<<
>>

  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Укоры ученикам / У ту

  Наставление выдающегося учителя в том, чтобы его ученики обрели покой и радость, отдохновение и свободу, простоту и строгость нравов. Когда эти шесть вещей достигаются ученьем, пути распутства и лжи пресекаются, навыки правдивости и долга торжествуют.
Если же эти шесть вещей ученьем не достигаются, тогда у правителей будут негодные подчиненные, у отцов — негодные сыновья, у наставников — негодные ученики.
Человек по природе неспособен радоваться тому, что причиняет ему беспокойство, и не может преуспеть в том, что не доставляет ему радости. Если ученье приносит радость, то даже тупой ученик, не говоря уже об умном, будет стараться. Если же ученье приносит страдание, то не то что тупица, а и самый способный ученик долго не выдержит. Посему, принимая во внимание природу всякого человека, следует искать то, что побуждает к учению.
Некогда Цзы Хуа-цзы сказал: «Царю свойственно радоваться тому, что делает его царем, но и погибающему также свойственно радоваться тому, что его губит». Если употреблять дичь только в виде жаркого, ее не переведешь; но если питать пристрастие исключительно к сушеному мясу—цель будет близка. То же и цари: царствующие имеют пристрастие к правде и справедливости, гибнущие также имеют пристрастие, только к мятежу и блуду. Пристрастия их различны, оттого им достается различный удел: одним—счастье, другим—горе.
У неспособного к наставничеству ци воли не в гармонии. Такой хватается за что-нибудь и тут же бросает, постоянно перескакивает с одного на другое. Ни на чем он не в состоянии утвердиться мыслью, весь как переменчивая погода, то в добром расположении, то во гневе. Слова и речи его что ни день меняются, он действует по настроению. Ошибаясь по собственной вине, никогда не признает своей неправоты, упорствует в заблуждении, считая правым лишь себя, не слушая никаких доводов.
Такой смотрит только на власть, связи и состояние, льнет к богатым и знатным и берется обучать их, не интересуясь ни способностями, ни поведением, заискивает и льстит, заботясь лишь об их благосклонности. Другие же ученики, кто не хвалится, совершенствуясь в нравственной чистоте, отличаются примерным поведением, незаурядными способностями, хватают на лету, относятся к учебе с усердием и прилежанием, такие перед окончанием учебы встречают с его стороны препятствия. Таким он чинит препоны, придерживая их при себе, так как завидует им и ненавидит их. Ученик не может уйти, так как сомневается в законченности своего образования, и не может остаться, так как это чревато неприятностями. Вернись он домой, его застыдят родные, отправься в мир, его станут хулить знакомые и земляки. Для учащегося это большое горе. Так ученик отчуждается от своего учителя, а поскольку людям несвойственно дружески относиться к тем, кто с ними враждует, и несвойственно превозносить тех, кто им ненавистен, ученью приходит конец, наставлению в дао кладется предел.
Не таков умелый наставник. Он относится к ученику, как к себе самому. Он исходит из искреннего желания обучить и так постигает природу обучения. То, чего он требует от других, он всегда в состоянии выполнить сам. В этом случае у учителя и ученика как бы общее тело. В природе человека восхвалять себе подобных, любить себе подобных, помогать себе подобным. Тогда ученье приходит к расцвету, наставления в дао к завершенности.
Неспособный к ученью следует за наставником без охоты, но при этом хочет, чтобы ученье было успешным. Следует за наставником, хватая лишь верхи, и при этом хочет стать глубоко ученым. Даже с травой и деревьями, курами и собаками, волами и лошадьми нельзя обращаться плохо. Если с ними обращаться плохо, они отплатят человеку тем же. Что уж говорить о подобном обращении с достойным наставником или словами наставления в дао!
Неспособный к ученью недобросовестен по отношению к наставнику. Он рассеян, не испытывает глубоких чувств к наставнику, а к делу относится без прилежания. В споре он неспособен отличить истинное от ложного, обучая других, не проявляет умения. Он ополчается на учителя, успокаивается на заурядном, погрязает душой в мирском. Радуется власти, стремится первенствовать. Посему погрязает в ловком умствовании, ищет мелких выгод, предается низменным страстям. Спросит ли о деле— перепутает концы и начала. Сочинит ли что — всюду придет к различным выводам, противореча во всех частях самому себе. Станет ли разбирать что, вновь не соберет концов, а примется собирать, свалит все без разбору; а попадется сложное дело, и вовсе концов не сыщет. Таковы пороки неспособного к ученью.
<< | >>
Источник: Люйши Чуньцю. Весны и осени господина Люя Пер. Г. А. Ткаченко. Сост. И.В.Ушакова. — М.: Мысль,2010. — 525. 2010

Еще по теме   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Укоры ученикам / У ту:

  1. Глава четвертая. Эпоха формального завершения кодификации уголовного законодательства, слияния философской и догматической его обработки и развития исторического изучения уголовного права
  2. Глава четвертая.Виды и способы фальсификации выборов
  3. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.Реформа Крестьянского банка.
  4.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Укоры ученикам / У ту
  5.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
  6.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, ЧАСТЬ ПЯТАЯ.
  7. Глава четвертая
  8. Глава четвертая. ПРИРОДА
  9. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  10. Глава четвертая.ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ОСВОБОЖДАЮЩИЕ ВЛАДЕЛЬЦА «ИСТОЧНИКА ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ» ОТ ОБЯЗАННОСТИ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА