), а также сроки исковой давности (глава 10)[41].
Принципы отражают подходы основных правовых систем к заключению, исполнению, толкованию международных коммерческих договоров, реализации прав на защиту их сторон. Они включают, в частности, обшис положения, относящиеся к заключению контрактов, их действительности, толкованию, исполнению. Выделены, например, такие важные вопросы, как права стороны, в отношении которой не исполнено обязательство, прекращение контракта, убытки и порядок их возмещения[42].
В отличие от Венской конвенции, Принципы УНИДРУА не носят для сторон обязательного характера, гак как не являются ни конвенцией, ни типовым законом. Они могут применяться к отношениям сторон в одном из четырех случаев:
- когда стороны договорились, что к их отношениям будут применяться Принципы. В этом случае положения данного документа будут инкорпорированы в договор и, следовательно, будут применяться как любое другое его условие;
  • когда стороны договорились, что их отношения будут регулироваться «общими принципами международного права» или обычаями делового оборота;
  • Принципы могут применяться и в том случае, если договор регулируется национальным правом, даже если их применение и не оговорено в контракте. Такая ситуация может иметь место в случае, если невозможно найти решение по определенному вопросу в национальном праве. Однако в этом случае Принципы применяются как последнее средство;
  • Принципы могут также служить средством для интерпретации и восполнения пробелов в международных унифицированных актах[43].

Как отмечается в научной литературе, в последнее время данный документ все чаще используется в арбитражной практике в качестве торговых обычаев, даже если стороны не оговорили в соглашении их применение[44].
На региональном уровне большое значение имеют также Принципы Европейского договорного права, которые были опубликованы в начале 1999 г. Текст Принципов структурирован аналогично Принципам УПИДРУА и насчитывает 130 статей, разделенных на девять глав: общие положения, заключение договора (включая ответственность за добросовестное ведение переговоров), полномочия агентов, включая прямое и косвенное представительство, действительность договора, толкование договора, содержание договора и его последствия, исполнение договора, неисполнение и общие средства защиты, особые средства защиты при неисполнении.
Важно отметить, что в данном документе получили разрешение многие юридические вопросы, которые в силу различия правовых систем стран ЕС регламентируются по-разному.

Как и Принципы УНИДРУА, Принципы Европейского договорного права представляют свод правил, общих для договорного права стран ЕС, и согласно ст. 1.101 могут применяться в трех случаях, когда:
  • стороны согласились включить их в договор или они согласились, что их договор будет регулироваться этими Принципами;
  • стороны согласились, что их договор будет регулироваться «общими принципами права», lex mercatoria или иными аналогичными положениями;
  • стороны не избрали никакой правовой системы или законодательства для регулирования их договора. Последняя возможность, возникающая при негативном выборе права, является новой по сравнению с Принципами УНИДРУА и не бесспорной[45].

Общий подход к вопросу правовой защиты при нарушении договора согласно праву международной торговли можно определить следующим образом.
Во-первых, следует признать, что в основных источниках международного регулирования купли-продажи товаров преобладает подход к средствам правовой защиты, характерный скорее для англо-американской, чем для континентальной правовой системы. Согласно данному подходу потерпевшей стороне предоставляется определенный набор правомочий по защите своих интересов, то есть основное внимание уделяется правам потерпевшей стороны, а не обязанностям нарушителя.
При этом набор средств правовой защиты, предоставляемых источниками международного права, включает в себя как средства, возлагающие на неисправную сторону дополнительные имущественные обязанности (то есть, являющиеся, по сути, мерами ответственности), так и средства, которые к мерам ответственности не относятся.
В отношении приоритетности требования об исполнении обязательства в натуре Конвенция с первого взгляда заимствовала подход ромаио-германской
правовой системы. Покупателю (ст. 46, п. I) и продавцу (ст. 62) предоставлено право требовать от контрагента исполнения своих обязательств. Оговаривается, что это право может быть использовано, если только потерпевшая сторона уже не прибегла к средству правовой защиты, несовместимому с требованием исполнения в натугре, например, не заявила о расторжении договора[46].
Однако если сопоставить данное положение со ст. 28 Конвенции, устанавливающей, что суд не будет обязан выносить решение об исполнении в натуре, кроме случаев, когда он сделал бы это на основании своего собственного закона в отношении аналогичных договоров купли-продажи, можно прийти к выводу, что данный вопрос так и остался в Конвенции неразрешенным. Таким образом, решение о том, удовлетворять ли требование стороны об исполнении обязательства в натуре, будет приниматься судом на основе норм национального права.
Принципы УНИДРУА более последовательно придерживаются подхода, согласно которому реальному исполнению обязательств отдается предпочтение перед другими средствами правовой защиты. Раздел 2 Принципов полностью посвящен регулированию исполнения обязательства в натуре. Вместе с тем, Принципы устанавливают и ряд ограничений для применения данного общего правила. Например, сторона не имеет право требовать исполнения обязательства, если это исполнение стало для другой стороны невозможным или обременительным.
Данный подход, на наш взгляд является наиболее адекватным методом регулирования внешней торговли и отражает сложившиеся в данной области тенденции развития. Этот вывод подтверждают и последние законодательные реформы. Так, схожий подход к обязанности исполнить обязательство в натуре был установлен в новой редакции Германского гражданского уложения[47].

Аналогичное правило содержится и в Принципах Европейского договорного права (ст. 9:102).
В праве международной торговли разделяется позиция англоамериканской правовой системы о том, что ответственность за нарушение договора должна носить исключительно компенсационный характер. Вместе с тем, подход к решению данной проблемы в международном праве скорее характерен для континентальных правовых систем, где договорные условия о штрафах, в принципе, признаются действительными, однако, установлено правило о том, что если такие штрафы носят чрезмерный характер, то они могут быть снижены судом по собственной инициативе (ст. 1152 ФГК; §343 ГГУ).
Соответствующее положение установлено и в ст. 7.4.13 Принципов УНИДРУЛ, где указано, что неисполнившая сторона должна уплатить установленную сумму потерпевшей стороне за допущенное нарушение, если такая обязанность установлена договором. Однако согласно п. 2 данной статьи, установленная сумма может быть снижена до разумных пределов, если она чрезмерно велика с учетом возникшего от неисполнения ущерба и других обстоятельств. Что касается Венской конвенции, то данный документ не содержит положений о неустойках, соответственно, данный вопрос должен разрешаться с применением принципов международного права (в качестве которых могут выступать и Принципы УНИДРУА) и национального законодательства.
В международной практике нарушение договора рассматривается как единственное основание, дающее право пострадавшей стороне применить средства правовой защиты. Венская конвенция определяет, что основанием для возмещения убытков во всех случаях является нарушение контрагентом своих обязательств по договору или Конвенции. Для возникновения у потерпевшей стороны права на возмещение убытков не имеет значения, какой характер - серьезный или незначительный - имело нарушение договора (п. 1 ст. 45, и. 1 ст. 61).

В Венской конвенции, Принципах УНИДРУА и Принципах ЕС нарушение договора не подразделяется на отдельные разновидности (неисполнение, ненадлежащее исполнение и т.д.), а рассматривается как невыполнение стороной любого из своих обязательств (ст. 36 Венской конвенции; ст. 7.1.1. Принципов УНИДРУА). Данное правило, характерное скорее для «общего» права, в настоящее время имеет тенденцию к распространению и в правопорядках стран континентальной Европы[48].
Вместе с тем, определенная классификация нарушений договора в международном праве все же присутствует. В частности, в отдельную категорию выделяется такое важное понятие, как «существенное нарушение договора». Ст. 25 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров устанавливает, что «нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его».
Последствия совершения существенного нарушения договора, согласно Конвенции, можно охарактеризовать следующим образом.
Во-первых, если подобное нарушение имело место, то риск случайной гибели или повреждения товара не переходит с продавца на покупателя (ст. 70). Во-вторых, покупатель имеет право требовать замены товаров только в том случае, если несоответствие этих товаров договору можно расценить как существенное нарушение договора. И, что самое важное, существенное нарушение договора является основанием для его расторжения[49].


41              •
Принципы УНИДРУА также рассматривают существенное нарушение в качестве основания для расторжения договора (п. 1 ст. 7.З.1.). Однако следует отметить, что Принципы более подробно раскрывают данное понятие.
Согласно п. 2 ст. 7.3.1. указанного документа, при определении существенного неисполнения договора должны приниматься во внимание следующие моменты:
  1. существенно ли неисполнение лишает потерпевшую сторону того, что она имела право ожидать в соответствии с договором, кроме случаев, когда другая сторона не предвидела и не могла разумно предвидеть такой результат;
  2. имеет ли принципиальный характер с точки зрения договора строгое соблюдение неисполненного обязательства;
  3. является ли неисполнение умышленным или совершено по грубой небрежности;
  4. дает ли неисполнение потерпевшей стороне основание верить, что она не может полагаться на будущее исполнение другой стороны;
  5. понесет ли неисполнившая сторона несоразмерные потери в результате подготовки или осуществления исполнения, если договор будет прекращен.

Таким образом, помимо критериев, установленных Венской конвенцией, здесь принимается во внимание также принципиальный характер строгого соблюдения обязательства и несоразмерность потерь, которые может понести неисполнившая сторона, если договор будет расторгнут. При квалификации неисполнения договора в качестве «существенного» надлежит также учитывать, дает ли такое нарушение потерпевшей стороне основание полагаться на будущее исполнение другой стороны. Данный критерий имеет большое значение, когда речь идет о предвидимом нарушении договора. Наконец, интерес представляет еще один критерий, согласно которому нарушение должно быть совершено умышленно или по грубой неосторожности. Фактически, тем самым устанавливается принцип виновности, как основание для определения «существенного» неисполнения.

Таким образом, в отдельных случаях вина нарушителя может учитываться при определении применимости средств правовой защиты. Так, ст. 25 Конвенции, устанавливающая правило о том, что нарушение договора не является существенным, если сторона не могла разумно его предвидеть, фактически является аналогом правила, установленного в п. 2 ст. 7.3.1. Принципов УНИДРУЛ, согласно которому существенным признается нарушение, совершенное умышленно или но неосторожности, то есть иными словами, учитывает виновность нарушителя. В отдельных случаях может приниматься во внимание и виновность пострадавшей стороны, если нарушение было вызвано ее действиями или упущениями (ст. 80 Венской конвенции, ст. 7.1.2. Принципов УНИДРУА, п. 3 ст. 8:101 Принципов европейского договорного права). Однако в целом в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, так же, как и в Принципах УНИДРУА отвергается правило, согласно которому сторона, нарушившая договор, освобождается от ответственности при отсутствии вины[50].
Таким образом, можно сделать вывод, хотя концепция «объективной ответственности» англо-американского права, в целом, является доминирующей в праве международной торговли, учитывается и подход континентальных правовых систем, согласно которому вина выступает в качестве основания для привлечения нарушителя к ответственности.
Одним из ключевых моментов концепции правовой защиты при нарушении договора являются в международном праве основания освобождения нарушителя от ответственности. В современном международном праве выделяют два типа таких обстоятельств - непреодолимая сила или форс- мажор (force majeure) и «затруднения» (hardships).
На первый взгляд, между этими концепциями много общего. И та, и другая имеют дело ситуацией, когда обстоятельства, которые имели место на момент совершения сделки, изменяются настолько, что если бы стороны знали
об этом, они заключили бы договор на совершенно других условиях или вообще отказали бы от его заключения[51]. На практике бывает довольно сложно разграничить данные понятия - одно и то же обстоятельство (например, военные действия) может расцениваться и как форс-мажорное обстоятельство и как «затруднение».
Вместе с тем, указанные концепции имеют существенные отличия. «Затруднения» делают исполнение сделки более обременительным, менее выгодным, но не невозможным. Их наличие приводит к тому, что сторона получает право требовать пересмотра определенных условий договора, но сам договор, тем не менее, остается в силе, и стороны заинтересованы в его исполнении.
Что касается форс-мажорных обстоятельств, то они подразумевают абсолютную невозможность дальнейшего исполнения обязательств, что, как правило, ведет к приостановлению либо расторжению договора.
Принципы УНИДРУЛ в качестве обстоятельств, освобождающих от ответственности, называют как обстоятельства непреодолимой силы (форс- мажор), так и «затруднения». Согласно ст. 7.1.7., сторона освобождается от ответственности за неисполнение, если она докажет, что неисполнение было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.
Что касается «затруднений» то данному вопрос посвящен раздел 2 главы 6, где устанавливается, что «затруднением» является случай, когда возникают события, существенным образом изменяющие равновесие договорных обязательств в силу либо возрастания для стороны стоимости исполнения, либо уменьшения ценности получаемого стороной исполнения (ст. 6.2.2.). При этом «затруднения» должны отвечать тем же критериям, что и обстоятельства
непреодолимой силы, а именно: чрезвычайность, непредвиденность и непредотвратимость.
Принципы ЕС, используя подход, во многом схожий с Принципами УНИДРУА, также выделяют в качестве обстоятельств, освобождающих от ответственности, непреодолимую силу (ст. 8:108) и «затруднения» или по терминологии данного нормативного акта «изменение обстоятельств» (ст. 6:111).
В Венской конвенции вопрос об освобождении неисправной стороны от ответственности за нарушение договора регулируется ст. 79, согласно которой сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нес нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.
Как отмечает ряд авторов, данная статья является одной из наиболее сложных и неоднозначных в данном правовом акте[52]. Объясняется это, прежде всего, тем, что Конвенция отказалась от использования принятых в национальных правовых системах концепций освобождения от ответственности (невозможность исполнения, тщетность, непреодолимая сила) и создала собственную концепцию освобождения от ответственности.
Такой подход был предпринят с целью «избежать размывания унифицированного метода применения подходов, сложившихся в разных странах»''5. Вместе с тем, термин «препятствие вне контроля», фактически обладает теми же признаками, что и термины «обстоятельства непреодолимой силы» или «форс-мажор», используемые в других источниках международного права, а именно:
  1. препятствие должно быть «внешним» по отношению к обязательству, то есть находится вне контроля соответствующей стороны;
  2. оно должно быть непредвиденным и непредотвратимым;
  3. препятствие должно приводить к абсолютной невозможности исполнения обязательства, постоянной либо временной.

Кроме того, соответствующая сторона обязана направить другой стороне извещение в разумный срок о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению. При этом право международной торговли устанавливает единый подход, согласно которому если уведомление не получено другой стороной в течение разумного срока после того, как нсисполнившая сторона узнала или должна была узнать о препятствии, она несет ответственность за убытки, ставшие результатом неполучения уведомления (п.4 ст. 79 Венской конвенции).
Таким образом, в результате сравнения концепций освобождения от ответственности, принятых в международном праве и основных правовых системах, можно сделать ряд выводов.
Во-первых, в отличие от континентальных правовых систем, Венская конвенция использует выражение «вне контроля» вместо слова «вина», что делает концепцию, принятую в данном документе более широкой[53]. Такого же подхода придерживаются и другие международно-правовые акты.
Во-вторых, в отличие от англо-американского права, международное право распространяет концепцию освобождения от ответственности, как на продавца, так и на покупателя, независимо от характера совершенного нарушения. Данное положение отличается от концепции, принятой в американском праве. Так, ст. 2-615 ЕТК устанавливает, что от ответственности может быть освобожден только продавец и только в случае просрочке в поставке или непоставки товара[54].

В-третьих, согласно Конвенции, обстоятельства непреодолимой силы не лишают сторону права воспользоваться любым средством правовой защиты, кроме возмещения убытков (п. 5 ст. 79). На наш взгляд, такой подход не бесспорен, так как оставляет стороне право требовать реального исполнения обязательства, что при наличии обстоятельств непреодолимой силы, как правило, бывает невозможно. В этом смысле, подход других международно- правовых актов, в частности, Принципов УНИДРУА и Принципов ЕС, представляется более предпочтительным. Согласно ст. 7.1.7 Принципов УНИДРУА и ст. 8:101(2) Принципов ЕС в случае возникновения форс- мажорных обстоятельств сторона освобождается не только от обязанности

возместить убытки, но и от реального исполнения обязательств .
В-четвертых, в Венской конвенции «препятствия вне контроля» рассматриваются как обстоятельства, приводящие к постоянной либо временной невозможности исполнения обязательства. При этом остается открытым вопрос о так называемой «экономической» невозможности исполнения, под которой в коммерческой практике подразумевается существенное изменение экономических условий исполнения договорного обязательства по сравнению с ситуацией, существовавшей в момент
69
заключения договора .
В этом плане в Принципах УНИДРУА и Принципах ЕС используется гораздо более гибкий подход, выделяя помимо форс-мажорных обстоятельств, так называемые «затруднения» или «изменившиеся обстоятельства», которые не освобождают сторону от обязанности исполнить договор, но, вместе с тем, дают ей права требовать пересмотра его условий. При этом в случае недостижения соглашения в разумный срок, сторона может обратиться в суд, который имеет право прекратить или изменить договор (н. 4 ст. 6.2.3.
** См.: Chcngwei L. Op. cit.
"См.: Комаров А.С. Указ. соч. С. 189-190.

Принципов УНИДРУА), либо обязать сторону возместить убытки, вызванные ее отказом от вступления в переговоры (ст. 6.111(3)(с) Принципов ЕС)
В-пятых, согласно Конвенции, освобождение от ответственности распространяется лишь на тот период, в течение которого действует обстоятельство непреодолимой силы. Аналогичное положение содержится и в ст. 8:108(2) Принципов ЕС. В Принципах УНИДРУА использован несколько иной подход, согласно которому освобождение от ответственности имеет силу на период времени, который является разумным, принимая во внимание влияние препятствия на исполнение договора (п. 2 ст. 7.1.7.).
В-шестых, в Конвенции (ст. 79(5)), так же, как и в Принципах УНИДРУА (ст. 7.1.7(4)), вопрос расторжения договора вследствие обстоятельств непреодолимой силы остается на усмотрение сторон, в то время как в Принципы ЕС (ст. 9:303(4)) предусмотрено автоматическое расторжение договора в данной ситуации, что представляется менее предпочтительным.
В-седьмых, Конвенция ООН 1980 г. содержит правила об ответственности стороны за действия третьих лиц, которые послужили причиной неисполнения договора. Согласно п. 2 ст. 79 сторона в этом случае освобождается от ответственности за неисполнение договора, если положения пункта 1 данной статьи (то есть внешний характер, чрезвычайность и непредотвратимость препятствия, помещавшего исполнению) применимы как непосредственно к данной стороне, так и к третьему лицу.
Вместе с тем, такое же правило можно вывести из анализа ст. 7.1.7(1) Принципов УНИДРУА и ст. 8:108(1) Принципов ЕС, согласно которым препятствием признается любое событие, в том числе и действия третьих лиц[55].
Таким образом, можно сделать вывод, что подход к определению обстоятельств непреодолимой силы является гораздо более проработанным и гибким в Принципах УНИДРУА и в Принципах ЕС, чем в Венской конвенции. Вместе с тем, следует признать, что в случае если отдельные вопросы прямо не
разрешены в Конвенции, они подлежат разрешению в соответствии с общими принципами международного права и, следовательно, нет препятствий к тому, чтобы использовать положения Принципов УНИДРУА при разрешении таких вопросов.
<< | >>
Источник: Бессолицын Дмитрий Александрович. ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА В СЛУЧАЕ НАРУШЕНИЯ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ. ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК. Санкт-Петербург 2007. 2007

Еще по теме   1.2. Правовая защита при нарушении договора купли-продажи в праве международной торговли:

  1. Существенные условия договора купли-продажи предприятия.
  2. 43. ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ
  3. Содержание
  4. 1.1. Правовое регулирование защиты при нарушении договора кути- продажи в зарубежных странах 
  5.   1.2. Правовая защита при нарушении договора купли-продажи в праве международной торговли
  6.   1.3. Правовое регулирование защиты при нарушении договора купли- продажи в Российской Федерации
  7.   2.3. Средства защиты компенсационного характера
  8. § 1, Генезис средств правовой защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров в процессе унификации нрава международной торговли 
  9. 2. Какие способы исполнения обязанности по оплате продаваемого имущества допустимы для договоров купли-продажи, а какие влекут переквалификацию заключенного договора?
  10. 6. Каковы последствия заключения договора купли-продажи в качестве продавца лицом, не обладающим правом собственности на имущество, являющееся предметом договора?
  11. 32. В каких случаях можно говорить о согласовании сторонами порядка определения количества товара в договоре купли-продажи, а в каких такой порядок должен считаться несогласованным?