<<
>>

  О ВОЗДЕРЖАНИИ ОТ СЛАДОСТРАСТИЯ 


Наконец, также важная добродетель — это воздер&жание, или отречение от чувственных наслаждений, ко&торые, как было указано несколько выше, никогда не бывают полезны, и хорошо еще, если они не приносят вреда.
Неумеренно злоупотреблять этими наслаждения&ми — значит расшатать свое здоровье, отяготить свою жизнь заботами и болезнями и сделать ее кратковремен&ной.
Вот почему мудрец не должен давать поймать себя в сети любви, не говоря уже о том, что он не должен считать ее чем-то божественным, заслуживающим того, чтобы этому всецело отдаться.
Но чтобы не быть пойманным в сети любви, и осо&бенно предохранить себя от чувственпых увлечений, лучшее средство — это скромный образ жизни, о чем было сказано несколько выше; ибо порождаемое чрез&мерным питанием обилие семени и есть тот материал, от которого вспыхивает пламя любви. Однако от любви предохраняют и различные достойные занятия, особен&но упражнения в мудрости, а также размышление о не&приятностях, которым подвержены люди, отдающие себя в ее власть.
Ведь, вообще говоря, у того, кто отдается любви к женщине или к мальчику, изнашиваются силы, гибнут начинания, приходит в упадок дом, учащаются явки в суд, ослабевает чувство долга и страдает доброе имя. И даже тогда, когда ноги обуты в сикионскую обувь155, пальцы унизаны крупными смарагдами и все тело свер&кает украшениями, наш дух, как бы чувствуя себя ви&новным, горько упрекает себя в том, что проводит жизнь в праздности и губит лучшие свои годы; кроме того, он делает себе и много других подобных упреков, перечи&слить которые нетрудно.
В частности, разве не влечет за собой зла желание иметь незаконную связь с женщиной? Мудрец далек от того, чтобы помышлять о чем-ннбудь подобном, ибо его должно отпугивать беспокойство от предчувствия мно&гочисленных и серьезных опасностей: ведь в большин&стве случаев тех, кто на это решается, изувечивают, убивают или приговаривают к тюремному заключению, к изгнанию и к еще более суровым наказаниям. Таким образом, с этими людьми происходит то, на что я ука&зал раньше, а именно: из-за ничтожного и лишенного необходимости удовольствия, которое к тому же можно было бы доставить себе иным путем и без которого они могли бы даже обойтись, они подвергают себя боль&шому страданию и жестокому раскаянию.
Вот почему быть воздержанным и не отдаваться безвольно этого рода удовольствию —- не значит лишить себя многих и больших удовольствий, которыми насла&ждается тот, кто, живя воздержанно и по предписа&ниям законов, посвящает себя мудрости. Ибо такой че&ловек не притупляет свой ум, не мучает себя заботами и не волнует себя никакими другими аффектами; тело его сохраняется здоровым, не расшатанным болезнями, не измученным страданиями. И так он достигает того высшего блага, которое, как я уже сказал выше, не мо&гут доставить ни любовная связь с мальчиками и с жен&щинами, ни изысканные рыбные блюда, ни другие ла&комства дорогого стола.
Замечу, однако, мимоходом, что если здесь в общем рекомендуется воздержание от чувственных наслажде&ний, то это не дает никому основания заключать, будто следует воздерживаться и от законного брака; ведь по этому вопросу мы высказали свое мнение выше. До&бавлю лишь: из моего утверждения, что любовь не есть нечто ниспосланное богом, становится ясным, что если кто-либо не имеет детей вообще или от своей жены, то этого не надо приписывать гневу Купидона или Венеры и не следует ожидать, что с помощью обетов и жертво&приношений можно вернее, чем естественными средст&вами, стать отцом.
Кроме того, что мудрец никогда не станет жить по обычаю киников или позволять себе что-либо похо&жее на их публичные бесстыдства 156.
Ибо они утверж&дают, что следуют природе, и порицают и высмеивают обычай, в силу которого люди обозначают позорящими названиями то, что по существу своему не есть что-то постыдное, а то, что на самом деле постыдно, называют собственными именами, например, разбой, обман, пре&любодеяние: постыдные по существу деяния, мол, не обозначают непристойными словами, в то время как акт производства потомства, почетный сам по себе, носит грязное название: приводя эти и много подобных же возражений против стыдливости, киники, видимо, забы&вают о том, что живут в обществе, а не в открытом поле и не по звериному обычаю, который позволил бы им следовать одной лишь природе.
Ведь с тех пор, как мы ввели название «общество», природа велит нам соблюдать его законы, с тем чтобы, пользуясь общими благами, мы не навлекли на себя ка&кого-нибудь зла; таким злом может быть если не какое- нибудь наказание, то во всяком случае бесславие или позор, которые представляют собой кару за бесстыдство и недостаток застенчивости, предписываемый нравами общества, в котором мы живем. Такого рода застенчи&вость, сказывающаяся в голосе, в выражении лица и в других характерных особенностях, есть то, что по за&слугам одобряется и называется скромностью.
Наконец, скажу, что как скромности, так и вообще воздержанию немало способствует отказ от занятий му&зыкой и поэзией, ибо их мелодии и слова, полные ка&кой-то своеобразной сладости,— это не что иное, как возбудители сладострастия.
Именно поэтому наше мнение таково, что только мудрец может правильно и с точки зрения добродетели судить об этих двух видах [искусства], ибо все прочие люди, плененные их чарами, их культивируют. Один лишь мудрец отвергает их, ясно видя тот вред, который они приносят. Он утверждает, что музыка помимо все&го делает человека склонным к пьянству, расточитель&ности, лени и что она вообще бесполезна для всякого доброго, честного и благородного дела; поэзия же по&мимо прочего всегда делала людей склонными к поро&кам, и прежде всего к разврату, даже одним только своим изображением богов. Ибо она представила их не только подверженными вспышкам гнева, но и безумст&вующими от похоти и ярко изобразила нам не только их войны, сражения, состязания, раны, их раздоры, не&нависть, распри, их рождение и гибель, но и их плач, стенания, оковы, в которые они попадают, их сожитель&ство со смертными мужчинами и женщинами, рождение смертных людей от бессмертных и многое другое та&кого же свойства, от чего умные люди приходят в ужас.
 
<< | >>
Источник: Пьер ГАССЕНДИ. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ. Том 1. «Мысль» Москва - 1968. 1966

Еще по теме   О ВОЗДЕРЖАНИИ ОТ СЛАДОСТРАСТИЯ :

  1.   ОБ УМЕРЕННОСТИ ВООБЩЕ 
  2.   О ВОЗДЕРЖАНИИ ОТ СЛАДОСТРАСТИЯ 
  3. ЧЕЛОВЕК-МАШИНА  
  4.   ЖИВОТН ЫЕ-БО Л ЬШЕЕ, ЧЕМ МАШИНЫ
  5.   ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  6.   Он дикарей, что по горным лесам в одиночку скитались, Слил в единый народ и законы им дал...18  
  7.   Глава десятая О «ДОБРОДЕТЕЛЯХ»
  8. ИДЕАЛ 
  9. ЧАСТЬ IV В чем наша задача?
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11.   ПРИМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ  
  12. ПИРРОНИК ИЛИ СКЕПТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ (история философии).