<<

Глава XXIV Прекращение развития

266. Разлад юриспруденции и жизни не мог продолжаться очень долго; мало-помалу жизнь, расшатанная в ее основах и ослабевшая в своей энергии, повлияла подавляющим образом на самую юриспруденцию; к тому же императоры преследовали все, что в этой последней выдавалось какою-либо самостоятельностью.

III столетие было временем политического гонения на юристов. Потом отношение к ним власти вновь стало изменяться к лучшему, и это обстоятельство повлияло благотворно на школьное преподавание права и на учебную литературу его: с IV века учебная литература получила новое развитие, которое опиралось главным образом на труды Гая (Фиттинг). Но было уже невозможно воскресить погасшее юридическое творчество. Лучшие силы отстранились от судебно-правовой деятельности, лучшие умы обратились в область религиозных споров. III столетие обозначило собой последний предел живого развития права в Риме. В промежутке времени между Павлом, Ульпианом и Модестином, с одной стороны, и имп. Юстинианом (нач. VI стол.) с другой, встречаются еще немногие императорские постановления*(1067) и практические нововведения*(1068), на которые мы вправе смотреть как на продолжение предшествующего движения, однако общее состояние права указывало всеми своими признаками на то, что оно близилось к омертвению. Личный состав юристов, адвокатов, судей ухудшался в качественном отношении; дурные стороны сложившегося порядка развивались, хорошие стороны его ослаблялись. Посредственности овладели судебною практикою, из искусства юриспруденция стала простым ремеслом, в деятелях его исчез живой интерес к своему делу. Речи адвокатов перешли в пустословие, диалектика заменила собою анализ жизненных явлений. Свобода судьи, - разнообразие источников, из которых он черпал свое вдохновение, - сделалась причиною судебного произвола. Правительство в ряде мер стремилось подавить этот произвол; несомненно, что оно успело убить в конце всякое проявление самостоятельной юридической мысли, но трудно сказать, в какой степени удалось ему достигнуть своей непосредственной цели.
Наиболее решительная мера состояла в преобразовании гражданского судопроизводства; оно последовало при имп. Диоклетиане, в связи с общим преобразованием управления империей. Разделение суда на ius и iudicium было отменено; правительственный чиновник призван был исполнять обе функции, которые прежде распределялись обыкновенно между претором и присяжным судьею. Контестация иска окончательно потеряла свое прежнее значение и означала собою не более как момент процесса. Письменное производство дела вытеснило собою устное производство. - Однако и эта решительная мера не спасла суда от произвола, действительного или кажущегося. В 316 году Константин объявил, что интерпретация (interpretatio) права, т. е. преобразование его путем казуального творчества принадлежит только императору.*(1069) В 426 г. имп. Валентиан III ограничил ius respondendi четырьмя, давно умершими юристами: Папинианом, Ульпианом, Павлом и Модестином, приобщив к ним пятого, Гая*(1070): судья лишь тогда должен был основать свое решение на мнении юриста, когда оно принадлежало одному из пяти вышеназванных или, по крайней мере, приводились в их сочинениях. При разногласии мнений, спор разрешался большинством голосов, при равенстве этих последних - мнением Папиниана; когда же и у этого последнего не отыскивалось надлежащего ответа, то предоставлялась свобода собственному усмотрению судьи. - Широкая власть карать и миловать, обсуждая дело по совести, не гармонировала с новым характером суда. Неоднократно законодательство строгим тоном указывало судьям их обязанность - не потакать виновным*(1071), Юстиниан же нашел за нужное определить даже maximum денежной оценки иска (duplum)*(1072); область применения этой последней меры осталась, впрочем, не ясною. Последние остатки творчества гасли в таких условиях; только в третейском суде жили еще черты прежнего порядка. Разрозненные императорские постановления не в силах были оживить право, и то, что под пером юристов являлось когда-то как выражение известного идеализма, в императорских постановлениях звучало лишь напыщенной фразой. Оставалось увековечить труды предшествующих поколений, собрав их в одно целое, и эту цель стремились достигнуть кодификации Феодосия II и Юстиниана.
<< |
Источник: Муромцев С.А.. Гражданское право древнего Рима. - Москва, Типография А.И. Мамонтова и К, 1883г.. 1883

Еще по теме Глава XXIV Прекращение развития:

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  3. ВЗГЛЯД С РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  4. «ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ
  5. ГЛАВА XXIV Определение связи между травмой и выкидышем Е. Е. Розенблюм
  6. 2. Государственные органы внешних сношений
  7. Содержание
  8. Глава XXIV Прекращение развития
  9. Nexum
  10. Судебная система. Органы контроля
  11. Государства Месопотамии Ранней древности.
  12. ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ
  13. ПИСЬМ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -