<<
>>

§ 4. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

Английское уголовное право. История права Великобритании в период домонополистического капитализма бедна уголовными законами. B стране долго продолжали действовать нормы дореволюционного феодального права, отличавшегося жестокими мерами наказания за незначительные преступления.

«Как известно,— писал в 1844 году Ф. Энгельс, — английский уголовный кодекс — самый строгий в Европе. Еще в 1810 г. он нисколько не уступал в варварстве Каролине: сожжение, колесование, четвертование, вырывание внутренностей из живого тела и т. д. были излюбленными видами наказания»[36]. Ho начиная с 1819 года отдельными актами были отменены ордалии, выставление у позорного столба, четвертование и другие варварские виды наказаний.

Стремление английских юристов иметь хотя бы относительно полные законы привело в 1861 году к изданию парламентом пяти консолидированных актов, относящихся к отдельным видам преступлений (воровство, повреждение чужого имущества, подлог, преступления против монетной системы и преступления против личности).

Деление норм уголовного права Великобритании на обычное право и статутное право в период перехода к империализму сохранилось. Однако доля последних настолько возросла, что к окончанию первой мировой империалистической войны основные виды преступлений нашли свое оформление в статутах парламента.

Наиболее обширным из всех актов, изданных английским парламентом в конце XIX и начале XX веков в области уголовного права, был закон о воровстве 1916 года. Он соединил в себе большинство норм уголовного права, относившихся к преступлениям против собственности, н предусматривал усиление наказаний за эти виды преступлений. Акт карал следующие виды преступлений против собственности: ночное воровство со взломом, разбой, воровство и присвоение чужого имущества.

B акте отразилось намерение господствующих классов Англии суровыми мерами оградить частную собственность.

Так, за ночную кражу со взломом могла быть назначена пожизненная каторга. Кража скота, карманная кража, кража, совершенная слугами, кража на кораблях влекли за собой каторжные работы на срок до 14 лет. Кража завещаний и документов, следуемых но почте, влекла за собой пожизненные каторжные работы.

Что касается наказаний, которые английские суды назначали за преступления, то они по-прежнему были очень разнообразны. K новым видам наказаний, которые были введены в конце XIX — начале XX веков, относились: а) полицейский надзор; б) превентивное тюремное заключение; в) «борстальский» режим; r) содержание в убежище для пьяниц; д) испытание.

Превентивное тюремное заключение, введенное актом о предупреждении преступлений 1908 года, по существу было допол-

нительным наказанием, которое мог назначить суд по своему усмотрению. Если «привычный преступник» был уже осужден не менее трех раз за подобные преступления, то суд, вынося последний приговор, мог такого преступника присудить к каторжным работам и приговорить к содержанию в тюрьме сроком от 5 до 10 лет после отбытия срока основного наказания.

«Борстальскнй» режим был мерой наказания для преступников в возрасте от 16 до 21 года. Суд мог приговаривать к помещению несовершеннолетнего преступника для исправления в «борстальское» учреждение на срок от 1 до 3 лет. Однако режим м «борстальских» учреждениях чаще приводил к укоренению преступных наклонностей у несовершеннолетних.

Уголовное право Франции. Первым уголовным кодексом буржуазного общества был уголовный кодекс 1791 года, построенный на принципах, провозглашенных в Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Одним из этих принципов было утверждение законности: наказания могли назначаться лишь за деяния, которые по закону признавались преступными, и только те наказания, которые были предусмотрены кодексом. Таким образом устранялась возможность осуждения no усмотрению судей, как это бывало в феодальной Франции.

Другими прогрессивными принципами кодекса были формальное равенство граждан перед уголовным судом и соответствие наказания тяжести преступления.

Тем не менее классовая сущность кодекса обнаруживается в усиленной защите собственности.

Кодекс делился на две части: 1) «О наказаниях», 2) «О преступлениях». B качестве наказаний были предусмотрены: смертная казнь, каторжные работы, заключение в смирительном доме, одиночное заключение, тюремное заключение, ссылка, лишение гражданских прав, выставление в ошейнике у позорного столба, штраф. Лица, совершившие преступления в возрасте до 16 лет, подлежали наказанию в случае признания их судом действовавшими с разумением. Наказания для этих лиц обязательно смягчались. Преступления были разделены на две основные группы: против публичных интересов и против частных лиц.

Особенная часть кодекса отличается строгостью наказаний, установленных за политические преступления и преступления против частной собственности. Обращает на себя внимание секция Ill (25 статей), в которой подробно перечисляются преступления должностных лиц против конституции. Интересы промышленников и торговцев получили специальную охрану в статьях о банкротстве, присвоении вверенного имущества, о подлоге (частных) документов, об обмане в торговле и т .д.

Уголовный кодекс 1810 года был принят в феврале 1810 года и введен в действие с 1 января 1811 г. Он является образцовым для буржуазного общества уложением о преступлениях и наказаниях. Прогрессивными являются следующие принципы кодекса: 1) законность (нет преступления и нет наказания, кроме указанных в законе) и требование точных составов преступлений; 2) равенство граждан перед законом; 3) пропорциональность наказаний совершенным преступлениям; 4) недопустимость обратного действия закона.

Достоинством этого кодекса является также ясность, точность и определенность его формулировок. Ha это положительное качество кодекса указывал Ф. Энгельс, сопоставляя его с ГГрусским земским уложением, изобилующим неопределенными положениями вроде «побуждение к покушению на преступление» '.

Кодекс состоял из предварительных постановлений и четырех частей. Первые две части вместе с предварительными постановлениями составляют то, что называется общей частью.

B третьей части (особенной) имеются два раздела: «преступления и проступки против публичного интереса» (т. e. политические йреступления) и преступления против частных лиц. B четвертой части говорится о нарушениях полицейских правил и наказаниях за них. Таким образом, кодекс различает преступления, проступки и нарушения полицейских правил.

Интересы крупной буржуазии в этом кодексе отразились не ' только в усиленной охране частной собственности, но и в более подробной (сравнительно с кодексом 1791 года) разработке раздела о государственных преступлениях.

B кодексе 1810 года имеются четыре статьи, в которых предусматривается не только посягательство против личности императора и членов его семьи (ст. 86), но посягательство, целью которого является ниспровержение или изменение образа правления или изменение порядка престолонаследия и возбуждение граждан к вооруженному выступлению против императорской власти (ст. 87). Указанные действия караются смертью с конфискацией имущества.

Угвловный кодекс 1810 года относит к преступлениям против внутренней безопасности произнесение речей в публичных местах и собраниях, если граждан прямо призывают к преступлениям против внутренней безопасности государства (ст. 102). Значительно беднее по содержанию в кодексе 1810 года раздел [37] о преступлениях против конституции. Это было сделано, очевидно, с намерением не связывать бюрократию соблюдением даже той «конституции», которой маскировалась диктатура Наполеона.

Подробнее по сравнению с кодексом 1791 года разработан раздел о преступлениях против собственности: в кодексе 1810 года этим преступлениям посвяшено 80 статей, почти вдвое больше, чем в кодексе 1791 года. За кражу, совершенную ночью, двумя или несколькими лицами, с оружием, со взломом и с применением насилия (ст. 381) установлена смертная казнь, которая только в 1832 году была заменена пожизненными каторжными работами.

B кодексе различались три группы наказаний: уголовные, исправительные и полицейские. Уголовные наказания делились на собственно уголовные, соединенные с опозорением подсудимого, и собственно позорящие.

K первым принадлежали смертная казнь, назначавшаяся щедро не только за политические преступления, но и за подделку государственной печати и фабрикацию фальшивой монеты; пожизненные каторжные работы и смирительный дом. Эти наказания сопровождались клеймением и конфискацией всего имущества. Клеймение и отсечение правой руки отцеубийцам были пережитками феодального уголовного права, настолько вопиющими, что отмена их последовала уже в 1814 году.

Позорящими наказаниями были выставление у позорного столба (отмененное в 1832 году), изгнание и лишение прав состояния; исправительными наказаниями считались тюремное заключение, лишение на срок определенных гражданских или семейных прав и штраф. Осуждение к пожизненным каторжным работам и ссылке влекло за собой гражданскую смерть.

Кодекс установил полицейский надзор за отбывшими уголовные н позорящие наказания. Приговоренные к срочной каторге н смирительному дому находились под этим надзором пожизненно.

Полицейскими наказаниями были: тюремное заключение (от одного до пяти дней),денежный штраф и конфискация определенных предметов, на которые налагался арест.

Значительные изменения в уголовном праве Франции произошли в период Третьей республики. Французская буржуазия, напуганная Парижской Коммуной, издала драконовские законы против рабочих и их огранизаций.

14 марта 1872 г. вступил в силу закон «О наказаниях, налагаемых на членов международного общества рабочих». B ст. 1 закона объявлялась посягательством на общественное спокойствие деятельность всякого общества, имевшего своей целью возбуждение к приостановлению работы, уничтожению права собственности и т. п. Членство в таких организациях, а тем более руководство ими каралось штрафом, тюремным заключением и отдачей под надзор полиции на срок до десяти лет.

Прямо против трудящихся масс направлялись закон «О свободе печати» 1881 года и закон «О пресечении происков анархистов» 1894 года. Неопределенность состава преступлений по этим законам предоставила судам и административным органам возможность запрещать издание любой литературы и лривле- кать к уголовной ответственности рабочих за малейшее неподчинение распоряжениям властей.

B 1885 году издается во Франции закон о рецидивистах. Он вводил для таких преступников дополнительные меры наказания, фактически превратившиеся в основные. Помимо тюремного заключения преступники приговаривались к пожизненной ссылке (релегации) в Гвиану или Новую Каледонию. Ссылка в эти колонии для европейцев равносильна была медленной, мучительной, но верной смерти.

Уголовное право Германии. Важными памятниками уголовного права Германии XIX века являются Баварское уголовное уложение 1813 года, составленное известным юристом Ансельмом Фейербахом, и Прусский уголовный кодекс 1851 года. Оба эти кодекса (особенно последний) испытали на себе значительное влияние французского уголовного права, но вместе с тем сохраняли и феодальные принципы карательной политики.

B 1870 году в Северогерманском союзе было принято уголовное уложение, которое в 1871 году было распространено на всю Германскую империю. B законе о введении в действие уложения подчеркивалось, что только его нормы должны применяться при рассмотрении уголовных дел. Однако законодатель, понимая, что не все наказуемые деяния нашли закрепление в уложении, предоставлял возможность при рассмотрении ряда дел пользоваться нормами уголовных законов государств, вошедших в состав империи.

Уголовное уложение представляло собой обширный свод, состоявший из вступительных постановлений и двух частей. Вступительные постановления (§ 1 —12) касались разграничения преступлений от проступков и полицейских нарушений, обратной силы закона и др. B первой части рассматривались общие вопросы уголовного права; наказания, покушение, соучастие; обстоятельства, устраняющие или смягчающие наказание, стечение наказуемых деяний. Вторая часть (§ 80—370) предста-

вляла собой часть особенную и содержала нормы, касающиеся отдельных видов преступлений.

Наибольшее количество статей было посвящено преступлениям государственным, преступлениям против собственности и против личности. Среди государственных преступлений наряду с «верховной и земской изменой» указывались и такие, как, например, оскорбление императора, оскорбление местных государей, изготовление фальшивой монеты, сопротивление властям и призывы к неповиновению. За эти преступления виновные подлежали смертной казни или тюремному заключению.

