<<
>>

2. «Основной вопрос философии» и предмет философии


При обсуждении вопроса о том, существует ли специфический объект философского знания, очень часто дело изображается так, что будто бы основной вопрос философии и вопрос о предмете философии хотя и перекрещивающиеся, но все же разные проблемы.
Само выражение «основной вопрос философии» возникло в результате сокращения, которому было подвергнуто в учебной и популяризаторской литературе начало второго раздела работы Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».
В неусеченном виде оно гласит: «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию» (19.282).
Часто это положение понимают упрощенно. В философии, говорят, есть много самых различных вопросов: что такое мир, как он устроен, конечен он или бесконечен, какое место занимает человек в мире, как относится сознание к бытию и т.д. Какой-то из этих вопросов должен быть главным, основным. В этом смысле Энгельс якобы и выделяет вопрос об отношении мышления к бытию, считая его основным по сравнению с другими вопросами.
На самом же деле Энгельс здесь пишет о другом. Будучи хорошо информирован относительно иллюзий философов о самих себе и нимало не считаясь с этими иллюзиями, Энгельс прямо заявляет: тот вопрос, над решением которого во все времена бились все философы, есть вопрос об отношении мышления к бытию. Ленин в книге «Материализм и эмпири-окритицизм» специально подчеркивал, что вопрос об отно-шении сознания к бытию является «единственно философ-ским вопросом» (11.194), что ни один вопрос, выдвигаемый в качестве философского, не решается вне его рамок.
Подобно тому, как вопрос о сущности жизни выражает то общее, что содержится во множестве конкретных про-блем, разрешаемых биологией в ее развитии и делает ее целостной наукой, так и вопрос об отношении мышления к бытию выражает то общее, что присуще множеству кон-кретных задач, из решения которых и складывалась исто-рия философии. Этот вопрос задает целостность и специ-фичность философской науке.
Правильному пониманию формулировки Энгельса мешает абстрактно-натуралистическое представление о мышлении. В работе Энгельса, как и вообще в марксистской философии, речь идет о реально существующем мышлении, выступающем в конкретных, эмпирически фиксируемых предметных формах деятельности общественного человека: мифологической, религиозной, нравственной, ху-дожественной, политической, научной. Оно существует, например, либо в форме художественного образа, либо в виде научного понятия. Каждая ступень общественного развития характеризуется своим особым категориальным строем, своими путями и способами постижения действи-тельности.
Открытие законов развития человеческого познания, овладевающего тайнами природы и общественного бытия, - одна из сложнейших задач. Решается она только философией. Конспектируя книгу JI. Фейербаха «Лекции о сущности религии», Ленин выделяет следующую мысль Фейербаха: «Познание существенного, нестираемого различия между мышлением и жизнью (или действительностью) есть начало всякой премудрости в мышлении и жизни. Только различие является здесь истинной связью». Оценивая это рассуждение, Ленин отмечал, что оно имеет прямое отношение «к вопросу об основах философского материализма» (13.64).
Место философии в системе наук определяется тем, что она выступает по отношению ко всем наукам о природе и обществе как теория познания, т.е.
как наука о законах той особой формы отношения мышления к действительности, которая реализуется в математике, физике, химии, биологии, политической экономии, всеобщей истории и т.д. Вся совокупность естественных и общественных наук, понятая в ее целостности, как особый социальный институт и исследуемая с точки зрения ее возникновения, структуры, общественных функций, т.е. с точки зрения способности их отражать действительный мир и участвовать в его преобразовании, является составной частью предмета фи- лософии. Представители других наук находят в ней тео-рию собственной деятельности.
Еще Гегелем было высказано понимание того, что задача логики и философии заключается в разрешении проблемы отношения мысли к действительности. Оценивая греческую философию, он считал ее наивной потому, что она еше не принимает во внимание противоположность между мышлением и бытием, исходит из бессознательной предпосылки о тождестве мышления и бытия, полагая, что мышление есть также бытие. Главное в философии XVII в. Гегель усматривал в постижении абсолютной про-тивоположности мышления и бытия, а суть новейшей немецкой философии видел в том, что она делает своим предметом и постигает то единство мышления и бытия, которое, по мнению Гегеля, есть основная идея всей фи-лософии вообще. Гегель считал, что для новой философии характерна проблема противоположности между мыш-лением и бытием, субъектом и объектом, природой и ду-хом (2.99; 3.357, 404). Все эти высказывания Гегель вынужден был сделать, изучив огромный исторический материал, вопреки своей концепции историко-философс-кого процесса, которая в основе своей продолжает арис-тотелевскую традицию.
В противоположность предшествовавшей философии, полагавшей своим предметом мир в целом, некоторые всеобщие, вечные, везде и всюду наличествующие начала, основания и причины бытия, Энгельс определяет предмет философии в соответствии с той действительной ролью, которую она играла в истории человеческого познания. Указание на тот факт, что вопрос об отношении мышления к бытию и есть великий основной вопрос всей философии, является последовательно научным, общим определением предмета философии с момента ее возникновения. Формулировка Энгельса очерчивает границы того поля эмпирических фактов, путем возделывания которого философы приходили к выработке своих теорий. Она вычленяет решающий признак, отличающий философию от других наук.
Реальное отношение мышления к бытию не оставалось неизменным. Всякий раз оно выступало в особой, форме, но все возникавшие в истории философии конкретные проблемы всегда развертывались в рамках вопроса об отношении мышления бытию.
В самой специфичности предмета философии кроется возможность прямо противоположного решения выражающих его многочисленных конкретных проблем, что и приводило в условиях классово-антагонистического общества к возникновению и борьбе партий в философии: ма-териализма и идеализма. Ленин специально предупреж-дал, что ничего другого, кроме определенного решения вопроса об отношении мышления к бытию, под философ-ским материализмом и идеализмом разуметь нельзя, не впадая в путаницу.
Развитие философии как науки осуществлялось таким образом, что новые философские теории давали ответ на вопросы, выдвигаемые общественной жизнью.
Марксизм сумел поднять философию на качественно более высокую ступень тем, что обратил внимание на общественную природу сознания, указав, что сознание людей есть не что иное, как их осознанное общественное бытие. Хотя для прежнего материализма «было до некоторой степени ясно отношение мышления к бытию в природе, но неясно было это отношение в истории, он не понимал зависимости мышления во всяком данном случае от данных исторических материальных условий» (18.630).
Пониманию марксистской точки зрения по вопросу о специфике философского знания очень часто препятству-ет неумение отличить диалектику как философскую науку от диалектики современного естествознания или же диалектики общественно-исторических дисциплин. Диа-лектическая философия (диалектика как философская наука) является таковой только в рамках решения воп-роса об отношении мышления к бытию. Противопостав-ляя материалистическую диалектику идеалистической ди-алектике Гегеля, Энгельс писал: «У Гегеля диалектика есть саморазвитие понятия... Обнаруживающееся в при-роде и в истории диалектическое развитие... является у Гегеля только отпечатком самодвижения понятия... Вер-нувшись к материалистической точке зрения, мы снова увидели в человеческих понятиях отображение действи-тельных вещей вместо того, чтоб в действительных вещах видеть отображение тех или иных ступеней абсолютного понятия...» (19.301-302).
Так же и Маркс раскрывает коренную противоположность своего метода и метода Гегеля в пределах отношения мышления к бытию, указывая, что для Гегеля мышление есть творец действительности, а на самом же деле «идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (20.21).
Все эти положения были восприняты и развиты дальше Лениным. В сложных условиях острой идеологической борьбы и новейшей революции в естествознании выступая против ревизии гносеологических основ марксизма, Ленин определил вопрос об отношении мышления к бы-тию как основную гносеологическую проблему, а борьбу материализма против идеализма назвал борьбой «двух коренных гносеологических направлений». Показывая бе-зуспешность попыток создать такую философию, которая не была бы связана с исследованием и разрешением воп-роса об отношении сознания к материи, Ленин писал: «Читатель видит, что все эти рассуждения основополож-ников эмпириокритицизма вращаются всецело и исклю-чительно в рамках исконного гносеологического вопроса об отношении мышления к бытию, ощущения к физичес-кому» (11.148).
Принципиальное значение для понимания специфики философского знания имеет определение Лениным гносеологии как той сферы, в которой имеет смысл противопоставление мышления и бытия. «Противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна» (11.151). Ленин показал также, что такие, например, философские категории, как материя, со-знание, движение, пространство, время, причинность, не-обходимость, свобода, опыт, ощущение, психическое, фи-зическое, истина, закон, вопрос о природе которых со всей резкостью был поставлен революцией в естествознании, могут быть поняты и определены только в рамках проблемы отношения мышления к бытию. Обосновывая марксистскую концепцию историко-фило- софского процесса, Ленин обратил особое внимание на вопрос о гносеологических корнях идеализма. Диалектико-мате- риалистический подход к решению вопроса о возникновении и существовании идеализма в философии возможен только при условии, что предмет философии как науки усматривается в той сфере общественной жизни, где осуществляется отношение идеального к материальному. Процесс познания и преобразования действительного мира, реализующийся в разнообразнейших формах материальной и идеальной деятельности общественного человека, сложен и противоречив. Всему человеческому познанию присуща диалектика, и этот диалектический процесс постижения действительности, изучаемый философией, есть «живое, многостороннее (при вечно увеличивающемся числе сторон) познание с бездной оттенков всякого подхода приближения к действительности (с философской систе-мой, растущей в целое из каждого оттенка)». Философский идеализм не есть нечто, извне навязываемое челове-ческому познанию, он «есть только чепуха с точки зрения материализма грубого, простого, метафизического». В дей-ствительности, он «есть одностороннее, преувеличенное ...развитие (раздувание, распухание) одной из черточек, сторон, граней познания в абсолют, оторванный от мате-рии, от природы, обожествленный» (13.321,322). Вопрос об отношении мышления к бытию не является, стало быть, какой-то лакмусной бумажкой, внешним образом прикладываемой к той или иной философской теории на предмет зачисления ее в соответствующую рубрику. В са-мом процессе познания, исследуемом философией, в его трудностях, противоречиях и сложных проблемах кроется возможность идеализма, превращающаяся в действи-тельность только при определенных исторических усло-виях, при наличии у господствующих классов интереса к его закреплению.
Поучительным образцом диалектико-материалистичес- кого анализа конкретного случая отношения мышления к бытию и обнаружения гносеологических и социально-исторических корней идеализма является рассмотрение Лениным вопроса об отношении теоретической физики к объектам микромира и вопроса о сущности и значении «физического» идеализма в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Отметив, что именно прогресс науки в условиях буржуазного общества порождает реакционные поползновения в теории познания, Ленин усматривал гносеологические корни «физического идеализма» в математизации физики и в обнаружившейся релятивности физических теорий. Раздувание, абсолютизация математических методов и принципа релятивизма привели некоторых физиков к отрицанию объективной реальности, отражаемой физикой.
Марксистско-ленинское решение вопроса о партийности философии, о ее использовании в идеологической классовой борьбе теснейшим образом связано с правильным пониманием специфики философского знания. Именно в самом предмете философского исследования, в жесточайшем противоречии идеальной и материально-преобразу- ющей форм деятельности общественного человека на определенном этапе истории, прямо совпадающем с антагонизмом классов, один из которых монополизирует идеально-преобразующую деятельность, коренится распадение философии на противоположные направления. Под разными партиями в философии Ленин понимал прямо противоположные направления в решении вопроса об от-ношении мышления к бытию. «Новейшая философия так же партийна, как и две тысячи лет тому назад. Борющи-мися партиями... являются материализм и идеализм» (11.380).
Понимание проблемы отношения мышления к бытию как определяющей специфику философии составляет одну из решающих черт, отличающих марксистско-ленинскую философию от позитивизма. Еще О. Конт объявил вопрос об отношении сознания к материи псевдопроблемой, а борьбу между материализмом и идеализмом беспредметным спором. Усматривая основную задачу философии в синтезе имеющегося знания в целостную систему путем «систематического расширения простого здравого смысла на все действительно доступные умозрения», Конт утверждал, что такая философия кладет конец заблуждениям как материализма, так и идеализма и «заканчивает эти бесплодные споры» (9.35,37).
3. Три толкования «основного вопроса философии»
В современной философской литературе имеются три основные интерпретации формулировки Ф. Энгельса. Одна из них сводится к пониманию отношения мышления к бытию как предмета всей, в том числе марксистской, фи-лософии. Наиболее четко и определенно она выражена То- дором Павловым в 1957 г.: «Объективно и всесторонне изучив всю историю человеческой познавательной и прак-тической деятельности, Маркс и Энгельс впервые в исто-рии философии предельно ясно и исчерпывающе определили основной специфический предмет, а в связи с этим - и основные задачи всякой философии и, прежде всего и главным образом, диалектико-материалистической философии. В своих классических трудах «Анти-Дюринг» и «Людвиг Фейербах» Фридрих Энгельс в полном согласии с Карлом Марксом, с предельной ясностью, точностью и категоричностью доказал, что главным, основным специфическим предметом философии как философии не является ни только бытие (материя), ни только сознание (мышление), а отношение между бытием и сознанием, между общественным бытием и общественным сознанием» (23.51).
Понимание формулировки Энгельса в качестве определения специфики философии высказано и в учебном пособии по диалектическому материализму, созданном кафедрой философии ВПШ при ЦК КПСС. «Соотношение материи и сознания составляет главное, специфическое в предмете всякой философии. Это было впервые научно обосновано и определено основоположниками марксизма, в частности, Энгельсом в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», где предельно ясно показано, что вопрос об отношении сознания к материи всегда был и остается основным вопросом философии» (4.7).
Этой же интерпретации придерживается Ф.Т. Михайлов. «Соотношения сознания и материи, отражения и от-ражаемого - вот что волнует философию» (21.157).
Из последних работ следует упомянуть статью З.А. Ка-менского «Вопросы методологии историко-философского исследования», в которой эта точка зрения развернута на историко-философском материале и всесторонне аргумен-тирована. «Философия возникает тогда, когда предметом рассмотрения становится проблема соотношения субъекта и объекта... Это и есть проблема, которую Энгельс назвал основным вопросом философии в двух его аспектах: пер-вичности объекта в отношении субъекта и познаваемости объекта субъектом» (8.120).
Каменский самым решительным образом настаивает на конституирующей роли вопроса об отношении мышления к бытию, когда речь заходит о возникновении и существовании философии как науки: «Как физик не может зани- маться своей наукой, не занимаясь материей, ее структурой, формами ее существования, так не является философом тот мыслитель, теоретическая деятельность которого не направлена на проблему субъект-объектного отношения... Можно сказать, что философия начинается лишь там, где рассматривается эта проблема и, наоборот, где она не рассматривается, там нет философии» (8.122).
Второе толкование формулировки Энгельса, которого придерживается большинство авторов учебных пособий по философии, состоит в том, что вопрос об отношении созна-ния к бытию рассматривается как внеположенный по от-ношению к другим философским проблемам. Согласно этой точке зрения, в каждой философской системе или учении содержится некоторое множество вопросов. В этом множестве вопрос об отношении мышления к бытию является главным, основным. Таковым он считается потому, что его решение якобы предшествует рассмотрению других вопросов и, таким образом, предопределяет характер этого рассмотрения. Так комментируется положение Энгельса в учебнике «Основы марксистской философии». Согласно мнению авторов, философия отвечает на «вопросы о том, что собой представляет окружающий нас мир, существует ли он вечно или возник тем или иным способом, какое место занимает в мире человек, что собой представляет наше сознание, как оно относится к окружающему нас миру и т. д.» (22.10).
Вопрос об отношении сознания к бытию здесь.поставлен в один ряд с другими якобы философскими вопросами. Он считается авторами основным потому, «что от решения его зависит ответ на другие вопросы, которыми занимается философия» (22.11). Подобная же интерпретация дается и в многотомной «Истории философии» (6.9; 7.193).
Но наиболее обстоятельно эта точка зрения изложена в книге А.Д. Макарова «Историко-философское введение». По мнению Макарова, «основоположники марксизма установили, что среди проблем, исследуемых философами, первостепенное значение имеет вопрос об отношении сознания к бытию, духа к природе, вопрос о том, что из них является первичным и что вторичным... Вопрос об отношении сознания к бытию является основным среди всех других вопросов, которые решаются философией, во- первых, потому, что это наиболее общий, предельно широкий философский вопрос, во-вторых, потому, что без его предварительного решения нельзя последовательно решать все другие, менее общие вопросы и, в-третьих, потому, что то или иное решение вопроса об отношении сознания к бытию предопределяет характер мировоззре-ния философа, а последнее является основой, дающей направление для рассмотрения и истолкования всех ос-тальных вопросов» (14.3-4).
Третья интерпретация принадлежит М.Н. Руткевичу, который выдвинул идею о существовании даже двух основных вопросов философии. Первым вопросом, выступающим в качестве водораздела между основными философскими направлениями, является вопрос об отношении мышления к бытию. «Решение этого вопроса обусловливает позицию мыслителя при разрешении существа любой проблемы в любой философской науке» (24.10). «Вторым важным вопросом - вопросом, определяющим «водораздел» между диалектикой и метафизикой, является вопрос о том, находится ли мир - как мир вещей, так и наш духовный мир - в непрерывном движении, изменении, развитии или в нем преобладает покой, устойчивость, неизменность» (24.13).
Две последние интерпретации больше заботятся о том, чтобы найти принцип чисто рассудочно-априористической классификации философских систем, взятых как нечто готовое и законченное. Между тем великое методологическое и эвристическое значение определения Энгельса состоит в том, что оно позволяет находить для каждой эпохи, в особенности для современной, ту особую, подчас неожиданную форму, в которой реально осуществляется отношение человеческого сознания к действительности и исследование которой дает возможность двигать философскую теорию вперед.
Последовательно научное, марксистско-ленинское оп-ределение предмета философии, каковым и является фор-мула Энгельса, позволяет видеть тот кусочек, оттенок, сто-рону современного познания, путем раздувания которого возникают многочисленные течения современного философского идеализма. Она - неоценимое орудие теоретического иследования и оружие борьбы против современной буржуазной идеологии.
В понимании общественной роли философии для домарксистского периода ее истории было характерно представление о том, что философия и философы являются главной силой преобразования общества, единственным активным началом общественного прогресса. Историю они рассматривали как осуществление тех идей, которые вы-рабатывались философами: либо идеи добра, либо идеи справедливости, либо идеи прекрасного, в общем, как за-мечал Энгельс, излюбленной идеи самого философа, тво-рившего очередную всеобъемлющую схему всемирной истории. Обыденную жизнь миллионов обыкновенных людей они третировали как сферу репродукции найденных гениями образцов и идеалов, как мир косности, неподвижности, вместилище глупости и заблуждений.
Не было ни одного философа, который был бы вполне доволен существовавшим в его время обществом и не предлагал бы плана его усовершенствования. Как ро-мантики-гуманисты, так и романтики-реакционеры оди-наково полагали, что задача философии состоит в том, чтобы показать непросвещенному и погрязшему в пороках человечеству, каким должно быть истинно человеческое общество. С высокой башни того воздушного замка, который создан софократическо-сайентистской мифологи-ей, народные массы представляются не силой, осуществ-ляющей социальный прогресс, а самым большим препят-ствием на пути реализации благородных стремлений и грандиозных планов философов, желавших осчастливить страждущее человечество.
Вплоть до возникновения марксизма философы были глубоко убеждены в том, что только философия и философская критика действительности является революционной силой, способной изменить мир. Для понимания позиции марксизма по этому вопросу принципиальное значение имеет замечание Энгельса в адрес философии Гегеля, который полагал, что «человечество должно немедленно перенести эту философию из теории в практику и переустроить весь мир сообразно гегелевским принципам. Эту иллюзию он разделяет почти со всеми другими фило-софами» (19.284).
Критикуя такое идеалистическое понимание роли философии в жизни общества, марксизм доказал, что философия и философы никогда не изменяли и не могли изменить общества. Вопреки иллюзиям философов о самих себе, Маркс констатировал тот действительный факт, что «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (17.4). Лишь создание исторического материализма позволило открыть в обществе те реальные силы, которые определяют ход исторического развития. Общий ответ на этот вопрос сводится к тому, что вся масса людей, живущих в обществе, является одновременно и автором и актером той драмы, которая называется всемирной историей. Поскольку до сих пор, за исключением самого раннего периода истории общества, оно делилось на классы, то движущей силой была классовая борьба. Философы и философия - лишь одна из многих сил, участвующих в этой борьбе. Философия по-ставляет тем классам, интересы которых она выражает, идеологическое оружие в борьбе за коренные материаль-ные интересы.
Литература
Аристотель. Метафизика. М.-Л., 1934
Гегель. Соч. М.: Партиздат. Т. 9
Гегель. Соч. М.: Партиздат. Т. 11
Диалектический материализм. М., 1962
Зубов В.П. Аристотель. М., 1963
История философии. T.I. М., 1957
История философии. Т. III. М., 1957.
Каменский З.А. Вопросы методологии историко-философского исследования // «Философские науки». 1970,•№ 1
Конт О. Дух позитивной философии. СПб., 1910
Ленин В.И. ПСС. Т. 1
Ленин В.И. ПСС. Т. 18
Ленин В.И. ПСС. Т. 26
Ленин В.И. ПСС. Т. 29
Макаров А.Д. Историко-философское введение. М., 1967
Маркс К., Энгельс Ф. Избранные письма. М., 1947
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23
Михайлов Ф.Т. Загадка человеческого Я. М., 1964
Основы марксистской философии. М., 1962
Павлов Т. Диалектико-материалистическая философия и частные науки. М., 1957
Руткевич М.Н. Диалектический материализм. М., 1959
Примечание
Статья напечатана в сборнике «Актуальные проблемы науки. Философия, социология. Ростов-на-Дону:- Изд-во Ростовского университета, 1970. - С.5-20
<< | >>
Источник: А.В. Потемкин. Метафилософские диатрибы на берегах Кизите- ринки. 2003

Еще по теме 2. «Основной вопрос философии» и предмет философии:

  1. 4. Русская философия конца XIX – первой половины XX вв.
  2.   СУЖДЕНИЯ ДИОГЕНА ЛАЭРЦИЯ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И О ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЦЕЛОМ  
  3.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  4.   ТИПИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ ФИЛОСОФИИ (Научное мировоззрение и философия)  
  5. суждения диогена лаэрция о происхождении греческой философии и о греческой философии в целом
  6. Вопрос 14. Философия софистов и Сократа
  7. Вопрос 40. Философия Людвига Фейербаха -завершение периода немецкой классической философии, начало перехода к материализму
  8. Вопрос 57. Общая характеристика русской философии
  9. 4. Аналитическая философия: Л.Витгенштейн
  10. Природа философских проблем. Предмет философии и основные направления его исторической динамики
  11. Основной предмет философии
  12. Вопросы философии