<<
>>

Основания возникновения правовой охраны дизайна одежды

Становление и развитие правового регулирования общественных отношений напрямую зависит от возникновения соответствующей потребности в таком правовом регулировании. Востребованность дизайна одежды определяется модой.

Под модой в широком смысле слова следует понимать «направление общественного вкуса, которое отражается сильнее всего в костюме и художественной промышленности»[10]. Иными словами, мода служит стимулирующим фактором использования человеком определенных вариантов оформления внешнего вида окружающих его предметов, создаваемого законодателями моды, с целью выделиться из общества или наоборот слиться с ним.

На современном этапе развития общества к законодателям моды следует отнести как профессиональных дизайнеров, так и людей иных профессий - политиков, актеров и других.

В искусствоведении, истории и других науках, занимающихся исследованием феномена моды, нет единого мнения о моменте ее возникновения.

Одни исследователи моды считают, что «мода существует в контексте индустриального развития; она тесно связана с развитием потребительского капитализма и общества массовой культуры. Через моду люди выражают себя - как индивидуально, так и коллективно»[11]. Аналогичную позицию по поводу связи возникновения моды с развитием промышленности и капиталистических отношений высказывают французский социолог Ж. Бодрийар[12] и российские специалисты Т. Нестик[13] и Т. А. Гришаева[14].

Другие ученые, исследуя моду, отмечают, что она является продуктом современного общества и непосредственно связана только с ним. Такой точки зрения придерживается, например, социолог и исследователь индустриального дизайна и моды А.Б. Гофман, который отмечает, что мода представляет собой продукт массового производства и массового общества, и, следовательно, современной культуры[15].

Не вызывает сомнений, что возникновение моды возможно лишь тогда, когда удовлетворены все основные потребности - в еде, жилье, безопасности. Предпосылки моды - интерес к смене гардероба - можно отметить уже в позднем средневековье, когда определенным образом сформировалось высшее сословие, позволявшее себе ввиду отсутствия тяжелой удовлетворение некоторых прихотей в одежде. Одежда также служила социальным показателем принадлежности к определенному сословию. Интерес к «предпочтениям в одежде» - моде был характерен для незначительного круга светской части общества, приближенной, как правило, ко двору монарха, что не позволяет говорить о каком-нибудь серьезном влиянии моды на общество в целом. Законодателями моды данного периода были монархи и их приближенные, а потребителями выступали знатные представители высшего сословия. Что же касается остальной части населения - крестьян, ремесленников, то фасон их одежды определялся сложившимися традициями и менялся крайне редко.

На том этапе развития общества потребность в правовой охране не имела большого социального значения, в связи с чем не попадала в поле зрения законодателя.

С зарождением и развитием капиталистических отношений (конец XVI века - первая половина XVII века) существенные изменения происходят в экономике и социальной сфере.

Начальный период становления рыночных отношений характеризовался существенными достижениями в промышленности, что также затронуло сферу производства тканей и одежды[16], а именно улучшается качество тканей, увеличивается их ассортимент, сокращается период времени, затрачиваемый на производство одного предмета одежды.

Кроме того, расширяется круг лиц - приверженцев моды за счет образования нового социального слоя - буржуа.

Зарождение капиталистических отношений внесло существенные изменения в социальную структуру и потребности общества, в психологию как отдельного индивида, так и всего общества. Формировалась определенная культура, способствующая ориентации на успех, накоплению капитала, демонстрации достижения успеха, в том числе с помощью одежды. Как совершенно справедливо отмечает Е. А. Аброзе, «буржуазное общество вырабатывало особые ценностные ориентации и успешно внедряло в общественное сознание концепт высокого престижа предпринимательства. В идеологических установках утвердился имидж преуспевающего человека, воплощающего дух предприимчивости, решимости, стремления к риску, соединенного с точным расчетом»[17]. Таким образом, следование моде стало демонстрацией успешности индивида.

С началом индустриализации (середина XIX века) одежда превращается в товар, в связи со значительным упрощением процесса тиражирования одежды возникают благоприятные предпосылки для развития «готовой» одежды (изготавливаемой партиями по стандартным размерам), которая ранее не считалась модной. Зарождается разделение одежды на одежду «от кутюр» и «готовую» одежду.

Пошив одежды кутюрье превращается в искусство, которое сейчас именуется «высокой модой» . В XIX веке возрастает спрос на готовую одежду, кутюрье начинают разрабатывать коллекции готовой одежды. Со временем остро встает вопрос о правовой охране и готовой одежды.

Как показывает история, культурные и социальные предпосылки способствовали увеличению спроса на одежду. Одной из причин, позволяющей говорить о том, что необходимость правового регулирования дизайна одежды связана с рыночными отношениями, - наличие конкуренции. Именно конкуренция подталкивала предпринимателей к максимальному получению прибыли с минимальными затратами, при этом неохраняемый, но востребованный дизайн мог быть легко заимствован конкурентом и воспроизведен в одежде, без затрат на его разработку. Сложившаяся ситуация требовала вмешательства со стороны законодателя, однако реакция последовала не сразу.

Серьезные исторические события XX века - войны, революции, в корне изменившие социальные и экономические стороны жизни общества, приводят к изменениям и в сфере создания одежды.

Одежда с воплощенными в ней модными тенденциями становится доступной практически всем - такое явление в специальной литературе именуется «демократизацией моды». Связано это со сменой ориентации производителей одежды с состоятельных потребителей на средний класс, произошло смещение акцентов с индивидуально созданной одежды на готовую одежду, которая стала ведущей разновидностью одежды[18] [19]. Таким образом, со временем мода стала оказывать влияние на внешний вид всех категорий одежды - от «высокой моды» и готовой одежды премиум класса до одежды массового производства. Сформировалась целая индустрии моды, которая посредством системы институтов, таких как модные журналы, показы коллекций одежды, реклама и другие формирует такого поведение потребителя, когда одним из критериев выбора одежды выступает отражение в ней модных тенденций.

XX век - век стремительного развития модной индустрии в Европе и США. Потребность в правовой охране дизайна одежды выявляется все отчетливее. Так, в США дизайнеры одежды объединились в гильдию, которая запрещала своим членам иметь деловые отношения с теми поставщиками и торговыми предприятиями, которые состояли в каких-либо производственных отношениях с имитаторами, лицами, использовавшими чужой дизайн с незначительными изменениями и выдававшими его за собственное оригинальное творение.

Такая практика имела результаты в защите дизайна одежды, но в 1941 г. была признана противоречащей антимонопольному законодательству и объявлена незаконной[20].

На основании проведенного анализа можно сделать вывод о том, что потребность в охране дизайна одежды связана с возникновением моды как стимулирующего фактора смены дизайна одежды и с развитием промышленного производства, позволяющего быстро воплощать разработки дизайнера в конкретных моделях одежды. Описанные предпосылки сложились к середине XIX века, однако наиболее остро проблема правовой охраны дизайна одежды встала перед дизайнерами в XX веке - в период бурного развития сферы изготовления одежды. Россия не была исключением, однако в силу исторических особенностей - отсутствие конкуренции, государственная монополия на изготовление одежды - потребность в правовой охране дизайна одежды в полной мере проявилась только в 90-е годы.

Рассмотрим эволюцию российского законодательства в сфере охраны внешнего вида изделий с утилитарной составляющей, к которым относятся и одежда.

Можно выделить три этапа развития законодательства по охране внешнего вида таких предметов: дореволюционный период,

законодательство царской России - зарождение правовых институтов (до 1917 года); советский период - расширение круга объектов правовой охраны, присоединение СССР к международным конвенциям, предоставляющим передовые механизмы по охране интеллектуальной собственности; современный период (с 90-х годов) - совершенствование авторско-правовой и патентно-правовой охраны. При этом каждый из указанных этапов развития законодательства имеет свои особенности.

Возникновение патентного и авторского законодательства в России связано с повышением темпов и увеличением объемов развития промышленности . Именно становление промышленности в начале XIX века привело к принятию первого патентного закона 1812 г. «О привилегиях на разные изобретения и открытия в ремеслах и художествах».

Первым российским нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы прав авторов, стал Цензорский устав, утвержденный 22 апреля 1828 г., который содержал главу «о правах сочинителей» . Однако указанный правовой акт касался только литературных произведений. В 1830 г. было принято Положение о правах сочинителей, переводчиков, издателей. Общая тенденция развития законодательства об авторском праве просматривается и в российской истории. Законодательство шло по пути расширения результатов интеллектуальной деятельности, охраняемых авторским правом. [21] [22]

Развитие законодательства об авторском праве начиналось с охраны

~23

прав авторов литературных произведении , затем к литературным произведениям присоединились другие объекты, а именно художественные произведения. В круг объектов авторского права произведения декоративноприкладного искусства были включены значительно позже (произведения- декоративно-прикладного искусства исторически выступали предшественниками произведений дизайна).

Принятый 20 марта 1911 г. закон об авторском праве под названием «Положение об авторском праве», кроме литературных произведений, также предоставлял охрану и художественным произведениям. По замечаниям современников, указанным нормативно-правовым актом охранялись только чисто художественные произведения[23] [24]. Результаты же труда художников, выполненные на предметах, изготовленных промышленным путем, также имели охрану, но в рамках иного правового акта.

Внешний вид промышленных изделий, а именно фабричных моделей и рисунков, получил охрану в рамках «Положения о праве собственности на фабричные рисунки и модели» от 11 июля 1864 года, которое впоследствии вошло в Свод законов Российской империи (ст. 199 Устава о промышленности, включенного в том 9 Свода законов Российской Империи) (далее - Положение о фабричных рисунках и моделях): «объектом охраны является рисунок или модель, предназначенная для воспроизведения в заводских, фабричных и ремесленных изделиях»[25].

Г. Ф. Шершеневич писал: «Под именем фабричного рисунка понимается изображение сочетания цветов и узоров на поверхности изделий, например для материй, ковров, обоев. Моделью же называется изображение формы изготовляемых изделий, как, например, ваз, чернильниц и т.п.»[26] [27] [28] [29]. Таким образом, охрана предоставлялась внешнему виду изделий, выполненных на плоскости, так и внешнему виду объемных объектов.

Как отмечают Л.Е. Комаров и А.А. Минаев, «под фабричным (техническим) рисунком или моделью подразумевается всякое сочетание линий, форм, красок, предназначенных для воспроизводства в промышленных изделиях с целью придания им нового вида» . Это позволяет сделать вывод о том, что Положение о фабричных рисунках и моделях есть первый нормативно-правой акт, предоставляющий охрану внешнему виду изделий с утилитарной направленностью.

Вопрос о разграничении сфер действия Закона об авторском праве от 20 марта 1911 г. и Положения о фабричных рисунках и моделях не был решен на законодательном уровне. Однако поднимался в работах ученых того времени.

Как замечает Я.А. Канторович, Закон об авторском праве от 20 марта 1911 г. применялся исключительно к произведениям чисто художественным, в то время как художественно-промышленные произведения также получали охрану, но только в рамках Положения о фабричных рисунках и моделях. При этом автор указал, что Закон об авторском праве от 20 марта 1911 г. не разрешил вопрос о разграничении сферы применения указанных выше нормативно-правовых актов, что, по мнению ученого, сделано намеренно, поскольку вопрос разграничения охраны трудно разрешим, и ответ на него не найден .

Интересно и высказывание Я. А. Канторовича о том, что произведения, которые могут тиражироваться и переноситься на предметы быта, являются

29

произведениями прикладного искусства и могут охраняться авторским правом наравне с произведениями чистого искусства. Это прогрессивное предложение нашло отражение только в законодательстве советского периода.

Вопрос соотношения авторско-правовой и патентно-правовой охраны художественных результатов интеллектуальной деятельности поднимался дореволюционным ученым А. А. Симолиным . Автор указывал, что природа права на художественное произведение тождественна праву на фабричные рисунки и модели, но законодательное регулирование имеет существенные различия, что проявляется, например, в сроке правовой охраны. Также возникает вопрос о том, может ли автор рассчитывать на авторско-правовую охрану результата интеллектуальной деятельности, если закончился срок правовой охраны в качестве фабричного рисунка или модели. Таким образом, автор делал вывод, что важные практические вопросы не решены законодателем.

Вышеприведенные положения законодательства дореволюционной России позволяют сделать вывод, что, несмотря на постановку проблемы возможности двойной охраны произведений художественного искусства, она все же рассматривается в ином контексте. Речь идет об использовании художественного результата интеллектуальной деятельности в предметах быта и его самостоятельной охраны отдельно от предмета, на который он нанесен. При этом вопрос о предоставлении правовой охраны непосредственно внешнему виду предмета быта (в современной терминологии - произведениям дизайна) нормами авторского права не рассматривался. Авторское право дореволюционной России предоставляло охрану только произведениям «чистого» искусства.

Таким образом, положения законодательства по охране внешнего вида предметов прикладного назначения были незначительны. Г оворить об охране внешнего вида одежды в Российской империи не приходится. Однако [30] следует подчеркнуть наметившуюся общую тенденцию регламентации отношений по охране внешнего вида изделий прикладного характера, обусловленную развитием промышленности.

После революции продолжается совершенствование законодательства авторского права и правовой охраны изобретений. Особенностью этого периода является существенное расширение круга объектов, охраняемых авторским правом.

Первые нормативно-правовые акты, а именно Декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. «О государственном издательстве», Декрет СНК от 26 ноября 1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» имели практическую и организационную направленность и не предполагали значительных изменений, направленных на расширение круга объектов правовой охраны.

Следующий этап развития национального законодательства об авторском праве связан с принятием Основ авторского права 1925 г. и Основ авторского права 1928 г.

Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 30.01.1925 «Об основах авторского права» устанавливало, что «авторское право распространяется на всякое произведение литературы, науки и искусства, каковы бы ни были способ и форма его воспроизведения, а равно его достоинство и назначение, как-то: устные произведения (речи, лекции, доклады и т.п.), письменные произведения (книги, статьи, сборники и др.), произведения драматические и музыкально-драматические; переводы; произведения хореографические и пантомимы, в отношении постановки которых имеются указания, изложенные на письме или иным способом; кинематографические сценарии, имеющие свойства самостоятельных произведений, музыкальные произведения с текстом или без текста; рисунки, произведения живописи, скульптуры, архитектуры и графических искусств, иллюстрации, географические карты; планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к наукам, технике или к постановке на сцене драматического либо музыкально-драматического произведения; кино-ленты; фотографические произведения или произведения, полученные способами, аналогичными с фотографией и т.п.» (ст. 2 Основ авторского права 1925 г.) .

Указанный нормативно-правовой акт предоставлял правовую охрану широкому кругу произведений, среди которых были перечислены различные результаты интеллектуальной деятельности, относящиеся к науке, литературе и искусству. Однако произведения декоративно-прикладного искусства в этом перечне отсутствовали, что позволяет говорить о том, что авторское право не предоставляло охрану оформлению одежды. Важным преимуществом указанного постановления является открытый перечень объектов, которым предоставлена охрана, при этом нельзя исключать возможность предоставления охраны некоторым предметам быта в качестве произведений изобразительного искусства.

Закон РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 года не предоставлял охрану произведениям декоративно-прикладного искусства, однако ввиду того, что перечень объектов авторского права был открыт и указанный перечень включал в себя произведения изобразительного искусства, а вопрос о возможности авторско-правовой охраны произведений декоративно-прикладного искусства так и не был однозначно решен.

Правоведы обращались к проблеме отсутствия авторско-правовой охраны произведений декоративно-прикладного искусства, уходящей своими корнями еще в дореволюционное законодательство, и отмечали следующее: «Печальная традиция восходит к дореволюционному русскому законодательству, которое отличало “чистое” искусство от “ремесленного” и по существу лишало авторско-правовой охраны “художественно- [31]

промышленные произведения”, предназначенные специально для

-эл

фабричного производства» .

Как отмечает В. В. Ефремова, исследуя вопросы правовой охраны произведений авторского права в советском периоде, «на практике авторы художественно-промышленных произведений ущемлялись в признании их авторских прав. Судебная же практика того времени шла по пути признания авторских прав на подобные произведения и оставляла без охраны неоригинальные и нехудожественные их экземпляры» . Несмотря на отсутствие правового регулирования охраны художественно-промышленных произведений, встречались отдельные случаи предоставления правовой охраны произведениям декоративно-прикладного искусства, таким как люстры, игрушки, значки, которые, однако, были редки, вопрос о правовой охране таких результатов интеллектуальной деятельности непременно поднимался в ходе судебного разбирательства[32] [33] [34] [35].

При толковании норм Основ 1928 года советские исследователи отмечают распространение авторско-правовой охраны на ряд произведений, не поименованных в них, а именно эскизы театральных костюмов, которым

35

предоставлялась авторско-правовая охрана .

Советское законодательство предоставляло правовую охрану сценическим костюмам, в то время как модели повседневной одежды были исключены из сферы охраны, что, по мнению советских исследователей, являлось существенным пробелом в законодательстве, поскольку позволяло свободно копировать авторские модели одежды: «художники-модельеры материально не заинтересованы во внедрении своих работ в производство, лишены возможности авторского контроля. Интересы их не охраняются даже при распространении печатных выкроек, изготовленных по авторским моделям»[36].

В некоторых зарубежных странах, например во Франции, в рассматриваемый период истории законодательно предусматривалась правовая охрана дизайна одежды в рамках авторского права, но советское законодательство не учитывало имеющийся зарубежный опыт в указанной сфере. Несмотря на то что среди объектов охраны дизайн одежды прямо не перечислялся, в научной литературе делался вывод о потенциальной возможности распространения норм авторского права внешнее оформление

одежды[37] [38].

Отсутствие специального правового регулирования в области правовой охраны внешнего вида одежды связано с экономическими отношениями, в которых отсутствовала конкуренция, эффективные правовые институты были не нужны. Как отмечал в своей работе В. И. Серебровский, «в условиях социалистического общества “нематериальное производство” осуществляется в интересах народа, ради удовлетворения его культурных потребностей. Создаваемые авторами произведения литературы, науки и искусства не являются товарами и не предназначаются для обмена, а создатели таких культурных ценностей не являются товаропроизводителями» , что предполагает отсутствие правовой охраны внешнего вида изделий с утилитарной направленностью. Отсутствие конкурентной борьбы исключает заимствование дизайна одежды с целью извлечения прибыли, и это делает закономерным неэффективное урегулирование вопроса правовой охраны дизайна одежды.

С принятием Основ гражданского законодательства СССР от 8 декабря 1961 года неизменной осталась формула, в соответствие с которой «авторское право распространяется на произведения науки, литературы или искусства независимо от назначения и достоинства произведения, а также от

способа воспроизведения» . Наличие указанной формулы и условий охраноспособности произведения, таких как творческий характер и выраженность в объективной форме, имело целью расширить сферу действия авторского права, распространив его тем самым на произведения

40

декоративно-прикладного искусства .

Гражданский кодекс РСФСР 1964 года в статье 475[39] [40] [41] [42] предусматривал авторско-правовую охрану произведений декоративно-прикладного искусства, объединяя их в одну группу с произведениями живописи, скульптуры, архитектуры, графического искусства, иллюстрациями, рисунками, чертежами. Таким образом, правовая охрана в рамках авторского права изделий с утилитарной направленностью была предоставлена, однако это не позволяло сделать вывод об охране внешнего вида одежды нормами авторского права.

Параллельно с авторско-правовой охраной развивалась и патентноправовая охрана.

После революции первым принятым нормативно-правовым актом в этой области стало Постановление ЦИК и СНК СССР «О промышленный образцах (рисунках и моделях)» от 12 сентября 1924 г .

Указанное Постановление действовало до 1936 г., затем до 1965 г. правовая охрана в рамках патентного права промышленным образцам не предоставлялась.

Правовая охрана промышленного образца была возобновлена только Постановлением Совета Министров СССР № 535 от 9 июня 1965 г. Во исполнение указанного постановления была принята Инструкция по составлению заявки на промышленный образец от 3 августа 1965 г.[43]

Постановление 1965 г. исключило из правовой охраны решения внешнего вида изделий легкой промышленности, такое решение законодателя, по замечаниям в научной литературе, было необоснованным[44] [45], поскольку внешний вид указанных изделий зависит от моды, а не от

-45

технических достижений и совершенствований .

Однако вопрос о соотношении правовой охраны произведений декоративно-прикладного искусства и промышленного образца был очень актуальным, поскольку на практике порождал множество проблем, таких как соотношение режимов и разграничение их действия, в связи с чем активно обсуждался в юридической литературе, например в работах Э. П. Гаврилова[46], А. К. Юрченко[47], В. А. Рясенцева[48], И. А. Грингольца[49] и других авторов.

Одним из вопросов практического характера, занимавших советских исследователей, был вопрос о вознаграждении авторов. Несмотря на отсутствие в законодательстве норм о разграничении режимов авторскоправовой и патентно-правовой охраны, такой механизм все-таки имел место. Управление охраны авторских прав Союза художников СССР (решение секретариата Союза художников СССР от 12 июня 1968 г.) - организация, рассматривавшая вопросы начисления гонорара авторам, чьи произведения использовались в промышленности, придерживалось следующей практики: на произведения декоративно-прикладного искусства, зарегистрированные в качестве промышленного образца, паспорт не оформлялся и вознаграждение за тиражирование не выплачивалось[50].

Данное положение позволяет сделать вывод об общей направленности практики на альтернативное существование двух указанных режимов охраны.

Следующих нормативно-правовой акт о правовом регулировании промышленного образца был принят 8 июля 1981 г. Совет Министров СССР утвердил новое Положение о промышленных образцах 1981 г. Отличительной особенностью указанного нормативно-правового акта являлось предоставление охраны изделиям легкой промышленности[51].

Действующее авторское законодательство и Положение о промышленных образцах конца XX века оставляет нерешенным вопрос о соотношении указанных правовых режимов. П. 12 Положения позволяет разграничить сферы действия правовых режимов, указав при этом, что не признаются промышленными образцами художественно-конструкторские решения изделий, не выполняющих утилитарные функции.

В п. 13 Положения указано, что в качестве промышленного образца также регистрируются предметы галантереи, швейных и трикотажных изделий, головных уборов, обуви, текстильных материалов, кроме декоративных. Указанные оговорки позволяют сделать вывод о том, что законодатель пытался разрешить проблему соотношения авторско-правового режима и патентно-правового режима при квалификации внешнего вида дизайна одежды в качестве произведения или промышленного образца, охраняя при этом в качестве промышленного образца только объекты, обладающие утилитарными характеристиками.

Попытка разграничения произведений авторского права и промышленных образцов предпринималась и на уровне подзаконных актов, а именно в соответствие с Указаниями по составлению и подаче заявки на промышленный образец от 24 января 1985 года. Так, в соответствие с его положениями не принимались к рассмотрению заявки на промышленные образцы, в которых результат интеллектуальной деятельности уже был принят к оценке в установленном порядке по нормам авторского права в качестве произведения декоративно-прикладного искусства[52].

Развитие законодательства о промышленном образце также связано с экономическими причинами.

Как справедливо отмечает Э. П. Г аврилов, правовая охрана промышленных образцов в СССР преследовала иные цели, чем аналогичная охрана в капиталистических странах: она была ориентирована на стимулирование творческой деятельности работников промышленности для создания такого внешнего вида изделий, который позволял СССР эффективно конкурировать с капиталистическими странами во внешней

торговле[53].

Такие образом, активное развитие законодательства в области охраны промышленного образца начинается с вовлечения СССР в активные внешнеэкономические отношения по продаже товаров. Прогрессивное законодательство в области охраны промышленного образца как механизм охраны внешнего облика товара имело целью повысить конкурентоспособность советских товаров на мировом рынке, через стимулирования творческой активности дизайнеров.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., а именно в п. 2 ст. 134, к объектам авторского права относятся литературные произведения (литературно-художественные, научные, учебные, публицистические и т.п.), драматические, музыкальные

произведения с текстом и без текста, музыкально-драматические, сценарные произведения, аудиовизуальные произведения (кино-, теле-, видеопроизведения), радиопроизведения, произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства, архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства, сценографии, дизайна, фотографии,

картографические произведения, произведения хореографии и пантомимы, переводы, программы для ЭВМ, сборники (энциклопедии, антологии, базы данных и т.п.), а также другие произведения, подпадающие под признаки, названные в п. 1 ст. 134 Основ. Таким образом, произведения декоративноприкладного искусства надежно вошли в перечень охраняемых авторским правом объектов, кроме того, в качестве охраняемого объекта названы и произведения дизайна, что позволяет говорить о законодательном закреплении охраны дизайна модели одежды. Однако представляется необходимым отметить, что под произведениями дизайна понимается оформление различного рода предметов, а дизайн одежды можно квалифицировать в качестве произведения декоративно-прикладного искусства.

Закон РФ от 09.07.1993 г. № 5351-1 (ред. от 20.07.2004) «Об авторском праве и смежных правах», как и действующие на настоящий момент положения части 4 Гражданского кодекса, предоставляют правовую охрану произведениям декоративно-прикладного искусства. В литературе, посвященной вопросам авторского права, были даны разные определения произведениям декоративно-прикладного искусства. Так, например, О.В. Костькова, В.А. Тимошенко отмечали, что «произведения декоративноприкладного искусства, строго говоря, являются разновидностью произведений изобразительного искусства. Однако они выделяются из этой

общей категории возможностью тиражирования их в промышленных изделиях»[54]. Таким образом, вопрос разграничения правовой охраны в России по-прежнему не был разрешен. Включение произведений декоративно-прикладного искусства и дизайна в перечень объектов, охраняемых авторским правом, по справедливым замечаниям ученых, являлось достижением законодательства, в связи с тем, что позволило избежать необоснованного исключения указанных объектов из сферы охраны авторским правом, несмотря на то что по смыслу ранее действующего законодательства такая охрана указанным произведениям предоставлялась[55].

Принятый 23 сентября 1992 г. «Патентный закон Российской Федерации» № 3517-1 предоставлял охрану дизайну модели одежды, но не разрешал вопроса соотношения произведения как объекта авторско-правовой охраны и промышленных образцов как объектов патентно-правовой охраны.

На основании проведенного исследования, можно сделать вывод о том, что в российском законодательстве отсутствовали нормы, специально посвященные исследуемому результату интеллектуальной деятельности (в отличие, например, от законодательства Франции). Развитие правовой охраны дизайна одежды происходило в рамках традиционных институтов авторского и патентного права.

Приведенный исторический анализ позволяет сделать вывод о том, что потребность в правовой охране дизайна одежды связана со становлением рыночных отношений и возникновением модной индустрии, формирующей у потребителя потребность в приобретении одежды, дизайн которой отражает модные тенденции сезона.

Советский период отечественной истории отличается недостаточным вниманием законодателя к вопросам правовой охраны внешнего вида изделий с утилитарной направленностью, подверженного быстрой смене актуальности, в частности дизайна одежды, что напрямую связано с отсутствием экономической потребности. Развитие законодательства на современном этапе (с начала 90-х годов) обусловлено рыночными отношениями и конкуренцией. Таким образом, исторически сложившиеся в российском законодательстве подходы к правовой исследуемого в рамках настоящей диссертации результата интеллектуальной деятельности не являются эффективными, требуют анализа и пересмотра.

1.2.

<< | >>
Источник: Николаева Марина Сергеевна. ПРАВОВАЯ ОХРАНА ДИЗАЙНА (МОДЕЛИ) ОДЕЖДЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Основания возникновения правовой охраны дизайна одежды:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Основания возникновения правовой охраны дизайна одежды
  4. Понятие и признаки дизайна одежды как результата интеллектуальной деятельности
  5. 3.1. Правовая охрана дизайна одежды на примере США, ЕС, КНР
  6. Особенности охраны дизайна одежды в рамках институтанезарегистрированного промышленного образца ЕС
  7. Предложения по совершенствованию охраны дизайна одежды в Российской Федерации
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -