<<
>>

§ 3. Понятие и сущность конкурсной правосубъектности

Определенность применяемых юридических дефиниций позволяет наиболее точно сформировать понятийный аппарат в юридической науке. При изучении такой категории как конкурсная правосубъектность, немаловажным является определение ее роли в механизме правового регулирования.

Категория «конкурсная правосубъектность» содержит понятие

«правосубъектность» как элемент общей категории права.

Анализ юридической литературы по данному вопросу показал, что правосубъектность понимается как свойство быть субъектом права [230] или участником правоотношений[231].

Хотя С. С. Алексеев рассматривает понятия «субъект права» и «правосубъектность» как синонимы[232].

Не менее распространено в науке мнение о том, что правосубъектность есть предоставленная объективным правом возможность иметь и реализовывать как права, так и обязанности[233].

Поддерживая эту позицию, Н. В. Витрук рассматривает лицо как субъект права и одновременно характеризует его как участника правоотношений, уточняя, что предоставленная возможность может быть реализована им как самостоятельно, так и через законных представителей; в случае неправомерной их реализации применяется ответственность[234].

Очевидно, подразумевается та возможность, которая предоставляется объективным правом, устанавливающим рамки дозволенного поведения лица. При этом решение, участником каких правоотношений ему быть, объективным правом не навязывается, однако подразумевается, что лицо должно знать о признаках неправомерного поведения и последствиях, которые возможны в связке с последним.

«Возможно — значит дозволено, санкционировано и даже гарантированно», — так считает Н. И. Матузов, рассуждая о проблемах субъективного права[235].

В этой связи интересно суждение о понятиях «субъект права» и «участник правоотношений», согласно которому в первом имеются в виду лица, могущие быть участниками правоотношений в силу своей правосубъектности, а во втором — лица, участвующие в правоотношении, то есть правосубъектность которых уже реализована[236].

Вместе с тем, как утверждает С. И. Архипов, именно в силу статуса субъекта права лицо может быть участником правоотношений, а не наоборот[237].

Таким образом, в теории права в ходе длительных дискуссий сложилось определенное понимание правосубъектности, в котором ученые сходятся во мнениях относительно категории «юридическая возможность».

Для целей настоящей работы согласимся с мнением, согласно которому правосубъектность следует рассматривать в связке понятий «субъект права» и «участник правоотношений», поскольку возможность (способность) иметь права и обязанности в силу правосубъектности может быть реализована носителем правосубъектности. Иными словами, нет пользы от возможности, если ее нельзя реализовать, и невозможно реализовать то, чего нет.

К элементам правосубъектности в науке относят правоспособность, дееспособность, деликтоспособность и др. Данная тема обсуждается в юридической литературе достаточно давно, много дискуссий нашло свое отражение в работах цивилистов разного периода развития права.

Ряд ученых деликтоспособность относит к содержанию дееспособности, не выделяя в отдельный элемент правосутбъектности.[238]

Существует мнение, в большей степени нашедшее свое развитие в работах С. Н. Братуся, С. Ф. Кечекьяна, С. М. Корнеева, А. В. Мицкевича и др., которое заключается в совпадении по содержанию двух понятий «правосубъектность» и «правоспособность», из логической цепочки которого понятие «дееспособность» исключается, либо рассматривается как подвид[239].

На наш взгляд, такая позиция взаимно исключает необходимость применения двух понятий и ставит перед выбором одного из них.

Впрочем, мнение об отказе от понятия «правосубъектность», которое лишь усложняет правовые отношения и ведет к нескончаемым дискуссиям[240] [241], также существует.

Нельзя не упомянуть теорию М. М. Агаркова о «динамической правосубъктности», суть которой в том, что субъект обладает определенными

правами и обязанностями в зависимости от текущих взаимоотношений его с

2

иными лицами .

И все же, как показал анализ мнений ученых, преобладает позиция о том, что понятия «правоспособность» и «дееспособность» объединены под общее понимание «правосубъектность»[242]. Согласимся с таким мнением, поскольку оно наиболее точно определяет правосубъектность.

Правоспособность в теории права характеризуется через признаки равенства и всеобщности[243]. Правоспособность является равной и присущей для всех, вне зависимости от возраста, состояния здоровья, в том числе психических отклонений, имущественного положения, политических взглядов, пола, национальности и религиозной принадлежности.

Вместе с тем наличие правоспособности не гарантирует равенство в объеме субъективных прав, в силу того, что обладание последними зависит от ряда юридических фактов, а правоспособность является предпосылкой иметь права и исполнять обязанности.

Не следует забывать, что правоспособность не является естественным качеством субъекта права, а относится к общественно-правовому[244], несмотря на утвердившуюся в науке точку зрения, что правоспособность возникает с момента рождения[245].

Однако относительно возникновения правоспособности физических лиц в науке имеются и иные подходы. Например, в некоторых конкретных отраслях права предусмотрена возможность установления момента возникновения правоспособности не родившегося человека[246] [247].

Интересным представляется мнение о том, что момент возникновения правоспособности следует ставить в зависимость от специфики отрасли права. Так, в гражданской отрасли права предлагается исходить из существующего подхода —правоспособность возникает с момента рождения, а иную отраслевую правоспособность, что подразумевается быть субъектом права определенной отрасли права, определять в соответствии с нормами, регулирующими эту отрасль права. Кроме того, некоторые авторы выделяют специальную правоспособность, возникающую при выполнении особых условий, занятии соответствующих должностей .

Следует отметить, что в российской доктрине вопросы конкурсной правоспособности уже были предметом исследования некоторых ученых[248].

К примеру Т. П. Шишмарева рассматривает конкурсную правосубъектность как способность приобретать права, а процессуальную способность - как способность реализовывать права в процессе.[249] Это означает, что конкурсная способность возникает с рождения и заканчивается смертью. Правда, автор не уточняет, чем отличается она в этом случае от способности общегражданской, которая возникает у гражданина также с рождения.

Процессуальная способность, на наш взгляд, не отвечает всем целям и задачам, поскольку, как было уже сказано, российское конкурсное право содержит как материальные, так и процессуальные нормы, что отличает его от Положения Германии, на основе которого строится высказанное суждение. Кроме того, гражданин принимает участие в мероприятиях, не связанных с судебным процессом, например в собраниях кредиторов.

Правоспособность, бесспорно, является неотъемлемой и важной частью, однако она не может характеризовать весь механизм участия должника в конкурсных отношениях в силу отсутствия элемента реализации как такового.

Дееспособность в науке понимается как способность лица собственными действиями приобретать и реализовывать гражданские права, образовывать для себя гражданские обязанности и выполнять их[250] [251] [252].

Понятие «дееспособность» не содержит характерного для правоспособности признака равенства. Напротив, степень дееспособности определяется с помощью таких критериев, как возраст, состояние здоровья (психического). Акцент сделан на активность гражданина; действия, которые он совершает, формируют комплекс прав и обязанностей в будущем.

Дееспособность по достижению 18 лет. Возраст, определяемый законодателем, который позволяет в полном объеме обладать дееспособностью — 18 лет (ст. 21 ГК РФ). Вместе с тем в теории права говорится о наступлении полной дееспособности при наличии или отсутствии определенных обстоятельств, установленных законом, применяемых при необходимости .

В

Семейном кодексе РФ[253] [254] (по тексту СК РФ) также обращается внимание на отсутствие императивно установленного минимального возраста, с которого гражданин вправе вступить в брак и тем самым приобрести полную дееспособность2.

Формальный подход к решению вопроса о приобретении полной дееспособности не соответствует реальной действительности в силу того, что способность (неспособность) иметь права, и нести в этой связи обязанности гражданином, как правило, не зависит от установленных законом условий, поскольку дееспособным гражданином действия могут быть и не выполнены (например, из-за отсутствия способностей, таланта, желания), и, наоборот, недееспособному гражданину их выполнение может быть по силам (например, участники паралимпийских игр, трудоустроенные инвалиды).

Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Несовершеннолетние ограничены в своей дееспособности, они могут заключать сделки, но только с согласия своих законных представителей, оформленного в письменном виде, как на момент совершения, так и в результате уже свершившегося акта в форме одобрения. Несовершеннолетние вправе распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами по своему усмотрению, а также осуществлять авторские права на произведения литературы, науки, искусства или любой другой формы интеллектуальной деятельности, охраняемой законом. Совершать сделки, предусмотренные законом для малолетних. Кроме того, вносить вклад в кредитные учреждения, быть участником кооператива согласно соответствующему законодательству. Несут ответственность за вред, причиненный ими, и имущественную ответственность по сделкам.

В теории права дееспособность несовершеннолетних характеризуется как частичная, неполная, ограниченная[255] . Однако именно понятие «ограниченная дееспособность» вызывает дискуссию, аргументируя системным толкованием норм права, делается вывод о невозможности говорить об ограничении, поскольку речь идет о части от полной дееспособности[256].

Дееспособность малолетних в возрасте от 6 до 14 лет. Малолетним предоставляется право совершать: мелкие бытовые сделки; сделки по распоряжению средствами, полученными от законных представителей или по их согласию от третьих лиц; сделки подразумевающие получение выгоды на безвозмездной основе, не требующие участия нотариуса или государственной регистрации. Имущественную ответственность по указанным сделкам несут законные представители, если не докажут свою непричастность. Также предусмотрена ответственность за вред, причиненный малолетним (ст. 28 ГК РФ).[257]

В теории гражданского права также указывается минимальный возраст возникновения дееспособности у гражданина — 6 лет[258].

Недееспособные лица в возрасте до 6 лет и по решению суда. Дети до 6 лет, согласно законодательству, признаются недееспособными. Наравне с ними, согласно п. 1 ст. 29 ГК, [259] таковыми считаются лица, которые вследствие психического расстройства могут быть признаны судом недееспособными в порядке, определенном Гражданским процессуальным кодексом РФ[260](по тексту ГПК РФ).

Вместе с тем указанные лица могут быть участниками правоотношений в порядке, предусмотренном законодателем, компенсируя отсутствие своей дееспособности, части дееспособности за счет других лиц, в состав которых могут входить специалисты и лица, не обладающие специальными навыками.

Деятельность представителей направлена на восполнение дееспособности граждан в части и полном объеме[261] [262].

Представители должны обладать дееспособностью в полном объеме. Это

могут быть родители, усыновители, опекуны, попечители, душеприказчик, иной

2

представитель (например, в порядке п. 1 ст. 284 ГПК РФ).

Таким образом, ранее обозначенная тождественность двух понятий «субъект права» и «участник правоотношений» не лишена прежнего смысла в силу того, что дееспособность частично или в полном объеме компенсируется представителем, что позволяет лицу быть и полноценным субъектом права, и полноценным участником правоотношений.

Итак, правоспособность и дееспособность являются элементами правосубъектности, наиболее точно отвечают ее свойству, которое может быть выражено через категорию «юридическая возможность». Поскольку правоспособность представляет собой комплекс прав и обязанностей, указывая на возможность их обладания субъектом в сфере общественных отношений, а дееспособность характеризует динамичный характер правосубъектности, который может быть выражен в самостоятельной реализации возможности по приобретению и осуществлению прав и обязанностей, предусмотренных правоспособностью.

В общем порядке применение дееспособности самим ее носителем является единственным возможным способом реализовать правоспособность. В тех отраслях права, где права и обязанности могут быть реализованы представителем и не требуется его личного участия в процессе приобретения и осуществления

таких прав и обязанностей, а их ограничение и отсутствие допускается законодателем, реализация правоспособности лица обеспечивается

дееспособностью другого лица. Иначе существование правоспособности в полной изоляции от дееспособности теряет смысл[263] [264].

Как отмечалось выше, в теории права сформировалось несколько разновидностей правосубъектности, момент возникновения которых

характеризуется как одновременное наступление правоспособности и дееспособности. Во-первых, общая, выраженная как способность лица быть субъектном права. Во - вторых, отраслевая, определяющая способность лица быть участником правоотношений в соответствующей отрасли права. В-третьих, специальная, характеризующая лицо как участника определенных правоотношений в рамках соответствующей отрасли права, среди таких лиц отмечаются должностные лица, обладающие специальными навыками2.

В продолжение развития идеи о специальной правосубъектности в юридической литературе высказывается мнение о ее принадлежности к юридическим лицам[265].

В юридической науке существует схожая классификация из трех видов правосубъектности, согласно которой в качестве лиц, обладающих специальной правосубъектностью, предлагается рассматривать граждан с частичной дееспособностью и недееспособных граждан[266].

Рассмотренные точки зрения позволяют охарактеризовать конкурсную правосубъектность как межотраслевую наравне с представленными в науке в пределах отраслей российского права самостоятельными видами правосубъектности граждан, например, семейная правосубъектность[267], трудовая

1 2 правосубъектность , завещательная правосубъектность , арбитражная

процессуальная правосубъектность[268] [269] [270] [271].

Наиболее точно, на наш взгляд, по данному поводу высказался В. Я. Яковлев, указав, что в современной цивилистике различают общую правосубъектность, которая содержит зафиксированную в законе способность субъекта к участию в правоотношениях, а так же отраслевую, которая признает за лицом право быть потенциальным субъектом в отношениях, регулируемых нормами определенной отрасли права. В ситуации, когда существует несколько отраслевых видов правосубъектности, Вениамин Федорович, отмечает, что каждому из них наряду с общими параметрами присущи и какие-то особенности. Это становится возможным в силу того, что каждая отраслевая правосубъектность имеет свое специфическое содержание, однако факт присутствия общих черт, характерных общей правосубъектсности, исключать

4

нельзя.

Поскольку институт несостоятельности не является самостоятельной отраслью права, а относится к гражданскому праву, однако регулируется, с учетом норм иных отраслей права, мы имеем дело с отраслевым методом определения правосубъектности в конкурсных отношениях, предлагаемым Вениамином Федоровичем. Таким образом, у гражданина наряду с общей гражданской правосубъектностью может быть межотраслевая конкурсная правосубъектность в силу специфики регулирования таких отношений, отличных от общего порядка. Как уже отмечалось в настоящей работе отличительные черты межотраслевого правового института выражаются в таких категориях, как, порядок и условия присвоения статуса должника гражданину в деле о банкротстве, что определяется обязанностью установить критерии

неплатежеспособности и/или неоплатности должника; особый порядок удовлетворения требований кредиторов через реализацию конкурсной массы, что делает невозможным выдачу долга в натуре; порядок ведения процесса, нормы Закона о банкротстве содержат особые процессуальные положения, дополняемые общими нормами Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Все в совокупности позволяет утверждать, что каждая отрасль определяет правовое положение субъекта и посредством правосубъектности указывает на то, какими правами и обязанностями он обладает и каким поведением возможно привести в действие эти права и обязанности, иными словами, какая модель поведения субъекта есть юридически значимая.1

Между тем, специальную правосубъектность, осуществляемую в пределах отраслей права, представляется возможным относить к недееспособным лицам и лицам с частичной дееспособностью, поскольку факт их возможного участия в конкурсных отношениях отрицать нельзя. Однако невозможно умолчать об особенном механизме исполнения такими субъектами своих прав и обязанностей в конкурсном праве.

Таким образом, правосубъектность представляет собой категорию, которая способна выражать качественное своеобразие субъектов права, несет определенную гносеологическую нагрузку. Исследование правосубъектности позволяет познать различные субъекты права.

В юридической литературе вопрос правосубъектности должника в конкурсных правоотношениях рассматривается зачастую через ограничение правоспособности и дееспособности общей правосубъектности должника рамками объективного права в силу специфики отрасли конкурсного права.

Так, существует позиция, согласно которой такое ограничение происходит в ходе процедуры наблюдения в отношении должника - юридического лица. Ограничение правоспособности выражается в установлении запрета руководителю должника совершать определенные федеральным законом сделки,

кроме того, устанавливается обязанность согласовывать сделки с арбитражным управляющим. Дееспособность ограничивается, поскольку часть действий в процедуре наблюдения, а в конкурсном производстве и внешнем управлении все действия совершаются арбитражным управляющим[272].

Схожее мнение в науке об ограничении правосубъектности должника в конкурсном праве также определяет причину ограничения правоспособности должника - юридического лица в ходе процедуры финансового оздоровления, отмечается факт принятия соответствующего плана по восстановлению и утверждения графика удовлетворения требований кредиторов, указывается на необходимость согласования сделок как с арбитражным управляющим, так и с собранием кредиторов. Ограничение дееспособности должника в финансовом оздоровлении характеризуется особым порядком предъявления кредиторами требований к должнику, а также в приостановлении взыскания по исполнительным документам[273].

В процедуре конкурсного производства в научной литературе также отмечаются признаки ограничения правоспособности должника, которые заключаются в реализации имущества должника без учета воли руководителя должника, в порядке и на условиях, регламентированных федеральным законом. В этом же выражается ограничение дееспособности должника, поскольку мероприятия по продаже имущества организует и проводит арбитражный управляющий, либо приглашенный им организатор торгов[274].

Автором не ставится задача сравнивать деятельность юридического лица и физического лица, не ведущего предпринимательскую деятельность. Разница очевидна в масштабах и объемах деятельности, в форме управления и принятия решений. При этом было бы странным отрицать фундаментальные выводы,

сделанные другими авторами, изучающими проблему ограничения

правосубъектности юридических лиц в конкурсных правоотношениях. Поскольку схожие ограничения можно наблюдать в рассмотренных ранее процедурах, применяемых в отношении должника - гражданина, не ведущего предпринимательскую деятельность. Вместе с тем, сам факт установления ограничения правосубъектности должника - гражданина в конкурсных отношениях в том виде, как было показано выше, нам представляется дискуссионным. Поскольку наравне с описанными ограничениями должнику - гражданину устанавливаются определенные льготы (дополнительные права), о которых было сказано в предыдущем параграфе. В целом в результате проведения процедур, как реструктуризации долгов гражданина, так и реализации имущества должника, законодателем предполагается реабилитация гражданина, что подразумевает улучшение его правового положения как субъекта права.

Феномен «ограничение правосубъектности должника» в конкурсном праве, на наш взгляд, может быть рассмотрен в составе межотраслевой конкурсной правосубъектности, поскольку учеными подразумевается ограничение общей правосубъектности, а не отраслевой. Понятие «конкурсная правосубъектность» наиболее точно определяет правовое положение должника в конкурсном праве и соответствует требованиям основных принципов и задач конкурсного права.

Основной принцип института несостоятельности (банкротства),

заключается в справедливом погашении задолженности перед кредиторами должника, создавая здоровый фон конкуренции интересов кредиторов [275] — рождает потребность в установлении специального правового режима, предполагающего ограничение прав и обязанностей, как должника, так и его кредиторов[276].

Надо сказать, что Конституционным Судом РФ сформирована определенная позиция относительно принципов, используемых в институте несостоятельности (банкротстве), в том числе в части ограничения:

• при реализации Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» обращается внимание на юридическое равенство сторон[277];

• наличие ограничений, устанавливаемых для основных участников (должника и кредитора), состоящих в особом правовом режиме имущественных требований, которые предъявляются к должнику в определенном порядке, направленном на исполнение обязательств последним, отвечают принципу справедливости[278];

• в силу различных, как правило, совершенно противоположных интересов лиц, принимающих участие в деле о банкротстве, законодатель должен обеспечить баланс их прав, а также законных интересов, что, определенно, и является публично-правовой целью института конкурсного права[279].

Среди основных принципов, которые требуют законодательного закрепления, М. В. Телюкина, выделяет следующие:

- реализация процедур конкурса согласно экономической целесообразности;

- планомерное течение конкурсных отношений в рамках определенных этапов, каждый из которых сформирован исходя из определенного комплекса прав и обязанностей и проведения соответствующих мероприятий;

- применение норм конкурсного права, ориентируясь на критерии и признаки несостоятельности, предусмотренные конкурсным правом;

- дифференциация признаков, достаточных для возбуждения судебного дела с последующим признанием должника банкротом;

- наличие существенных возможностей у кредиторов с крупным требованием, что порождает задачу обеспечить интересы мелких кредиторов;

- обеспечение пропорционального и соразмерного удовлетворения требований кредиторов, в том числе соблюдения очередности[280].

Данную классификацию принципов поддерживает В. Н. Ткачев[281].

Очевидно, что принципы сформированы на базе существующего практического опыта конкурсных отношений с участием юридических лиц. Вместе с тем сам факт этого не лишает возможности их применения к отношениям с участием граждан, поскольку институт несостоятельности (банкротства) граждан хотя и регулируется отдельным разделом норм права применительно к гражданам, однако механизм института несостоятельности (банкротства) предусмотрен единый.

С. А. Карелина под принципами правового регулирования конкурсных отношений, предлагает понимать исходные положения, основные начала института, отражающие объективную сторону института несостоятельности (банкротства), выражающие его содержание и сущность, и логичность развития отношений, на базе которых строится нормотворчество и правоприменение[282].

Тем не менее, для понимания сути несостоятельности и достижения цели института конкурсных отношений важное значение имеет не обычный комплекс элементов фактического наличия, сформированная по принципу накопления, а особая их совокупность, характеризующая планомерное накопление

соответствующих элементов; юридические последствия в таком случае возможны

только при накоплении достаточного количества элементов в соответствующем порядке[283].

Специфика отрасли права, которой регулируются конкурсные отношения, позволяет определить ограничение общей правосубъектности лица в этих отношениях как реализацию им того объема субъективных прав в конкурсных отношениях, который возможен в силу особой конкурсной правосубъектности у лица, согласно принципам, целям, задачам и нормам конкурсного права.

Так, В. П. Грибанов рассматривает единые пределы осуществления субъективных прав, установленные законом, как юридическое выражение равенства субъектов в системе правоотношений, а не как ограничение прав[284].

Таким образом, конкурсную правосубъектность следует понимать, как отраслевую правосубъектность, в состав которой входит особый комплекс прав и обязанностей гражданина-должника, реализуемый им исключительно в рамках института несостоятельности (банкротства).

Момент возникновения и прекращения конкурсной правосубъектности определен характером конкурсных правоотношений. В силу того, что она особая, то возникает у лица в момент вступления в эти отношения и прекращается завершением этих отношений.

На первый взгляд трудностей в этом вопросе быть не должно. Однако при детальном рассмотрении возникновения конкурсных правоотношений возникают такие вопросы, как момент возникновения отношений, с которого следует считать их наступившими, поскольку к этому моменту можно отнести подачу заявления в отношении должника в суд, открытие дела о банкротстве, вынесение судом решения о признании должника банкротом и введении соответствующей процедуры.

Возникновение обязательств затруднительно рассматривать в качестве возможного появления у должника конкурсной правосубъектности, поскольку, например, в момент вступления должником в договорные обязательства предполагается, что должник исполнит принятые на себя обязательства в полном объеме, тогда признаки возникновения конкурсных отношений на этом этапе не усматриваются. Более того, кредитор обязан доказать неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств со стороны должника, а также исполнение обязательств со своей стороны. В этой связи нельзя исключать спор, требующий разрешения в суде вне банкротного дела, если таковое не было открыто ранее в отношении должника.

Следует согласиться с высказыванием Н. Г. Соломиной о том, что обязательство прекращается не только в случае его надлежащего исполнения, а еще и в случае надлежащего исполнения обязательства (кондикционного)[285]. Таким образом, должник может быть недобросовестным (несоблюдение сроков исполнения, оплата не в полном объеме и т.д.), вследствие чего помимо основного обязательства рождается еще и дополнительное (неустойка, возмещение убытков и т.д.), погашение которого также является обязательным.

Обязательства, возникающие из договоров и сделок в результате неосновательного обогащения, вследствие причинения вреда и иных оснований, в редакции новой статьи 307 ГК РФ дополнены указанием на обязанность сторон действовать добросовестно и учитывать права, а также законные интересы каждого, выражать необходимое содействие в вопросах обязательства и не скрывать необходимую информацию при установлении, осуществлении обязательств и после их завершения[286].

Таким образом, современное российское законодательство исходит из добросовестности и разумности в части установления, исполнения и после исполнения обязательства. Кредитор может прогнозировать негативные последствия в виде возможных конкурсных отношений исходя из опыта предыдущего периода, критериев должника (возраст, пол, место работы и т. д.), но характеризуют должника как несостоятельного только установленные признаки(критерии) неплатежеспособности и (или) неоплатности.

Следует отметить, что схожее правовое указание содержится в некоторых зарубежных законодательствах, в которых достаточно давно существует институт несостоятельности (банкротства) граждан.

Так, в Германском гражданском уложении закреплено, что каждая из сторон может быть обязана учитывать права, правовые блага и интересы другой стороны, а должник обязан исполнять добросовестно, в соответствии с требованиями обычаями оборота (п. 2 § 241, 242)[287].

А законодательство Нидерландов призывает кредитора и должника придерживаться правил разумности и справедливости во взаимных отношениях. Интересным представляется положение о том, что обязательство, связывающее их в силу закона, обычаев или сделки, действительно в той мере, насколько это приемлемо в данных обстоятельствах по соображениям разумности и справедливости[288].

Как уже говорилось в § 1 настоящей главы неплатежеспособность и (или) неоплатность содержат признаки, доказать которые предстоит заявителю в ходе рассмотрения судьей заявления о признании должника банкротом в деле о банкротстве, при условии подачи им соответствующего заявления. Вне зависимости от лица, выступающего в качестве заявителя (должник, кредитор, уполномоченный орган), в арбитражный суд представляется пакет документов, подтверждающих доводы, указанные в заявлении.

При этом заявление, поданное в арбитражный суд, не является гарантией удовлетворения его по существу. Арбитражный суд, рассматривая такое заявление, прежде всего устанавливает соответствие поданного заявления предусмотренным законодательством требованиям к форме и порядку подачи (ст.

213.4, ст. 213.5 Закона о банкротстве 2002 года, ст. 224 АПК РФ). Затем суд принимает одно из предусмотренных законом решений: о введении процедуры банкротства в отношении должника, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения[289] [290].

Неясно, с какого же периода комплекс прав и обязанностей, именуемый для целей настоящей работы конкурсной правосубъектностью, возникает у должника: с момента принятия заявления или с момента введения в отношении должника соответствующей процедуры банкротства.

Как указывал Пленум ВАС РФ в постановлении от 22 июня 2012 года «если суд принял одно заявление о признании должника банкротом (возбудил дело о банкротстве), то все аналогичные заявления, поступившие позже первого заявления, принимаются судом как заявления о вступлении в то же дело о банкротстве ...» (п. 7) (по тексту Постановление Пленума ВАС № 35).

Судебная практика сложилась в пользу возбуждения дела о банкротстве на основании заявления, которое по формальным признакам соответствует критериям его рассмотрения по существу. Номер делу о банкротстве присваивается на этапе поступления заявления, которое подлежит рассмотрению в пятидневный срок с даты поступления (ст. 127 АПК РФ)[291].

Таким образом, возникает две даты: 1) дата принятия заявления

(возбуждения дела) и назначения к рассмотрению его по существу; 2) дата введения процедуры банкротства в отношении должника.

При этом разрыв между этими датами может составлять до 3 месяцев п. 5 ст. 213.6 Закона о банкротстве 2002 года.[292]

Учитывая тот факт, что номер дела присваивается один раз и далее его судьба следует судьбе решения по существу, автор считает несправедливым игнорировать дату возбуждения дела. Вместе с тем фактическим моментом наступления последствий конкурсной правосубъектности по описанным ранее причинам, а именно в силу специфики прав и обязанностей, действий (бездействия), считается момент введения процедуры банкротства в отношении должника в рамках возбужденного дела о банкротстве. Датой введения процедуры банкротства следует считать дату объявления резолютивной части решения (п. 42 Постановления Пленума ВАС №35).

С учетом изложенного, автор настаивает на том, что конкурсная правосубъектность возникает у должника с момента возбуждения дела о банкротстве, однако носит пассивный характер ввиду процессуального механизма ее реализации. С даты объявления резолютивный части решения арбитражного суда о введении процедуры банкротства в отношении должника конкурсная правосубъектность приобретает активный характер и, как следствие, позволяет должнику быть полноценным участником в деле о банкротстве, статус которого определен судебным актом.

В соответствии с действующим Законом о банкротстве основаниями для завершения дела о банкротстве гражданина являются:

- завершение исполнения плана реструктуризации долгов гражданина (ст. 213.22);

- завершение расчетов с кредиторами и освобождение от обязательств (ст. 213.28);

- заключение мирового соглашения (ст. 213.31).1

То есть в результате завершения дела о банкротстве решаются следующие задачи: удовлетворяются требования кредиторов, сохраняется социальная единица общества. Очевидно, что имеет смысл говорить и о прекращении конкурсной правосубъектности гражданина в этой связи.

Таким образом, обобщая результаты проведенного в рамках настоящего параграфа анализа, есть основания сформулировать следующие выводы:

Конкурсная правосубъектность — это особая межотраслевая правосубъектность в конкурсном праве, включающая в себя особый комплекс прав и обязанностей гражданина-должника, который:

- возникает в пассивной форме в момент возбуждения дела о банкротстве;

- переходит в активную форму с момента введения процедуры банкротства;

- прекращается завершением (прекращением) дела о банкротстве;

-реализуется самим должником — носителем конкурсной

правосубъектности, либо законным представителем исключительно в рамках конкурсных отношений в полном объеме вне зависимости от степени общегражданской правосубъектности, то есть правоспособности и дееспособности.

Это позволяет настаивать на необходимости введения в научный оборот категории «конкурсная правосубъектность» применительно к физическому лицу в рамках дела о банкротстве, как особой межотраслевой правосубъектности в конкурсном праве, которая не совпадает с категорией «гражданская правосубъектность». В этой связи предлагается авторское определение данного понятия: «конкурсная правосубъектность» — это определенные законодательством Российской Федерации права и обязанности физического лица - должника, которые возникают и реализуется после возбуждения производства по делу о банкротстве и до прекращения (завершения) производства, вне зависимости от смерти должника».

Выделение данной категории обусловлено спецификой отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), и необходимостью

дифференцировать их от иных отношений, как частных, так и публичных.

<< | >>
Источник: Алфёрова Лилиана Марковна. КОНКУРСНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ДОЛЖНИКОВ - ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ: ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ ГРАЖДАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Понятие и сущность конкурсной правосубъектности:

  1. § 1. Исключительные права на фирменное наименование
  2. Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юри­дического лица.
  3. Библиография.
  4. Оглавление
  5. Введение
  6. § 3. Понятие и сущность конкурсной правосубъектности
  7. §3. Конкурсная правосубъектность участников наследственных отношений
  8. Заключение
  9. Библиографический список
  10. Субъективные публичные управленческие права, обязанности, законные интересы и их защита.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -