<<
>>

ЗАРУВЕЖНАЯИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

('стременная проблемная ситуация в исследовании философии досо- краіиков проявляется в обостренном интересе именно к этому перио- лу античной философии. Подчеркивается его значимость в противо- исч- более поздним ее периодам, что выразилось уже в известном при- U.Iис «Назад к досократикам» (К.

Поппер), во все возрастающем ingt;1 оке философской литературы по данной проблеме. Ряд работ

среди этой литературы имеет отношение к антропологической проблематике досократи ков. И все же, поскольку различные направления оперируют фактически одними и теми же философскими текстами, можно воссоздать общую картину исследования досократовской философии.

Одной из особенностей современного исследования философии досократиков является распространение на них тем, которые ранее считались привилегией развитого философского мышления. Среди них — проблемы логики и онтологии. Известному английскому исследователю этих проблем применительно к Аристотелю Г.Е. Оуэну принадлежит и ряд обобщающих работ по проблеме бытия в ранней западной традиции. Работы американского исследователя Ч. Кана показывают связь онтологической проблематики с проблемами греческого языка и культуры, в особенности когда ставится вопрос о греческом проекте онтологии[16].

Ряд работ по проблемам бытия в раннезападной философии принадлежат немецкому исследователю У. Хелыиеру[17]. Правда, исследования в этой области могут превратиться в самостоятельное историко- философское рассмотрение историко-логических проблем, когда эксплицируются и анализируются на языке современной символической логики логические аргументы досократиков, начиная с Фалеса. Примером такого рода служит двухтомная работа Д. Бернса «Досократи- ческие философы»[18].

В настоящее время не так много обобщающих историко-философских трудов. Принадлежащее перу старейшего английского эллиниста У. Гатри шеститомное исследование древнегреческой философии, в котором первые два тома посвящены интересующему нас периоду, обычно расценивают как последнее в этом роде[19].

В какие глубины историко-культурного, религиозного, этнологического и т.п. характера приходится погружаться, демонстрируют исследования В. Бур- керта[20].

Весьма симптоматично, что исследование философии досократиков нередко представляет собой собрание фрагментов, переводов,

комментариями которых завершаются авторские задачи. Здесь приданными являются работы Г. Керка и Д. Рейвена, посвященные до- сократикам. В проблемном отношении современное обобщающее исследование становится весьма уязвимым для критики. Не случайно О. Гигон, известный исследователь раннегреческой философии, переносит акцент в своих последних работах на основные проблемы античной философии.

Прежние обобщающие работы, построенные на приоритете какою-либо одного из аспектов философии досократиков, подвергаются критике. Все превратилось в проблему: была ли досократовская философия научной; каково соотношение теологии и раннегреческой философии, и т.д. Выделение этих и других проблем и современный их анализ принадлежит маститому американскому исследователю Г. Властосу, среди его работ назовем имеющее прямое отношение к пашей теме «Равенство и справедливость в раннегреческой космологии»[21].

Целый спектр линии духовного развития ранней Греции выявляет Ь. Снелль в работе «Открытие духа»2. Это и проблема теории в Древней Греции, и роль сравнений в переходе от мифа к логосу, и т.д. Особенность этих исследований — в вовлечении в анализ огромного филологического материала, в частности, широкий анализ проблем человека на материале поэм Гомера и Гесиода и использование его при обращении к философам досократовского периода, что устраняет лакуну, существующую во многих исследованиях между антропологическими темами предфилософии и содержанием раннегреческих учений. По ряду вопросов со Снеллем полемизирует Г. Френкель3. У него такой же глубокий взгляд на творчество Гомера, хотя он имеет иное понимание проблемы человека времени, личности у Гомера, проблемы справедливости в раннегреческом мышлении, и т.д.

Огромную работу по восстановлению понятийного мира досокра- Iопекой философии проводит В. Шадевальдт, рассматривая вопросы, относящиеся к проблеме человека, знания, мудрости, добродетели п т.д. Раскрывая мир досократиков, Шадевальдт уже открыто оспаривает содержательное понимание раннегреческих философов как досократиков, в отличие от Сократа не ведающих забот о земной человеческой жизни.

Есть ряд работ непосредственно по теме нашего исследования. Из них следует назвать работу греческого исследователя К. Михаэлидеса «Человек и космос в их взаимосоответствии у ранних греческих мыслителей». Подборка материала по рубрикам: «фюсис и псюхе», «космос и дике», «алетейя и докса» и др. позволяет выявить антропологическое содержание античной космической символики и раскрыть агональ- ные принципы космообразования. Этот анализ космообразующей символики отличает данную работу от имевшего место в истории философии принадлежавшего В. Кранцу исследования проблемы «человек и космос в представлениях ранней Греции», построенного на анализе античной медицины и географии в сравнении с философскими концепциями космоса.

Одной из новаторских в области истории досократовской философии является работа польской исследовательницы Янины Гайды, посвященная природному праву и человеческим установлениям в досократовской философии. Данная монография отличается от исследования на эту же тему, принадлежащего Ф. Хайниманну, отчетливо выраженным философским характером постановки проблемы, в то время как Хайниманн проводит исчерпывающий историко-филологический анализ.

И все же в работах и Михаэлидиса, и Гайды не содержится коренного переосмысления существующей историко-философской традиции в освящении досократиков. В них и родственных им работах не осознается в полной мере та проблемная ситуация, которая заставляет философов различных направлений поддерживать лозунг «Назад к до- сократикам». В работе Гайды, правда, отмечается односторонность рассмотрения историками философской мысли досократовской философии как философии природы, либо как рациональной теологии.

Но наиболее полное обоснование антропологической ценности философии досократиков содержится отнюдь не в трудах узкопрофессиональных. Шадевальдт, обосновывающий антропологическую направленность досократовской философии, как на первооткрывателя этого взгляда ссылается на М. Хайдеггера.

Начинаемая античностью история западной метафизики есть, по Хайдеггеру, история великой трагедии бытия. Истина бытия принадлежала досократикам, в то время как вся история западной метафизики, начиная с Платона, есть «забвение бытия». Именно досократики говорили на языке бытия, им была доступна безрефлексивная истина бытия в их «прислушивании» к голосу природы (physis). Именно physis-концепции досократиков дают возможность «помнить» о бытии, обеспечивают присутствие бытия во взаимодействии с вещами. Логика, познание — начало забвения бытия, поскольку они раз-

рыиают с этим первоначальным исконно антропологическим содержим нем physis. И все же не Хайдеггер является первооткрывателем ан- фопологического содержания философии досократиков, что можно оініаружить, обратившись к классическим антиковедческим концепциям XIX— первой половины XX в.

<< | >>
Источник: Драч Г.В.. Рождение античной философии и начало антропологической проблематики. — М.: Гардарики,2003. — 318 с.. 2003

Еще по теме ЗАРУВЕЖНАЯИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:

  1. ЗАРУВЕЖНАЯИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКАЯ ЛИТЕРАТУРА