<<
>>

БУДУЩЕЕ НАУКИ: ИНТЕГРАЦИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

  Одна из сложнейших внутренних структурных проблем функционирования и развития науки — вопрос о ее единстве, целостности и характере этой целостности. Особенно актуальна эта философская проблема в отношении современной науки, состоящей из огромного числа дисциплин естественно-научного, социально-гуманитарного, логико-математического и технико-технологического характера.
Предметные и методологические различия между парадигмальными образцами этих типов научного знания (физикой, историей, теоретической математикой, экономикой), представляются более значительными и разнообразными, чем имеющееся между ними сходство. Почему же тогда все они называются «науками»? Что делает их причастными к единой сущности? Более того, вполне закономерен вопрос: развиваются и должны ли развиваться эти типы «наук» независимо друг от друга или во внутренней взаимосвязи как элементы некой целостной системы «наука», подчиняющейся в своем развитии неким общим, присущим ей законам, характеризующим ее как специфическую подсистему культуры. Очевидно, что наиболее явное, бросающееся в глаза предметное и методологическое несходство, доходящее до противоположности, имеет место между естествознанием и гуманитарными науками. Имеющееся между ними «противоречие» было зафиксировано еще в научной рефлексии XIX в., однако наиболее четкую и категориально оформленную форму оно получило лишь

в философии науки XX в. в виде проблемы взаимоотношения и противостояния в науке двух типов культур: естественно-научной и гуманитарной. В рамках же социологии и обыденного языка эта проблема получила название взаимоотношения «физиков» и «лириков». Какой тип наук должен быть ведущим, преобладающим в структуре науки с точки зрения ее всеобщей полезности, адаптивности и безопасности для человека и общества: естественно-научные или гуманитарные? Эта философская проблема науки, оставшаяся в наследство от XIX и XX вв., по-прежнему далека от своего решения и вызывает горячие споры как среди ученых, философов, так и среди широкой общественности.

Поляризация мнений по данному вопросу и их соответствующее философское основание получили оформление в мировоззренческих концепциях сциентизма и антисциентизма. Тогда как сциентисты абсолютизируют роль и значение естественных наук в научном и социальном прогрессе, антисциентисты подчеркивают огромную важность гуманитарных и социальных исследований, настаивая на необходимости гуманитарного контроля над целым рядом естественно-научных, технологических и технических проектов, на огромной важности приобщения современного человека и особенно ученых-естествоиспытателей к ценностям гуманитарной культуры, идеалам Добра, Пользы, Справедливости, Безопасности человека, Сохранения Жизни на Земле.

Конечно, эта проблема далеко не исчерпывается вопросом об отношении естественно-научной и гуманитарной культуры. В своем полном виде она может трактоваться и как проблема соотношения науки в целом с миром художественного творчества или даже еще шире — как проблема соотношения науки, искусства и религии1. А в своем глобальном выражении она вообще выходит на проблему, названную популярным современным американским политологом С. Хантингтоном «столкновение цивилизаций»2. Но и взятая в таком, сравнительно узком аспекте, она чрезвычайно

  1. Фейнберг ЕЛ. Наука, искусство и религия // Вопросы философии, 1997. № 7.
  2. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: УРСС, 2003.

актуальна и важна. Немало бед, видимо, удалось бы избежать человечеству в XX в., если бы отношения между представителями этих двух культур строились не на началах противостояния и вражды, а на пути конструктивного диалога и сотрудничества.

О расколе двух культур (естественно-научной и гуманитарной) как тревожном факте жизни современной цивилизации активно заговорили где-то на рубеже 60-х — 70-х гг. XX в. У многих на памяти яркие выступления известного английского писателя и ученого Ч.П. Сноу, подытоженные им в книге именно с таким названием — «Две культуры»3. Но уместно будет заметить, что не он один забил в это время в колокола.

Например, в эти же годы выдающийся американский ученый-медик и гуманист Ван Ронселлер Поттер в целой серии выступлений и публикаций, сложившихся затем в книгу с не менее знаменитым названием «Биоэтика— мост в будущее», призвал к полной трансформации сферы этического на базе современной биологии (и других естественных наук) как путь решения все той же центральной проблемы — наведения моста между двумя культурами (естественнонаучной и гуманитарной)4. Не случайно поэтому, что тема эта проходит как сквозная через работы 70-х гг. XX в. многих выдающихся ученых современности. Достаточно назвать имена только таких лауреатов Нобелевской премии как В. Гейзенберг, И. Пригожий и К. Лоренц5. А в 1980 — 1990-е гг. задача выработки единого языка (или хотя бы немногих языков) широкого междисциплинарного общения как абсолютно необходимого условия решения важнейших глобальных проблем современности осознается в научном мире как центральная задача наших дней.

Эта озабоченность выдающихся ученых нашла живой отклик в широких кругах общественности и была связана с осознанием того, что западная цивилизация

  1. Сноу Ч.П. Две культуры. М: Прогресс, 1973.
  2. Поттер Ван Ранселер. Биоэтика: мост в будущее. Киев, 2002.
  3. См., напр., Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое, М.: Наука, 1989; Пригожин П., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986; Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М.: Республика, 1998.

в своем триумфально развитии путем научно-техничес- кого прогресса неожиданно подошла к некоему критическому рубежу. Неуклонный рост населения, хищническое истребление невозобновимых природных ресурсов, катастрофическое загрязнение природной среды промышленными и бытовыми отходами, разрушение естественных биоценозов и многое многое другое, — все это вдруг было осознано как неумолимая неотвратимость, грозящая человечеству неслыханными бедами. Стали появляться публикации, проводиться международные конференции по так называемым «глобальным проблемам человечества»; возникли первые международные неправительственные организации, объединяющие крупнейших ученых, общественных деятелей, мыслителей-гуманистов (одной из наиболее известных и авторитетных организаций такого рода явился знаменитый Римский клуб).

Они стали проводить в жизнь широкомасштабные программы по исследованию и разъяснению необходимости принятия самых неотложных и радикальных мер по предотвращению наступающих кризисов. Крупнейшие ученые буквально забили в набат, предлагая самые радикальные рецепты спасения человечества. К. Лоренц оповестил мир о «восьми смертных грехах цивилизованного человечества»6. Аурелио Печчеи — создатель и многолетний лидер Римского клуба, сформулировал шесть стартовых целей для человечества7. Академик Н.Н. Моисеев наметил пять основных направлений деятельности, которые могли бы лечь в основу того, что он называл Стратегией выживания человечествал. Можно было бы привести много и других примеров. Но сейчас важнее обратить внимание на другое. С тех пор прошло уже не одно десятилетие. За это время, безусловно, многое было сделано, и были получены некоторые обнадеживающие результаты9. И тем не менее

0 Лоренц К. Указ. соч. С. 4 — 61.

    1. Печчеи А. Человеческие качества. М.: Прогресс. С. 259 — 280.
    2. Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизацион- ные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопросы философии, 1995, № 1.
    3. См., например, Отчет о деятельности Римского клуба за 25 лет // Вопросы философии, 1995, № 3.

основные угрозы человечеству не только не были преодолены, но даже не отодвинуты. И есть все основания считать, что сейчас мы оказались в ситуации, когда вновь требуется возвращение, так сказать, к истокам, к поиску корней и первопричин цивилизационных кризисов, как уже переживаемых человечеством, так и тех, что грозным призраком выступают из будущего. Как совершенно справедливо пишет отечественный исследователь этих проблем А.И. Павленко, «для решения проблемы преодоления кризиса созданы многочисленные международные организации, издаются тысячи периодических изданий, собираются конгрессы, пишутся воззвания и декларации. Между тем проблема до сих пор не только не решена, но, вполне возможно, во всей своей полноте еще даже и не осознана, а кризис оказывается «удаленным» от своего преодоления сегодня еще больше, чем это было на момент начала его осознания — 1960— 1970-е гг.»10.

Действительно, на сегодня очевидно, что практический успех в решении глобальных проблем напрямую зависит от дальнейшей углубленной теоретической проработки этих проблем, которые все носят — и это сейчас совершенно очевидно — в высшей степени комплексный и междисциплинарный характер. Несмотря на совершенно неоспоримую мощь современных методов математического и компьютерного моделирования, сами по себе они не всемогущи. А методология исследования такого рода проблем, особенно в части, затрагивающей тонкие содержательные аспекты, до сих пор далека от ясности. И в немалой степени это проистекает как раз из отсутствия до сих пор надлежащего взаимопонимания между представителями двух научных культур — естественно-научной и гуманитарной. Ядром всех этих проблем, вне всякого сомнения, является проблема человека как центральная комплексная и междисциплинарная научная проблема наших дней. «Ибо, — как писал А. Печчеи еще в 1970-е гг.,— суть проблемы, которая встала пред че-

10 Павленко А.Н. «Экологический кризис» как псевдоироблема // Вопросы философии, 2002. № 7.

ловеком на нынешней стадии его эволюции, заключается именно в том, что люди не успевают адаптировать свою культуру в соответствии с теми изменениями, которые сами же вносят в этот мир, и источники этого кризиса лежат внутри, а не вне человеческого существа, рассматриваемого как индивидуальность и как коллектив. И решение всех этих проблем должно исходить прежде всего из изменения самого человека, его внутренней сущности»17. Между тем, как показывает анализ дискуссионной литературы по проблеме человека, столь стремительно нарастающей в последние десятилетия, современная наука находится еще весьма далеко не только от ее решения, но и от сколь-нибудь приемлемого единства в понимании ее сути. В настоящее время ощущается настоятельная потребность в дальнейшем продумывании самой сути проблемы человека как целостного, единого во всех своих измерениях космобиопсихосоциального существа. В качестве важнейших этапов и связующих звеньев, способных объединить усилия представителей самых разных наук и научных культур (как естественнонаучной, так и гуманитарной) должна явиться дальнейшая углубленная проработка проблем гуманизма и научной рациональности как высших ценностей европейской цивилизации, а в современных условиях — вне всякого сомнения — и всего человечества12. А это, в свою очередь, предполагает дальнейшее наращивание усилий по прояснению вопроса о самой природе разрыва, раскола двух культур — естественно-научной и гуманитарной, его истоков, оснований, форм выражения как непременного условия осознания возможных путей преодоления этого раскола.

<< | >>
Источник: С.А. Лебедев. Основы философии науки / под ред. проф. С.А. Лебедева: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект,2005.— 544 c.. 2005

Еще по теме БУДУЩЕЕ НАУКИ: ИНТЕГРАЦИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ:

  1. § 46. Наука как часть культуры 
  2.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  3.   3.1.4. Особенности неклассических научно-технических дисциплин  
  4.   4.14.2. Философско-методологические проблемы психологической науки  
  5. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  6. БУДУЩЕЕ НАУКИ: ИНТЕГРАЦИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  7. 16 2 ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРОГРАММЫ В ОБЩЕСТВОЗНАНИИ
  8. НАТУРФИЛОСОФИЯ
  9. Как в технике формировалось рациональное обобщение?
  10. Круглый стол НЕИЗБЕЖНОСТЬ НЕЛИНЕЙНОГО МИРА: К 100-ЛЕТИЮ ПРОФЕССОРА В.С. ГОТТА
  11. Круглый стол СВОБОДНАЯ ФИЛОСОФИЯ. СОЗИДАНИЕ ЧЕЛОВЕЧНОГО ОБЩЕСТВА
  12. СТУДЕНЧЕСКАЯ СЕСИЯ
  13. У ИСТОКОВ российской философии ИНФОРМАЦИИ