<<
>>

Значение рецепции римского права в формировании романо-германского права

Романо-германского право, как отмечалось ранее, сформировалось в результате рецепции римского права. Рецепция римского права означает оживление и одновременно модернизацию основных положений классического римского права.

Термин «рецепция» произошел от латинского «гесер^о» — принятие. Применительно к праву рецепцию понимают как «заимствование, восприятие какой-либо национальной правовой системой принципов, институтов, основных черт другой национальной системы»[224]. Из римского права было заимствовано деление права на частное и публичное, имущественное и личное право, понятия собственности и др. Также разрабатывались и вводились в ткань права новые идеи, теоретические положения.

Изучение римского права, процесс становления самой юридической науки стимулировались политическими событиями того времени, прежде всего борьбой между светскими и церковными властями, ростом бюрократических структур власти.

Существовали и другие предпосылки рецепции римского права в странах Западной Европы. Экономические предпосылки были связаны с тем, что после потрясений и разрушительных войн в VI—VIII вв. постепенно произошло оживление хозяйственной жизни, возрос торгодый оборот, для регулирования которого германского, французского обычного права оказалось недостаточно.

Политические предпосылки рецепции состояли в том, что зарождавшиеся буржуазные элементы городского населения были заинтересованы в сильном централизованном государстве[225].

Рецепцию римского права связывают, прежде всего, с деятельностью Болонского университета, в котором преподавалось право многочисленным студентам, приехавшим из разных стран. Процесс обучения включал чтение источников и комментирование их профессорами. Причем комментирование не носило лишь вспомогательный характер, а выливалось в толкование положений норм права. Такие толкования назывались глоссами, а преподаватели — глоссаторами.

Кроме глосс, известных еще классическим юристам, средневековые глоссаторы создавали общие предварительные замечания, обозрения той или иной части Свода гражданского права, а также собрания различных юридических правил[226].

Таким образом, римское право стало основой преподавания во всех университетах Европы, в которых не стремились навязать то или иное решение, они никогда не были наднациональными учреждениями, уполномоченными применять право. Они учили, как нужно понимать право и, исходя из норм римского права, стремились показать, какое право было наилучшим и как можно его познать. Они стремились лишь убеждать, а не внедрять общеобязательные нормы. Трудно переоценить роль университетов в формировании романо-германского права, его структуры, понятий и терминов.

Содействовала рецепции римского права и католическая церковь. Причин тому было несколько: географическая общность генезиса, совпадение классического периода римского частного права и времени формирования христианства. Идеи справедливости, доброй воли, воздаяния за деликты и др., заложенные в римском праве, также были весьма близки христианству, равно как и идея формирования частного права с учетом норм права естественного[227].

Появление школы глоссаторов было связано с утверждением тезиса о необходимости воссоздания первоначального текста Кодекса Юстиниана, тем самым освободив его от тех наслоений и комментариев, которые были даны в более поздний период. Воплощение данных идей наиболее ярко отразилось в знаменитом труде Аккурсия, который, по сути, был комментарием к Кодексу Юстиниана. Основатели школы постглоссаторов (Лул- лий, Раван) предлагали внедрить новые методы познания права, выводимые из общих принципов права и его частных положений.

А. И. Косарев предлагает следующую периодизацию рецепции римского права, с которой вполне можно согласиться.

этап — это ранняя рецепция. Ее относят к XII—XIII вв. Она, в основном, происходила в форме изучения, преподавания и комментирования положений классического римского права.

этап — средневековая рецепция (XIV—XVII вв.). Это период разложения средневековых и становление буржуазных отношений. Рецепция происходила в форме прямого применения судами и должностными лицами, обладавшими гражданской и уголовной юрисдикцией, норм римского права. Средневековая рецепция характерна, прежде всего, для Германии.

этап — это рецепция периода утверждения буржуазных отношений в Западной Европе (XIX — начало XX вв.). Характеризуется созданием систематизированных актов (кодексов, уложений и т.п.) на основе положений римского права1.

Итак, романо-германское право формировалось на основе рецепции римского права. Систематизированное и приспособленное к нуждам нового времени, оно все более отходит от права Юстиниана и становится систематизированным правом! основанном на разуме и рациональном начале.

системы «романских» и «германских» государств. Романо-германское право еще называют континентальным правом. Термин «континентальное право» вошел в оборот в науке сравнительного правоведения в конце XIX в. и является достаточно условным. Оно отражает территорию распространения данного права в данный конкретный отрезок времени. После его распространения далеко за переделы континентальной части Европы условность использования данного термина для обозначения романо-германского права стала более очевидной и неполно отражающей реальное положение вещей. Использование термина «цивильное право» в отношении романо-гер- манского права объясняется его историческими корнями, уходящими к римскому праву, прежде всего — к римскому частному праву. Кроме того, романо-германское право также называют еще законодательным правом, что связано не только с тем, что основным источником права являются законы и особая роль в его формировании отводится кодификации, но и с тем, что основные принципы функционирования данного права содержатся именно в законах.

Среди существующих в настоящее время правовых семей ро- мано-германскай правовая семья занимает особое место и играет значительную роль в развитии юридической теории и практики.

Как отмечал Р. Давид, она является первой семьей, с которой мы встречаемся в современном мире1.

География распространения романо-германской правовой семьи, как уже отмечалось, включает национальные правовые системы многих государств современного мира. Сформировалась она на территории континентальной Европы. К романо-германской правовой семье примыкают правовые системы всех государств Латинской Америки, национальные правовые системы государств скандинавского региона и постсоветского пространства, значительная часть национальных правовых систем государств Африки и Ближнего Востока. Влияние этой правовой семьи нашло отражение в национальных правовых системах Японии, Китая, Индонезии, других государств мира.

Главной особенностью романо-германской правовой семьи, как уже отмечалось, является ее формирование на основе рецепции

римского права. В каждом отдельном государстве континентальной Европы формирование национальной правовой системы базировалось прежде всего на изучении римского права и соединялось с записью норм обычного права страны в точных и ясных терминах, организацией норм обычного права в определенную систему.

Важной особенностью романо-германского права является его ярко выраженный кодифицированный характер. По сравнению с другими правовыми семьями, где кодификации подверглись значительные правовые массивы, в романо-германском праве кодификация отличается тем, что она имеет более глубокие и прочные исторические корни. Кодификация права, начавшаяся в странах Западной Европы в раннее Средневековье и продолжающаяся по сей день, оказала огромное влияние на характер и процесс развития романо-германского права, во многом предопределила важнейшие тенденции его эволюции.

Отличительной особенностью романо-германского права следует считать ярко выраженную, по сравнению с другими правовыми семьями, его доктринальность. В западной научной литературе в связи с этим традиционно указывается на то, что работы ученых-юристов, подобно решениям суда, пользуются значительным влиянием в системе цивильного права1.

Как отмечает М.Н. Марченко, усиление их значения наблюдается особенно тогда, когда право, призванное регулировать те или иные общественные отношения, находится в процессе становления и весьма неопределенно, либо когда вообще отсутствуют те или иные, востребованные самой жизнью, нормы права и институты. Данные условия для правовой доктрины могут играть весьма заметную роль2.

Исторической особенностью романо-германского права является повышенный статус частного права по отношению к публичному праву, тл. соблюдается принцип первичности частного права и вторичности публичного права. Исторически романо-германское право сделало ударение на частное право. Не случайно данная правовая система берет свое начало именно из римского частного права, а не из римского публичного права. Долгое время в романо-германской правовой доктрине считалось, что настоящий юрист должен заниматься проблемой частного права, в то время как публичное право считалось предметом изучения не юристов, а философов, социологов и политологов. По этой причине во французском праве в понятие частного права входят не только гражданское право, коммерческое право и международное частное право, но и уголовное право, и даже гражданско-процессуальное право. В системе романо-германского права частное право считается предопределяющим. Традиционно в системах континентально-европейского права частное право более развито и более совершенно, чем публичное право. Данная особенность противопоставляет ро- мано-германское право англо-американскому общему праву, где ударение традиционно делалось на публичное право1.

Верховенство закона, как основополагающий принцип функционирования правовой системы, является еще одной особенностью романо-германского права. Верховенство закона, его высшая юридическая сила означает, что при принятии нового закона все другие нормативно-правовые акты должны быть приведены в соответствие с ним, а в случае противоречия любой акт может быть опротестован или отменен.

Специфика концепции верховенства закона в романо-германском праве заключается в том, что именно закон, а не любой другой источник права (прецедент, обычай, доктрина и т.д.), ставится во главу угла в процессе функционирования данного права и составляющих его национальных правовых систем.

В основе приоритета закона перед всеми иными источниками права лежат фундаментальные и непреходящие исторические, социальные, национальные и другие ценности народов западной Европы: общая и правовая культура, древние правовые и иные традиции и обычаи.

Так как законодательство выражает волю законодателя как высшего органа государственной власти, оно стоит выше судебного решения, которое, в основном, является не нормативным, а лишь вспомогательным источником романо-германского права.

Правовые системы, входящие в романо-германскую правовую семью, имеют хорошо разработанное законодательство. Если в течение длительного времени основным источником романо-германского права была доктрина, то после французской кодификации в качестве такового выступает закон.

В романо-германской правовой доктрине закон и право не отождествляются. Это обстоятельство находит отражение в толковании закона, осуществляемое судами.

Прямое правотворчество, осуществляемое компетентными государственными органами, свойственное романо-германскому праву (законодательной правовой семье), позволяет строить правовую систему целенаправленно, достигать во всем комплексе правовых средств высокого уровня нормативных обобщений, что позволяет обеспечить ее высокую эффективность.

Понятие правовой нормы является одним из важнейших элементов романо-германского права. Романо-германское право выработало единую точку зрения на ее понимание. В этой семье, где наука традиционно занимается упорядочением и систематизацией решений, выносимых по конкретным делам, правовая норма перестала выступать лишь как средство решения конкретного случая. Понимание правовой нормы сводится к следующему: норма права — это правило поведения, являющееся всеобщим и общеобязательным, имеющее большое значение. Сама правовая норма рассматривается как абстрактное предписание, как высшее правило поведения для граждан и государственных органов.

М.Н. Марченко выделяет первичные и вторичные источники романо-германского права. К первичным источникам он относит нормативные акты и обычаи (иногда сюда относят общие принципы права). Ко вторичным источникам, по его мнению, относятся судебный прецедент и доктрина[228].

В системе источников права особое место занимает закон как основной источник права. В широком смысле слова, как отмечает Р. Давид, закон воспринимается как первостепенный, почти единственный источник права в странах романо-германской правовой семьи. Все эти страны — страны «писаного права». Юристы здесь обращаются, прежде всего, к законодательству и регламентирующим актам, принятым парламентом или правительственным и административными органами»[229].

Закон — это нормативный правовой акт, который обладает высшей юридической силой и принимается представительными (законодательными) органами государственной власти в особом порядке. Он регулирует наиболее важные общественные отношения, например, права и обязанности личности, отношения собственности; устройство государства и т. д. Закон принимается по особой процедуре, носящей название законодательного процесса.

Верховенствующее положение в системе законодательства и, соответственно, источников права занимают конституция и конституционные законы. За нормами конституции и конституционных законов признается особый статус. Во всех государствах романо-германской правовой семьи разработаны и действуют конституции, нормы которых имеют высшую юридическую силу. Их особый статус выражается в установлении большинством государств института судебного контроля за конституционностью всего законодательства.

Конституция определяет основы политического и экономического строя, правотворческую компетенцию различных государственных органов, структуру государственности, провозглашает основные права и обязанности человека и гражданина. Содержание конституций позволяет говорить о них как об основе всей правовой системы государства, поскольку ряд их норм является основополагающими для различных отраслей права, не только конституционного, но и административного, финансового, гражданского, трудового и др.

Конституция ФРГ 1949 г., например, закрепляет основы государственного и общественного строя, конституционного права, свободы и обязанности граждан ФРГ, форму правления (республику) и форму государственного устройства (федерации), структуру государственных органов и порядок их формирования, иерархию нормативно-правовых актов, издаваемых на их основе и во исполнение основных требований и положений, содержащихся в Конституции ФРГ. «Законодательство связано конституционным строем, исполнительная власть и правосудие — законом и правом»[230].

В качестве конституционных законов признаются те законы, которые регулируют основополагающие сферы жизнедеятельности государства и общества, поэтому, согласно законодательству этих государств, за ними закрепляется высшая юридическая сила, приравненная к силе конституции.

В романо-германской правовой семье, кроме конституции и конституционных законов, различают обычные законы, которые имеют разновидности. Во Франции, в отличие от других государств, выделяются также в конституционном порядке программные законы, определяющие цели экономической и политической деятельности государства. В Испании выделяются органические законы, регулирующие вопросы, связанные с основными правами и свободами человека, а также основами избирательной системы, предусмотренные Конституцией Испании[231]. В Италии выделяются специальные законы, которые дополняют существующие кодексы, регулирующие различные сферы общественных отношений.

Также среди законов различают федеральные законы и федеральные конституционные законы (Россия), законы и органические законы (Франция), конституционные, органические и ординарные законы (Молдова, Румыния).

По своему значению в регулировании различных общественных отношений, охватываемых целыми отраслями права, по универсальному характеру регулирования, по закреплению основополагающих принципов правового регулирования, среди законодательных актов выделяются кодексы. В XIX в. они преобладали в романогерманской правовой семье. Так же обстояло дело и в XX в., причем во многих государствах за ними признается особый статус (обычно это оговаривается в тексте самого законодательного акта).

Значение термина «кодекс» изменялось с течением времени. Первоначально так назывались распоряжения римских императоров. Затем так стали называть сборники самых различных законов. Ярким примером последних является «Кодификация императора Юстиниана» 534 г., где подведен итог почти тысячелетней римской правовой истории и показано правовое развитие этого государства. '

Одними из первых кодексов в современном их понимании были 5 кодексов (Гражданский, Торговый, Уголовный, Гражданско-процессуальный и Уголовно-процессуальный), принятых во Франции с 1804 по 1810 гг. по основным отраслям материального и процессуального права.

Характеризуя французский Гражданский кодекс 1804 г. в целом, Ф. Энгельс писал: «...Революция окончательно порвала с традициями прошлого, уничтожила последние следы феодализма и в Codecivileмастерски приспособила к современным капиталистическим условиям старое римское право — это почти совершенное выражение юридических отношений, соответствующих той ступени экономического развития, которую К. Маркс называет товарным производством, — в такой степени мастерски, что этот революционный кодекс законов еще и сейчас во всех других странах, не исключая и Англии, служит образцом при реформах в области права собственности»1.

На сегодняшний день понятием кодекса охватывается сборник норм права, который группирует и излагает в систематизированном и последовательном виде и регулирует отдельные стороны общественной жизни. Целостность романо-германской правовой семьи объясняется, не в последнюю очередь, благодаря единообразию кодификации.

Практически во всех государствах романо-германской правовой семьи приняты и действуют гражданские (либо гражданские или торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы.

Среди источников романо-германского права значительная роль отводится подзаконным актам: регламентам, президентским и правительственным декретам, декретам министерств, административным циркулярам и др. Они, по сути, стали важным инструментом практического приспособления содержания права к быстро меняющимся общественным условиям.

Возрастание влияния и значения правительственных и иных административных актов отражается в правительственном нормотворчестве, получившем название делегированного законодательства или регламентарной власти, принятие которого уполномачивается парламентом и при его официальном контроле.

Согласно Конституции Франции 1958 г., акты делегированного законодательства — это акты Президента, Премьер-министра, министерств, ведомств и др. Все вопросы, не входящие в область законодательного регулирования, решаются в административном порядке соответствующими нормативно-правовыми актами. Среди такого рода актов значительную роль выполняют ордонансы. Они являются актами Совета министров — правительства Франции, издаваемыми с разрешения парламента. Они направлены на упорядочивание отношений, обычно регулируемых законодательством. Ордонансы подлежат утверждению парламентом в течение определенного срока, после чего они приобретают силу закона. Их изменение или отмена возможны лишь с помощью закона. Юридическую силу ордонансы приобретают, согласно Конституции, сразу же после их опубликования, но теряют ее, если' законопроект об их утверждении не внесен

в парламент до истечения срока, указанного законом, разрешив- шим их издание[232].

Сразу же после принятия Конституции Франции данные акты рассматривались скорее как исключительные меры, принимаемые при всякого рода социальных и иных потрясениях, при чрезвычайных обстоятельствах. Позднее они стали широко использоваться как обычные меры управления государством. Широкое применение ордонансов обусловило появление тенденции постепенного размывания границ между актами парламента и актами правительственных органов.

К источникам романо-германского права относится и обычай. Его роль и значение в качестве источника права в правовых системах разных государств романо-германского права неодинаковы, соответственно существует несколько концепций в отношении его роли и значения как источника романо-германского права. Согласно концепции «социологического плана», обычай занимает главное место в системе источников права. Считается, что именно он является основой права. Согласно этой концепции, обычаи определяли способы. применения и развития закона законодателями, судьями и доктринами (в Швейцарии и Германии закон а обычай считаются одними из основных источников права).

Существует и противоположная концепция, так называемая «позитивистская школа», согласно которой обычай играет самую незначительную роль в системе источников романо-германского права. Например, во Франции считается рассмотрение обычая в качестве источника права несколько устаревшим взглядом, особенно после широкой кодификации законодательства. Эта позиция объясняется традициями развития исторической школы права.

Если сторонники социологической концепции преувеличивают роль обычаев в системе источников романо-германского права, то сторонники позитивистской теории, противопоставляя его закону, минимизируют его значение как источника романо-германского права.

В Италии обычай применяется тогда, когда закон прямо отсылает к нему. В Греции законы и обычаи рассматриваются как равносильные источники права.

Таким образом, прослеживается своеобразное положение обычая в системе романо-германского права. Он может действовать не только в дополнение к закону, но й помимо закона.

Среди источников романо-германского права следует обратить внимание также на судебную практику. Она является спорным источником права в романо-германской правовой семье. Это обстоятельство объясняется тем, что роль судебной практики может быть уточнена лишь в связи с ролью закона. Однако, в последнее время усиливается тенденция использования судебной практики, наряду с другими источниками романо-германского права. Хотя существует мнение, что роль судебной практики всегда или почти всегда скрывается за видимостью толкования закона. В XVII—XVIII вв. появилась практика законодательного закрепления обязанностей судей руководствоваться предшествующей практикой. В частности, в Германии в 1654 г. было установлено, что суд должен следовать собственным предшествующим решениям1.

Во Франции судебные решения не относятся к первичным или основным источникам права. Однако, в практической жизни, в повседневном регулировании общественных отношений они играют далеко не последнюю роль. В особенности это касается решений кассационного суда, которые нередко служат не только общим ориентиром для судебной практики, но и принципиальным указателем при решении конкретных дел. Это, кар правило, случается тогда, когда по обсуждаемым и решаемым вопросам имеются пробелы в законодательстве.

Хотя в ФРГ формально судебная практика не признается источником права, в силу требования правовой определенности правовой системы нижестоящие суды следуют решениям вышестоящих вследствие их «убеждающей силы». Иногда адвокат, пренебрегший прецедентом вышестоящего суда, несет имущественную ответственность.

Во Франции, Италии, ФРГ, Швейцарии, Испании и других государствах постоянно публикуются судебные отчеты — сборники судебной практики, от степени совершенства которых во многом зависит роль судебной практики.

Особое место в системе источников права занимают решения Конституционного суда. Например, в ФРГ решения Конституционного суда являются важным источником права. По юридической силе они стоят на одном уровне с обычными законами. Что же касается толкований Конституционным судом парламентских законов, то они в известном смысле даже превышают юридическую силу последних. Решения Конституционного суда относительно конституционности или неконституционности законов имеют решающий характер для дальнейшей судьбы этих норма- тивно-правовых актов и являются обязательными для всех без исключения государственных органов, в том числе и для судов.

Таким образом, судебную практику можно считать вспомогательным источником романо-германского права, и сфера его влияния постоянно расширяется. Все большее влияние судебная практика начинает оказывать на развитие отдельных правовых институтов и в тех государствах, где исторически судебный прецедент н? признавался источником права, но решения высших судов по своему фактическому значению все больше приобретали свойства прецедента.

Источником романо-германского права считаются общие принципы права — основополагающие идеи права, такие, как справедливость, народовластие, презумпция невиновности и т.д. Общие принципы права используются тогда, когда при решении конкретных дел невозможно найти подходящие правовые нормы для данного случая. Они сформулированы в конституциях государств, отраслевом законодательстве, международно-правовых актах. Поэтому применение общих принципов права в конкретном деле не основывается только на правосознании правоприменителя, но и на действующих конституционных и других законодательных актах, в которых они нормативно сформулированы.

Общие принципы права, в частности, пользуются повышенным авторитетом и вниманием во Франции, где они нашли свое законодательное закрепление в Декларации прав человека и гражданина, принятой национальным собранием Франции еще

в 1789 г., и в последующих конституционных актах. К общим принципам права во Франции относят: принципы «приверженности правам человека», «принципы национального суверенитета»; принцип выражения в законе общей воли и др.[233]

Общие правовые принципы считаются источником права и в некоторых других странах романо-германского права, например в Испании. В частности, в Конституции Испании отражены: принцип законности; принцип, согласно которому устанавливается и поддерживается иерархия нормативных актов; принцип отсутствия обратной силы у норм, содержащих санкции, не способствующие осуществлению личных прав или ограничивающие их и т.д. Некоторые общие правовые принципы, согласно конституционному и гражданскому законодательству Испании, признаются в качестве возможных источников права[234].

В системе источников романо-германского права довольно значимое место занимает правовая доктрина. Термин «доктрина» употребляется в нескольких значениях: и как учение, философско-правовая теория; и как мнение ученых-юристов по тем или иным вопросам, касающимся сущности и содержания различных юридических актов, по вопросам правотворчества и правоприменения; а также как научные труды наиболее авторитетных исследователей в области государства и права; и, наконец, как комментарии различных кодексов, отдельных законов.

История романо-германского права показывает, что долгое время доктрина была основным источником права. Так, в университетах на протяжении XIII—XVIII вв. были разработаны основные принципы права, и лишь с начала XIX в., с процессами кодификации изменилось место доктрины в системе источников права. Именно доктрина создает словарь и правовые понятия, которыми пользуется законодательная власть при осуществлении законотворческой деятельности. Несмотря на то, что на сегодняшний день доктрина является вспомогательным источником

права, она продолжает играть значительную роль в процессе принятия и применения законов, а также при толковании права.

Благодаря развитию международных отношений и интеграции в этой области большое значение для романо-германского права приобретают международно-правовые акты в качестве источника права. В большинстве государств, относящихся к романо-гер- манской правовой семье, признается приоритет норм международных договоров и общепризнанных норм и принципов международного права перед национальным законодательством, и не допускается заключение международных договоров или присоединение к тем, нормы которых не соответствуют конституциям этих государств. Однако, Конституция Португалии установила исключение для этого принципа, закрепив положение, согласно которому «органическая или формальная неконституционность международных договоров не препятствует применению их норм во внутренней правовой системе Португалии, поскольку такие же нормы применяются во внутренней правовой системе другой стороны, за исключением случаев, когда их неконституционность влечет за собой нарушение фундаментального положения»1. Но такого рода нормы являются исключением на фоне общего подхода — признание верховной силы конституционных норм и неприменимости актов, им противоречащих.

Многие принципы и нормы международного права затрагивают не только внешнеполитическую сферу деятельности государств, но и некоторые аспекты внутригосударственной жизни, например, общепризнанные принципы и нормы в области прав человека.

Таким образом, романо-германское право характеризуется единой стройной схемой системы источников права. Вместе с тем, это обстоятельство не исключает существенного смещения акцента в этой системе в пользу того или иного источника права.

<< | >>
Источник: ХАШМАТУЛЛА БЕХРУЗ. СРАВНИТЕЛЬНОЕ РАВОВЕДЕНИЕ.  Учебник для вузов. 2008. 2008

Еще по теме Значение рецепции римского права в формировании романо-германского права:

  1. 1.3. Вопросы опекунства,  использование принципа дативности и  особые коллизий, возникающих в семейном праве России второй половины 19 века.
  2. 1. История развития российской правовой системы: формирование и особенности
  3. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  4. Формирование идей сравнительного правоведения (1800—1900)
  5. 4. Основные правовые семьи
  6. Значение рецепции римского права в формировании романо-германского права
  7. ПРОГРАММА СПЕЦКУРСА УГОЛОВНОЕ ПРАВО СОВРЕМЕННЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН (Англии, США, Франции и Германии)
  8. Лекция № 2. Понятие правовой системы и правовой семьи
  9. § 3. Романо-германская (континентальная) правовая семья
  10. РОМАНО-ГЕРМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ
  11. 3. Семья европейского (континентального) права
  12. § 1. Правовые системы и критерии их классификации. Правовые семьи
  13. § 3. Романо-германская правовая семья
  14. Типы права и правовые системы (семьи)
  15. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  16. [2] Рецепция РЧП. Понятие, значение и этапы Рецепции. Итоги Рецепции, особенность рецепции в России.
  17. Формы (источники) права
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -