<<
>>

Глава четвертая КТО ТАКИЕ ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЕ ОСТФОРШЕРЫ?

Кадры «специалистов» по «изучению Восточной Европы» в ФРГ состоят из людей различных поколений. Однако все они удивительно однообразны в выражении непоколебимой преданности реваншистским идеям по отношению к народам и странам Восточной Европы.

Старшее поколение остфоршеров (А. Бракманн, Г. Аубин, Т. Кох и др.) связало антиславянские традиции немецкой буржуазно-националистической науки конца ХТХ в. (Трейчке, Ранке) с реваншистской идеологией Веймарской республики и фашистского рейха. Начав свою деятельность еще в вильгельмовскую эпоху, эти остфоршеры развернули ее главным образом после первой мировой войны, прокладывая своими «теориями» путь к фашизму

Приход Гитлера к власти открыл для них широкие просторы. Они стали самыми активными участниками реваншистской и националистической пропаганды, которая была характерна для 12 лет кровавой фашистской диктатуры.

Поражение фашизма заставило их на время стушеваться, скрыться в тени. Однако вскоре остфоршеры старшего поколения вновь понадобились германским империалистам. По мере возрождения милитаризма в Западной Германии немецкий капитал стал проявлять все больший интерес к их «научной» деятельности. Так люди, некогда верно служившие кайзеру и фюреру, оказались инициаторами возрождения «остфоршунга» в ФРГ.

Выше уже говорилось о той, роли, которую играли в гитлеровской Германии профессора Бракманн и Аубин. В послевоенное время эти фашисты вновь раздувают реваншистский психоз, трубят о «катастрофической ампутз

ции жизненного пространства на Востоке, отыскивая «научно-исторические» доказательства необходимости возобновления «Дранг нах Остен» применительно к тем новым условиям, в которых оказались германские империалисты после сокрушительного поражения нацизма.

Не менее ясна фашистская и милитаристская сущность самого «молодого» из перечисленных деятелей старшего поколения «остфоршунга», профессора Ганса Коха (1894—1959), еще в большей степени сочетавшего «изучение Востока» с политической и шпионской деятельностью.

Во время первой мировой войны Кох был офицером контрразведки в 35-м полку ландвера австро-венгерской армии; на его совести расстрелы тысяч невинных людей в Западной Украине в 1915 г.

После краха Австро-Венгерской монархии Кох в чине капитана генерального штаба действовал в частях бандита Петлюры. Этот эпизод в его биографии окончился тем, что он попал в плен к красноармейцам и был отпущен на родину лишь после окончания гражданской войны в СССР2. Вернувшись в Германию, он стал студентом теологии, а затем посвятил себя «остфоршунгу».

В период господства национал-социалистского режима Кох последовательно занимал посты директора Кё- нигсбергского (1934), Бреславского (1937) и Венского (1940—1945) институтов по изучению Восточной Европы.

Во время второй мировой войны он использовал свои многолетние связи с украинскими националистами, сохранившиеся у него со времени службы у Петлюры. Вместе со своим соратником по Кёнигсбергскому институту, фашистским разведчиком Т. Оберлендером Кох организовывал погромы и расстрелы мирных жителей во Львове, проводившиеся батальоном особого назначения «Нахти- галь», который был сформирован из украинских националистов.

В дальнейшем он вместе с бандами предателя Власова прошел, убивая и грабя, по временно захваченным областям Советского Союза и других стран. Таким образом, его деятельность на посту директора Венского института вполне согласовывалась с деятельностью офицера фашистской контрразведки.

После разгрома фашистской Германии Кох нашел убежище в американской зоне рккущщии, где скрывался под

видом пастора 3. Однако вскоре он вновь очутился на политической арене. Его фашистское прошлое и многолетняя антисоветская деятельность были высоко оценены боннскими правящими кругами. Он возглавил Мюнхенский институт Восточной Европы, стал проректором Высшей школы политических наук в Мюнхене, профессором факультета государственных наук и почетным профессором философского факультета Мюнхенского университета, экстраординарным членом Института этнических исследований Джоржстаунского университета в Вашингтоне и т.

д. и т. п.

Одновременно с этим Аденауэр использовал его как советника по русским делам. Он сопровождал бундесканцлера во время его поездки в Москву в 1955 г. В это время, по откровенному признанию его сотрудников, «велением времени для Коха стала идейно-политическая борьба с мировым коммунизмом»4. В этом духе он публиковал многочисленные клеветнические и погромные статейки в различных органах ФРГ.

Ко второй группе остфоршеров, активно действующих в ФРГ, принадлежат люди, связанные с младшим поколением нацистского движения. Они начинали свою деятельность либо незадолго перед приходом Гитлера к власти, либо в самом начале его правления. Для большинства из них характерно сочетание «изучения Востока» со шпионажем и политической деятельностью

Эти, по меткому выражению американского остфорше- ра Даллина, «абверпрофессора» (профессора-контрразведчики) избежали компрометации и наказания после разгрома гитлеровской Германии частично потому, что имели влиятельных покровителей среди чиновников оккупационных ведомств западных держав, а частично из-за сравнительно невысоких постов, которые они занимали к концу войны.

В 1944—1945 гг. они находились в расцвете сил и были убеждены в конечной победе своего дела. Разгром заставил их лишь задуматься над изменением тактики. Когда была создана Федеративная Республика Германии, часть из них приступила к созданию многочисленных организаций и обществ, к изданию журналов и журнальчиков, проповедующих милитаристские и реваншистские идеи. Эти люди с течением времени принимали все большее участие в общественной жизни ФРГ: занимали видные посты

в политических партиях, в государственном управленческом аппарате и т. д. Некоторые из них, впрочем, до сих пор предпочитают оставаться в тени, за кулисами большой политики, в учреждениях, где сохранение тайны является основным правилом игры.

Особо следует остановиться на фигуре Теодора Обер- лендера. Несмотря на свое нацистское прошлое, Обер- лендер сразу же стал играть видную роль в ФРГ.

Сенсационные разоблачения последнего времени не оставляют никаких сомнений в преступлениях этого недавнего боннского министра по делам беженцев и перемещенных лиц. Оберлендер принимал активное участие в неудачном гитлеровском путче 9 ноября 1923 г. в Мюнхене. Фашистское руководство признало эти его заслуги в специальном документе, где говорится, что Оберлендер «уже с 1923 года состоял в движении, участвовал в мюнхенском походе и вполне заслуживает Ордена крови» 5. Еще до прихода Гитлера к власти под предлогом «учебной поездки» он со шпионскими целями побывал в Советском Союзе.

В фашистское время он быстро продвигался вверх по служебной лестнице; стал оберштурмбаннфюрером СА, руководителем Восточнопрусского отделения Союза немцев за границей, директором Кёнигсбергского института экономики Восточной Европы и, наконец, заместитель Гитлера Гесс назначил его высшим руководителем реваншистского Союза немецкого Востока.

Оберлендер был участником организации пятых колонн в Литве и Польше. Гитлеровское министерство просвещения дало ему лестную аттестацию: «Профессор Оберлендер многие годы работал по выполнению нацио- нально-политических задач на немецком Востоке и проделал успешную работу по организации культурной борьбы против Польши и прибалтийских государств»6. Оберлендер непосредственно занимался подготовкой присоединения литовской Клайпедской области (Мемеля) к Германии.

Документы разоблачают Оберлендера как активного участника фашистской разведки. С 1937 г. он числился офицером «Абвера». Военное руководство фашистской Германии ценило «его выдающиеся познания по Востоку, которые могли быть также использованы в интересах имперского военного министерства» 7.

С мая 1939 г. и до нападения на Польшу Оберлендер находился во Вроцлаве в распоряжении органов контрразведки 8-го военного округа, на территории которого по приказу Гитлера было организовано провокационное нападение на немецкую радиостанцию в Глейвице переодетыми в польскую форму эсэсовцами, чтобы иметь необходимый повод для агрессии против Польши.

«Специалист» по Востоку, как свидетельствуют документы, опубликованные правительством ГДР, принимал участие в инсценировке этого «нападения».

Во время второй мировой войны Оберлендер был начальником штаба и политическим руководителем батальона «Нахтигаль», состоявшего из немецких фашистов и украинских националистов. 30 июня 1941 г. этот батальон ворвался во Львов и произвел там массовые расстрелы мирных жителей — поляков и евреев. За шесть дней, с 1 по Є июля было расстреляно более трех тысяч человек, среди которых погибли такие выдающиеся представители польской интеллигенции, как проф. Казимир Бартель, бывший три раза премьер-министром польского правительства, преподаватели высшей технической школы А. Ломницкий и В. Стошек, выдающийся математик К. Вейдель и многие другие.

Свои злодеяния Оберлендер обосновывал и «теоретически». В журнале «Нойес бауэрнтум» он писал: «Германизация восточных областей должна быть решительной. Такие мероприятия по полному выселению и переселению могут показаться тем, кого это касается, слишком твердыми. Так лучше проявить твердость один раз, чем вести мелкую борьбу, затрагивающую многие поколения» 8.

В 1942 г. Оберлендер проявлял подобную же «твердость» на Северном Кавказе, где в качестве командира батальона «Бергманн» лично участвовал в расстреле мирных жителей и советских военнопленных 9.

Едва спасшийся от Советской Армии, Оберлендер до конца оставался верным своему хозяину Гитлеру. В апреле и первые дни мая 1945 г. он пытался собрать в Праге власовцев и судетских немцев, сформировать их в батальоны и бросить на фронт. Однако эта затея провалилась. Советская Армия освободила Прагу, а сам Оберлендер сбежал на запад и после нескольких лет «тихой» жизни вновь вынырнул на поверхность в боннском государстве; он стал во главе партии переселенцев — Союз изгнанных.

С помощью этой партии Оберлендер добрался до министерского кресла, а затем вышел из нее и вступил в Хри- стианско-демократический союз.

Политическая линия Оберлендера ничем не отличалась от политики других руководящих деятелей ФРГ и в первую очередь канцлера Аденауэра.

В соответствии с излюбленным тезисом канцлера о включении Восточной Европы в «объединенную Европу» Оберлендер заявлял, что «проблема немецких беженцев является не только немецкой, а общеевропейской проблемой» 10.

Снова, как во времена Гитлера, Оберлендер вещает: «Наша великая общая задача сегодня — Восток. Там многие миллионы людей ожидают свободы, немцы и не немцы» п. «...Там, в России нас ожидает земля. Там должны мы пустить свои корни» 12. Эти и подобные высказывания боннского министра — прямой вызов общественному мнению, уже давно требовавшему его отставки. «Оберлендер... из-за своего политического прошлого является тяжелым накладным расходом для будущей восточной политики боннского государства»,— вынужден был заявить даже один из правых лидеров СДПГ депутат бундестага Венцель Якш 13.

Разоблачения прессы Германской Демократической Республики, Польши и Советского Союза, заключение Советской Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и показания живых свидетелей злодейств Оберлендера, а также суровый приговор, вынесенный судом ГДР этому активному гитлеровцу, принудили, наконец, Аденауэра расстаться со своим любимым министром. Оберлендер ушел в отставку, однако его деятельность как «специалиста» по Востоку еще продолжается. В мае 1961 г. он был переизбран председателем реваншистской организации «Одер — Нейсе», в которой объединяются члены ХДС — ХСС — выходцы из бывших восточных областей Германии.

Еще одной характерной фигурой этого поколения, является теоретик антисемитизма в гитлеровской Германии шестидесятилетний профессор Петер Гейнц Серафим14.

Он происходит из семьи, в рядах которой было несколько остфоршеров. Его отец (Эрнст) и дядя (Август) занимались историей Прибалтики и немецко-прибалтийскими, т. е. немецко-русскими, отношениями. Их труды носили

ярко выраженный антирусский характер: «Русская опасность и конец мира» (1915) и «Угон в Сибирь» (1917). Двоюродный брат Петера Гейнца Ганс Юрген Серафим был долгое время директором Института Восточной Европы в Вроцлаве. Другой член его семьи, Ганс Гюнтер Серафим,— один из защитников на Нюрнбергском процессе военных преступников; в 1949 г. он написал в защиту гитлеризма книгу о германо-советских отношениях в 1938— 1941 гг.15.

Сам Петер Гейнц — наиболее «заслуженный» представитель своего семейства. Начиная с 1934 г. из-под его пера льется мутный поток журнальных статеек и книг, проникнутых расистскими и антисемитскими бреднями. В нацистское время П. Г. Серафим занимался идеологической подготовкой уничтожения евреев в Европе. Он был сотрудником так называемого Института по изучению еврейского вопроса во Франкфурте-на-Майне — при Высшей школе национал-социалистской партии в Химзее 16. В этом качестве он прочитал на конференции института в марте 1941 г. доклад о «народнохозяйственной и политической проблеме решения еврейского вопроса в Европе» 17. Серафим редактировал журнал «Вельткампф» — орган этого института, и на его страницах «теоретически» обосновывал и показывал необходимость диссимиляции евреев (выделения их из окружающего населения), помещения их в гетто и, наконец, призывал к «планомерному выселению путем проведения непрерывной акции по переселению» 18. Как «специалист» по еврейскому вопросу Серафим числился одним из ведущих сотрудников краковского Германского института по изучению Востока, в котором под руководством палача польского народа Франка он занимался изучением «еврейского вопроса в Польше» и был одним из виновников массового уничтожения невинных людей в печах Треблинки, Освенцима, Майданека, Маут- хаузена и многих других концентрационных лагерей.

Избегнув каким-то образом наказания, Серафим после второй мировой войны вновь появился в качестве «специалиста по Востоку». С 1948 г. он выступает лектором по экономике Восточной Европы в мюнхенском университете, а с 1954 г. заведует учебной частью Академии управления и экономики в Бохуме и одновременно читает лекции в высшей философско-тезщологической школе в Бам- берго (Бавария) !9,

В своих работах, написанных в послевоенное время, этот до мозга костей пропитанный нацистской идеологией остфоршер продолжает распространять вокруг себя ядовитые семена расизма и ненависти к народам Восточной Европы. И если в Западной Германии в последние годы все сильнее возрождается махровый гитлеровского толка антисемитизм, «заслуга» в этом принадлежит таким людям, как фашистский выкормыш Петер Гейнц Серафим.

Типичным представителем остфоршеров этого поколения является и отпрыск силезского юнкерского рода барон Болко фон Рихтгофен (род. 1899 г.) 20.

В 1924—1930 гг. он был сотрудником ряда музеев в Вроцлаве, Бойтене и Гамбурге. После прихода Гитлера к власти его ученая карьера пошла быстро в гору. В 1933 г. он становится ординарным профессором первобытной и древней истории в Кёнигсбергском, а в 1942 г. в Лейпциг- ском университете. Во время второй мировой войны в опубликованной им пасквильной книжонке под характерным названием «Большевистская наука и культурная политика» он с наглой откровенностью признавался: «Мы в фашистской Германии изъяли из библиотек халтурные и грязные писания евреев и их друзей и устранили в университетах чуждое народу еврейское влияние» 21. Ан- тисемистская стряпня Рихтгофена печаталась в газетах оккупационных войск в Греции и Югославии, а также в бесконечном количестве немецких изданий. «Труды» Рихтгофена в этот период кишат различными антикоммунистическими и антисоветскими выпадами.

В 1945 г. Рихтгофен спрятался от возмездия, заняв скромную должность секретаря дирекции чугунолитейной и механической фабрик в Гамбурге; но уже в 1946 г. он фигурирует в качестве историка, преподавателя иностранных языков и переводчика, а в 1948 г. подвизается в качестве члена общей защиты на Нюрнбергском процессе.

С 1950 г. Рихтгофен прочно становится на стезю «остфоршунга». В этом году он получает стипендию Общества помощи ученым и читает лекции в английских, канадских и американских университетах, а в 1955 г. приобретает титул Почетного члена Колумбийской Академии в США 22. В 1957 г. Рихтгофен делается одним из руководителей западногерманского «остфоршунга» и как эксперт по Востоку оказывает влияние на внешнюю политику Аденауэра, Он постоянно кочует из одной страны r другую, появ

ляясь на разных антисоветских и антикоммунистических сборищах.

В западногерманских университетах Рихтгофен читает доклады на тему о правах германских империалистов на восточные земли и требует возвращения западных областей Польши. Он устраивает тайные совещания с украинскими и русскими белогвардейцами и польскими эмигрантами.

В белогвардейском Мюнхенском институте по изучению истории и культуры СССР Рихтгофен занимает должность «научного советника». Он играет значительную роль в организациях переселенцев в особенности в силезском землячестве и является вторым председателем Рабочего кружка по Восточным вопросам, находящегося под покровительством западногерманских промышленников.

Еще один видный представитель западногерманского «остфоршунга», так сказать, нацистской формации,— нынешний секретарь Немецкого общества по изучению Восточной Европы в Штутгарте и главный редактор журнала «Восточная Европа» Клаус Менерт23. Для него характерна грубая личина «друга советского народа», которую он всякий раз напяливает на себя для того, чтобы иметь право поносить социалистический строй, господствующий в нашей стране.

Клаус Менерт родился в Москве в 1906 г. в семье владельца кондитерской фабрики «Эйнем» (ныне «Красный Октябрь»). Его родители эмигрировали из России после Октябрьской революции. Он учился в Тюбингенском, Мюнхенском и Берлинском университетах, закончив образование в США. В 1931—1933 гг. Менерт — генеральный секретарь Немецкого общества по изучению Восточной Европы, в 1933—1936 гг. московский корреспондент фашистских газет; в 1936—1937 гг. он преподавал в Калифорнийском университете, а в 1937—1941 гг. подвизался в качестве профессора новейшей истории и политических наук в университете на Гавайях, откуда посылал шпионские донесения в Берлин об американском военном флоте на Тихом океане 24.

Затем Менерт развернул свою деятельность в Китае. По заданию Риббентропа он издавал в Шанхае журнал «XX век» и одновременно с этим числился профессором Немецкой медицинской академии и университета Сент Джонса.

После войны, в 1947—1949 гг., Менерт был сотрудником так называемого «Бюро по мирным вопросам». Это одна из первых организаций рассеянных во время войны остфоршеров, созданная социал-демократом Эбергардом.

В 1949 г. Менерт редактировал аденауэровский еженедельник «Христ унд Вельт», а в 1955 г. вместе с Кохом сопровождал Аденауэра в его поездке в Москву 25.

Менерт принадлежит к числу тех западногерманских остфоршеров, которые делают ставку на «внутреннее перерождение» Советского государства. Они охотно выдают желаемое за действительное. Менерт написал даже целую книгу, в которой пытался доказать, что в Советском Союзе извечное, присущее якобы человеку вообще стяжательство и стремление к накоплению одержало победу над «идеологическим». Менерт ищет подтверждения этому в факте укрепления советской семьи, в праздновании 8 марта, в вечеринках, устраиваемых молодежью, в увлечении танцами и даже... в игре в шахматы 26.

Биографии других активных деятелей «остфоршунга» этого поколения, конечно, отличаются от приведенных, но насколько существенно, читатель может судить сам.

Вот примеры:

Проф. Вернер Маркерт (род. 1905 г.) 27. В 1933 г. руководитель отдела Восточной Европы Лейпцигского института истории культуры, в 1935 г. назначен редактором ежемесячника «Восточная Европа». Во время второй мировой войны, как и Оберлендер, Маркерт — офицер фашистского «Абвера», шпионской организации вооруженных сил, а также секретарь Немецкого общества по изучению Восточной Европы — «научной» отрасли «Абвера». Он принимает участие почти во всех конференциях фашистского министерства по делам оккупированных областей и работает вместе с Оберлендером и О. Шиллером над составлением гитлеровского «Аграрного указа» для оккупированных территорий Советского Союза.

В 1943 г. пишет статью, в которой подчеркивает роль «остфоршунга» при завоевании и оккупации чужих территорий: «Немецкий солдат на Востоке, как исполнитель исторической задачи, все значение которой для немецкого народа и всей Европы трудно переоценить, ставит ^непосредственные задачи немецкому „остфоршунгу",— а с ним каждому немцу, который сознательно возрождает новые воеточные области» 28.

Ныне Маркерт руководит Институтом европейской истории и краеведения в Тюбингене, является членом директории Восточного лекционного бюро федерального центра на службе родины (руководитель министр внутренних дел Хёхерль). Кроме того, Маркерт — сотрудник Рабочего кружка по вопросам Востока и Запада, основанного восточным отделом министерства иностранных дел для поддержки реваншистской политики.

Проф. Герхард фон Менде (род. 1904 г.)29. Еще в 20-е годы и при Гитлере считался лучшим «экспертом» по России, особенно по Кавказу. Незадолго до нападения на Советский Союз Розенберг назначил его руководителем отдела Кавказа в «Имперском министерстве по оккупированным областям». Тем самым Менде несет полную ответственность за злодеяния фашистских оккупантов в Ставрополе, Нальчике и Моздоке. В 1942 г. Менде управляет так называемым Центральным органом для лиц, принадлежащих к восточным народам. Эта организация занималась формированием групп предателей и шпионов в лагерях для военнопленных. Менде принимает участие в выработке «Генерального плана — Восток» (фашистский план оккупации территории СССР). 4 февраля 1942 г. при его участии обсуждались в министерстве Розенберга мероприятия по онемечиванию всей Восточной Европы. Предполагалось выселить и уничтожить от 30 до млн. жителей Польши и Советского Союза.

В растоящее время Менде — член директории Восточного лекционного бюро.

Проф. Отто Шиллер (род. 1901 г.) 30. При Гитлере — офицер фашистской контрразведки и сотрудник отдела сельского хозяйства в розенберговском министерстве по оккупированным областям. Сочинитель плана роспуска колхозов и колониальной эксплуатации советского сельского хозяйства. Этот план с несущественными изменениями был принят Гитлером и утвержден 15 февраля 1942 г. в качестве уже упоминавшегося «Аграрного указа».

Сейчас Шиллер—эксперт по аграрным вопросам в боннском министерстве иностранных дел, член президиума Немецкого общества по изучению Восточной Европы, директор Института аграрной политики и социальной экономии в Штутгарте-Хоэнхейме и член директории Восточного лекционного бюро.

Проф. Рейнгард Виттрам (род. 1902 г.) 31. При Гитлере — доцент истории Прибалтики в Рижском Институте им. И. Г. Гердера и духовдый отец немецко-фашистского «движения немецких меньшинств» в Латвии.

В настоящее время — профессор истории Восточной Европы Геттингенского университета.

Проф. Герберт Лудат (род. 1910 г.) 32. При Гитлере восхвалял фашистскую идеологию. В своих статьях называл большевизм «ожесточенным врагом всей немецкой и европейской культуры» 33. Теперь он профессор и директор Института аграрных и экономических исследований стран континента в Гиссене.

Проф. Евгений Лемберг (род. 1903 г.) 34. В нацистское время занимал высокие посты в системе школьного образования, а во время войны, как и все остфоршеры, выполнял «особые задачи». В настоящее время он один из крупнейших в ФРГ специалистов по «осткунде»: составляет программы по «востоковедению» для западногерманских учебных заведений. Принадлежит к социал-демократической партии. После ухода Г. Аубина с поста президента Гердеровского Совета избран на этот пост.

Таким образом, биографии упомянутых здесь остфор- шеров отличаются лишь несущественными частностями. Все они активно поддерживали фашистский режим, многие занимались и шпионажем, а теперь находятся на важнейших постах во всех учреждениях, организациях и обществах в ФРГ, специализирующихся по «изучению Востока», проповедуют антикоммунизм фашистского толка и активно участвуют в «холодной войне».

В настоящее время в Западной Германии действует также молодое поколение остфоршеров, начинавших свою деятельность либо в последний период гитлеровской диктатуры, либо уже после ее разгрома.

Среди них наибольшей известностью пользуется профессор востоковедения Кильского университета и директор семинара политики, общества и права Восточной Европы Борис Мейсснер (род. 1915 г.) 35. Он слывет в странах Западной Европы и США одним из крупнейших знатоков исторических, политических и юридических источников по новейшей истории Советского государства. По утверждению мюнхенского «Ежегодника по истории Восточной Европы», Мейсснер — один из самых глубоких знатоков советской действительности, а американский журнал

«Форин афферз» назвал его «ведущим германским ученым».

Столь высокая оценка работ Б. Мейсснера объясняется той оперативностью, с которой он откликается на все важнейшие события современности, освещая их в угодном международным империалистам духе. Работы Мейсснера, написанные с позиций воинствующей буржуазной идеологии, выполняют задачи антисоветской пропаганды в рамках традиций западногерманского «остфоршунга».

Плодовитыми историками нового поколения являются также кёльнский профессор Гюнтер Штекль (род. 1916 г.), сотрудники Гердеровского института в Марбурге Готт- хольд Роде (род. 1916 г.) и Карл Хартманн (род. 1923 г.), ассистент Гамбургского университета О. Анвейлер (род. 1925 г.), сотрудник Мюнхенского института Восточной Европы Гельмут Нейбауер (род. 1925 г.) и многие другие.

Среди сотрудничающих с «остфоршунгом» ученых есть, разумеется, и исследователи, добросовестно собирающие факты; но не они определяют политическое лицо «остфоршунга». Их только используют, отдельными работами их только прикрываются те, кто действительно руководит пресловутым «изучением Востока».

Биографии ведущих деятелей западногерманского «остфоршунга» уже сами по себе говорят о многом. Однако картина будет неполной, если не разобрать те идеи, которые проповедуют современные «исследователи Востока», их историческую аргументацию.

<< | >>
Источник: Р. Тульчинский. Западногерманский «остфоршунг» на службе боннской реваншистской политики. Издательство Академии наук СССР Москва -1963. 1963

Еще по теме Глава четвертая КТО ТАКИЕ ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЕ ОСТФОРШЕРЫ?:

  1. Глава четвертая. Эпоха формального завершения кодификации уголовного законодательства, слияния философской и догматической его обработки и развития исторического изучения уголовного права
  2. Глава 1. ЧТО ТАКОЕ СТРАХОВАНИЕ
  3. Глава 1 ЧТО ТАКОЕ СТРАХОВАНИЕ
  4. Глава 1. Что такое страхование
  5. Глава 1. Что такое страхование
  6. Глава первая.Что такое фальсификация?
  7. Глава третья.Кто фальсифицирует (характерные признаки)
  8. Глава четвертая.Виды и способы фальсификации выборов
  9. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.Реформа Крестьянского банка.
  10. Глава 3. Кто и как читает интернет-публикации
  11. ГЛАВА 8. КТО БЫЛ ПЕРВЫМ ЭКОНОМИСТОМ?
  12. Глава 1 ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ?
  13.   ГЛАВА I ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ?
  14.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Распределение должностей / Фэнь чжн  
  15.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
  16.   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, ЧАСТЬ ПЯТАЯ.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -