<<
>>

Категории целостности

Решив проблему определенности и обусловленности познаваемого явления, можно просчитать и его перспективу, ориентируясь на философские категории «целого и части».

В общем плане проблема соотношения целого и его частей традиционно предполагает решение ряда вопросов.

Во-первых, является целое суммой составляющих его частей или оно имеет особую качественную определенность?

Во-вторых, что является производным, часть предшествует целому или целое части?

В-третьих, какова связь между целым и его составляющими, а также какова специфика связи между частями, имеет ли эта связь причинный характер?

В-четвертых, познается ли целое через части или части могут быть познаны только на основе знания целого?

Вплоть до выработки системного подхода эти вопросы решались либо с позиции эмпиризма, либо с позиции крайнего рационализма.

Эмпиризм ориентировался на классическую механику, где целое рассматривалось как простая сумма составляющих его частей. Знание о целом экстраполировалось на его составляющие. Часть предшествовала целому, а целое понималось как нечто, причинно обусловленное своими частями.

Крайний рационализм, начиная от Платона, отдавал предпочтение целому. Целое — не простая сумма частей, а особое единство, которое предшествует частям и причинно от них не зависит. Чтобы решить проблему знания частей, нужно располагать знанием о целом, которое выступает первореальностью.

В конце XIX — начале XX в. сформировался системный подход, который снял крайности эмпиризма и рационализма, предложив свое решение отмеченных вопросов.

Во-первых, целое состоит из частей, но это такое единство, которое обладает новым качеством, не вытекающим из его составляющих. Например, сам по себе водород горит, а кислород усиливает этот процесс. Но два атома водорода и один атом кислорода образуют систему противоположного качества — воду.

Во-вторых, в соотношении целого и его частей целое выступает своеобразным каркасом для частей. Изменение каких-то отдельных частей автоматически не вызывает изменение целого. Целое демонстрирует относительную самостоятельность и устойчивость по сравнению с частями.

В-третьих, части целого структурно организованы. Они взаимосвязаны отношениями как координации, так и субординации. Эта взаимосвязь придает целому характер системы. Но, сложившись как система, целое подпитывает субординацию частей, обеспечивает отношение координации; обретает свою определенность и обусловленность. Через корреляционные связи целое присутствует в своих частях вещественно, энергетически и информационно.

В-четвертых, целое возникает, развивается и обретает новое качество, где отдельно взятая часть ведет себя в соответствии с сущностью целого.

В-пятых, нет смысла определять предшественника в соотношении целого и части, ибо части не существуют до и вне целого, как и целое не существует до и вне частей. Все это свидетельствует, что категории целого и части соотносительны. Они имеют право на бытие только в соотношении друг с другом, причем это соотношение носит характер одновременности.

В-шестых, одновременность целого и частей снимает и проблему гносеологических приоритетов. Познание частей осуществляется не в их обособленности, а в их соотнесенности с целым. Другими словами, полноценным объектом познания выступает не часть, а часть конкретного целого.

Решение проблемы познания целого осуществляется только в соответствии целого со своими частями, ибо без частей нет целого, без целого нет частей.

Методологическое значение философских категорий целого и части можно проследить на соотношении целого и части в праве.

Под правовой целостностью обычно понимают единство ее частей (компонентов), определенным образом связанных между собой по содержанию или формальному основанию, и которые в зависимости от их природы и характера связи между ними составляют относительно устойчивую организацию целого.

И онтологически, и гносеологически категории целого и части в праве соотносительны, поскольку вне друг друга не существуют.

Институт права включает в себя отдельные правовые нормы со всеми их особенностями. Без этой включенности институт права из конкретного средства правового регулирования общественных отношений превратился бы в абстрактное понятие.

Норма права, являясь относительно самостоятельным образованием, выступает как часть института права. И в том и в другом случае она испытывает влияние целого, которое проникает в свои части и существует в них. Только в рамках целого (института права) части (отдельные правовые нормы) могут реализовывать свой потенциал.

В то же время мера относительной самостоятельности частей права является одним из существенных признаков устойчивости права как целого. Превышение этой меры может привести к выходу этой части из целого, но не означает ликвидацию целого. Только при условии выхода ряда существенных частей может последовать разрушение целого, ибо различные правовые части в составе целого правового образования занимают неравноценное положение. Одни статичны, другие динамичны. Поэтому для исследователя актуальной является задача не столько определить место и роль правовой части в целом правовом образовании, сколько проследить процесс их развития, выявить потенциал, установить их перспективу, раскрыть характер взаимодействия части и целого.

Экстраполяция философских категорий целого и части на право позволяет выявить целевую причину. Чтобы определить свое отношение к конкретному «бытию в мире», с которым человек вступает в определенные отношения, недостаточно снять информацию о нем на уровне определенности и обусловленности.

Поскольку наше отношение к этому бытию ориентировано не только на настоящее, но и предполагает будущее этого бытия, то возникает необходимость проектировать это будущее, прогнозировать и конструировать новое состояние определенности, обусловленности наличного бытия в мире с позиции цели (установки на желаемое будущее).

Познание целевой причины обеспечивается через конкретизацию целого и его частей, через исследование механизма коррелятивных связей, через отношение сущего и должного. Исследователь, учитывая объективную направленность и тенденции развития познаваемого объекта на уровне реального целого и его частей, создает (проектирует) желаемую, новую определенность и новую обусловленность этого объекта, его новое качество.

Значение философских категорий не только в том, что они вычерчивают стратегему познания и объяснения, а в том, что они обеспечивают возможность осуществления продуктивного процесса опредмечивания и распредмечивания в системе гносеологического отношения.

Многоаспектная значимость категорий и достаточно сложный их генезис создают не только особый шарм, но и приумножают их загадочность, что рождает представления о роли и значении категорий в диапазоне от универсального средства познания и творчества (Г. Гегель) до вывода о бесполезности категорий по причине полной неясности самого термина «категория» (Б. Рассел).

Читающему эти строки предстоит самому определить роль и место категорий, решая для себя основной вопрос мировоззрения как вопрос соотнесения знания о мире и знания о себе, чтобы сформировать надлежащее отношение к системе «природа—обще- ство—человек», используя прямо или опосредованно те или другие категории определенности, обусловленности и целостности.

Контрольные вопросы и задания

  1. Какова структура гносеологического отношения?
  2. Перечислите исходные принципы познания и дайте их краткую характеристику.
  3. От чего зависит познавательный образ, чем определяется его природа?
  4. Каковы гносеологические корни агностицизма и в чем Вы видите его несостоятельность?
  5. Дайте характеристику уровней познания и их форм.
  6. Раскройте взаимосвязь относительной и абсолютной истины.
  7. Установите статус понятий истина, заблуждение, ложь, правда.
  8. Что есть истина и каков ее критерий?
  9. Имеет ли практика достаточное основание быть критерием истины?
  10. Какие Вы знаете общелогические приемы познания?
  11. Перечислите основные методы эмпирического познания и дайте их характеристику.
  12. Какие методы зарекомендовали себя в производстве теоретического знания?
  13. Соотнесите научное и вненаучное познание, определите роль внена- учного познания в жизни общества и человека.
  14. Чем отличается философская категория от научного понятия?
  15. Какой статус получают категории в философии Аристотеля?
  16. Что нового в понимание роли и места категорий вносит И.
    Кант?
  17. Каков статус категорий в философской системе Г. Гегеля?
  18. Можно ли вообще построить систему категорий на все случаи жизни?
  19. Какие категории выражают определенность исследуемого объекта?
  20. Какие категории выражают обусловленность исследуемого объекта?
  21. С помощью каких категорий можно выразить целостность исследуемого объекта и обеспечить его познание?

Литература

  1. Автономова Н. С. Рассудок, разум, рациональность. М., 1988.
  2. Алексеев П. В., Панин А. В. Теория познания и диалектика. М., 1991.
  3. Андрос Е. А. Истина как проблема познания и мировоззрения. М., 1984.
  4. Белодед В. Д. Категория в философской науке. Киев, 1987.
  5. Библер В. С. Мышление как творчество. М., 1975.
  6. Витгенштейн Л. О достоверности // Философские работы. Ч. 1. М., 1994.
  7. Гносеология в системе философского мировоззрения. М., 1983.
  8. Гадамер Г. Истина и метод. М., 1988.
  9. Гусев С. С., Тульчинский Г. Л. Проблема понимания в философии. М.,

1985.

  1. Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышления. Киев, 1997.
  2. Ильенков Э. В. Диалектическая логика. М., 1984.
  3. Ильин В. В. Теория познания. Введение. Общие проблемы. М., 1993.
  4. Идеалы и нормы научного исследования. Минск, 1981.
  5. Исхаков Р. П. Система предельных категорий философии. Казань. 1998.
  6. Категории диалектики, их развитие и функционирование. Ярославль, 1993.
  7. Конкин М. И. Проблема формирования и развития философских категорий. М., 1980.
  8. Кун Т. Структура научных революций. М., 1973.
  9. Кутырев В. А. Современное социальное познание. М., 1986.
  10. Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. М., 1980.
  11. Липский Б. И. Практическая природа истины. Л., 1988.
  12. Логика научного познания. Актуальные проблемы. М., 1987.
  13. Методологические проблемы социального познания. Киев, 1987.
  14. Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985.
  15. Понимание как логико-гносеологическая проблема. М., 1982.
  16. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983.
  17. Поппер К. Нищета историцизма. М., 1993.
  18. Проблемы объяснения и понимания в научном познании. М., 1982.
  19. Современные теории познания. М., 1992.
  20. Тулмин Ст. Человеческое понимание. М., 1984.
  21. Филатов В. П. Научное познание и мир человека. М., 1989.
  22. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М., 1994.
  23. Чинакова И. И. Социальный детерминизм. М., 1985.

<< | >>
Источник: Кальной И. И.. Философия.              Учебное пособие.              - Симферополь: Бизнес-Информ, 2002. - 448 с.. 2002

Еще по теме Категории целостности:

  1. 2.2. Категории диалектики.
  2.   4.5. Жизнь как категория наук об обществе и культуре  
  3. СУБСТАНЦИАЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ
  4. РЕЛЯТИВНЫЕ КАТЕГОРИИ
  5. 10. Неопределенность и высшая категория «нечто» (то ті)
  6. Категории целостности
  7. 7.8. Соответствия и антисоответствия между категориями
  8. Система языка как целостное образование.
  9. Ответственность позиции и целостность теории.
  10. Существенным признаком структуры является ее целостный характер
  11. 2.1. Проблема классификации категорий УПД
  12. КАТЕГОРИЯ ВИДА ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  13. Жерар Нуарьель Национальная репрезентация и социальные категории: пример политических беженцев
  14. 7.8. Соответствия и антисоответствия между категориями
  15. §5. Категория «вещь» в даосской мысли и в философии Хайдеггера
  16. Тема №3 Семантическая категория предельности- непредельности
  17. 2. ПРЕДМЕТНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ
  18. КАТЕГОРИЯ КУЛЬТУРЫ И КАТЕГОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ
  19. Каким образом категории выражают социальные явления
  20. Целостный подход как новая философско-методологическая парадигма The Holistic approach as a new philosophical and methodological paradigm