<<
>>

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

  Поскольку выше мы рассмотрели все определения в целом, давайте теперь обратимся к их частям и иссле&дуем каждую в отдельности. Некоторые говорят, что слишком невежественно называть философию искусством искусств.
Ибо если она является искусством искусств, то она сама также есть искусство. А если она есть искус&ство, ясно, что и она будет неточной; а это неверно.

По этому поводу следует сказать, что не все вещи, получившие однажды название во взаимосвязи, могут [во взаимосвязи] получить то же название, [что каждая имела] в отдельности. Например, мы говорим мертвый человек, но отдельно мы не можем назвать его челове&ком, так как он не обладает свойствами человека, такими, как одушевленность и способность ощущать. Так же мы говорим каменное судно, однако оно пе пазывается суд&ном, так как относится к воде не так, как [настоящее] судно.

И опять, как говорится в загадке: «Мужчина и не мужчина, по все же мужчина, ударив камнем и не кам&нем, но все же камнем, убил птицу и не птицу, но все- таки птицу, сидевшую на дереве и пе па дереве, но все-таки на дереве», т. е. [евнух] убил [куском пемзы] летучую мышь, сидевшую па шесте. И вот, как мы ска&зали выше, не все вещи, получившие раз пазвапие в со&вокупности, могут [в совокупности] получать те же назва&ния, [что они имели] в отдельности, и, наоборот, не все вещи, получившие название в отдельности, могут полу&чить [в отдельности] то же название, [что они имеют] в совокупности.

Так, некий Симон по ремеслу является башмачником. По нраву он добр, по ремеслу же — плох. И вот, сказан&ное в отдельности нельзя относить к совокупности. На&пример, мы говорим Симон башмачник, и Симон добр. Вот эти отдельно изрекаемые предложения нельзя соеди&нить и говорить, что Симон добрый башмачник, ибо мы установили, что ремеслом он не горазд.

То же самое относится и к философии. Ее можно на&звать искусством искусств, а называть только искусством нельзя, ибо, как мы показали выше, то, что получило свое название в совокупности, не может получить [назва&ния, которое относится к частям], в отдельности.

Но если даже мы назовем философию искусством, то ошибки здесь не будет, ибо очень часто название искусства придается и науке. Например, Платон в диалоге «Горгий» называет науку искусством, так как, обращаясь к Горгию, гово&рил: «...скажи нам сам, в каком искусстве ты сведущ и как, стало быть, нам тебя называть», т. е. в какой науке ты сведущ, ибо быть сведущим можно в [какой-либо] от- расли знания59. А в диалоге «Софист» он называет зани&мающегося творческим искусством знатоком [своего дела], безошибочно знающим все, [что относится к его искус&ству] 60.

И еще: если определение, которое называет филосо&фию искусством искусств, исходит из преимущества, а преимущество отлично от того, по отношению к чему имеется преимущество, то философия не есть искусство, а нечто большее, чем искусство. Ну об этом достаточно.

Некоторые спрашивают также: «Почему Аристотель называет философию наукой наук? Неужели существует какая-нибудь другая наука, которая стояла бы выше фи&лософии?» По поводу этого следует сказать, что сущест&вует два вида научного знания: одно условное, другое безусловное. Условное зпапне — это то, которое исходит из положений, нуждающихся в доказательстве и при&чины которых неизвестны, например, когда геометр при&нимает па веру, что точда есть нечто неделимое, по не знает почему, — это уже дело натурфилософа. А безуслов&ное знание — это то, которое исходит из общеизвестных истип, пе нуждающихся в доказательстве, папример ко&гда мы говорим, что бог добр. Это общеизвестная истипа, ибо всякий уверен, что бог добр, и она пе нуждается в доказательстве. Вот так [обстоит дело].

Так как мы выше упомянули об искусстве и научном знапии, скажем о них еще кое-что. Но прежде чем ска&зать о них, поведаем о познании. Надо знать, что позпа- ние бывает общим или частным, осповаппым на знании причин или пе основанным па нем. Имеется всего четыре [вида познания]: опыт, опытность, искусство, научное знание.

Опыт есть [частное] зпание единичной вещи, не оспо- ванное на знании причин, как это, например, бывает, ко&гда кто-либо, зная какое-нибудь лекарство, только исполь&зует его, не зная причины, почему нужно применять его.

А опытность есть общее знание, не основанное на зна&нии причин, как это, например, бывает у многоопытных врачей, которые, зная множество лекарств, не знают при&чин их действия.

Опытность есть также запоминание и неосознапное запечатлевание в человеке многократно и одинаково повторяющихся явлений. Так, многоопытный врач применяет лекарства, запоминая и запечатлевая в себе их многократное и одинаковое действие.

А искусство есть общее знание, основанное на знании причин, или же искусство есть способность, сопряженная с воображением, ибо искусство есть определенная способ&ность и знание; и все, что оно создает, создает, приводя в упорядоченное состояние. Мы говорим сопряженная с воображением из-за природы, так как и природа есть способность, ибо она обладает способностью давать су&ществование вещам, в которых она заключена, т. е. в че&ловеке, в камне и других вещах, но она творит согласно установленному порядку, а пе по воображению, как искусство, ибо если мастер искусства для создания ка&кого-либо изделия сперва в самом себе формирует образ вещи, а потом только воплощает его, то природа никогда предварительно не создает в себе представления [о вещи].

Искусство есть также выработанное опытом соедине&ние благоприобретенных понятий, цель которых — дости&жение чего-то полезпого в жизни. Уточним это определе&ние — искусство есть соединение, т. е. совокупность, ибо искусство образовалось из тех или иных знапий, приоб&ретенных различными людьми. Выработанное опытом означает проверенное большим опытом, ибо виды искус&ства проверялись многочисленными опытами и только по&том удостаивались того, чтобы войти в состав искусства. Цель которых — достижение чего-то полезного в жизни — говорится, чтобы отличить от суетных и порочных искусств, которые не имеют своей целью свершения по&лезпого в жизни. Суетные искусства — это такие, как эквилибристика, жонглерство, которые пе приносят жиз&ни ни пользы, ни вреда. Порочными же искусствами яв&ляются колдовство и магия, которые не только пе прино&сят жизни пользы, но и вредят ей.

Научное знание есть всеобщее, безошибочное и неиз&менное знание, ибо наука безошибочно постигает пред&меты познания.

Научное знание есть также безошибочное знание сущности вещей, знание природы этих вещей, ибо наука познает природу вещей таковой, какова она есть. Вот так [обстоит дело].

Но некоторые сомневаются и спрашивают: если искус&ство и наука основаны на знании причин, то в чем же состоит различие между ними? И некоторые отвечают, что наука безошибочна и познает безошибочно, а искус&ство ошибается. По поводу этого мы скажем, что эти утверждения неверны, ибо искусство по сути своей безо- шибочно и кажется ошибочным лишь из-за недостойности предмета.

И вот, искусство и научное знание отличаются друг от друга тем, что научному знанию и его объекту при&сущи точность, как, например, Земле и геометрии, звез&дам и астрономии, ибо точность присуща и астрономии и ее подлежащему, т. е. звездам. А искусство по сути своей безошибочно, но по объекту, из-за изменчивости послед&него, кажется ошибочным, например, плотничество и его подлежащее — дерево. Так, плотничество само по себе безошибочно, а дерево из-за тленности и изменчивости, после того как плотник изготовит стул или что-нибудь другое, внезапно ломается и искажает искусство.

Итак, как мы сказали выше, искусство и научное зна&ние отличаются друг от друга тем, что научное знание безошибочно и по сути своей и по подлежащему, а искус&ство безошибочно по сути своей, но но подлежащему ка&жется ошибочным.

Та,кова с божьей помощью и данная глапа.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Пифагор послужил для нас началом и завершением, так как мы любовно построили начало и завершение из его определений как нечто целостное, ибо в целом начало и конец связаны. Итак, это послужило для нас началом и завершением. Началом, ибо ему принадлежат приведен&ные вначале определения, т. е. что философия есть зна&ние о сущем, как таковом, и еще, что философия есть наука о божественных и человеческих вещах. И завер&шением, так как сей муж дал также определение по цели, которое гласит, что философия есть любовь к мудрости.

Необходимо знать, что некоторые считают это опре&деление порочным, говоря: всякое определение должно быть обратимым по отношению к определяемому, а дан&ное определение необратимо, ибо философия есть любовь к мудрости, но не всякая любовь к мудрости есть фило&софия, так как и всякое искусство любит и стремится к своему подлежащему.

По поводу этого следует сказать, что вышеприведенное определение верно, ибо оно при&надлежит Пифагору, ибо Пифагор первый дал определе&ние философии, .которое, однако, без всякого основания распространяют и на прикладные искусства; как говорил об этом поэт, мудрецом называется тот, кто изготовляет сосуд, мудрецом называется и плотник. А Пифагор, определяя мудреца, называет его [обладающим] истинной наукой о сущем, ибо он первый назвал мудрость истиннох* наукой о сущем, т. е. о боге.

Необходимо знать, что философия нуждается во мно&гих ступенях [познания] и поэтому имеется много ступе&ней философии. Следует знать пять познавательных спо&собностей: ощущение, воображение, мнение, размышле&ние, разум.

Ощущение есть частичное знание наличествующей вещи, ибо всякое ощущение есть лишь частичное знание.

А воображение есть частичное знание об отсутствую&щей вещи. Воображение отличается от голого размышле&ния тем, что воображение, как мы сказали, есть воспо&минание об отсутствующей вещи, а голое размышление есть представление о несуществующих вещах, например когда кто-либо в своей мысли создает козлооленя, кото&рого в действительности нет.

Мнение же бывает двояким: основанным на зпапии причин и не основанным па нем. Мнение, не основанное на знании причин, — это такое мнение, как, например, когда кто-то, не зная причин, утверждает, что разумная душа бессмертна. А мнение, основанное на знании при&чин, — это такое мнение, когда известны и причины бес&смертия. Необходимо знать, что мнение, основапное па знании причин, есть умозаключение из посылок, папри- мер: душа есть самодвижущееся, самодвижущееся есть вечнодвижущееся, а вечнодвижущееся бессмертно. Вот умозаключение из посылок — душа бессмертна. Это и на&зывается мнением, основанным на знании причин.

А размышление есть общее знание, оспованное на знании причин. Из-за этого некоторые впадают в сомне&ния и говорят, что если мнение есть знание общее, оспо&ванное на знании причин, и размышление есть общее знание, основанное на знании причин, то чем же они от&личаются друг от друга? На это следует ответить, что мнение, основанное на знании причин, есть умозаключе&ние из посылок, а размышление строит общепризнанные положения — посылки, связывает их и делает выводы.

Исходя из этого следует знать, что из ощущений рож&дается опыт61, из мнения, не основанного на знании при&чины, — опытность.

Опытность рождается также из ощу&щения и воображения. А из размышления и основанного на знании причин мнения рождается искусство, и из раз&мышления и разума рождается научное знание.

Ибо когда берут за начало то, что нуждается в дока&зательстве, тогда научное знание рождается из размыш&ления, а когда за начало принимают то, что не нуждается в доказательстве, тогда мы говорим, что научное знание рождается из разума. И вот, мы показали, что философия нуждается во многих ступенях [познания] и что филосо&фия есть наилучшее из всех искусств и наук, как об этом говорит и Платон, обращаясь к некоему геометру Фео- дору: «Лучше этого, о Феодор, еще ничего не было, да и никогда не будет ниспослано в дар роду смертных от богов» 62.

Итак, мы узнали, что всего имеется шесть определе&ний философии, узнали также их причины, и не только определения, ио и то, что имеется четыре различия у определений философии, так как некоторые из них ис&ходят от подлежащего, как наука о сущем, как таковом, и наука о божественных и человеческих вещах; а некото&рые исходят от цели, например философия есть забота о смерти и уподобление богу в меру человеческих воз&можностей; и еще — от преимущества, как искусство искусств и наука наук; а от этимологии — как любовь к мудрости.

В определениях философии всего четыре различия, так как четверка высокочтима у пифагорейцев, которые, принося клятву Пифагору, говорили: «Клянемся передаю&щему нам учение о четверице — пеиссякающему источ&нику природы!» Неиссякающей они назвали цифру че&тыре, исходя из четырех стихий, вследствие этого чет&верка для пифагорейцев была высокочтимой — или исходя из четырех стихий, или исходя из четырех добродетелей души, или из того, что число четыре при прибавлении предшествующих ему чисел дает число десять. Ибо, при&бавив [к четырем] три, получим семь, прибавив еще два, получим девять и, прибавив один, получим десять. А число десять совершенно, так как каждая едипица с отдельным именем наличествует до десяти, а после со&ответственно повторяется.

Такова с божьей помощью и данная глава.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

И вот, так как в предыдущих беседах, говоря о числог вых причинах, мы сказали, почему всего шесть определе&ний философии, то следует знать еще, что существует два вида чисел — четные и нечетные. Четное — это та&кое, которое можно разделить на две части, как, напри&мер, четыре, шесть, восемь, десять. А нечетное — это та&кое, которое нельзя разделить на две части, как три, пять, семь, девять. Общим началом для четных и нечетных чисел является единица, а для четных — двойка.

Но некоторые сомневаются: почему двойка, будучи числом, является началом? На это мы скажем, что она пе есть число, ибо сама не обладает свойствами чисел, ибо всякое число при умножении [на себя] дает большее число, чем при прибавлении. Например, трижды три бу&дет девять, а три плюс три будет шесть. И вот, при ум&ножении получилось большее число — девять, чем при прибавлении — шесть. А двойка не такова, так как при умпожении и при прибавлении получается одно и то же число — четыре, ибо дважды два — четыре и два плюс два — четыре. Следовательно, яспо, что двойка не есть число, а только лишь начало для [четных] чисел.

Вслед за этим необходимо знать, что число семь назы&вается девственным, как Афина и время. Девствепным, ибо все числа, входящие в десятку, или порождают какое- нибудь число, или порождаются каким-нибудь числом, а семь не порождает никакое число из входящих в де&сятку и пе порождается каким-нибудь числом. Например, два при помощи умножения порождает четыре, а три — девять. Четыре порождается двойкой и порождает восемь при удваивании. Пять при удваивании порождает десять, а шесть порождается тройкой при удваивании последней. Восемь порождается четверкой при ее удваивании, девять порождается тройкой при ее утраивании, а десять поро&ждается пятью при удваивании. А семь, как мы сказали выше, ни порождает, ни порождается каким-нибудь чи&слом из состава десяти.

Девственной называют также Афину, ибо язычники говорили, что Афина родилась из головы Арамазда63, а время называется девственным из-за того, что дети, родившиеся шестимесячными или восьмимесячными, не выживают, а семимесячные живут, и еще потому, что у детей на седьмом месяце прорезываются зубы, а в семь лет они меняют их.

Такова с божьей помощью и данная глава.

 

<< | >>
Источник: Давид Анахт. СОЧИНЕНИЯ. Издательство «Мысль». 1975. 1975

Еще по теме ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ:

  1. ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА
  2. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  3. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  4. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  5. Глава 32. СОЦИАЛЬНОЕУПРАВЛЕНИЕ  
  6. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. «ЦЗЫ-ЛУ»  
  7. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ. «ЮЕ ЮЙ» 12. ЧАСТЬ ВТОРАЯ  
  8.   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ28, ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
  9.   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  10.   ГЛАВА 14 
  11. Глава тринадцатая. СИЛА ЧУВСТВА ИЛИ ТАЙНА МОЛИТВЫ.
  12. Глава тринадцатая Приватизация в России: свободная и огосударствленная приватизация
  13. Глава тринадцатая. Форма государства
  14. Глава V Взаимная помощь в средневековом городе
  15. Глава VI Взаимная помощь в средневековом городе (Продолжение)
  16. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  17. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  18. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  19. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  20. Глава IV Эрик Соролайнен (ок.1546 - 1625)
- Альтернативные философские исследования - Антропология - Восточная философия - Древнегреческая философия - Древнеиндийская философия - Древнекитайская философия - История философии - История философии Возрождения - Логика - Немецкая классическая философия - Онтология и теория познания - Основы философии - Политическая философия - Русская философия - Синектика - Современные философские исследования - Социальная философия - Средневековая философия - Философия и социология - Философия кризиса - Философия культуры - Философия науки - Философия религии - Философы - Фундаментальная философия - Экзистенциализм - Этика, эстетика -
- Архитектура и строительство - Безопасность жизнедеятельности - Библиотечное дело - Бизнес - Биология - Военные дисциплины - География - Геология - Демография - Диссертации России - Естествознание - Журналистика и СМИ - Информатика, вычислительная техника и управление - Искусствоведение - История - Культурология - Литература - Маркетинг - Математика - Медицина - Менеджмент - Педагогика - Политология - Право России - Право України - Промышленность - Психология - Реклама - Религиоведение - Социология - Страхование - Технические науки - Учебный процесс - Физика - Философия - Финансы - Химия - Художественные науки - Экология - Экономика - Энергетика - Юриспруденция - Языкознание -