<<
>>

М. Т. Рюмина ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ


Слово философия в переводе с греческого языка означает «любовь к мудрости». Именно любовь к мудрости, а не сама мудрость. Любовь — это значит стремление, движение, путь к единству с чем-либо. И поэтому философия — это путь к мудрости, но не всегда ее обретение.
Ведь и среди семи древнегреческих мудрецов философ был только один — Фалес. Платон определял философию как «искусство умирать», потому что философия для него — это мысль, которая освобождает душу человека. Его ученик Аристотель уже несколько иначе понимал предмет философии. Для него философия — это наука, исследующая первоначала и причины вещей, это наука о сущем. И поэтому она является наукой наук, ибо ее предмет — первоначала или корни всех вещей. И он же говорил, что философия — единственно свободная из наук, так как она, имеет своей целью, прежде всего, стремление к пониманию и избавление от незнания, а уже потом — пользу. Из этих высказываний о философии видно, насколько непросто однозначно определить предмет философской науки, потому что он оказывается слишком широк и всеобъемлющ. Эти смыслы философии сохраняют свое значение до сих пор.
Предварительно о предмете философии можно сказать, что философия, во-первых, является наукой о всеобщем, так как она мыслит о всеобщих явлениях, которыми выступают, например, всеобщие законы становления мира или всеобщие законы развития сознания человека, и «инструментом» ее является также всеобщее — предельно абстрактные понятия. Иначе говоря, с одной стороны, философия является наукой о сущем в его всеобщих основаниях, а, с другой стороны, она является культивированием и обобщением «теоретического разума», т. е. теорией самой теории. Во-вторых, о философии также можно говорить как о самосознании культуры. Еще Гегель утверждал, что философия — это квинтэссенция целой исторической эпохи, схваченной в мысли. И, в-третьих, философия является формой мировоззрения.
Все эти три аспекта предмета философии, безусловно, глубоко взаимосвязаны, они фиксируют устойчивость и преемственность в развитии философии со времени ее возникновения в
VI в. до н.э. одновременно в трех регионах мира — в Древних Греции, Индии и Китае. Но предмет философии обладает еще и исторической относительностью, вызванной тем, что в разные эпохи в философских рассуждениях на первый план выходили какие-то одни проблемы, в то время как другие оставались в тени. Например, проблема единства мира и его бытия была центральной на заре развития античной философии, а вопросы теории познания, гносеологии, стали преобладать в западноевропейской философии Нового времени. И поэтому в первом случае философию можно было бы определить как науку о бытии, а во втором случае, как науку о принципах и методах познания мира. Но и в том и в другом случае, помимо главных проблем, другие философские вопросы, отошедшие в тень, все равно обязательно решались, так как они всегда сохраняли свое мировоззренческое значение.
Мировоззрение — это представления людей о мире в целом, которыми они руководствуются в своей практике. Можно выделить обыденное мировоззрение, свойственное каждому из людей в повседневной жизни. (В этом смысле говорят, что у каждого есть своя жизненная философия.) Оно, как правило, состоит из разнообразнейших мнений, которые часто противоречат друг другу, отличаются смутностью и неотрефлексированностью.
Если мировоззренческая позиция тщательно продумана, исходит из единого основополагающего принципа, и логически обоснована, то обыденное мировоззрение становится теоретическим, или, собственно, философией. Для философии как теоретического мировоззрения главными проблемами выступают следующие: что есть мир и что есть человек, и какова связь между ними? Предметом философии как мировоззрения является, иными словами, отношение человека к миру. Само отношение к миру тут может быть понято как «мысль человека о мире и о самом себе» и ее практическое осуществление. Причем «человек» тут берется в целом, в его всеобщем значении «человеческого рода во все времена его существования», и «мир» понимается тоже в его предельно обобщенном значении, как «все то, что нас окружает». Посредством чувства охватить весь мир это сделать нельзя, и даже представить себе весь мир невозможно, а вот помыслить можно. И поэтому мысль, разум, умозрение, созерцание — главные «инструменты» философии.
Именно обращение к разуму и логике отличает философию от других форм мировоззрения — от религии и мифологии. Все формы мировоззрения обязательно отвечают на вечные вопросы: как мир существует и как он возник? Каково место человека в мире? В чем смысл человеческой жизни? Существует ли Бог? Можно ли познать истину? Что такое добро и почему существует зло? Что такое смерть, есть ли бессмертие? Что такое свобода? и т.д. Но религия, мифология и философия отвечают на них по-разному, прежде всего, потому, что они исходят из разных целевых установок.
Мифология — это исторически первая форма общественного сознания и, соответственно, мировоззрения. В ней в синкретическом единстве представлены элементы всех позднейших проявлений сознания — религии, философии, науки, искусства и др. Основой мифологии служит мифологическая форма мышления и миф как ее своеобразная «единица». В мифах рассказываются истории жизни богов и людей. В мифах все противоположности сходятся, а противоречия не замечаются. В мифах идея слита с образом, фантазия с реальностью, естественное со сверхъестественным, субъективное с объективным, чувственное не отделено от рационального, а материя от духа. В мифах главную нагрузку несут воображение и обращение к памяти предков. Практический повседневный опыт проверяется ритуалом и традицией. Довольно поздно из мифологической формы сознания выделяются религия (развитые формы религии появляются во II тысячелетии до н.э.) и философия (VI в. до н.э.).
Если религия определяется как «вера в сверхъестественное», то имеется в виду то обстоятельство, что «сверхъестественное» уже отделилось от «естественного», и «сверхъестественное» понимается в религии как мир причин и сущностей всех явлений. Поэтому именно вера в Бога или богов определяет горизонт представлений о мире, мотивы поступков человека. Вера, отнюдь, не исключает рассуждение, в том числе и философское, но обуславливает его своим авторитетом. Так, христианское богословие — это и есть «философствование в Боге». Еще христианский богослов св. Иоанн Дамаскин в VIII в. определял философию широко — как «уподобление Богу». А уподобиться Богу человек может, по его мнению, с помощью трех вещей: посредством мудрости или знания истинного блага; посредством справедливости, которая заключается в распределении поровну и посредством беспристрастия в суждениях. Философия — это любовь к мудрости, но поскольку истинная мудрость — это Бог, как говорит св. Иоанн Дамаскин, то подлинная философия и есть любовь к Богу. В таком понимании философия предстает разумом, живущим в согласии с верой.
Но философия со времен своего возникновения всегда стремилась настоять на своей автономности, провозглашала свободу разума в выборе того, во что человек должен верить. Это — свобода, но не только свобода в движении к истине, но и свобода в заблуждении. Философия, фактически, утверждала способность разума выбирать себе богов, ведь первые философы переставали верить в Зевса или Посейдона, а говорили, что «вода» — это единое божество мира (как Фалес, например), или это — «первоогонь» (у Гераклита), или это — «Сфайрос», (космос в состоянии любовного смешения у Эмпедокла). Поэтому, можно сказать, что философия — это культ разума. А значит она все стремится измерить человеческой меркой, имеет в качестве «точки отсчета» человека, а не сверхъестественное. И поэтому философия тенденциозна по-своему, как и всякое мировоззрение, которое всегда носит ценностный характер, то есть зависит от тех ценностей, которые в ней провозглашаются основополагающими.
Философия считает точкой отсчета человека как самодостаточное и саморазвивающееся существо, и поэтому она опирается на практику человека в его повседневном бытии. Если мифология и религия ориентированы, преимущественно, на традицию и коллективный опыт поколений, то философия рождается из доверия тем знаниям, которые получены человеком на протяжении своего жизненного опыта, который впоследствии отливается и в научное знание. Поэтому философия, подобно художественному произведению, носит авторский характер и есть выражение взглядов отдельной личности (Платона, Аристотеля или Гегеля). Другое дело, что через философское миросозерцание отдельного человека раскрывается всеобщее: миросозерцание целого народа, «дух времени», как говорил Гегель. Это подобно тому, как художественный гений целого народа может быть персонифицирован в одном человеке: у русского народа — А.С. Пушкин, например, у немецкого — И.В. Гете. А философское сознание русского народа блестяще проявилось философии и трудах B.C. Соловьева в XIX в. и А.Ф. Лосева в XX в. Немецкая же философия может быть персонализирована в именах И. Канта, Ф.Г.В. Гегеля, Ф. Ницше, М. Хайдеггера.
Но тут есть одна сложность: взгляды одной личности часто противоречат взглядам другой, Аристотель уже не согласен со своим учителем — Платоном. И как туг решить: кто прав, а кто заблуждается? Философское знание не может быть удостоверено традицией, оно — всегда критика предшествующей традиции.
Поэтому только практика, жизненный опыт, а также логика, законы разумного мышления и непротиворечивость фундаментальным принципам эпохи удостоверяют приемлемость философского рассуждения.
Философия началась с различения уже в ранней древнегреческой философии «пути мнения» как ложного знания и «пути истины» как подлинного знания, которое неочевидно, не дано в чувствах, но может быть познано только умом. Истину могут получить только философы, которые бескорыстно созерцают мир и стремятся к знанию ради него самого. Истина открывается только любящему ее. Любовь к истине может служить синонимом философии, в этой любви к истине ее великое оправдание. Без стремления к истине философия теряет всякий смысл, оскудевает, теряет «жизненные соки», погружается в самокопание и саморазрушение и погибает.
Вопрос о том, является ли философия, собственно, наукой или она выходит за рамки науки и сродни искусству, имеет давнюю историю, но он воспроизводится вновь и вновь. Так уже в XX в. философы Бертран Рассел, Людвиг Витгейнштейн, Эдмунд Гуссерль настаивали на том, что философия возможна как строгая наука, и можно построить ее логику, которая станет логической основой всех наук, в том числе и математики. Правда, оказалось все гораздо сложнее, чем им это поначалу представлялось, и их намерения сделать философию строгой наукой, подобной математике, так и не осуществились.
А Мартин Хайдеггер, ученик Эдмунда Гуссерля, и выдающийся мыслитель XX в., говорил о том, что философия все-таки сродни искусству в своем воспроизведении мира, потому что предмет ее — бытие, жизнь, а жизнь в ее осуществлении (экзистенции) не укладывается во рамки философских и научных понятий и категорий, которые схватывают общее, но упускают единичное, судьбу конкретного человека. Чтобы понять жизнь, ее надо пережить, прочувствовать, и тогда откроется знание, невыразимое рационально, а понимаемое непосредственно, интуитивно, подобно тому как художественный образ несет в себе множество смыслов, которые не все могут иметь рациональное выражение, некоторые открываются только в эмоциональном сопереживании.
Только искусство устами великих поэтов может выражать тайну бытия, истину человека и мира, потому что только искусство обладает способностью воспроизводить мир, действительность, жизнь в ее непосредственной целостности и реальности, а не частично, как это делает любая наука. Хайдеггер продолжил традицию рассмотрения философии как искусства, которая берет свое начало от Платона, и которую в Новое время возобновили романтики (например, Фридрих и Август Шлегели), Ф. Шеллинг, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше и др. Русские философы Владимир Соловьев, Сергей Булгаков, Николай Бердяев, Павел Флоренский также были далеки от того, чтобы философию рассматривать только как науку. Им она представлялась как некий род будущего «цельного знания», которое есть синтез науки, религии, искусства и философии.
Во всяком случае, философия оказывается такой наукой, которая выходит за границы собственно науки. Это обстоятельство фиксируется, например, в распространенном тезисе о том, что «философия есть наука наук». Действительно, когда-то в древности философия бьша «колыбелью» почти всех известных ныне наук, но они давно от нее отпочковались, среди последних выделившихся из нее были, например, социология, психология, политология.
Философия сохраняет свое значение «науки наук» сегодня в том смысле, что только философия как наука о всеобщем делает своим предметом целостность любой вещи или явления, в то время как любая наука рассматривает явление всегда аналитично, односторонне, абстрагируясь от ее других проявлений. Поэтому вопрос о том, является ли она наукой или искусством, относится, например, и к медицине, поскольку медицина все-таки имеет своим предметом целостного человека, в единстве его души и тела, хотя она в современном своем виде стремится абстрагироваться от этого обстоятельства и сосредоточиться именно на соматических аспектах человеческого здоровья. А тело человека как приоритетный на сегодняшний день предмет медицины, в свою очередь, предстает как распадающееся на разные органы, за которыми соответственно закреплены и определенные науки и медицинские специальности. И поэтому современный врач не просто врач, а отоларинголог или кардиолог, лечит орган человеческого тела: уши, нос, горло или сердце, но не человека как такового в его единстве души и тела. В современном строении медицины, как в капле воды, отражается нынешняя дифференциация науки в целом, такое раздробление предмета науки, когда за деревьями уже не видно леса, когда даже смежные области научного знания уже плохо себе представляют о чем идет речь у соседей. Общая синтетическая тенденция в современной науке — это стремление дать системное описание целостного объекта исследования, для которого необходимо комплексное сотрудничество разных наук, и преодолеть, таким образом, «профессиональный кретинизм». Философия — единственная из наук, которая до последнего времени имела своей целью моделирование целостности объекта. Теперь на эту задачу претендует новая наука — синергетика, наука о самоорганизации систем, где подобные модели самоорганизации, разработанные, прежде всего, для неорганического мира, распространяются и на другие области научного знания, в том числе гуманитарного. (4, 35— 45). Глобалистские тенденции в развитии мира находят отражение и в научном познании. Но если эти новые науки (.меганауки: общая теория физики, кибернетика, теория системных исследований, теория глобальной эволюции, синергетика и т.д.) об универсальных закономерностях мира только формируются, то философия обладает проработанными категориями и понятиями, позволяющими анализировать всеобщее. Философия позволяет ориентироваться в этом новом глобальном мире и в его отражении в науке и в обыденном сознании. Иначе говоря, философия не теряет своего значения, а, наоборот, в условиях глобальной эволюции она позволяет соотнести совершенно разные области жизни и сферы сознания и понять, что происходит в современном мире, каково его будущее.
Иммануил Кант считал, что любая философия должна отвечать на три вопроса: «что я могу знать, что я должен делать и на что я могу надеяться?» Первый вопрос теоретический. Он о том, что человеку может раскрыться в его стремлении к познанию. В соответствии с этим знанием он должен устроить свою жизнь. Об этом практическом делании говорит второй вопрос. Философия — это не только знание, но и образ жизни в соответствии с ним. Человек всегда устремлен в будущее, он хочет выйти за пределы своей ограниченности и конечности и заглянуть в вечность. Все эти три вопроса об одном — о человеке и его судьбе. Но человек укоренен в мире и его жизнь связана с движением мира, у которого есть законы, поддающиеся познанию. Кант говорил о том, что чем дальше он живет на свете, тем больше его удивляет одно: звездное небо над головой и нравственный закон в человеке. Они сопоставимы потому, что законы царят во внешнем мире и в самом человеке. И они всеобщи и необходимы. Эти вопросы представляют все «поле» философских рассуждений и открывают всецелое единство мира и человека, которое проявляется в тождестве законов, по которым они живут.
К XIX—XX вв. в философии сложилась определенная система, которая полностью охватывает и описывает все сферы философского знания. Она включает в себя следующие- основные области:
  1. Онтология (от греч. «он» — сущее) — наука о бытии. Она рассматривает проблемы бытия как всеохватывающей реальности. Как различаются бытие материи, вещества и бытие идей, сознание? В чем специфика бытия человека? Каков бытийственный статус таких явлений, как движение, время и пространство? Что такое диалектика и метафизика? Почему Платон определял время как «некое движущееся подобие вечности», а М. Хайдеггер утверждал, что бытие — это и есть время?
  2. Гносеология (от греч. «гносис» — знание) — это теория познания. Что есть истина и как ее достичь — вот главный вопрос теории познания. В чем заключается природа лжи, видимости, виртуальности? Что такое субъект и объект познания? Каково соотношение знания и веры в процессе познания? В чем сущность мышления и что такое идеальное? Какое значение имеют интуиция, красота и даже остроумие для научной теории? Все ли знание проверяется практикой и опытом? Эти и другие вопросы составляют круг гносеологических проблем.
  3. Социальная философия и философия истории. Общество, его сущность, структура, формы, условия существования — предмет рассмотрения социальной философии. Движение общества и человека в истории — предмет философии истории. Существуют ли законы общественного развития? Каковы механизмы управления людьми? Есть ли смысл в истории или это совокупность случайных событий? Существует ли прогресс, или развитие — это всегда «вечное возвращение»? Каково наше будущее? Есть ли единый путь развития всего человечества или у каждого народа свой путь? Чем обусловлено единство народа, этноса и какова его судьба? Гегель считал, что смысл существования народа — это открытие того, что Бог задумал об этом народе, каково его предназначение и осуществление этого предназначения.
  4. Логика — наука о правильном мышлении, о его законах. Что такое понятие как «единица» мышления? Каковы правила вывода всегда истинного знания? Как убедить в своей правоте и доказать желаемое?
  5. Этика — наука о нравственности. Что такое добро и зло — это главный вопрос для этики. Почему человек должен быть добрым и должен стремиться к добродетели? Сократ бы ответил, что только добрый человек может быть счастлив, а злой — никогда. Абсолютны и вечны нравственные нормы, или они меняются время от времени, то есть они относительны в разные эпохи и в разных культурах?
  6. Эстетика — наука о прекрасном или наука о выразительных формах бьггия. Что такое красота? Почему люди стремятся к прекрасному и к любви? В чем заключается природа искусства, могут ли люди жить без искусства? В чем тайна его обаяния и наслаждения от соприкосновения с ним? Почему судьба человека трагична? Почему «жизнь — театр, и люди в ней — актеры»? В чем заключается природа смеха и комического? В. Соловьев называл человека — «человеком смеющимся» (по аналогии с «человеком разумным»), потому что смех такая же родовая черта человека, как и разум. Смех — это благо или он связан со злом? Что такое постмодерн, «симулякры» и виртуальное искусство?

Это — основные сферы философского знания, которые рассматривают мир и человека как существующие (онтология) в Истине (гносеология), Добре (этика) и Красоте (эстетика). Но есть и другие области философского знания, это — философия культуры или культурология, философия науки, аксиология (наука о ценностях), философия языка, философская антропология (учение о человеке), философия религии, философия медицины и естествознания и др. Эти области философии имеют свой специфический предмет, но он обязательно соотносится с целостностью мира и человека.
Но есть сфера философии, которая имеет особое значение — это история самой философии. А.Ф. Лосев назвал историю философии «школой философской мысли» и это действительно так, потому что нет иного пути для развития философского мышления, как пройти самостоятельно тот путь, который был проложен мыслью великих философов. Любого из людей не может не увлечь «становление форм человеческого познания, рождение, развитие, столкновение, расцвет и гибель идей, наполняющих живое сознание человечества, воплощающихся в практической деятельности» (2, 251). И поэтому овладение любой сферой философского знания включает в себя, прежде всего, ознакомление с ее «фундаментом» — с историей и логикой идей.
Что же касается философских бесед, то они, по мысли французского философа Мишеля Монтеня, «имеют свойство веселить и радовать тех, кто участвует в них, и отнюдь не заставляют их хмурить лоб и предаваться печали». (3, 16). Он же
говорил о том, что здоровье начинается с души и духовной жизни человека, поэтому «душа, вместившая в себя философию, не может не заразить своим здоровьем и тело». (3, 16). Можно только согласиться с этим.
ЛИТЕРАТУРА:
Аристотель. Метафизика // В кн.: Аристотель. Сочинения. В 4-х тт. М., 1975. Т. 1. С. 67-69.
Лосев А.Ф. Дерзание духа. М., 1988.
Мир философии. Книга для чтения. В 2-х частях. Ч. 1. М., 1991.
Современная картина мира. Формирование новой парадигмы. Вып. 2. М., 2001.
<< | >>
Источник: Рюмина М.Т.. Философия. Культура. Медицина. Теория и история. Лекции по философии и культурологии. Учебное пособие для медицинских ВУЗов. М.,2009. — 624 с.. 2009

Еще по теме М. Т. Рюмина ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ:

  1. ИДЕЙНО-ФИЛОСОФСКИЕ ТЕЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА 
  2. Историографические проблемы  
  3. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  4. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  5. Глава 3. Европа и славянский мир
  6. Глава 4. Россия и славянский мир
  7. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  8. Глава VIII.ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
  9. Предисловие
  10. М. Т. Рюмина ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ
  11. М. Т. Рюмина ФИЛОСОФИЯ АРИСТОТЕЛЯ
  12. М. Т. Рюмина ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  13. Глава VIII Владимир Соловьев
  14. Глава пятая