Лица, совершившие преступления против собственности (кража, разбой, мошенничество, подлог и дрО, наказывались тюремным заключением на самые различные сроки. Особый интерес представлял раздел уложения о торговой несостоятельности. Его статьи отражают заботу государства о капиталистической собственности. K заключению в смирительном доме приговаривался лишь тот банкрот, который умышленно причинил вред своим кредиторам (скрыл или передал свое имущество другим, не вел торговых книг, что было предусмотрено законом, или внес в книги такие исправления, которые не позволяли судить о финансовом состоянии должника).

Последний раздел уголовного уложения был посвящен «полицейским нарушениям» (§ 360—370). B этом разделе перечислялось все то, что запрещалось делать подданному империи. Штрафом или тюремным заключением карался всякий, кто нарушал полицейские предписания о выезде за границу, хранении оружия, изготовлении печатей и штемпелей и т. п. Пункт 10 § 360 обязывал каждого немца оказывать помощь полицейским властям, если они обращались к нему с просьбой о ней. Kpyr обязанностей полиции был беспредельно широким, и она могла вмешиваться во все сферы деятельности и даже личной жизни подданных империи.

B конце XIX века, когда значительно выросли авторитет н влияние организаций пролетариата, а выпуск газет и журналов этих организаций резко увеличился, господствующие классы многих стран добились издания законов, рассчитанных на запрещение рабочей печати.

B Германии закон о печати был издан 7 мая 1874 г. Нормы закона предусматривали установление контроля за периодическими и иными изданиями со стороны полицейских органов. B ст. 9 закона даже лицу, занимающемуся распространением печатных изданий, предписывалось один экземпляр передать в местное полицейское управление. Закон предоставлял широкую возможность органам государственной властн и суду наклады-

14 Зак. 63

вать арест на любые печатные произведения.если, по их мнению, издание было осуществлено с нарушением правительственных установлений (§23—29).

Успехи социал-демократической партии, рост ее авторитета среди широких слоев пролетариата и высвобождениепоследнего из-под влияния партий господствующих классов обеспокоили немецкую буржуазию и побудили правительство Бисмарка принять новые меры против рабочего движения.

B 1878 году был издан и с к л ю ч и т e л ь н ы й з а к о н п p o- тив социалистов', который предоставлял административным и полицейским властям широкую возможность для рас* правы, по своему усмотрению, с социал-демократической партией, ее печатью, местными организациями, собраниями, членами и вождями партий. «Общества, — говорилось в § I этого закона, — имеющие целью ниспровержение существующего государственного или общественного строя посредством социал- демократических, социалистических или коммунистических стремлений, должны быть запрещены». Органам полиции на местах закон (§ 4) предоставлял право посещать все заседания и собрания любого общества; созывать общие собрания общества и руководить ими; проверять документацию и т. д.

B законе было предусмотрено (§ 28) введение «малого осадного положения» в тех округах и местностях, где, по мнению органов исполнительной власти, «общественное спокойствие находилось в опасности». B таких районах собрания обществ допускались только с предварительного разрешения полиции, распространение любых печатных органов запрещалось. Лица, деятельность которых угрожала общественному спокойствию, подвергались аресту и высылались из районов, объявленных на осадном положении.

За 12 лет действия закона были закрыты сотни союзов, тысячи собраний, 893 человека высланы, запрещено более 1300 периодических и непериодических изданий.

Уголовное право Японии. Уголовный кодекс 1880 года — первый уголовный кодекс Японии. Его составителем был французский юрист Буасонад. C принятием этого кодекса в судебную практику Японии вводились основные принципы буржуазного уголовного права. Уголовный кодекс содержал 430 статей u был построен по французской системе.

C введением в жизнь кодекса 1880 года были устранены наиболее варварские меры наказания: сожжение, распиливание, [38]

медленное отсечение головы. Отменялось также крайне своеобразное правило, существовавшее в Япошіи с незапамятных времен. Оно состояло в том, что человек, решивший отомстить за обиду другому, должен испросить у органов власти письменное разрешение на преследование своего обидчика. За редким исключением, представители органов власти такое письменное разрешение выдавали. Этим по существу была узаконена кровная месть, унаследованная от первобытного общества.

Однако система наказания, предусмотренная в уголовном кодексе, была проникнута духом устрашения и возмездия. B 20 случаях кодекс грозил за совершение преступления смертной казнью. Последняя применялась к лицам, совершившим политические преступления, убийства, поджоги, и даже за некоторые случаи лжесвидетельства. Кроме смертной казни уголовный кодекс знал лишение свободы и денежные штрафы. Наказание в виде лишения свободы отбывалось преступниками или в каторжных тюрьмах, или в смирительных домах, или в обычных тюрьмах.

Наряду с основными наказаниями уголовный кодекс 1880 года предусматривал и дополнительные, к которым относились лишение гражданских прав, полицейский надзор и конфискация имущества.

Несмотря на суровость наказаний, кодекс 1880 года был встречен японской бюрократией с явным неудовольствием. Это объяснялось главным образом тем, что его статьи, воспроизводившие нормы французского кодекса 1810 года, стесняли произвол судов, прокуратуры и полиции.

Составленный при участии прусского юриста Рудольфа новый уголовный кодекс Японии был утвержден парламентом в апреле 1907 года и вступил в силу с 1 января 1908 г. Главную черту этого уголовного кодекса составлял принцип широчайшего судейского усмотрения при определении размера наказания и при установлении состава преступлений.

B новом уголовном кодексе Японии мы встречаем следующие виды преступлений: государственные, против управления, против частной собственности и против личности.

K государственным преступлениям относились:

а) преступления против членов императорской фамилии;

б) преступления протнв внутренней и внешней безопасности;

в) участие в волнениях.

Статья 73 кодекса грозила смертной казныо за совершение каких-либо деяний, опасных для лнчностн императора, его бабушки, его матери, императрицы и наследника престола.

Даже оскорбление этих лиц влекло за собой каторжные работы сроком до пяти лет. B 1908 году в закон о печати была включена статья, карающая посягательство на достоинство лиц императорского дома.

Непосредственное отношение к борьбе с революционным движением в стране имел раздел кодекса, посвященный преступлениям против внутренней безопасности. Согласно ст. 77 участие в бунте с целью свергнуть существующее правительство или изменить насильственно конституцию влекло за собой для руководителя смертную казнь или пожизненную каторгу, для участников — каторгу или тюремное заключение. Специальная статья уголовного кодекса (ст. 80) освобождала от наказания провокаторов и предателей, сообщивших властям о совершенном или готовящемся выступлении.

Суровым мерам наказания подвергались все те, кто совершал посягательство на частную собственность. Разбой карался длительными каторжными работами. K преступлениям против частной собственности уголовный кодекс относит также мошенничество и вымогательство. Кроме того, к этому виду преступлений были отнесены растраты и присвоения.

Основные черты уголовного процессал B Англин в значительном объеме сохранилось процессуальноеТтраво эпохи средневековья. Уголовный процессвбуржуазнойАнглииосновывался на великой хартии вольностей н на «Habeas Corpus Act» 1679 года.

Однако с утверждением капитализма в английском процессуальном праве утверждается обвинительный характер процесса, являвшегося вместе .c тем процессом состязательным. Этот характер процесса имел место не только во время судебного, но н предварительного следствия.

Рассмотрение уголовных, а иногда н гражданских дел в судах с участием присяжных заседателей считалось важнейшим условием «свободы» граждан Великобритании. Присяжными заседателями согласно английским законам могли быть только земельные собственники, имеющие доход не менее 10 фунтов стерлингов, арендаторы, арендуюшие пожизненно или на длительный срок земли, которые приносят ДОХОД не менее 20 ф\ !TOB стерлингов, в городах домохозяева, имущество которых приносит больше 30 фунтов стерлингов. Присяжными не могли быть лица мужского пола моложе 21 года и старше 60 лет.'

Bo Франции уголовно-процессуальный кодекс 1808 года ввел так называемый «смешанный» процесс. Судопроизводство распадалось на предварительное н окончательное. B стадии предварительного производства (следствия) кодекс воспроизвел основы розыскного процесса по ордонансу 1670 года и ввел в него только некоторое усовершенствование.

Следственный судья, производивший предварительное следствие, был подчинен руководству н наблюдению прокурора. Обвиняемый являлся предметом исследования, а не стороной в процессе.ІНа этой стадии защита (до закона 1897 года) не допускаласьЛГТредвдрнтельное производство было негласным и письменным. Права обвиняемого были стеснены. Так, он не мог присутствовать при допросе свидетелей. Он мог просить о вызове свидетелей, но эта просьба для следственного судьи была необязательна, ^ичиое задержание обвиняемого применялось очень широкоГ прибб'винении в наиболее тяжких преступлениях оно предпнсывалосьзаконом.

t^Bce сведения, собранные предварительным следствием, поступали к прокурору. Вопрос о предании суду решался без уча- стия обвиняемого, который мог, впрочем, подавать письменные заявления. B случае признания данных, собранных предварительным следствием, достаточными для предания суду прокурор составлял обвинительный акт.

B стадии окончательного производства, т. e. в судебном заседании, уголовный процесс носил состязательный характер. B состав суда по более тяжким преступлениям входили присяжные заседатели, решавшие вопрос факта. Судьи решали вопрос о применении закона к преступлению, совершенному подсудимым. Подсудимому было предоставлено право пользоваться помощью защитника. Однако прокурор располагал более широкими полномочиями, чем подсудимый u его защитник. Так, наирнмер, прокурор имел право непосредственного допроса свидетелей и экспертов, тогда как подсудимый и его защитник должны были задавать вопросы через председателя суда.

Бремя доказывания виновности подсудимого было возложено в принципе на обвинителя. Признавалась презумпция невиновиостнобвиняемого, провозглашенная ст. 9 Декларации прав человека и гражданина 1789 года.ѴТаким образом, уничтожался основной принцип розыскного процесса, предполагавшего каждого обвиняемого виновным и возлагавшего на него обязанность доказать свою невиновность.

1 Однако н в стадии судебного рассмотрения сохранились следы розыскного процесса, выражавшиеся в обширной дискреционной власти председателя суда, который мог принимать те меры, которые он признавал необходимыми для раскрытия истины. Например, председатель был вправе самостоятельно собирать доказательства (в частности, вызывать свидетелей) и предъявлять нх суду.

По окончании судебного следствия председатель вручал присяжным заседателям список вопросов, подлежащих их разрешению, и обращался к присяжным заседателям с напутственным словом, в котором излагались общие положения теории оценки доказательств и рассматривались имеющиеся в деле фактические данные. Ha практике напутственное слово председателя нередко превращалось в обвинительную речь.

Присяжные заседатели решали вопрос о виновности подсу- димбГб большинством голосов. B случае вынесения обвинительного приговора стороны высказывались о мере наказания (и других последствиях приговора). Наказание назначалось судьями без участия присяжных заседателей.

§ 5. СОЦИАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Законодательство о труде в эпоху домонополистического капитализма. C победой буржуазных революций буржуазия, используя государственную власть в своих интересах, делает первые шаги для урегулирования трудовых отношений в законодательном порядке. Она вырабатывает основные принципы, которые на долгие годы ложатся в основу всего законодательства, призванного регулировать отношения между трудом и капиталом в буржуазном обществе. Такими принципами были: свобода трудового договора, «невмешательство» государства в отношения между предпринимателями н рабочими, отрицание рабочих союзов, несовместимых, по мнению буржуазии', со свободой личности.

B Англии законы в отношении рабочих, изданные еще до революции, вполне удовлетворяли пришедшую к власти буржуазию, и она не спешила их изменять или заменять.

Резко отрицательное отношение господствующих классов Англии (буржуазии и обуржуазившегося дворянства) к рабочим организациям сохранялось на протяжении всего XVIII века. Изданный в 1725 году акт запрещал под угрозой наказания создание новых и деятельность старых рабочих союзов в текстильной промышленности. Такой же акт в отношении союзов рабочих шляпного производства был издан в 1778 году.

K 1758 году английская буржуазия почувствовала себя окрепшей настолько, что согласилась на отмену средневекового закона, наделявшего мировых судей правом определять размер заработной платы рабочим. Отмена этого закона привела к тому, что договор найма превращался в частную сделку между предпринимателем и рабочим. Таким образом, английская буржуазия .добилась не только утверждения принципа «свободы договора».

но и принципа невмешательства государства в область трудовых отношений нанимателя с нанимаемым. Всякого рода вмешательство государства или давление со стороны рабочих объединений на характер и содержание трудовых договоров признавались противоречащими принципу полиой экономической свободы. Поэтому организация рабочих союзов и их деятельность считались вредными и подлежали запрещению.

Промышленный переворот, совершившийся в Англии во второй половине XVIII века, дал огромный толчок развитию промышленности и росту рядов пролетариата. Несмотря на отрицательное отношение буржуазии к организациям и союзамрабочих, они продолжали существовать. По замечанию одного историка тред-юнионов, положение рабочих союзов характеризовалось тем, что они были «административно наполовину запрещены,, наполовину терпимы, в общем — презираемы».

Господствующие классы Англии, напуганные влиянием французской революции на угнетенных, наряду с законами против «обществ якобинцев» проводят в 1799 году через парламент закон против рабочих коалиций. Согласно этому закону любые- договоры и соглашения (рабочие союзы), заключенные в целях добиться повышения заработной платы, сокращения рабочего дня или препятствующие свободе найма иа работу, объявлялись незаконными и недействительными. Рабочие, заключающие такие соглашения или коалиции, или пытавшиеся помешать другим наниматься, или понуждающие их бросать работу, говорилось в законе, подлежат трехмесячному заключению в тюрьме или двухмесячному заключению в исправительном доме.

Закон 1799 года мог быть применен и против организаций предпринимателей. Однако до отмены этого закона в 1824 году ни один предприниматель не был не только заключен в тюрьму, но даже подвергнут штрафу. B то же время рабочие союзы закрывались, их имущество конфисковалось, а члены и руководители таких организаций беспощадно преследовались и подвергались суровым наказаниям.

Парламент отменил акт 1799 года в 1824 году и установил, что участие в объединениях рабочих, создаваемых в целях борьбы за повышение заработной платы и сокращение рабочего дня, признается ненаказуемым деянием. Ho новый акт 1825 года ограничил свободу стачек. Он предусматривал уголовное наказание за выступление против штрейкбрехеров. Под угрозой суровых наказаний закон запрещал всякую агитацию и склонение других рабочих к участию в стачке. Применение силы, угроз или даже простое убеждение товарища в необходимости забастовки влекли за собой для членов союза суровые меры наказания. Акт 1825 года иа долгие годы парализовал боевую деятельность рабочих союзов (тред-юнионов) в Англии. И только в 1871 году английский пролетариат добился издания закона, предоставившего рабочим союзам свободу организации и деятельности.

Применение на фабриках и заводах Великобритании машин привело к тому, что предприниматели начали широко использовать дешевый труд детей. B 1802 году английский парламент был вынужден принять закон, который запрещал ночной труд детей и ограничил их рабочий день 12 час. в сутки. B 1833 году продолжительность рабочего дня для детей была уменьшена до 0 час. и был учрежден институт правительственных фабричных инспекторов.

Названные выше акты применялись только в промышленности, но они не распространялись на рабочих шахт, где детский труд применялся в широких размерах. Под давлением шахтеров английский парламент в 1842 году издал акт о копях, которым предусматривалось создание должностей инспекторов копей и запрещалось применять на подземных работах труд мальчиков моложе десяти лет и женщин.

K социальному законодательству в Великобритании относятся также акты о бедных, появление которых восходит к эпохе «кровавого законодательства». Начавшийся в Англии промышленный переворот наложил свой отпечаток и на это законодательство. K началу XIX века масса рабочих в стране не могла прокормить себя своим трудом. B результате выплаты бедным составили к 1833 году сумму свыше 8,5 млн. фунтов стерлингов.

B 1834 году английский парламент издал новый акт о бедных. Этот закон отменил выплату пособий нуждающимся беднякам и предусмотрел создание так называемых «работных домов», где были созданы самые невыносимые условия жизни. Семьи разлучались. Характер работы был унизителен и бессмыслен. Система работных домов помогла буржуазии Великобритании резко сократить расходы на содержание бедных.

Bo Франции пришедшая к власти буржуазия, разрушая средневековые ремесленные корпорации, нанесла смертельный удар и по союзам наемных рабочих. Принцип «свободы труда», наиболее четко сформулированный в законе 2—17 марта 1791 года, был положен буржуазией в основу трудовых отношений. Этот принцип обеспечивал для буржуазии возможность эксплуатировать трудящиеся массы и служил оправданием драконовских законов против рабочих и их профессиональных союзов.

14 июня 1791 г. Национальное собрание Франции приняло закон Ле-Шапелье, который отнял у рабочих только что завое-

ванное право ассоциации и втиснул «государственно-полицейскими мерами конкуренцию между капиталом и трудом в рамки, удобные для капитала» '.

Автор закона—депутат Национального собрания Ле-Ша- пелье с завидной откровенностью и прямотой объяснял опасность рабочих союзов. «Итак, — говорил он, — нужно возвратиться к тому принципу, что вопрос о заработной плате должен быть делом свободного соглашения одного лица с другим, а затем рабочий обязан соблюдать те условия, которые он заключил с работодателями».

Закон 1791 года под угрозой крупного денежного штрафа, тюремного заключения и лишения прав активных граждан запрещал участвовать в собрании, где избирались руководители профессионального союза илипринимались решения для защиты общих интересов. «Если личная свобода предпринимателей и рабочих, — говорилось в ст. 7 закона, — будет подвергаться угрозам или насилиям.., то виновники этих насилий будут преследоваться как нарушители общественного спокойствия». Любые собрания рабочих, имевшие целью защитить себя от произвола предпринимателей, рассматривались в законе как стеснение свободы заниматься промышленным трудом, а участники собраний карались по всей строгости законов (ст. 8).

Преследование рабочего движения проводилосьфранцузской буржуазией с фанатичным упорством. B дальнейшем обвинение против рабочих организаций строилось на точном смысле статей 414—416 уголовного кодекса 1810 года. Кодекс признавал наказуемым всякое соглашение работодателей с целью понижения заработной платы, равно как и всякое соглашение рабочих с целью проведения одновременной забастовки, чтобы добиться уменьшения рабочего дня или увеличения заработной платы. Предусмотренные законом Ле-Шапелье и кодексом 1810 года строгие наказания практиковались только в отношении рабочих и никОгда не применялись против предпринимателей.

При Наполеоне IlI был издан в 1864 году закон, разрешавший стачки, но с существенными ограничениями. Стачки считались незаконными и подлежащими уголовному преследованию, если они сопровождались «угрозами», «насилием», «принуждением», «нарушением свободы промысла и труда» и т. п.

Французским рабочим удалось постепенно добиться некоторого улучшения условий их труда. B 1841 году был запрещен труд детей до 9 лет и ночной труд детей до 13 лет. Для детей в возрасте до 12 лет был установлен 8-часовой рабочий день;

J K- M a p к с и Ф. Э н r e л ь с, Соч., т. 23, стр. 752.

для подростков в возрасте 12—16 лет— 12-часовой. B 1848 году был принят закон о 10-часовом рабочем дне для рабочих Парижа и 11-часовом для провинции. После поражения парижского пролетариата в июне того же года этот закон был отменен. 9 сентября 1848 г. на всех фабриках и заводах был установлен 12-часовой рабочий день.

B Германии в конце XVIII века традиционные ограничения свободы союзов получили окончательное закрепление в законах. B Земском уложении 1794 года и особенно в специальном законе 1798 года предусматривалось запрещение всяких политических организаций, а для образования всех других требовалось предварительное административное разрешение. Это положение подтверждалось и законом 1832 года.

Отрицательное отношение к рабочим союзам иорганизациям со стороны буржуазии и помещиков германских государств было сломлено революцией 1848 года. Принцип «свободы» союзов был включен в конституции германских государств. Закон, принятый ІЭоктября 1867 г. северогерманским рейхстагом.предусматрнвал «свободу» союзов для всех категорий рабочих и исключал из этого правила лишь прислугу и матросов.

Дальнейшее развитие социального законодательства в Германии неразрывно связано с изданным в 1869 году Промышленным уставом. B устав были включены статьи, которые регулировали обязанности предпринимателя по отношению к государству и рабочим, порядок приема на работу, продолжительность рабочего дня для детей и подростков и вопросы, касающиеся деятельности предпринимателей и увольнения рабочих.

Двойственная политика господствующих классов Германии по отношению к стачкам получила закрепление в ст.ст. 152 и 153 Промышленного устава. Если в ст. 152 отменялись уголовные законы, запрещавшие стачки и соглашения для увеличения заработной платы и установления лучших условий труда, то ст. 153 предусматривала широкое поле для действий штрейкбрехеров. «Кто посредством физического принуждения, угроз или запугивания,— говорится в этой статье, — принуждает или покушается принудить другого к участию в таких стачках или темн же средствами препятствует или пытается воспрепятствовать другому лицу к отступлению от таких стачек, подлежит тюремному заключению' на срок до трех месяцев, если эти действия не влекут более тяжкого наказания».

Законодательство буржуазных стран о труде в период перехода к империализму. Пролетаризация мелкобуржуазных слоев капиталистического общества, усиление монополиями эксплуатации всех трудящихся масс привели к небывалому обострению классовой борьбы в буржуазных странах, к созданию массовых политических организаций рабочего класса. C возникновением марксизма — идеологии пролетариата борьба рабочего класса приобрела небывалую остроту и целенаправленность. Успехи в экономической борьбе пролетариата неразрывно связывались с его политической борьбой.

B Англии в эту эпоху были приняты законы, которые содержали нормы, регулировавшие возникновение и деятельность рабочих союзов (тред-юнионов). Первым таким законом был «Акт о рабочих союзах» 1871 года. Он явился результатом длительной борьбы английского пролетариата за признание рабочих союзов и их законодательную охрану.

«Акт о рабочих союзах» 1871 года признавал рабочие союзы субъектами гражданских правоотношений. Союзом закон считал такую временную или постоянную коалицию, которая возникала для регулирования отношении рабочих между собой, отношений хозяев между собой или для установления ограничительных условий по ведению какого-либо промысла или занятия.

Регистрация союза являлась обязательной. Устав союза и был тем документом, в котором определялись его цели и задачи, внутренняя структура, права и обязанности его членов. Нарушение правил регистрации и невыполнение предписаний органов государства об отчетности союза, о предоставлении устава или других документов союза влекло за собой штраф в пользу государства или запрещение союза.

Применение на практике закона 1871 года показало буржуазии, что он не является достаточно полным и удовлетворительным. Поэтому в акте 1876 года были более подробно перечислены условия и правила регистрации союза, а также предусматривались правила об отмене или уничтожении удостоверений о регистрации рабочего союза. Согласно ст. 8 этого закона удостоверение может быть отменено или уничтожено главным регистратором обществ.

Отмена удостоверения обязательна была в следующих случаях: а) по ходатайству самого союза, б) «если убедительно для регистратора доказано», что «удостоверение о зарегистрирова- нии было получено обманом или по ошибке», в) если союз самовольно после замечания со стороны регистратора нарушилкакое- либо постановление актов о рабочих союзах, г) если союз прекратил свое существование. Рабочий союз, удостоверение о регистрации которого было отменено или уничтожено, со времени отмены или уничтожения регистрации терял право пользоваться привилегиями зарегистрированного рабочего союза, однако сохранялась ответственность по всем обязательствам союза.

Одним из важнейших завоеваний трудящихся Великобритании был акт 1880 года, который предусматривал ответственность нанимателя за физический вред или смерть, причиненные рабочему в результате травмы на производстве. Однако если была доказана небрежность со стороны потерпевшего, то наниматель полностью освобождался от ответственности. Наиболее острым оружием буржуазии в борьбе против рабочих союзов являлось положение закона о пикетах. Пикетирование считалось преступным деянием и влекло за собой меры уголовного наказания. Даже «мирное увещевание» объявлялось противозаконным.

Роль и значение тред-юнионов возросли еще больше, когда они добились издания в 1893 году акта «О страховых капиталах рабочих союзов». Этим законом денежные суммы рабочих союзов, предназначенные для уплаты страховых пособий в случае безработицы н несчастных случаев, освобождались от подоходного налога. B ст. 1 закона говорилось, что рабочий союз имеет право на освобождение от подоходного налога с его прибыли и дивидендов, предназначенных и употребляемых исключительно на страховые пособия.

Стачечная борьба под руководством тред-юнионов, обострившаяся в конце XIX века, усилила стремление буржуазии отыскать наиболее уязвимое место рабочих союзов. Таким объектом явились финансовые средства тред-юнионов.

B августе 1900 года тред-юнион железнодорожников линии Тафтской долины (Уэльс) объявил забастовку и, чтобы воспрепятствовать ие членам союза продолжать работы, выставил пикеты. Акционерная железнодорожная компания, которой принадлежала дорога, предъявила тред-юниону иск о возмещении убытков, причиненных забастовкой, и добилась положительного решения палаты лордов, выступавшей в этом случае в качестве верховного судебного органа. B своем решении, ставшем прецедентом, палата лордов признала безусловную ответственность тред-юннона за неправомерные действия своих членов, а пикетирование— незаконным деянием. Другой удар по тред-юнионам был нанесен в 1909 году: палата лордов вынесла решение, которым запрещалось тред-юнионам взимать деньги со своих членов на политические цели.

Английская буржуазия всеми силами стремилась не только ввести рабочее движение в стране в спокойное русло экономической борьбы, но и не допустить участия профсоюзов в политической борьбе.

' B 1875 году английский парламент издал акт «О заговоре и об охране собственности», который признал право рабочих на стачку. B ст. 3 этого акта говорилось, что «соглашение или соединение двух или более лиц для того, чтобы совершить какое- либо действие или содействовать совершению такового, ввиду или в развитие трудового конфликта между нанимателями и рабочими, не будут подлежать уголовному преследованию». Ho согласно ст. 7 закона считалось преступлением принуждение другого лица к воздержанию от совершения действия или к его совершению. Эта оговорка лишала бастующих рабочих возможности вести борьбу против штрейкбрехеров и таким образом была рассчитана на срыв стачек.

Закон о трудовых конфликтах, изданный в 1906 году, признал правомерным действия лиц, которые от себя или от имени профсоюзов или нанимателя мирным путем уговаривали кого- либо «приступить к работе или воздержаться от работы». Таким образом, право на стачки, завоеванное английскими рабочими в борьбе, оказалось урезанным различного рода оговорками и ограничениями, предусмотренными в законе о «трудовых конфликтах».

Новый этап в развитии социального законодательства Франции начинается с установления Третьей республики. Французская буржуазия, с невиданной жестокостью задушившая Парижскую Коммуну, в отношении рабочего класса длительное время проводила политику террора и запугивания. Однако годы реакции ие сломили воли трудящихся масс Франции продолжать борьбу за улучшение своих жизненных условий. Поскольку буржуазии не удалось окончательно парализовать организованную борьбу пролетариата за повышение заработной платы и за улучшение условий труда, она вынуждена была согласиться на издание в 1884 году закона об образовании профессиональных союзов.

Закон 1884 года отменял закон Ле-Шапелье и ст. 416 уголовного кодекса 1810 года и предоставил гражданам однородных профессий право создавать синдикаты или профессиональные ассоциации для достижения общих целей. B ст. Ззакона подчеркивалось, что синдикаты организуются «исключительно для изучения и защиты экономических, промышленных, коммерческих и сельскохозяйственных интересов».

Для того чтобы синдикат (профсоюз) был признан законным, требовалась обязательная его регистрация у местных полицейских властей. После того как союз признавался законным, он становился юридическим лицом и наделялся правом приобретать недвижимое имущество для проведения собраний, организации школ и библиотек, высказывать свои мнения по спорам, возникшим между рабочими и предпринимателями, и создавать кассы взаимопомощи. Любой член может выйти из союза, уплатив предварительно взнрс за текущий год. Виновные в нарушении предписаний закона подвергались денежному штрафу от 16 до 200 франков.

Содержание закона 1884 года дает оснйвание утверждать, что изданием его французская буржуазия надеялась ввести рабочее движение в рамки, удобные и приемлемые для нее. Этот «либеральный» закон был рассчитан на установление строгого контроля над профсоюзами со стороны государства и допускал лишь самые «безопасные» формы организации и борьбы рабочего класса за свои коренные интересы. Драконовские ст.ст. 414—415 уголовного кодекса, запрещавшие стачки и предусматривавшие длительное тюремное заключение за организацию забастовок и участие в них, не были отменены.

Продолжительность рабочего дня н размер заработной платы взрослых рабочих во Франции не были законодательно определены и в большинстве случаев оставались предметом соглашения рабочего с предпринимателем. B отношении детского труда под влиянием борьбы рабочего класса и общественного мнения французская буржуазия согласилась на издание в 1871 году закона о труде детей на промышленных предприятиях. Закон запрещал использовать на промышленных предприятиях труд детей моложе 12 лет. Вместе с тем разрешалось на некоторых предприятиях (текстильных) пользоваться трудом детей 10-летнего возраста. Продолжительность рабочего дня для детей до 12 лет не могла быть более 6 час., а с І2-летнего возраста — не более 12 часов.

Законом запрещались: ножной труд детей и детский труд на подземных работах. Тем не менее в законе было столько оговорок и неясных мест, что его могли очень легко обходить предприниматели, которым за нарушение закона грозил лишь незначительный штраф (от 15до60 франков).

Для социального законодательства Германской империи конца XIX и начала XX веков было характерным стремление установить строжайший контроль со стороны государства за любого рода рабочими союзами или организациями. Так, по закону от 7 апреля 1876 г. даже деятельность касс взаимопомощи должна была находиться под наблюдением государственных чиновников. B случае неисполнения правлениями таких касс предписаний правительства или законов виновные, по представлению местныхорганов власти.подвергалисьденежномуштрафу или тюремному заключению за нарушения доверия по ст. 226 уголовного уложения 1871 года.

Принцип «свободы» союзов, окончательно закрепленный законом 1869 года, был перенесен и в конституцию Германской империи 1871 года. Однако и здесь этот принцип провозглашался вообще, как общее право граждан. Специального же закона о рабочих организациях издано не было.

B США рабочие союзы (юнионы) образовались вскоре после окончания войны за независимость и вели исключительно экономическую борьбу. Ho до середины XlX века рабочий день оставался продолжительным, н даже дети 9—10 лет работали по 12—13 час. в день.

B этот период «свобода» труда оставалась краеугольным камнем, определявшим отношения между рабочим и предпринимателем. Естественно, предприниматели-капиталисты для удержания рабочих на своих предприятиях вынуждены были и увеличивать заработную плату и улучшать условия труда.

После окончания в США гражданской войны бурный процесс экономического развития повлек за собой колоссальный рост численности рабочего класса в особенности за счет иммигрантов из стран Европы. Массовая безработица, ставшая непременным и постоянным спутником американского капитализма, усиление эксплуатации, снижение заработной платы и ухудшение условий труда привели к резкому обострению классовой борьбы в стране. Рост стачечного движения в 1874—1877 гг. потребовал от рабочих перехода от узкопрофессиональных, местных тред-юнионов к массовым общенациональным организациям рабочего класса.

K 1886 году в США создается единая профсоюзная организация АФТ (Американская федерация труда), в которую вошли профсоюзные и другие рабочие организации Америки. АФТ вскоре превратилась в организацию рабочей аристократии, фактически ставшую на путь сотрудничества с предпринимателями.

Ho антирабочие и антидемократические мероприятия, проводимые государством и его исполнительными н судебными органами, изуродовали до неузнаваемости право трудящихся создавать свои профессиональные организации и бастовать. C 70-х годов XIX века суды США выработали и стали использовать новую форму борьбы с профсоюзами и забастовками — «инд- жанкшнс», т. e. судебные приказы. B них предписывалось совершение определенных действий или воздержание от совершения таковых.

Американские суды стали часто выносить решения о прекращении забастовок, запрещать собрания, пикетирование и т. д. Нарушение или невыполнение решения суда рассматривалось ь ік «неуважение» или «оскорбление» суда, за что виновные подвергались штрафу или тюремному заключению. «Инджанкшн» явился острым и действенным оружием в руках буржуазии в борьбе c забастовками и профсоюзами. B 90-х годах XIX века было издано 122 судебных приказа, а с 1900 года по 1909 год — 328.

Большую роль в борьбе против профсоюзов и других организаций рабочего класса сыграл закон Шермана, изданный в 1890 году. B ст. 1 этого закона говорилось о том, что «всякий договор, соглашение в форме треста или любой подобной форме или заговор с целью ограничения торговли между штатами или с иностранными государствами настоящим объявляются незаконными». Любое лицо, участвующее в создании такого треста или другой формы объединения, подлежало наказанию в виде штрафа до 5 тыс. долларов или тюремного заключения сроком до одного года. Статья 7 закона Шермана предписывала, что с любого лица, причинившего вред другому лицу действиями, запрещенными законом, можно взыскать в судебном порядке понесенный ущерб в троекратном размере.

Закон Шермана, направленный против трестов, был использован американской буржуазией против профсоюзов, которых суды ставили на одну плоскость с объединениями предпринимателей (тресты). Поэтому взыскание предпринимателями с профсоюзов убытков, вызванных забастовкой, приобрело широкие размеры и сковывало активную борьбу рабочего класса за улучшение условий труда, повышение заработной платы и сокращение рабочего дня.

<< | >>
Источник: П.H. ГАЛАНЗА. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН. Том ІІ. Москва «Юридическая литература» - 1980. 1980

Еще по теме § 4. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС:

  1. Уголовное право и процесс
  2. Уголовное право и процесс
  3. Уголовное право и процесс
  4. Уголовное право и процесс
  5. Уголовное право и процесс
  6. Уголовное право и процесс
  7. Уголовное право и процесс
  8. Уголовное право и процесс
  9. Уголовное право и процесс
  10. Уголовное право и процесс
  11. Уголовное право и процесс
  12. Уголовное право и процесс
  13. Уголовное право и процесс
  14. Уголовное право и процесс
  15. Уголовное право и процесс
  16. Уголовное право и процесс
  17. Уголовное право и процесс
  18. Уголовное право и процесс
  19. Уголовное право и процесс
  20. § 4. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -