Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

  2.4. Философские проблемы географии 2.4.1. Место географии в генетической классификации наук и ее внутренняя структура  

Генетическая классификация наук, построенная «по формам движения», играет роль общего методологического принципа изучения сложнейших теоретических вопросов науки, в нашем случае — географии. Во-первых, это требует уточнения сложившихся представлений об объекте и предмете географии.
Даже постановка вопроса о месте географии в данной классификации нуждается в специфическом философском анализе содержания географической науки. Относится л и вообще география к данному типу наук? Во-вторых, какое место среди объектов других наук занимает объект географии и как он генетически и структурно связан с ними? В-третьих, это является основанием для изучения соотношения законов и методов географии как науки с законами и методами пограничных с ней наук. В-четвертых, уже этих вопросов достаточно для обоснования географии и необходимости ее дальнейшего развития. В-пятых, определить место географии в генетической классификации наук — значит глубже понять ее содержание и внутреннюю структуру. Это методологическая основа понимания единства физической географии и социально-экономической географии, соотношения их дисциплин и, наконец, изучения географии как особого социального института, закономерностей ее возникновения и развития.
Мы не случайно поставили вопрос о месте географии именно в генетической классификации наук, поскольку обращение к другим видам классификации наук этих вопросов не решает.
Географическая реальность. Вопрос о географической реальности не так прост. Если существует географическая реальность, то каковы ее сущность, содержание, причины возникновения и основа существования? Как географическая реальность связана с другими видами реальности? Только ли география (и какая — физическая или социально-экономическая) изучает эту реальность и проводят ли другие науки подобные исследования?

Обычно под реальностью понимают совокупность взаимосвязанных и обусловливающих друг друга объектов и процессов. Конечно, наука не сразу приходит к глубокому пониманию реальности. Объекты последней разделяются вначале по различным свойствам и лишь потом по законам строения и функционирования и, наконец, по причинам возникновения и способам существования. От объектного, вещного понимания содержания объективной реальности наука на основе развивающейся практики и ее меняющихся потребностей приходит к системному видению реальности. Основным типом подобных систем являются диалектические саморазвивающиеся системы, в которых создается основное материальное содержание мира.
Под диалектической системой — носителем особой формы движения материи — можно понимать саморазвивающуюся систему, состоящую из специфического вида материи и условий его существования. Вид материи есть материальное образование, обладающее специфической формой отражения, адекватной способу его существования. Очевидно, что сознание человека, ощущение, раздражимость и возбудимость в живой природе, а также специфические формы реагирования образующихся минералов и горных пород на условия их существования являются формами отражения, адекватными способу существования каждого из названных видов материи. Условия существования вида материи есть совокупность элементов внешней среды, вовлеченная во взаимодействие с видом материи и преобразованная им.
Так, социальный вид материи, люди, в материальном производстве из материала внешней природы создают социальные вещи, в первую очередь средства производства. В биогеоценозе микроорганизмы, растения и животные преобразуют элементы материнской горной породы в биологическое явление — почвы. В геологических системах минералы и горные породы образуются из элементов растворов или расплавов.
Интересно, что еще в начале XX в. А.И. Воейков выделял Аральское море как самостоятельную вечную географическую систему с замкнутым тепловлагообменом. Эта система представляет собой диалектическое единство объектов гидросферы и тропосферы, которые взаимно порождают и обусловливают существование друг друга. Так, испарение с поверхности Арала порождает особую воздушную массу со специфической системой облаков и облачных систем, которые переносят влагу на отроги Памира и Тянь-Шаня. Формирующийся снежный покров и ледники возвращают затем с помощью рек Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи влагу в Аральское море. Метахронное развитие систем покровного оледенения Северного и Южного полушарий Земли, описанное К.К. Марковым, также расширяет наше представление о диалектических саморазвивающихся системах, в основе которых лежит географический тепловлагообмен.

Основным критерием выделения этого типа систем является наличие специфического вида материи и характерных для него, им же созданных условий существования. В современном естествознании каждая подобная совокупность однокачественных систем рассматривается как особая реальность, относящаяся к определенному уровню организации материи. Каждый из этих уровней, или реальностей, выступает как основной объект исследования той или иной науки. Вопрос о том, относятся ли к географической реальности системы, состоящие из объектов гидросферы и тропосферы с включенными в них скульптурными формами рель- ефа (все это создано географическим тепловлагообменом), не вызывает сомнений у современных географов. Но исчерпывается ли содержание географической реальности только одним этим типом географических систем? А системы ландшафтоведения и системы социально-экономической географии — разве это не географическая реальность, не мир, который изучает география?
Ответить на эти вопросы нелегко. Прежде всего попробуем представить себе иерархию реальностей или их историческую последовательность возникновения. За исключением группы физических форм движения (процессов) все известные нам формы движения материи возникают и существуют не просто в пределах Галактики, а вся их история разворачивается только на планетах. При этом какие бы связи и отношения ни устанавливались в развитии планеты между этими реальностями, главное — это возникновение ее материальных объектов, т.е. тех процессов или форм движения, которые производят и воспроизводят все ее содержание. Так, отсутствие разумной жизни на планете говорит об отсутствии там социальной реальности (по крайней мере, на данном этапе развития).
Рассмотрим основные этапы развития Земли. Вначале на планете возникают физические и химические процессы или формы движения материи, с которыми связано существование физической и химической реальностей. Затем появляется геологическая реальность, представленная системами, которые со временем сливаются в целостную систему — литосферу. Наличие литосферы — необходимое условие возникновения первичных географических систем, состоящих из объектов гидросферы, тропосферы и скульптурных форм рельефа. Эти системы выступают в качестве носителей таких географических явлений, как климат, сток и рельеф. Эти первичные географические системы играют в жизни планеты существенную роль. Во-первых, они возникают не на каждой планете, более того, они являются высшим этапом развития неживой природы вообще. Во-вторых, эти географические условия необходимы для возникновения жизни на планете или, по крайней мере, ее высших форм. И, в-третьих, только при наличии развитых географических условий возможен переход от биологической жизни к разумной цивилизации. Смена группы физических форм движения химической, геологической, географической, биологической и, наконец, социальной формой движения — такова историческая последовательность возникновения принципиально новых реальностей в развитии Земли как планеты.

Однако подобное соотношение формы движения, вида реальности и объекта не всегда устраивает науку. Возьмем, например, географию. Возникновение систем первичной географической оболочки, состоящих из объектов гидросферы, тропосферы и скульптурных форм рельефа, в своей основе имеет особый географический процесс, или тепловлагообмен меж- ду этими компонентами, который является и причиной их возникновения, и основой их существования и развития. Эти географические системы, содержанием которых выступает климат, сток и рельеф, — главный объект общей физической географии. Но это никак не исчерпывает всего содержания географической науки. Сложность уже этой географической реальности заставляет нас общую физическую географию подразделять на частные физико-географические науки, объектом исследования которых служат отдельные компоненты физико-географической системы. Возникают гидрология, океанология, криолитология, климатология и геоморфология. Отметим, что становление этих наук отвечает уровню потребностей современной общественной практики. Общество до сих пор не располагает возможностью исследования географической системы или і іервичной географической реальности как целого и применения этих зна- Iіий в практических целях.
Можно отметить, что первичная географическая реальность состоит и з двух типов систем: диалектических и автономных. Последние как части диалектических систем возникают и существуют только в рамках данного целого. Как и целостная система, они существуют на основе единого географического тепловлагообмена. Но законы строения и функционирования диалектического целого не сводятся к сумме законов его частей. Поэтому законы общей физической географии и законы частных физико-географических наук отличаются друг от друга.
Корреляционные системы в географии. Если названные выше объекты первичной географической реальности своей сущностью имеют географический тепловлагообмен, т.е. возникают и существуют только на основе этого географического процесса и отличаются друг от друга как части и целое, то этого нельзя утверждать об объекте ландшафтоведения. Но кто скажет, что ландшафты не являются географической реальностью? Этот тип систем широко и давно изучается в географии. Он и до сих пор считается едва ли не единственным собственно географическим объектом. Особенность этого типа систем заключается в том, что системообразующими связями в них выступает корреляция или приспособление компонентов более высокого порядка к компонентам, более низким по организации. Еще А. Тенсли, определяя экосистему, отмечал, что в жосистеме климат заставляет почвы адаптироваться к его особенностям, но обратное влияние почв на климат ничтожно мало. Все это относится и к ландшафту. Заметим в этой связи, что JI.C. Берг понимал природный ландшафт как совокупность рельефа, климата и растительного покрова и что их совокупность образует особый «ландшафтный организм». А если говорить о культурных ландшафтах, то в их содержание Берг включал человека и произведения его культуры. Город или деревня также рассматривались им как составные части культурного ландшафта. Географию он понимал как науку о ландшафтах.

Все это помогает понять, что системообразующими факторами в природном ландшафте являются факторы географические — климат, сток и рельеф. Это и позволяет считать ландшафты географическими системами. Но ландшафты представляют собой географические системы особого типа, которые формируются на стыке географической оболочки и биосферы, состоящей из биогеоценозов. Они принципиально отличаются от объектов гидросферы и тропосферы — первичной географической реальности по своему содержанию, системообразующим связям и вертикальной мощности. Они вторичны по происхождению (возникают только с появлением жизни на Земле) и имеют другую сущность, по сравнению с рассмотренными выше физико-географическими системами, в основе которых лежит географический тепловлагообмен.
Природные ландшафты включают в себя системы живой природы — почвы и живые организмы. А культурные ландшафты — человека и произведения его культуры. Изучением ландшафтов занимается не физическая география, как отмечал Ф.Н. Мильков, а особая наука — ландшафто- ведение, которое он рассматривал как частную физико-географическую науку, подобную геоморфологии, климатологии и гидрологии. Он выступал против отождествления географической и ландшафтной оболочек Земли. Однако, учитывая разную системную сущность рассмотренных выше объектов физической географии, с одной стороны, и ландшафта — с другой, можно утверждать, что ландшафтоведение не является частной физико-географической наукой, как, например, климатология, гидрология или геоморфология. Ландшафтоведение лежит на стыке физической географии и биологии, а в случае культурных ландшафтов — и на стыке с некоторыми общественными науками.

Системы социально-экономической географии. Географические системы, подобные ландшафтам, с корреляционными системообразующими связями, изучаются социально-экономической географией. Будучи по основным параметрам наукой общественной, она относится к совокупности географических наук, поскольку изучает экономические и социальные процессы и явления в территориальном, географическом аспекте. Понятно, что эти системы относятся к новой реальности, которая не сводится ни к природной, географической, ни к социальной реальности. Эти системы лежат на стыке общества и географической природы. Экономическая и социальная география, опираясь, с одной стороны, на законы развития общества, а с другой — на законы природы, занята анализом и прогнозом территориальных взаимодействий в системе «природа — население — хозяйство». Так современные отечественные географы трактуют объект и предмет социально-экономической географии. На наш взгляд, в этом определении необходимо уточнить, что имеется в виду взаимодействие с географической природой (климат, сток, рельеф), а не с любыми природными явлениями и процессами. Идет ли речі) о рациональной территориальной организации производительных сил, о пространственных структурах населения, природопользования и хозяйства, анализируются ли территориально-производственные комплексы (ТПК) и экономические районы, энергетические и транспортные системы, системы расселения, промышленные узлы или агропромышленные комплексы, — географическим аспектом исследования всегда является учет именно природно-географических условий.
Однако сложные хозяйственные проблемы, которые приходится решать в современном обществе, не могут ограничиться только географическим анализом. На социальные явления одновременно воздействует как множество различных природных, так и социальных факторов. При этом, і ііі наш взгляд, складывается и функционирует довольно сложная система. 11о она является объектом исследования социальной экологии, в которой географический аспект не всегда играет ведущую роль. В этом случае география «работает» на социальную экологию, и никто, кроме географов, не может квалифицированно оценить действие географических условий.
Географическая оболочка планеты как совокупность диалектических систем. Возникновение и развитие первичных географических систем, сущностью которых является тепловлагообмен между объектами гидросферы п тропосферы, привели к созданию особой географической оболочки Земли. Здесь существует постоянный обмен теплом и влагой не только внутри отдельных целостных систем, но и между самими этими системами в планетарном плане. Так, например, глобальное похолодание климата вызывает образование ледников и ледниковых шитов. А они образуются из влаги, испарившейся с поверхности Мирового океана. Это приводит к понижению уровня Мирового океана и, как следствие, к перераспределению суши и моря, изменению очертания материков, возникновению новых островов и т.д., и т.п. При этом целостность географической оболочки принципиально отлична от целостности слагающих ее систем. Потому законы строения, функционирования и развития географической оболочки являются особым предметом географической науки.

Географическая оболочка как особая материальная система была выделена А.А. Григорьевым в 1932 г. Развивая диалектико-материалистическое учение о формах движения материи, он предложил физико-географическую или просто географическую форму движения материи, которая является способом существования особой поверхностной оболочки. Эта географическая оболочка проходит три этапа развития: неорганический — органический — и этап, когда на географическую оболочку оказывает воздействие человеческое общество. Сущность первого, неорганического, папа развития географической оболочки составляют три взаимосвязанных и взаимообусловливающих процесса: климатический, гидрологический и геоморфологический. Именно на основе этих процессов возникает псе материальное содержание географической оболочки: моря океаны, по- кровные оледенения и ледники, озера и реки, воздушные массы, облака и облачные системы, а также скульптурные формы рельефа. На рассуждения Григорьева сильное влияние оказало представление о ландшафтах как объекте географии. Нельзя было представить географию без изучения живой природы. Поэтому второй этап развития географической оболочки связан с возникновением жизни. Происходит включение ее процессов во взаимодействие с климатическим, гидрологическим и геоморфологическим процессами. Ученый считал, что содержание географической оболочки с появлением жизни становится богаче, и при этом сохраняется устоявшееся мнение о ландшафтах как основных объектах географии. Третий этап развития географической оболочки характеризуется воздействием общества на климатический, гидрологический, геоморфологический, а также фито- экологогеографический и зооэкологогеографический процессы.
К сожалению, в философской литературе того времени проблема форм движения материи не разрабатывалась. Отсутствие философской методологии отрицательно сказалось на судьбе основополагающей концепции Григорьева. В этой связи им самим были допущены серьезные ошибки.
Во-первых, сущность диалектической системы не может меняться от этапа к этапу. Неорганическая сущность географической оболочки должна сохраняться на всех этапах ее развития. Это его первая методологическая ошибка. Во-вторых, Григорьев, отдавая дань представлению о содержании географической науки, когда и живая природа является объектом исследования в ландшафтоведении, включил в состав географической оболочки, а значит, и географической формы движения материи биологическую форму движения. Это его вторая методологическая ошибка. Биологическая форма движения как высшая не может входить в состав низшей, географической, так как последняя не создает биологических объектов. В-третьих, ученым была нарушена собственная логика рассуждений. Почему биологическая форма движения материи входит в состав географической оболочки, находясь в ее пределах, а человеческое общество, тоже расположенное внутри географической оболочки, в ее состав не входит?
Все это говорит о том, насколько сильными были представления о ландшафте как объекте географии и как они «мешали» введению в географию методологии форм движения материи.

Носителем географической формы отражения являются объекты гидросферы, которые специфическим образом реагируют на состояние тропосферы и благодаря этому поддерживают тепловлагообмен между ними. А.И. Воейков еще в начале XX в. предсказывал существование особой географической формы отражения. Он говорил о водных объектах, которые по-особому реагируют на состояние тропосферы. Воейков называл «реки и озера зеркалом климата» или «зеркалом изменений климата». При этом данные объекты как географический вид материи генетически и структурно связаны с видом материи ранее возникшей на планете геологической формы движения. Все объекты гидросферы состоят из особого минерала или горной породы — воды или льда.
Географическая форма движения, а следовательно, и географическая реальность являются высшим этапом развития неорганической природы на планете и вместе с тем тупиковой ветвью развития на Земле. Поэтому социальной форме отражения предшествует не географическая форма отражения, а биологическая, которая возникает после химической формы отражения.
Более того, неустоявшаяся терминология также затрудняла решение проблемы и приводила к серьезным критическим замечаниям. Некоторые географы, не соизмеряя содержание ландшафтной оболочки с географической оболочкой по Григорьеву, обвиняли его «в идеалистическом отрыве движения от материи», утверждая, что, согласно его концепции, воздушные массы как бы плавают над ландшафтами. Следовательно, климатический процесс оторван от ландшафта.
Подход к определению географической реальности с помощью концепции географической формы движения материи помогает разобраться и в таком трудном и важном для географии вопросе, как соотношение географической оболочки и ландшафтной сферы.
Ландшафтная сфера Земли как совокупность корреляционных систем. Природные ландшафты возникают на планете только в условиях географической оболочки и очень сложно соотносятся с ней. В ландшафте нет общего процесса, который бы создавал все его компоненты — объекты географической и биологической реальности. Рельеф, тепло и влага входят и состав географической оболочки, а почвы, микроорганизмы, растительный и животный мир имеют биологическую сущность и являются объектами биосферы, состоящей из биогеоценозов. Однако как экосистема, в которой биологические компоненты адаптируются к географическим, коррелируют с их свойствами, ландшафт является особой системой, частично входящей в содержание географической оболочки, а частично в состав биосферы. Но ландшафты отличаются от диалектических систем — і юсителей географической формы движения материи еще и по вертикальной мощности. Если, например, вертикальная мощность воздушных масс тропосферы достигает 8—16 км, а в целом мощность географической оболочки определяется, согласно некоторым оценкам, в 30—35 км, то вертикальная мощность ландшафтной сферы не превышает всего 200 м. Таково, например, представление о соотношении географической оболочки и ландшафтной сферы в работах Ф.Н. Милькова.

Все это говорит о том, что, во-первых, нельзя отождествлять географическую оболочку и ландшафтную сферу. Это разные по сущности и содержанию реальности. Во-вторых, ландшафтная сфера лишь частично (например, скульптурные формы рельефа) входит в географическую оболочку, сильно уступая ей по вертикальной мощности. В-третьих, если географическая оболочка является объектом физической географии, то ландшафтная сфера — объектом ландшафтоведения как особой географической науки. Но ландшафтоведение нельзя отождествлять с частными физико-географическими науками, так как ее объект имеет совсем другую сущность.
Между природными ландшафтами существует определенная связь. Посредством биологических и географических компонентов они обмениваются веществом и энергией, специфическим образом воздействуют друг на друга. А так как корреляционные связи слабее взаимодействия (частный случай корреляции), то системность ландшафтной сферы намного слабее системности географической оболочки.
Культурная (социоприродная) сфера Земли как совокупность корреляционных систем, изучаемых социально-экономической географией. Подобно ланд- шафтоведению, которое изучает ландшафтную сферу, состоящую из таких корреляционных систем, как ландшафты, социально-экономическая география изучает мир как совокупность особых корреляционных систем. В таких системах социально-экономические процессы и явления адаптируются или коррелируют с их физико-географическими компонентами. Более того, эти территориальные социально-экономические системы определенным образом воздействуют друг на друга и тем самым образуют особую оболочку планеты. Современная социально-экономическая география не только рассматривает ее как целостную систему, но изучает законы ее внутренней дифференциации, совместное функционирование и влияние друг на друга слагающих ее систем. В социально-экономической науке принято выделять определенную субординацию территориальных общностей по уровням: крупные регионы, отдельные страны, социально- экономические районы и т.д. «Такое деление должно отвечать определенному правилу: наиболее общие и существенные особенности данной территориальной единицы должны отличать ее от других единиц того же уровня, но обязательно проявляться во всех входящих в нее территориальных единицах следующего, более низкого уровня»1. Самым трудным вопросом здесь также является представление о географическом критерии выделения этих систем. Так, при выделении макросистем общепринятый географический критерий — деление мира на континенты — вызывает целый ряд вопросов и в решении некоторых проблем неприемлем.
Трудность определения географического критерия связана с тем, что по мере развития цивилизации значение многих географических факторов заметно снижается или даже сводится к нулю. Но если это верно по отношению к развитию техники транспорта и связи, то в области духовно-культурной жизни влияние географического фактора остается весо-
' Социально-экономическая история зарубежного мира. М., 2001. С. 13.

ммм. Наиболее наглядно это проявляется в различии языков, религий, образа жизни, живописи, поэзии, музыки, танца и т.п. Вся история материальной и духовной культуры народов всегда была тесно связана с мриродно-географически ми условиями жизни. Любой этнос представляет собой элемент корреляционной системы, в которой его материальная и духовная культура адаптируется к природным условиям. Важнейшими факторами, воздействующими на него, являются прежде всего факторы физико-географические.
Вот почему в определение понятия культуры должны входить не только человек и результаты его культурной деятельности, но и те природные факторы, с которыми коррелируются социальные явления. Вот почему социосфера как оболочка, состоящая из таких диалектических систем, как отдельные страны, сама, в свою очередь, входит в состав более широкой по объему оболочки, состоящей из корреляционных систем типа общество и его географическая среда (здесь социологическое понятие, обозначающее исторически меняющуюся совокупность природных условий существования общества). В социально-экономической географии нас интересует не вся природа, воздействующая на общество, а только роль географических факторов. Вот почему некоторые авторы отмечают: «Определение макрорегиона можно свести к следующей формулировке: макрорегион мира — исторически сложившийся комплекс соседних народов, принадлежащих к одной региональной цивилизации и взаимозависимо развивающихся в определенных географических условиях»[182]. Оболочка планеты, состоящая из подобных макро- и микросистем, в которых социально-экономические компоненты адаптируются к физико-географическим условиям, является объектом исследования социально-экономической географии.
Таким образом, основным критерием выделения материальных географических систем различного типа или критерием географичности исследования выступает их тесная связь с такими физико-географическими факторами, как климат, сток и рельеф.
На основе системного анализа объектов географических дисциплин можно сделать вывод о том, что география изучает не только собственно географическую реальность (климат, сток и рельеф), но и такие системы, которые представляют собой результат воздействия этой физико- географической реальности на объекты других наук.

Понять место географии среди наук и ее внутреннюю структуру без глубокого и всестороннего изучения самой географической реальности и ее связи с реальностями, которые изучаются другими науками, нельзя. Распространенным недостатком в изучении современной географии, на наш взгляд, является то, что ученые, изучающие отдельные раз- делы географии — физической или социально-экономической — стремятся абсолютизировать свой объект (и предмет исследования), представить его как эталон истинно географического исследования. Упоминание абсолютизации не является оговоркой, ибо объекты обеих географий имеют дело с «географичностью», но только в разной степени. Однако это не мешает им понимать географию как единую науку, составными частями которой выступает физическая и социально-экономическая географии.
Все трудности начинаются сразу же с выяснения «географичности». Однако это собственный недуг географии, и она с ним справится. Больший вред наносят географии абстрактные теоретизирования и философствования о единстве географии, оторванные от фактического содержания самой географии.
Итак, место географии в генетической классификации наук, построенной по формам движения материи, определяется положением географической формы движения материи среди других форм движения, так как именно с ней связано появление географической реальности на Земле. При этом между науками постепенно складываются такие же отношения, как и между формами движения. Например, генетическая и структурная связь между высшими и низшими формами движения также отражается в содержании наук об этих формах движения. В ряду форм движения: группа физических — химическая — геологическая — географическая последняя является высшим этапом неорганического развития планеты, как бы тупиковой ветвью в эволюции форм движения неживой природы. Но значение географической формы движения материи в развитии планеты трудно переоценить. Только наличие географических условий приводит к возникновению жизни, особенно ее развитых форм, и появлению разумной цивилизации. Геологическая и географическая формы движения материи — необходимое условие для возникновения на планете биологической и социальной форм движения. Только в этих условиях другая ветвь форм движения, идущая от группы физических через химическую форму движения, продолжает развитие планеты к биологической, а затем и к социальной форме движения.
Таким образом, если учесть, что с каждой формой движения материи связана особая материальная реальность, а данные современной науки только подтверждают значимость географических условий в развитии планеты, то можно сделать вывод о том, что география относится к числу основных наук. Но строение географии, обусловленное особым положением ее главного объекта как высшего этапа развития неорганической природы, достаточно сложное. Так, со стороны сущности самой географической формы движения материи (единство климатического, гидрологического и геоморфологического процессов), которая выступает способом существования географической реальности, география является естественной наукой.

Ьолее того, соотношение географической реальности с объектами биосферы рождает природные ландшафты, и ландшафтоведение также относится к естественным географическим наукам, за исключение того ландшафтове- депия, которое изучает культурные ландшафты и относится к общественным наукам. Все разделы социально-экономической географии, изучающие территориальные системы, в которых системообразующими компонентами являются географические факторы (климат, стоки рельеф), относятся к числу общественных географических наук. Заметим, что ни ландшафтоведение, ни социально-экономическая география своим предметом не имеют собственно биологических или социальных законов соответственно. Они изучают законы объектов, состоящих из элементов географической и биологической реальности — ландшафтоведение, и географической и социальной реальности — социально-экономическая география. У географии, как у бабочки, два крыла: географическое естественно-научное (ландшафтоведение) и географическое общественное (социально-экономическая география). В обоих случаях системообразующими являются физико-географические условия. Тело такой бабочки образует физическая география, которая имеет свой объект — географическую реальность (географическая форма движения материи). Физическая география подразделяется на частные физико-географические дисциплины, которые изучают основные компоненты географической реальности: объекты гидросферы, тропосферы и скульптурные формы рельефа. Таким образом, целостность географии обусловлена самой географической реальностью. Любое географическое исследование, любая географическая наука обязательно связаны с климатом, стоком и рельефом.
<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   2.4. Философские проблемы географии 2.4.1. Место географии в генетической классификации наук и ее внутренняя структура  :

  1.   1. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МАТЕМАТИКИ
  2.   2. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
  3.   2.1. Философские проблемы физики 2.1.1. Место физики в системе наук  
  4.   2.4. Философские проблемы географии 2.4.1. Место географии в генетической классификации наук и ее внутренняя структура  
  5.   2.4.5. География и экология  
  6.   2.5. Философские проблемы геологии 2.5.1. Место геологии в генетической классификации наук  
  7.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
  8.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  9.   4. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК
  10. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
  11.   4.14.3. Философские проблемы образования и педагогики
  12. 1 ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА
  13. Тема 3. Человек как философская проблема (2 часа)
  14. «Фалсафа» – светский вариант арабо-исламской философии. «Фалсафа» и религия. Разработка проблемы единства бытия как философской проблемы. Концепция творения мира вещей: необходимосущее и возможносущее бытие. Картина строения бытия, эволюции сущего.
  15. Глава VI Философские проблемы информатики
  16. 3. Философские проблемы являются ракурсом жизненных проблем