<<
>>

СОЦИАЛЬНЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ.

Деление наук на естественные, гуманитарные и социальные берет свое начало в дуалистической картезианской традиции философии Нового времени, которая основывается на признании фундаментального различия природы и духа.

В англоязычной литературе для выделения наук об обществе и человеке употребляется выражение moral science, используемое, напр., Д. С. Миллем в заключительной главе его «Системы логики». У Д. С. Милля это понятие обозначает цикл практических дисциплин (мораль, политику, право и т. д.). В немецкоязычной литературе используется другой термин - «науки о духе» (Geistes- wissenschaften). Начиная с сер. XIX в. множатся попытки отстоять своеобразие гуманитарных наук и разработать методологию гуманитарного знания, которая обеспечила бы ему достоверность и теоретичность. В значительной мере эти попытки опреде-

лялись достигнутыми в области гуманитарных наук успехами. В различных отраслях гуманитарного знания активно применяются разные научные приемы и методы, возникает задача их систематизации и классификации.

Исследование особенностей существования гуманитарного знания в методологическом плане было одной из центральных задач философии неокантианства. Согласно Г. Когену в качестве логики гуманитарных наук должна выступить этика, а по Г. Рик- керту - аксиология. По мнению Риккерта, непосредственные объекты гуманитарного исследования - индивидуализированные явления культуры с обязательным отнесением их к ценностям, так как социально-гуманитарное знание целиком зависит от ценностей, наукой о которых является философия. В. Виндельбанд сформулировал положение о различии идеографических наук, т. е. наук, описывающих индивидуальные, неповторимые события, ситуации и процессы, и но- мотетических, которые фиксируют общие, повторяющиеся, регулярные свойства изучаемых объектов, абстрагируясь от несущественных индивидуальных свойств. Поэтому номотетические науки - физика, химия, биология и др.

- в состоянии формулировать законы и соответствующие им общие понятия. Как пишет В. Виндельбанд, номотетические науки - это науки о законах, а идеографические - о событиях. Недостаток позиции неокантианцев заключается в том, что признаки, по которым производилось деление двух групп наук, можно обнаружить, по сути, в каждой научной дисциплине.

Другим философом, кто пытался обосновать специфику гуманитарного знания, был представитель философии жизни В. Диль- тей. Согласно Дильтею в основе гуманитарных наук лежит «сама жизнь», которая выражается в целостной связи переживаний, понимания и истолкования выражений этой жизни. Попытка обоснования гуманитарного знания привела В. Дильтея к «герменевтическому повороту»: центральной задачей становится интерпретация языка, а в качестве объекта интерпретации рассматривается вся социальная реальность - институты, законы, произведения искусства, техника, нравы, поступки и т. д. В результате, по мнению В. Дильтея, именно понимание как основная герменевтическая процедура определяет специфику существования гуманитарных наук. Еще один вариант разделения двух классов наук - естественных и социальных - предлагает М. Вебер. Предмет социального познания, по М. Веберу, культурно значимая индивидуальная действительность, подразумевающая своеобразные, свойственные социальному познанию приемы исследования. В частности, для социальных наук характерны: 1) преобладание качественного аспекта исследования над количественным; 2) учет историчности бытия предмета социального исследования; 3) решающее значение ценностных компонентов; 4) более тесная, чем в естествознании, связь с субъективными предпосылками, необходимость отражения в исследовании личности автора; 5) определяющая роль причинного объяснения по сравнению с законом, так как в методологии социальной науки знание законов не цель, а средство исследования, которое облегчает сведение культурных явлений к их конкретным причинам. Знание законов в этой сфере применимо настолько, насколько оно способствует познанию индивидуальных связей.

Несмотря на достаточно длительную историю попыток определения методологического различия между гуманитарными, социальными и естественными науками, определить четко эту границу весьма проблематично и для современного знания. Очевидно то, что естественно-научное знание в большей мере опирается на математическое знание и рассматривает его как основание научности; кроме того, для естественнонаучного знания большее значение имеют экспериментальные процедуры познания. Но, с другой стороны, естественно-научное знание несводимо ни к математическому знанию, ни к экспериментальным процедурам, так как оперирует понятиями, которые не могут быть достоверно верифицированы.

Так, напр., физика пользуется понятиями «сила» или «энергия», а биология - понятием «жизнь», которые по своей сути метафизичны и которые представители этих областей научного знания используют в силу принадлежности к той или иной научной традиции, избегая давать им четкие определения.

С этой точки зрения многие естественнонаучные теории близки по своему характеру теоретическим построениям гуманитарного знания, являясь, по сути, теоретическими конструкциями. С другой стороны, социальные и гуманитарные науки также достаточно различны по своим методам. Так, напр., такие науки, как социология, лингвистика, экономика, имеют достаточно четко определенный предмет исследования, в отношении которого если и нельзя провести эксперимент в естественно-научном смысле этого слова, то, несомненно, методологические процедуры данных наук ограничивают произвол в его истолковании; в значительной мере эти науки используют математические и статистические методы анализа. Кроме того, данные науки претендуют на раскрытие социальных, экономических и языковых закономерностей. В отношении этих выявленных закономерностей признается возможность воспроизводства процедуры исследования, которая должна привести к тем же результатам, и, таким образом, в данных гуманитарных науках в идеале исключается всякая субъективность в трактовке фактов, а выявленные закономерности претендуют на точность. В других науках, таких, как история и литературоведение, эти критерии точности ослаблены, элементы субъективной интерпретации доминируют. Следовательно, как в отношении естественных, так и в отношении социально-гуманитарных наук нужно признать, что ни одна из этих наук не существует в той идеальной форме, которая позволила бы определить ее как науку естественную или как социально-гуманитарную.

Таким образом, в настоящее время сами понятия «естественные науки» и «социальные науки» демонстрируют неопределенность границ своего существования, что приводит к тому, что линия демаркации между ними достаточно сильно размыта. Кроме того, нарастающие процессы интеграции научного знания приводят к проникновению методов одних наук в другие и заимствованию как методологического, так и понятийного аппарата разных наук, что делает различение социальных, гуманитарных и естественных наук на данном этапе развития научного знания еще более условным.

Д. В. Котелевский

<< | >>
Источник: Н. В. Бряник. Общие проблемы философии науки: Словарь для аспирантов и соискателей / сост.и общ. ред. Н. В. Бряник ; отв. ред. О. Н. Дьячкова. - Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та,2007.-318 с.. 2007

Еще по теме СОЦИАЛЬНЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ.:

  1. 1.2. Предмет и место политической науки в системе социальныхи гуманитарных наук
  2. 1.4. Формирование зачатков политическойнауки
  3. 19.1. Рационализм и позитивизм в политической науке
  4. Гуманитарные науки
  5. Объект, предмет, структура социологического знания, социология в системе социальных и гуманитарных наук, взаимодействие социологии с другими науками.
  6. II Социология в системе социальных и гуманитарных наук
  7.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
  8.   4.6. Время, пространство, хронотоп в социальном и гуманитарном знании  
  9. 4.12. Разделение социально-гуманитарных наук на социальные и гуманитарные науки  
  10.   4.13. «Общество знания». Дисциплинарная структура и роль социально-гуманитарных наук в процессе социальных трансформаций