<<
>>

о ДУШЕ КАК о ВНУТРЕННЕЙ ФОРМЕ, ИЛИ ХАРАКТЕРНОМ ПРИЗНАКЕ, ЖИВЫХ СУЩЕСТВ 


Переходя теперь к вопросу о душе, благодаря кото&рой живые существа существуют и от которой они по&лучают свое наименование95, мы должны, во-первых, заметить, что ее следует считать телесной, т.
е. неким нежнейшим, сотканным из тончайших частиц телом. В самом деле, те, кто утверждают (вплоть до злоупо&требления этим словом), что душа бестелесна, говорят нелепости, ибо, если бы она была таковой, она не могла бы ни действовать, ни испытывать воздействия: ведь действуя, она не могла бы касаться чего-либо, а подвер&гаясь воздействию, она не могла бы испытывать ника&кого прикосновения. Она представляла бы собой в этом случае нечто вроде сплошной пустоты, которая, как мы это указывали выше, не способна ни действовать, ни испытывать воздействия, а лишь предоставляет наибо&лее свободное движение проходящим через него телам.
Но душа действует и подвергается воздействию: это доказывается преимущественно тем, что происходит в области ее чувств и аффектов, а также теми движе&ниями, с помощью которых душа приводит в действие члены и изнутри управляет всем живым существом, активизируя его или сковывая его сном. Наконец, это доказывается вообще тем единством и согласием, в ко&тором душа находится с грубой частью живого существа (эта последняя обычно в такой связи воспринимается под названием тела).
Но я не без основания говорю, что душа — это неж&нейшее тело, как бы сотканное из мельчайших и тон&чайших телец, большей частью, кроме того, из самых гладких и самых круглых, ибо в противном случае душа не могла бы проникнуть в тело и быть внутренне свя&зана с ним и со всеми его частями: венами, нервами, внутренностями и т. д. Наше положение, кроме того, подтверждается тем, что по удалении души из тела в этом последнем ничто не умаляется ни в отношении его внешнего вида, ни в отношении веса. Тело, [покинутое душой], подобно вину, из которого выдохлись его кре&пость и аромат, или мази, потерявшей свой запах. Ведь масса как вина, так и мази в этих случаях остается такой, как если бы от нее ничего не убавилось. Потому- то душа и может почти поместиться в точке или в самом маленьком месте, если представить ее себе сосредото&ченной в одном месте.
Однако, хотя душа и имеет столь тонкую ткань, она тем не менее смешана и состоит из неких четырех при&род. Действительно, ее следует представлять себе со&ставленной и слитой из доли огня, доли воздуха, доли дыхания и четвертой, безымянной доли, благодаря кото&рой душе присуща способность чувствовать.
Основанием для нашего предположения служит сле&дующее: от умирающих исходит слабое дуновение, сме&шанное с теплом; тепло же неразрывно связано с воз&духом, ибо тепла без воздуха не бывает. Мы имеем, та&ким образом, уже трп доли, из которых соткана душа. Но так как из всех этих трех доль нет ни одной, которая могла бы чувственно воспринимать движения, то при&ходится допустить четвертую, хотя и безымянную, долю, которой приписывалась бы способность чувствовать.
Подтверждением этого может служить и тот [факт], что причина движения самого тела — это своего рода дуновение либо нечто вроде воздушного тока или ветра, воздух — причина его покоя, жар — причина того тепла, которое мы чувствуем в теле.
Но, сверх того, должна быть четвертая [доля] — причина способности тела чув&ствовать.
Если необходимость четвертой доли очевидна, то, с другой стороны, гнев, от которого вскипает сердце и глаза мечут искры, изобличает наличие в организме тепла; страх, вселяющий трепет в члены, говорит о при&сутствии холодного и сильного дуновения, а спокойное положение груди и ясное выражение лица обнаружи&вают наличие воздуха.
Вот почему животные, у которых преобладает тепло, например львы, свирепы; те, в которых преобладает холодное дуновение, робки, как, например, олени; те же, в которых преобладает доля «воздуха, например быки, наиболее кротки и находятся как бы между львами и оленями. Подобные же различия наблюдаются среди людей.
Но в конечном результате хотя душа представляет собой нечто смешанное и сложное и содержит среди своих частей четвертую, безымянную долю, или глав&ный источник способности чувствовать (ведь эта доля представляет собой как бы душу души96, ибо благодаря ей душа и становится душой, т. е. той внутренней фор&мой и существенным, характерным признаком, которым живые существа отличаются от остальных вещей), тем не менее эти части настолько совершенно организованы, что образуют некую единую, тончайшую, но теснейшим образом связанную субстанцию. И пока душа находится в теле, указанные четыре доли так же не могут быть отделены друг от друга, как не могут быть отделены от куска мяса или от какой-либо другой вещи присущие им от природы запах, тепло и вкус.
Однако если этого рода субстанция и содержится в самом теле, как бы связана с ним и имеет в нем свою опору, то все же именно она есть причина всех способ&ностей, страстей и движений тела и в свою очередь сдер&живает его и им управляет. Она же — причина его здо&ровья и невредимости и так же не может быть отделена от тела без распада этого последнего, как невозможно, не губя природы фимиама, отнять у него запах.
Впрочем, мне нет надобности подчеркивать непра&вильность мнения некоторых натурфилософов97, будто число частей души равно числу частей тела, так что тело и душа во всех своих частях взаимно связаны. В самом деле, так как субстанция души очень тонка, масса же тела, наоборот, очень толста, то первоначала души должны быть, конечно, и тоньше и малочислен- нее, чем первоначала тела. Таким образом, связь между душой и телом осуществляется не как связь отдельных атомов [души] с отдельными атомами [тела], а лишь как их связь с молекулами, состоящими из нескольких ато&мов, и с отдельными, так сказать, их кучками. Этим объясняется, что мы иногда не чувствуем, как прили&пает пыль к нашему телу или как по нему ходит мошка, как не чувствуем и ночного тумана, встречной паутины, падающего на нас пуха, пушистой семянки и т. д. Дело в том, что должны быть приведены в движение очень многие частицы души, соединенные с частями тела, прежде чем они смогут воспринять то, что нас коснулось или о нас ударилось.
Далее следует указать, что у тела есть внутренняя часть, организованная таким образом, что там, где душа находится в тесном с ней единении, она получает в ее лице ценное дополпение, способствующее ее совершен&ствованию. Это дополнение — дух, интеллект, разум или то, что мы привыкли называть разумной частью души. Такое.название дается этой части потому, что только она в отличие от остальной части души, разлитой по всему телу и неразумной, обладает способностью мыс&лить.
Так как в действительности неразумная часть со&стоит из двух частей, а именно из чувства и аффекта, или склонности, дух же находится некоторым образом посредине между ними — в том смысле, что ему пред&шествует чувство, дающее ему возможность выносить суждение о вещах, и за ним следует склонность, кото&рой он освещает путь своим суждением,— то, собираясь рассмотреть каждый вопрос в отдельности, мы должны начать с чувства.
То, что Эпикур говорит здесь о телесной природе души, распространяя это даже на разумную душу, опро&вергнуто в третьей главе четырнадцатой книги послед&ней части третьего раздела «Физики», где говорится о бессмертии душ.
 
<< | >>
Источник: Пьер ГАССЕНДИ. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ. Том 1. «Мысль» Москва - 1968. 1966

Еще по теме о ДУШЕ КАК о ВНУТРЕННЕЙ ФОРМЕ, ИЛИ ХАРАКТЕРНОМ ПРИЗНАКЕ, ЖИВЫХ СУЩЕСТВ :

  1. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  2. ФОРМЫ И ГРАНИЦЫ ТЕНЕВОЙ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА
  3. АПОЛЛОНОВСКАЯ, ФАУСТОВСКАЯ, МАГИЧЕСКАЯ ДУШИ
  4. О ФОРМЕ ДУШ
  5. § 17. Процессы устранения 3-го лица и безличное употребление формы 3-го лицаединственного числа от личных глаголов
  6. о ДУШЕ КАК о ВНУТРЕННЕЙ ФОРМЕ, ИЛИ ХАРАКТЕРНОМ ПРИЗНАКЕ, ЖИВЫХ СУЩЕСТВ 
  7.   АНТИ-СЕНЕК А, ИЛИ РАССУЖДЕНИЕ О СЧАСТЬЕ
  8. ВНУТРЕННИЙ АНАЛИЗ СОЗНАНИЯ
  9. г) Признаки и понятие закона
  10. Внутренняя форма языка
  11. 0 ВОЗНИКНОВЕНИИ ГРАММАТИЧЕСКИХ ФОРМ И ИХ ВЛИЯНИИ НА РАЗВИТИЕ ИДЕЙ[95]
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА ИЛИ СОВЛАДАНИЕ СОСЛОЖНЫМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ?
  13. Глава двадцать третья. ПРОТИВОРЕЧИЕ В СУЩЕСТВЕ БОЖИЕМ ВООБЩЕ.
  14. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом