Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

  3.2.3. Интернет как метафора глобального мозга  

Интернет — это современная социотехническая система, основу которой составляют локальные сети, объединяющие компьютеры и другие разнообразные технические устройства, различные базы данных, пользователей, подключающихся к этой распределенной сети и интерактивно взаимодействующих.
Первая компьютерная сеть была создана по заказу Министерства обороны США в конце 1960-х гг. с целью сохранения сообщений даже в случае разрушения части сети, а для обеспечения быстрого обмена данными между ее узлами была разработана первая программа для электронной почты. Следующим этапом стало объединение различных локальных компьютерных сетей, которые использовали разнообразные программные средства и стандарты, и обеспечение их совместимости. Именно создание межсетевого стандартного протокола управления передачей привело к рождению Интернета, а основой объединения всех имеющихся источников информации стала «всемирная паутина» и специальная программа, с помощью которой любой пользователь, не обладающий специальными знаниями, мог бы легко переходить с одного сайта на другой. Именно после этого начинается собственно развитие Интернета во всемирном масштабе, который рассматривается сегодня не просто как техническое средство, используемое в различных целях, но как особая онтологическая реальность — ки- берпространство.
Метафора киберпространства, как отмечает А.Е. Войскунский', подразумевает наличие некоторого виртуального мира, представленного в сознании и заполненного хранилищами информации, разного рода презентациями, который раскрывается только по частям, причем начиная с любого произвольно выбранного места, и к тому же постоянно изменяется. Киберпространство часто представляется в виде гиперсети, что связано с представлением о производственных, коммерческих, сервисных и других организациях как о децентрализованных сетевых структурах открытого доступа, поскольку именно открытость, компетентность, демократичность, готовность признать и исправить ошибки, оперативность реагирования приносят победу в конкурентной борьбе. Иногда киберпространство рассматривается как гипертекст, т.е. как вербальная структура, даже если в нее встраиваются видео- и аудиофраг- менты, и тогда главной его характеристикой становится связность, структурированность, насыщенность разнородными связями, содержательная полнота. Поскольку киберпространство — это социотехничес- кая система, то в него включаются не только блоки информации, но и люди, представленные редуцировано, как их проекции — вербальные сообщения разной степени истинности, подробности и ответственности, т.е. порожденные ими тексты (например, реплики в чатах, гостевых книгах, на форумах, телеконференциях, электронные публикации на веб-сайтах и самопрезентации), реалистические или даже фантастические изображения, часто вводящие в заблуждение, образы вымышленных существ, с которыми, однако, можно проконтактировать, различные сообщества, к которым может присоединиться каждый.
Киберпространство, хотя и существует где-то в распределенной сети, но нигде «здесь» и «теперь», и поэтому может быть уподоблено виртуальному миру. Человеческий индивид сбрасывает «помеху материи» и предстает в нем бестелесным существом, рассматривая так и себя самого, и других участников коммуникации.
В киберпространстве формиру- ется новый, внетелесный опыт, а индивид существует как виртуальное тело, которого «на самом деле» нет, но в Интернете могут существовать его биография, список научных работ, фотографии, счет в банке, налоговые отчисления, кредиты и даже долги, следы от переписки с другими такими же виртуальными субъектами. Все, что им создано, существует лишь на носителях памяти в банке данных и в его собственном воображении, в воображении нескольких коллег, подключенных к Интернету. Виртуальные миры и институты возможно представить, прочитав их описания. В киберпространстве действительно можно, освободившись «от помехи материи», очутиться там, где нас «на самом деле» нет, и принять активное участие в дискуссии и коммуникации. Легким нажатием клавиш на компьютере человек способен перенести свое виртуальное тело в нужное место и время, с тем чтобы выступать, дискутировать, участвовать в заседаниях, т.е. жить в незримой, но реальной виртуальной сети, а устав, возвратиться домой, откуда, как реальное тело, он и не выходил. Однако и «дом» — это тоже виртуальное пространство, которое мы создаем и стремимся поддерживать вокруг себя в неизменном виде, причем независимо от того, что происходит в окружающем мире.
Виртуальный мир может быть уподоблен сновидению. Внешний мир уже не действует так раздражающе на сознание, и человек может отрешиться от текущих событий. Он может одновременно находиться в рефлексивной позиции и играть роль как самого себя, так и другого, не бояться необратимости и неотвратимости разворачивающегося сценария и в любой момент выйти из тупиковой или жизненно опасной ситуации — «проснуться». В то же время сны проигрывают возможные будущие и прошлые «реальные» события, а настоящее выступает в данном случае как «нереальное». Это отличает состояние сна от бодрствования, где «реальными» кажутся нам лишь настоящие события, а прошлое и будущее скрыто от нас или завесой забвения, или пеленой еще несбывшегося «бытия в возможности», т.е. ощущается как нереальное. Сновидение, хотя и осознается современным взрослым человеком как противоположное реальному, в древних культурах и детском возрасте часто вообще от него не отличимо. Когда ребенок просыпается от страшного сна и в испуге плачет, родители успокаивают его, что это — всего лишь сон. Но сам ребенок без посторонней помощи не может отличить виденное во сне и в состоянии бодрствования. Так же и у древних народов сновидения обладают не меньшей реальностью, чем бодрствование.
Об этом свидетельствует, например, древнеиндийский эпос. Легендарный мудрец Маркандея пожелал узнать тайну сотворения Вселенной в награду за свое благочестие. Едва он помыслил об этом, как неожиданно очутился за пределами мира. В страхе и отчаянии он увидел себя в глубокой тьме, потеряв надежду на спасение. Вдруг он заметил спящего человека, который светился собственным светом, озаряя тьму. Это был великий бог Вишну, который, когда мудрец приблизился к нему, приоткрыл рот и, вдохнув воздух, проглотил его. Маркандея опять очутился в зримом мире с горами, лесами и реками, городами и селениями и решил, что все виденное им было сном. Он долго странствовал по миру, но нигде не мог найти конца Вселенной. Однажды ему снова привиделся удивительный сон: снова он был в пустоте и безлюдье, где он узнал, что, когда творец засыпает, Вселенная гибнет, когда просыпается, то творит Вселенную заново. Оказавшись в знакомом мире, полном жизни, движения и света, Маркандея уже не знал, что же было сновидением, а что явью. Этот миф очень хорошо иллюстрирует, как в человеческом сознании подчас сложно переплетены сны, грезы наяву и сама окружающая действительность. Сон в древнеиндийской мифологии — это не только средство познания мира, но и обоюдоострое оружие. Насколько «оружие» сновидения — грезить наяву — может быть опасным, показывает случай, приводимый американским историком техники J1. Мамфордом. Девушка из одного африканского племени общалась с духами, которые присоветовали ее племени верный способ прогнать англичан — уничтожить весь скот и зерно, после чего наступит земной рай и изобилие. Все было исполнено в соответствии со сверхъестественными повелениями, и вскоре все племя просто вымерло. Но то, что исполнимо во сне, не всегда сбывается наяву. Именно такого рода опасность возникает для тех, кто всерьез погружается в киберпространство, теряя чувство реальности. В киберпространстве легче выразить то, что при личном общении невозможно или очень трудно психологически высказать, здесь можно сохранить анонимность, возможно исправить то, что в реальной жизни непоправимо. Но, приучившись так «жить» и «действовать», легко утерять способность к нормальному человеческому общению, что часто является причиной бегства от реальности в виртуальный мир.
Как отмечает в своем фундаментальном исследовании информационного общества Мелюхин, в связи с развитием Интернета происходят существенные трансформации в массовом сознании. С одной стороны, Интернет предоставляет огромный выбор информационных продуктов и услуг, и каждый может сформировать информационное поле в соответствии со своими запросами, что свидетельствует о демократизации информационной общественной жизни и чему способствует наличие альтернативных источников информации, ее доступность для больших масс людей. С другой стороны, часть общества, для которой по каким-либо, например экономическим, причинам подключение к сети Интернета невозможно или ограничено, автоматически исключается из дальнейшего общественного функционирования и развития. Кроме того, происходит заметная унификация массового сознания, поскольку в Интернете распространяются одновременно одни и те же новости, часто выраженные в стандартизованной форме, идет пропа- ганда западного образа жизни, техногенной цивилизации, рекламируются одни и те же группы товаров. Особенно сильно это воздействует на молодежь, что неизбежно приведет к формированию у новых поколений стандартных стереотипов сознания в большей степени, чем у их предшественников. Расширяются возможности манипулирования общественным сознанием, распространения дезинформации, которая облачена в форму, вызывающую доверие посетителей Интернета, повышается уязвимость и зависимость от бесперебойного функционирования сети, особенно при массовом заражении различного рода компьютерными вирусами, червями и т.д., которые могут не только нарушить на долгое время коммуникационную способность, но и разрушить целиком локальные компьютерные сети как индивидуальных пользователей, так и крупных организаций. Компьютеры изменили саму культуру мышления, а Интернет — культуру общения между людьми. Они не только создают невиданные до тех пор удобства и возможности, но и порождают новые психические проблемы у человека, интенсивно работающего с компьютером, связанные, например, с феноменом компьютерного фетишизма.
Это, однако, не умаляет прогрессивного значения новых информационных технологий вообще и Интернета в частности, причем наиболее очевидными их преимущества становятся именно в сфере образования. Открытость сети Интернета для людей всего мира, всех уровней образования и социальных слоев, а также независимо от возможностей индивидуальной мобильности и возраста делает его незаменимым в плане создания новой образовательной среды, дает возможность обучающемуся самостоятельно выбирать с помощью имеющихся поисковых систем из всего многообразия практически неограниченных информационных ресурсов любую информацию, причем почти мгновенно, создавая новую форму дистанционного образования. Через сети Интернета может не только распространяться информация о курсах лекций, семинарах, летних школах, их программах и планах, но и учебные материалы и пособия, а также осуществляться регулярная коммуникация между учениками и преподавателями. Корректировка текстов, рецензирование и даже сдача зачетов и экзаменов не представляет в этом случае большой проблемы. Возможными становятся и интерактивные консультации с преподавателями, отделенными от учеников большими расстояниями, что делает коммуникацию саморефлексивной системой.
<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   3.2.3. Интернет как метафора глобального мозга  :

  1. Где в Интернете денежки лежат?
  2. Как я создавал Интернет–магазин.
  3. Видео в Интернете как явление и средство раскрутки блога
  4. К ВОПРОСУ ОБ ИНТЕРНЕТ-АУДИТОРИИ, ИЛИ КЕМ ВОСТРЕБОВАНЫ ПОЛИТИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННЫЕ СЕТЕВЫЕ СМК?
  5. Оценки информационной Сети.
  6. Туризм и Интернет.
  7. Интернет как феномен культуры
  8. Интернет-журналистика в глобальном измерении
  9. Интернет как гиперлиберализмОтрывки
  10. Единство и монополия
  11.   3.2.3. Интернет как метафора глобального мозга  
  12. § 7. Использование в Интернете