<<
>>

Лекция № 11. Институт соучастия


План лекции:
1. Регламентация института соучастия в уголовном праве Англии и США.
2. Институт соучастия в уголовном праве Франции.
3. Институт соучастия в уголовном праве ФРГ.
4.
Уголовная ответственность юридических лиц (корпораций). Литература:
Крылова Н.Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.
Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990. — 153 с.
Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ и Японии: Общая часть уголовного права. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.
Уголовное право зарубежных государств. М., 1973. Вып. 3.
1. Институт соучастия — один из самых древних институтов английского общего права. Вначале учение о соучастии разрабатывалось в Англии применительно лишь к фелонии. К другим видам преступлений нормы о соучастии не применялись. С ростом в англоамериканском праве доли статутных норм положения общего права были изменены.
Как уже указывалось, после отмены в 1967 году деления преступления на фелонии и миодиминоры, все преступления в английском уголовном праве делятся на 2 группы: 1) измена и 2) прочие преступления. При этом понятие соучастия по-прежнему не применяется к измене (поскольку все причастные к ней лица наказываются как главные исполнители), однако институт соучастия таким образом был распространен на прежние мисдиминоры, попавшие в категорию «прочих» преступлений.
В английском общем праве в течение долгого времени была принята следующая классификация соучастников: 1) исполнители и 2) пособники.
Исполнители, в свою очередь, подразделялись на 2 вида: а) исполнители первой степени (лица, которые сами совершили преступление) и б) исполнители второй степени (лица, способствовавшие преступному деянию в момент его совершения).
Пособники в зависимости от времени совершения ими соответствующих действий, подразделяются на 2 вида: а) пособников до факта совершения преступления и б) пособников после факта совершения преступления.
Таким образом, в английском общем праве институтом соучастия охватывались как сами исполнители, так и все остальные участники преступного деяния. В настоящее время четырехзвенная классификация отменена. Участники всех преступлений являются исполнителями. Однако при назначении наказания судьи учитывают «вклад» каждого из преступников, в связи с чем проблема соучастия по-прежнему актуальна. В уголовно-правовой доктрине под соучастием понимаются действия двух или более лиц по реализации преступного замысла. Понятие «соучастника» используется по-прежнему в юридической литературе, но некоторые авторы относят к нему любых участников преступления, а другие только дополнительных (пособников и подстрекателей).
С субъективной стороны для умышленных преступлений соучастие предполагает единство намерения участников преступления ко времени совершения преступного действия.
Вместе с тем, ответственность дополнительных участников может наступать и за те последствия действий исполнителя, которые выходят за пределы первоначального намерения при условии, что в принципе такие последствия были предвидимыми (напр., убийство, наступившее в результате намерения избить кого-либо).
С этой точки зрения, объективное вменение «эксцесса исполнителя» в английском праве считается обычным. Лишь в том случае, когда исполнитель совершает преступление, которое ни в коей мере не могло входить в первоначальный замысел остальных участников, последние не подлежат уголовной ответственности.
По английскому праву соучастие возможно и в неосторожном преступлении. Важно, чтобы действия, приведшие к неосторожному причинению преступного результата, охватывались первоначальным замыслом участников, и, следовательно, результаты этих действий могли бы быть вменены им в вину. Прямой умысел не является необходимой формой связи между соучастниками — достаточно «возможного предвидения» другими участниками совершения исполнителем именно такого рода действия и не обязательна прямая установка на его выполнение.
«Единое намерение» не всегда включает в себя противоправный элемент. Намерение может быть правомерным, а совершение в результате его осуществления неосторожного (или же со стороны исполнителя умышленного) преступления повлечет уголовную ответственность всех соучастников. Интересно в этом отношении дело Салмона. Английский суд признал виновными в неосторожном убийстве, совершенном в соучастии, группу лиц, занимавшихся стрельбой в цель и по неосторожности причинивших смерть мальчику, проходившему неподалеку от места стрельбища. Застреливший мальчика был признан исполнителем 1 степени, остальные — исполнителями 2 степени (деление на исполнителей 1 и 2 степени тогда существовало).
1.1. Виды соучастников.
Согласно английской уголовно-правовой доктрине исполнителем считается тот, кто непосредственно совершает преступное деяние. При этом исполнителями одного и того же преступления могут быть как лица, которые вместе выполняют все действия, образующие данное преступление, так и лица, каждое из которых выполняет лишь часть действий, образующих данное преступление. При групповых разбойных или иных нападениях вопрос о том, кто конкретно нанес смертельный удар (при убийстве) или причинил соответствующее телесное повреждение, даже не возникает. Предполагается, что все участники группового преступления несут коллективную ответственность за его последствия и признаются в одинаковой мере его исполнителями.
Исполнитель — это также лицо, совершившее преступление «посредством неодушевленной силы, либо через невиновного посредника», т.е. к исполнительству относится и опосредованное исполнительство (посредственное причинение вреда), поэтому присутствие на месте совершения преступления не считается обязательным условием для признания лица исполнителем.
Исполнителями также являются лица, способствовавшие преступлению в момент его совершения. Именно критерий содействия преступлению в момент его совершения, а не содержание самого содействия является существенным для признания лица исполнителем.
Пособником преступления, согласно доктрине, является тот, «кто обеспечивает или консультирует совершение преступления другим лицом, а также руководит им». Таким образом, пособничество может выражаться либо в обеспечении исполнителя средствами совершения преступления, либо в подстрекательстве к преступлению, либо разработке общего плана осуществления намерения и даче указаний об его исполнении, либо содействии советами по вопросу совершения преступления и т.п. действия. Все действия пособника должны быть направлены на содействие другому лицу в исполнении преступления. Если же преступление осталось другим лицом не выполненным, то пособничества не будет. Кроме того, действия пособника должны быть направлены на оказание содействия такому исполнителю, который действовал виновно и был вменяем. Если же действия пособника состоят в оказании помощи невменяемому (душевнобольному, малолетнему) лицу или же действующему невиновно, такой пособник сам будет признан исполнителем.
Пособники преступления могут быть освобождены от уголовной ответственности, если они до момента совершения преступления сделали все от них зависящее для того, чтобы преступление было предотвращено.
Пособничество после факта совершения преступления — теперь самостоятельное преступление в английском уголовном праве.
Из понятия соучастия по английскому праву исключаются недонесение, попустительство и укрывательство предметов, заведомо добытых преступным путем, либо служивших орудиями совершения преступления.
К бесспорным случаям пособничества, помимо укрывательства преступника, доктрина относит и всякое содействие побегу преступника из места предварительного заключения или места отбывания наказания. Пособничеством считается и оказание всякой материальной поддержки скрывающемуся преступнику, предоставление ему средств для побега, фальсификация доказательств, лжесвидетельство с целью освобождения от уголовной ответственности и т.п. Однако пассивные действия по непредставлению доказательств, отказ свидетельствовать против преступника из сочувствия не могут рассматриваться в качестве пособничества. Такие действия либо полностью исключают уголовную ответственность, либо представляют собой самостоятельные преступления против правосудия.
Субъективная сторона этого вида пособничества требует прямого умысла. Лицо сознает, что оно оказывает помощь преступнику, совершившему определенное деяние, и имеет цель помочь преступнику избежать задержания, осуждения или наказания.
Из числа пособников после совершения преступления доктрина исключает супруга и ближайших родственников.
1.2. В ходе реформы уголовного права в США также утратило свое значение традиционное деление соучастников на «исполнителя первой степени» (тот, кто непосредственно осуществляет преступление), «исполнителя второй степени» (тот, кто оказывает содействие виновному на месте и во время совершения преступления), «пособника до факта совершения преступления». Законодательство, принятое в большинстве штатов, не пользуется перечисленными категориями, создававшими немалые трудности в практической деятельности судов.
В соответствии с рекомендациями Модельного УК 1962 г., кодексы штатов различают, как правило, лишь исполнителей и соучастников в преступлении.
Исполнителем в американском уголовном праве признается не только тот, кто сам совершает преступление, но и тот, кто использует так называемого «невиновного агента» (психически больного, ребенка) и вообще лицо, в действиях которого отсутствует вина (посредственное причинение вреда).
Понятие соучастника во многих УК дается путем перечисления конкретных действий, составляющих соучастие. Так, по УК штата Нью-Йорк соучастник — это лицо, которое «подстрекает, приказывает, настаивает на совершении преступления или умышленно помогает» исполнителю.
В УК отдельных штатов появилось также деление соучастников на подстрекателей и пособников в силу влияния континентального права, где такое деление проводится. В других штатах фигуры пособников и подстрекателей по-прежнему не выделяются.
Однако нередко в уголовных кодексах штатов, вообще, не проводится деление соучастников на виды, а все они именуются «основными участниками». Так, согласно ст. 31 УК штата Калифорния, «все лица, заинтересованные в совершении преступления, вне зависимости от того, является ли оно фелонией или мисдиминором, непосредственно ли они совершают деяние, представляющее собой преступление, либо помогают или способствуют его совершению либо, если они не присутствовали, но давали советы или поощряли к его совершению, а также все лица, консультирующие, дающие советы или поощряющие детей в возрасте до 14 лет, лунатиков или идиотов совершить любое преступление или которые используют мошенничество, ухищрения или силу, состояние опьянения или иным способом заставляют какое-либо лицо совершить любое преступление или которые посредством угроз, подвергания опасности, приказа или насилия принуждают другое лицо совершить любое преступление, являются основными участниками любого преступления, совершенного подобным образом» (выделено нами — авт.).
Требования, относящиеся к поведению и умыслу соучастника, выработанные традиционной англо-американской доктриной, сохраняют силу в качестве условий уголовной ответственности соучастника за действия исполнителя. Соучастие должно выражаться в активных действиях, а не в простом присутствии на месте преступления. Такое невмешательство наказывается лишь в случае, когда у лица была юридическая обязанность предупредить совершение преступления.
Соответствующие формулировки «с намерением», «с целью» и пр. входят в определение действий соучастника практически во всех УК американских штатов.
Как и в Англии, допускается соучастие не только в умышленных, но и в неосторожных преступлениях. Приведем такой пример. Два автомобилиста устроили гонки на шоссе, в результате чего один из них сбил пешехода. Другой водитель будет отвечать в качестве соучастника неосторожного преступления.
Сфера уголовной ответственности за соучастие расширяется также за счет положений УК некоторых штатов о том, что соучастник отвечает за любые результаты преступных действий исполнителя, если они были «разумно предвидимы в качестве вероятного последствия этих действий» (ст. 609. 05 УК штата Миннесота). Это еще один пример использования конструкции «разумного человека» при решении вопроса об ответственности за эксцесс исполнителя.
Пособничество после факта совершения преступления в течение долгого времени рассматривалось и в Англии, и в США как особая форма соучастия. Теперь же наметилась тенденция выделить его в самостоятельный состав.
Ответственность за недонесение ограничивается лишь случаями принятия вознаграждений за воздержание от сообщения о преступлении.
Самостоятельное преступление составляет в УК штатов приобретение имущества, похищенного другим лицом. В этом случае требуется установление двух обстоятельств: 1) имущество было, действительно, похищено; 2) обвиняемый получил его во владение или распоряжение хотя бы на самое непродолжительное время. Для ответственности за приобретение похищенного другим имущества не требуется обнаружения виновного в хищении, поскольку действия при приобретению похищенного являются самостоятельным преступлением.
2. Французское уголовное право различает понятия соучастия и
соисполнительства. При этом групповой характер исполнения преступления приобретает юридическое значение лишь в том случае, когда он специально предусматривается нормой Особенной части УК в качестве признака конкретного квалифицированного преступления. Во всех остальных случаях соисполнители несут ответственность по тем же общим правилам, которые относятся к исполнителям, действующим индивидуально.
К Особенной части уголовного права Франции относятся и все вопросы, связанные с организованными формами преступной деятельности. В У К Франции существует немало норм, запрещающих заговоры, сборища, повстанческие сообщества, организации злоумышленников и т.п.
Собственно же соучастием (complicite) принято считать лишь соучастие в узком смысле слова, т.е. такую деятельность других лиц, которая провоцирует или облегчает совершение преступления исполнителем, но сама по себе никаких элементов преступного деяния не содержит. Именно в этих пределах соучастие относится к Общей части. Правда, в некоторых случаях в Особенной части предусматривается ответственность за некоторые действия соучастников в самостоятельном виде, что преследует специальные цели и является, скорее, исключением, нежели правилом. Так, в УК установлена ответственность за неудавшееся подстрекательство к совершению политических преступлений; за организаторскую деятельность и пособничество при незаконном обороте наркотиков и т.п.
Нередко французский законодатель, несмотря на принцип личной ответственности, ответственности каждого за свои действия и те общие нормы об ответственности, которые сформулированы классическим уголовным правом, конструирует нормы о коллективной ответственности. То повышенное внимание, которое французский законодатель уделяет даже самым зачаточным формам преступной организации, свидетельствует о том, что он намерен наказывать за любой преступный сговор каждого его участника как исполнителя (соисполнителя) преступления особого рода — заговора, сборища и т.п. — и склонен игнорировать то, в каком качестве (исполнителя или пособника) должен был выступить реально тот или иной участник сговора. Однако любое соучастие предполагает наличие преступного сговора между несколькими лицами и распределение между ними ролей.
2.1. Законодательное определение соучастия во Франции отсутствует. В УК Франции называются лишь виды соучастников.
В теории соучастие, как указывалось, понимается исключительно в узком смысле этого слова. В отличие от исполнителя и соисполнителя, которые лично осуществляют материальные действия, образующие преступное деяние, соучастник — это тот, кто прямо в материальном совершении преступления не участвует, но кто опосредованно и ак-цессорно присоединяется к нему, провоцируя или облегчая его осуществление (Г.Стефани, Ж.Левассер).
То обстоятельство, что французский законодатель в ст. 121-6 УК приравнял по всем юридическим последствиям соучастие к исполнительству, основано на концепции «заимствования деяния». Согласно этой концепции, соучастник, добровольно присоединяясь к преступлению, своими действиями целиком заимствует преступный характер деяния, совершенного исполнителем (или соисполнителем), и, следовательно, несет за него полную меру ответственности наряду с исполнителем. Конечно, такое заимствование может иметь место лишь при условии, что соучастник знал о намерении исполнителя и понимал, что своими действиями присоединяется к осуществлению этого намерения (психологический признак преступного деяния).
В соответствии с акцессорным пониманием природы соучастия, ответственность соучастника по французскому уголовному праву обусловлена двумя обстоятельствами: а) реальным совершением исполнителем оконченного преступления или же наказуемого покушения на него; б) совершением исполнителем преступления или проступка (не нарушения!).
В многочисленных решениях Кассационного Суда Франции непрерывно подчеркивается, что «основной факт» (т.е. исполнение основного деяния) является одним из необходимых элементов соучастия (решение Палаты по уголовным делам Кассационного Суда Франции от 2.07.1958 г. и др.). Это положение достаточно последовательно проводится и на практике. Известны решения Кассационного Суда, по которым соучастники не наказывались, если действия исполнителя почему-либо оказывались по закону ненаказуемыми.
На базе «последовательного применения» акцессорности сегодня во Франции довольно широко осуществляется объективное вменение соучастникам действий исполнителя. Считается само собой разумеющимся, что соучастник обязан отвечать и за эксцесс исполнителя.
Практика французских судов демонстрирует это положение с достаточной очевидностью. Так, по многим делам о хищениях она вменяла в вину соучастникам такие квалифицирующие обстоятельства, как групповое совершение, ночное время, применение инструментов взлома, хотя соучастники об этом не имели ни малейшего представления (решение Палаты по уголовным делам от 23.10.1946 г. и от 26.01.1954г.).
Только в одном случае судьба соучастника не связывается с судьбой исполнителя: если имеют место особые обстоятельства, характеризующие личность исполнителя. Например, если исполнитель является рецидивистом и к нему применяют меры, предусмотренные законом для рецидивистов, то соучастник, если он сам не рецидивист, таким мерам не подвергается. К соучастнику не применяются и исключающие или смягчающие ответственность меры, которые могут быть применены к исполнителю при наличии у него тех или иных личных признаков (невменяемость, несовершеннолетие) либо при определенном его поведении (деятельное раскаяние).
Конечно, возможности объективного вменения при эксцессе исполнителя не являются безграничными. Французские юристы различают три возможные ситуации: 1) совершение исполнителем абсолютно иного деяния, нежели то, которое первоначально намечалось и предвиделось соучастниками; 2) осложнение деяния по ходу его исполнения такими обстоятельствами, которые первоначально не предвиделись и не могут быть известны соучастнику и 3) неопределенный умысел соучастника, присоединяющегося к любому деянию исполнителя.
Судебная практика стоит на той позиции, что только первая ситуация исключает ответственность соучастника; в остальных же случаях он полностью разделяет ответственность за все те деяния, которые
совершил исполнитель, даже если они вменяются соучастнику объективно.
Эксцесс исполнителя в пределах осуществления первоначального
преступного замысла влечет за собой безусловную ответственность соучастника за этот эксцесс.
Вот как решается этот вопрос Кассационным Судом Франции:
«Соучастник должен предвидеть все квалифицирующие обстоятельства, которыми чревато задуманное преступление, все обстоятельства, которые могут его сопровождать» (решение Палаты по уголовным
делам от 31.12.1947 г.). Это правило распространяется и на соучастие с неопределенным умыслом.
Как в Англии и в США, по французскому уголовному праву соучастие возможно и в неумышленных преступлениях. Осуждения за такое соучастие встречаются в практике, как следует из литературных источников, довольно часто. Водитель, наехавший на пешехода и причинивший ему смерть, осуждается за неосторожное убийство, а лицо, сидевшее рядом с водителем и подстрекавшее его к быстрой езде, явившейся причиной происшествия, осуждается как соучастник неосторожного убийства.
Кассационный Суд Франции из решения в решение повторяет следующую формулу: «положения (о соучастии — авт.) ст. ст. 59 и 60 УК (имеется в виду УК 1810 г.) носят общий характер и применяются ко всем преступлениям, в том числе неумышленным (решение Палаты по уголовным делам от 14.12.1934 г.).
2.2. Виды соучастников по французскому уголовному праву. Соучастником, который согласно ст. 121-6 УК, наказывается как исполнитель, признается лицо, которое умышленно, своей непосредственной помощью облегчило подготовку или завершение преступления или проступка (пособничество — авт.). Соучастником является также лицо, которое при помощи подарков, обещаний, угроз, требований, злоупотребления властью или полномочиями совершило подстрекательство к преступному деянию или дало указания для его совершения (интеллектуальное пособничество — авт.) (ст. 121-7).
Французские авторы дают более подробное деление. Они делят соучастие на 2 основных вида в зависимости от времени совершения соответствующих действий: а) до исполнения преступления (проступка) и б) во время исполнения преступления (проступка). Соучастие после совершения преступления по французскому уголовному праву невозможно в принципе.
Затем соучастие в зависимости от характера действий распределяется на 5 форм: 4 формы, относимые к соучастию до совершения преступления (проступка), и 1 форму, относимую к соучастию во время совершения преступления (проступка): 1) подстрекательство к совершению преступления в виде подарков, обещаний, угроз и т.п. ; 2) руководство преступлением путем дачи указаний; 3) соучастие в виде предоставления средств для совершения преступления; 4) оказание помощи при подготовке преступления и создание условий, облегчающих его исполнение (соучастие в форме помощи) и 5) оказание содействия при совершении преступления (соучастие в форме содействия).
Лица, причастные к преступлению в любых других формах, соучастниками не рассматриваются и ответственности не подлежат.
1. Соучастие в форме подстрекательства имеет место лишь при условии, что подстрекательство сопровождалось обстоятельствами, описанными в УК (подарки, угрозы, злоупотребления и пр.).
Во всех остальных случаях подстрекательство относится к ненаказуемой прикосновенности и по закону преследоваться не должно.
Наличие в УК материальных признаков подстрекательства ограничивает возможности его вменения и является положительной чертой французского уголовного права по сравнению с уголовным правом многих других зарубежных стран, где подстрекательство, независимо от того, в чем оно выразилось, признается преступным во всех случаях. Правда, и во французском уголовном праве существует большое количество специальных составов, вменяющих подстрекательство наряду с исполнительством в самостоятельную ответственность. Это позволяет достаточно широко применять против подстрекателей репрессию даже тогда, когда подстрекательство было выражено в любой, в том числе простой словесной форме, и независимо от исполнения преступления, к совершению которого подстрекают. Это относится преимущественно к политическим преступлениям, в которых подстрекательство (в том числе неудавшееся) приравнивается к исполнительству, независимо от того, в чем подстрекательство было выражено. Так, согласно ст. 411-11 УК, наказывается прямое подстрекательство к совершению какого-либо из преступлений против основополагающих интересов нации, которое не привело к своему результату только по обстоятельствам, не зависящим от воли исполнителя (неудавшееся подстрекательство).
Другой пример. К посягательствам на безопасность Вооруженных Сил Франции УК отнес подстрекательство французских военнослужащих к переходу на службу к иностранному государству или к неповиновению с целью причинения вреда национальной защите.
2. Соучастие в форме руководства трактуется весьма широко. К нему отнесена и простая дача наставлений и указаний для совершения соответствующих преступлений. На практике под наставлениями понимается даже обычное предоставление каких-либо сведений, хотя формально простое предоставление сведений ненаказуемо и относится к прикосновенности.
Соучастием в форме руководства суды признают, например, предоставление адреса лица, нелегально производящего аборты; сообщение сведений о привычках и образе жизни будущей жертвы и т.п.
Простой совет судебного чиновника силой занять помещение, из которого обратившиеся к нему лица были законно выдворены, был сочтен Кассационным Судом Франции соучастием этого чиновника в форме руководства во взломе замка (решение Палаты по уголовным делам от 25.02.1959 г.). Речь здесь идет не о простом предоставлении сведений, которое считается ненаказуемой прикосновенностью, а о «даче наставлений или руководящих указаний». Вообще, случаи признания судами тех или иных сообщений «простым предоставлением сведений» весьма редки. В литературе в качестве примера приводится всего лишь один: обвиняемый на поставленный ему вопрос ответил своей любовнице, что она может вызвать выкидыш инъекцией. Суд признал, что в этом случае «наставления» носили столь общий и неопределенный характер, что их следует считать «простым предоставлением сведений».
3. К соучастию в форме предоставления средств французская судебная практика относит самые разнообразные действия: изготовление поддельных ключей, доставку материалов, предназначенных для фальсификации и проч. Предоставлением средств считается и предоставление исполнителям помещений и другой недвижимости (см. УК Франции).
При этом необязательно, чтобы предоставленные средства действительно были использованы по назначению, т.е. чтобы они реально стали орудиями преступления. Достаточно, чтобы исполнителем было совершено то преступление, ради которого средства предоставлялись. В решении Палаты по уголовным делам от 17. 05. 1962 г. специально указывалось на это положение, которое и до того применялось достаточно последовательно.
4. Соучастие в форме помощи и 5. Соучастие в форме содействия.
Разница между ними состоит, главным образом, во времени совершения соответствующих действий. Существуют два основных условия ответственности за соучастие в этих формах: а) наличие позитивных (активных) действий, образующих оказание помощи или содействия; б) совершение действий до исполнения преступления (помощь) либо во время исполнения преступления (содействие).
Действия, совершенные после исполнения преступления, соучастием не считаются, даже если ими и была оказана какая-либо помощь преступнику.
Соучастие помощью или содействием в виде бездействия возможно лишь тогда, когда само преступление совершается в форме бездействия; во всех же остальных случаях соучастие в виде помощи или содействия должно быть выражено в активных действиях.
Решением Палаты по уголовным делам от 15.01.1948 г. соучастником не было признано лицо, которое, застав на месте преступления воров, согласилось за определенное вознаграждение не подымать шума и не сообщать правоохранительным органам о совершенном другими лицами преступлении. Данное дело было прекращено Кассационным Судом на том основании, что лицо не совершило каких-либо позитивных действий по оказанию преступникам содействия, а оказать содействие бездействием по закону невозможно. Но в другом случае суд признал соучастником кражи постового полицейского, который на вверенном его надзору объекте не задержал своего коллегу, совершившего у него на глазах хищение, т.е. суд квалифицировал как наказуемое содействие бездействие. Суды делают это даже в отношении тех преступлений, которые не могут быть совершены в форме бездействия. В этом проявляется противоречивость позиции, которую занимает судебная практика Франции по данному вопросу.
Прикосновенными к преступлению лицами считаются все те лица,
которые будучи причастными к преступлению, не могут в соответствии с законом быть признаны его соисполнителями или соучастниками.
Французская уголовно-правовая доктрина не выработала специального учения о прикосновенности, поэтому в ней отсутствует даже деление прикосновенности на отдельные формы. Однако такие действия, как укрывательство и недонесение, не остаются безнаказанными и во Франции.
Заранее обещанное укрывательство французское уголовное право относит к соучастию в форме помощи или содействия. К соучастию приравнивается укрывательство некоторых опасных преступников.
Заранее не обещанное укрывательство имущества, происходящего от преступления или проступка, является самостоятельным преступным деянием. Законодатель отнес его к иным посягательствам на собственность. Такое укрывательство с точки зрения повторности тождественно тому деянию, из которого происходит укрываемое имущество (см. ст. ст. 321-1 — 321-5).
Недонесение — самостоятельный проступок, посягающий на деятельность суда и состоящий в том, что лицо, знающее о преступлении, «которое еще можно предупредить или последствия которого еще можно ограничить, или исполнители которого могут совершить новые преступления, которым можно воспрепятствовать», не сообщает об этом судебным или административным государственным органам.
Уголовной ответственности за укрывательство и недонесение не подлежат родственники по прямой линии и их супруги, а также братья и сестры и их супруги исполнителя или соучастника преступления. Не подлежат также ответственности супруг или сожитель такого исполнителя или соучастника.
<< | >>
Источник: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В.. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии) Учебное пособие 2012. 2012

Еще по теме Лекция № 11. Институт соучастия:

  1. 5.1. Понятие соучастия в преступлении и его уголовно-правовое значение
  2. Русская юридическая школа XVIII в. и первые теоретики
  3. IV. Зачатки догматического направления в русской юриспруденции и первые опыты научной обработки положительного уголовного права
  4. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  5. С. Научно-догматическая разработка русского положительного уголовного законодательства
  6. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  7. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ПОДСИСТЕМА
  8. Политические имиджи, их «упаковка» и «продажа»
  9. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  10. 2.2. Внешние свойства уголовного наказания
  11. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  12. Конспект лекций
  13. СОДЕРЖАНИЕ
  14. Лекция № 9. Стадии совершения преступления
  15. Лекция № 10. Стадии совершения преступления (продолжение)
  16. Лекция № 11. Институт соучастия
  17. Лекция № 12. Институт соучастия (продолжение)     Институт соучастия в ФРГ.
  18. ЛЕКЦИЯ 6.  ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ
  19. Эпилог (для наивных студентов)
  20. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -