<<
>>

НЕОКАНТИАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ НАУКИ


- одно из направлений философии науки послед, четверти XIX - пер. пол. XX в. Наиболее яркими представителями его являются В. Виндельбанд(1848-1915),Г. Рик- керт (1863-1936), Э. Кассирер (1874-1945).
Неокантианцам приходилось настаивать на том, что именно они являются подлинными преемниками Канта, поскольку именно этот философ продемонстрировал не просто уважительное отношение к науке, которое в послекантовской философии Германии исчезало, но и дал наиболее адекватное ее философское представление. Так, Гегель считал, что все существующие отраслевые науки только поставляют факты (несущие знание о конкретном, единичном, случайном), а обобщение фактуального материала до уровня законов в науке совершает философия (понятия которой способны
вскрывать существенное, всеобщее и необходимое).
В неокантианской философии науки сохраняется кантовская трактовка науки, хотя при этом ее представители полагаются на новый материал. Неокантианцы сохраняют и своеобразие кантовского подхода в философии науки: они сознательно отстаивают позицию критической философии. Отдавая должное науке, они вместе с тем не умаляют роли философии, не предлагают ей уподобиться частным наукам. Критическая философия нацелена на выявление предпосылок и условий возможности научного знания, а также установление ее фундаментальных принципов и границ применимости науки.
Неокантианцы демонстрируют поразительное по нынешним временам для философов знакомство с современной им наукой. Они осведомлены в области достижений математики и физики, биологии и психологии, лингвистики и истории, - трудно назвать какое-либо ответвление науки, история и состояние которой были бы вне ПОЛЯ их зрения. Они считают, что Кант - это все-таки мыслитель XVIII в. Лидирующими науками в этот период были математика, механика и астрономия. Кант по-философски рассматривал именно эти науки. За полтора столетия научная картина мира коренным образом изменилась.
В числе первых по значимости для неокантианцев следует назвать появление на арене науки, помимо естествознания и математики, такой отрасли, как гуманитарные науки (науки о духе, науки о культуре). В связи с этим перед критическими философами встает задача исследовать основания, условия возможности и границы возникшей отрасли знания.
Не менее важные процессы происходили и в области биологических знаний. По сути дела, биология также вступила на путь науки. В ней появились обобщающие весь органический мир теории типа дарвиновской, была переоткрыта генетика, которая активно использовала математический аппарат статистики, позднее классическая теория эволюции корректируется теорией мутации. Больших успехов достигает физиология. Объяснительные процедуры в биологических науках, как правило, выстраиваются через использование физико-химических закономерностей. Так, теория Л. фон Берталанфи о биологических организмах как системах открытого типа была основана на законах физической химии и термодинамики. Вместе с тем активно обсуждается вопрос о создании основ теоретической биологии, несводимых в своей специфике к законам физики и химии. К циклу биологических наук постепенно присоединяется и психология, ранее развивавшаяся под эгидой философии.
В своей эмпирической части психология опирается прежде всего на законы физиологии и физики, но появляются и принципиально новые объяснительные теории, в качестве одной из них можно назвать гештальтпсихо- логию.
Новации не ограничиваются указанным кругом событий. Радикальные изменения, по мнению неокантианцев, происходят и в области естественных наук и математики, нередко они оценивают их как революционные. Квантовая физика потребовала пересмотра физики Ньютона. Теория относительности Эйнштейна заставила изменить сложившиеся представления о пространстве, времени и движении. Не оправдалось пророчество Д. Дидро, который считал, что математика в XVIII столетии достигла пика в своем развитии и принципиальных открытий в ней уже не произойдет. Объектами исследования неокантианцев становятся неевклидовы геометрии, теории расширения области натуральных чисел, парадоксы теории множеств, арифметизация и формализация математики и многое другое, что позволяет им констатировать триумфальное шествие новых математических понятий, идей и теорий в XIX в.
Если говорить собственно о самой философии науки неокантианцев, то можно выделить следующие моменты.

Первое ее действительное отличие, которое фиксировали все они, причем даже терминологически одинаково, это отождествление философии науки с логикой и методологией науки. Объяснение этому давалось такое. Задача философии в отношении науки заключается не в построении некой обобщающей картины мира в дополнение к тому, что поставляли конкретные области знания, а в обосновании объективности знания, добываемого частными науками. Философия должна исследовать не структуры бытия, а структуры знания и быть не метафизикой или онтологией, а теорией познания, методологией.
Второе отличие. Если философия науки - это методология, то надо учесть, что, в силу своего статуса, она выявляет специфику не каких-то конкретных методов, которые, безусловно, имеются и в большом количестве в каждой отрасли научного знания, а некие общие методы, что Г. Риккертом подчеркнуто словами «форма» и «формальное». Но ведь форма и формальные аспекты мышления, как абстрагированные от содержательной стороны научных знаний, идут по ведомству логики, понятой в достаточно узком и строгом смысле слова. Тем самым у неокантианцев и происходит слияние методологии (= учения о методах) и логики (= учения о форме и формальном).
Третье существенное отличие позволит нам уточнить и конкретизировать, что они имеют в виду под общими методами и формальными средствами исследования. Исходной и самой элементарной формой научных знаний, с помощью которой достигается объективность и предметность в содержании научных знаний, являются, по мнению неокантианцев, научные понятия. Поэтому способы образования понятий есть не что иное, как способы подведения единичного (частного, фактуального) под общее (закономерное), а это и есть методы науки. Методы образования понятий объединяют в относительно замкнутое целое науки о природе, с одной стороны, и науки о культуре - с другой. Отвлекаясь от специфики понятий физики, химии, биологии, астрономии и других естественных наук, включая и психологию, а также от специфики методов, с помощью которых они образуются, мы постигаем формальную составляющую наук о природе; и соответственно отвлекаясь от специфики понятий и методов языкознания, религиоведения, мифологии, истории и других гуманитарных наук, мы постигаем логику и методологию наук о культуре.
Для В. Виндельбанда это «номотетичес- кие» и «идеографические» понятия, из которых первые представляют своеобразие естественных наук, исследующих природу на уровне законов, а вторые являются индивидуализирующими понятиями гуманитарных наук, в которых, по его мнению, неприменимы методы исследования на уровне законов, а используются лишь способы, описывающие конкретные целостности и своеобразие событий человеческой жизни и истории. Для Г. Риккерта разделение двух подсистем науки связано с различиями «генерализирующего» и «индивидуализирующего» методов образования понятий. Но суть их та же.
Четвертое отличие. В рассуждениях неокантианцев часто присутствуют ссылки на историю науки, и поэтому складывается достаточно целостное представление об их видении развития науки.
История науки для неокантианцев не самоцель, они привлекают историко-научный материал для того, чтобы понять современную им науку. Поэтому более часты экскурсы в историю европейской мысли XVII- XVIII вв. и неоднократно фигурируют имена основоположников современного типа науки - Кеплера, Галилея, Декарта, Ньютона, Лейбница и др. Ведется сравнительный анализ достижений науки в истоках Нового времени и тех революционных событий, которые произошли в к. XIX - н. XX столетия. Но встречаются и выходы к античной науке, когда выявляются не только различия, но и сходства, напр. в отношении использования математики и в других идеалах познания. Развитие науки они оценивают как прогрес-
сивное. Наука, по их мнению, развивается медленно и постепенно из донаучной, мифологической стадии. А по достижении стадии науки развитие знаний идет путем тео- ретизации, - от эмпирических исследований, когда преобладают закономерности, выявленные путем всевозможных делений и классификаций, наука поднимается к повсеместному использованию математических методов, за счет которых достигается уровень более глубоких обобщений и выявляются законы науки.
Развитие событий в науке они прослеживают на фоне духовных процессов, совершающихся в европейском обществе в тот или иной период. И поэтому они, конечно, не могли обойти вниманием параллельное с наукой движение философских идей. Так, мы встречаем рассуждения по поводу трансформаций аристотелевского понимания цели, причины и формы в понятия «целостность» и «системность» современной науки; пифагорейско-платоновское онтологическое толкование числа в рационально-количе- ственное его понимание в науке Нового времени и многое другое. Итак, неокантианство продемонстрировало живучесть кантовско- го подхода к науке, его масштабность, позволяющую с позиций философии исследовать не только естествознание, но и гуманитарные науки, а также не только науку XVII- XVIII столетий (что осуществил сам Кант), но и науку XIX и пер. пол. XX столетия (что сделали уже неокантианцы).
Н. В. Бряник
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Н. В. Бряник. Общие проблемы философии науки: Словарь для аспирантов и соискателей / сост.и общ. ред. Н. В. Бряник ; отв. ред. О. Н. Дьячкова. - Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та,2007.-318 с.. 2007

Еще по теме НЕОКАНТИАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ НАУКИ:

  1. В истории уголовного права зксплоататорских государств, в особенности в истории буржуазного уголовного права, можно отметить два основных взгляда на основание ответственности за преступление:
  2. Природа как объект естественных и гуманитарных наук  
  3. 1. Фидеистическая сущность неокантианской интерпретации религии 
  4. 2. Религия как ценность в буржуазной культурологии  
  5. Критика позитивизма Опоета Конга и неокантианское наследие  
  6. Приложение  
  7.   Библиография основных работ об А. С. Лаппо-Данилевском  
  8. Науки о природе и науки о культуре
  9. В. ДИЛЬТЕЙ, В. ВИНДЕЛЬБАНД, Г РИККЕРТ
  10. ГЕРМЕНЕВТИКА КАК КОНЦЕПЦИЯ НАУКИ