<<
>>

Деятельность специалиста в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия

При проведении осмотра места происшествия удается выявить ключевые обстоятельства преступного события и детали второстепенного характера. Именно оно является основой следственного моделирования, выдвижения версий, определения направлений расследования, источником сведений о виновном [497, с.

82]. Поэтому особенно важно при проведении этого следственного действия обеспечить комплексную реализацию его задач.

Отдельные виды непроцессуальной формы использования специальных знаний при выявлении, расследовании и предупреждении преступлений рассмотрены в работах Е.И. Зуева [181; 186], В.А. Ивашкова [191], А.А. Монида [338] и других [418; 468; 482; 483]. При этом недостаточно полно исследованы технико-криминалистические особенности всех видов деятельности специалиста в непроцессуальной форме по результатам проведения осмотра места происшествия. Не классифицированы виды этой деятельности, осуществляемой при проведении осмотра места происшествия; практически отсутствуют отвечающие современным тенденциям инструкции и методические рекомендации по их комплексному использованию, а также по фиксации всего объема и результатов выполненной работы. Еще в 1975 году Е.И. Зуев отмечал, что рассмотрение форм непроцессуальной помощи сотрудников криминалистических подразделений следователям имеет методическое значение, так как позволяет раскрыть многообразие и объем такой помощи [181, с. 11-12].

Основная цель непроцессуальной деятельности заключается в своевременном получении следователем (лицом, производящим дознание) от специалистов криминалистически значимой информации, позволяющей правильно выбрать порядок, время и место процессуального действия, подобрать его участников, технико-криминалистические средства и методы, выбрать тактические приемы, правильно сориентироваться в создавшейся обстановке [204, с. 474]. Говорить о классификации разновидностей деятельности, осуществляемой специалистом в непроцессуальной форме в ходе осмотра места происшествия, невозможно без знания ее различных направлений при расследовании преступлений в целом.

По мнению Н.П. Яблокова, в непроцессуальной форме специальные знания могут использоваться вне рамок следственного действия и в процессе проведения отдельных процессуальных действий [563, с. 211-212]. Е.И. Зуев выделяет такие формы непроцессуальной помощи сотрудников криминалистических подразделений, как участие в подготовке к назначению экспертизы; консультации; привлечение внимания следователя к существенным для дела обстоятельствам; сообщение справочных сведений; организационно-техническое содействие; участие в разработке профилактических предложений; внедрение в следствие новых научно-технических средств и криминалистических приемов; обучение следователей основам применения специальных знаний в целях расследования и предупреждения преступлений [181, с. 12].

По мнению В.В. Агафонова, криминалистическая техника и специальные знания могут применяться в непроцессуальной форме в ходе оперативнорозыскных мероприятий; при проверке по криминалистическим учетам; при проведении предварительных исследований специалистами-криминалистами; при получении консультаций экспертов-криминалистов и в работе паспортных аппаратов, инспекций по делам несовершеннолетних, участковых инспекторов [261, с. 43-45]. Однако большинство авторов к непроцессуальной форме применения специальных знаний при расследовании преступлений относит консультативную и справочную деятельность сведущих лиц; производство ревизионных, оценочных, аудиторских действий; участие сведущих лиц в оперативнорозыскных мероприятиях, в том числе производство ими предварительных исследований материальных объектов; техническую помощь следователю или оперативному сотруднику [116, с. 155-166; 198, с. 4; 204, с. 474-475; 262, с. 386]. Некоторые авторы конкретизируют приведенный перечень, выделяя отдельно предварительное исследование следов при проведении следственных действий; осуществление исследований сотрудниками экспертно-криминалистической службы [236, с. 184], участие медицинского судебного эксперта или врача при медицинском освидетельствовании [342, с.

168-169]. Г.И. Грамович обращал внимание на значение использования специальных знаний в непроцессуальной форме, когда сведущее лицо выявляет обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений [116, с. 170-171].

На основании приведенных точек зрения различных авторов по рассматриваемому вопросу представляется возможным перечислить и рассмотреть следующие виды деятельности специалиста, осуществляемой в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия и параллельно с ним, которые чаще всего используются в практической деятельности:

1. Предварительное исследование специалистом следов и объектов, выявленных в ходе осмотра места происшествия.

2. Непосредственное участие специалиста в оперативно-розыскных мероприятиях, которые проводятся параллельно с осмотром места происшествия.

3. Консультационную и справочную деятельность специалиста.

4. Техническое содействие специалиста следователю (лицу, производящему дознание) в решении технико-криминалистических задач осмотра места происшествия.

5. Осуществление специалистом профилактических мероприятий.

Рассмотрим виды непроцессуальной деятельности специалиста при проведении осмотра места происшествия и параллельно с ним.

1. Предварительное исследование специалистом следов и объектов, выявленных в ходе осмотра места происшествия, - это один из способов получения ориентирующей информации о личности предполагаемого преступника и обстоятельствах происшествия [198, с. 61], имеющей значение для раскрытия преступления по «горячим следам» при последовательном выполнении действий на месте происшествия [191, с. 3]. «Предварительные исследования на стадии возбуждения уголовного дела способствуют уточнению и выдвижению оперативных и следственных версий, определению последовательности оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий и т.д.» [533, с. 10]. Ближайшая цель предварительного исследования состоит в выборе наиболее правильного направления и эффективных методов поиска, а не в получении самих доказательств [482, с.

5]. Для реализации ряда задач предварительное исследование может проводить лицо, непосредственно осуществляющее следственное действие [418, с. 5], и специалист, имеющий допуск на право самостоятельного проведения экспертиз [338, с. 47].

Предварительное исследование выявленного и зафиксированного материального следа либо иного объекта носит обычно диагностический характер и преследует цели уяснения наличия и характера его связей с остальными компонентами механизма преступления; индивидуализирующих объект криминалистических признаков; констатации криминалистически

значимых оснований для последующего судебно-экспертного исследования [273, с. 80]. Поскольку в следах отображаются различного рода признаки, изучение следов при осмотре места происшествия позволяет, во-первых, определить свойства и особенности объектов, оставивших следы; во- вторых, выяснить условия, а иногда и время образования следов; в-третьих, установить групповую принадлежность следообразующего объекта либо при благоприятных условиях - его тождество [325, с. 11]. В ходе предварительного исследования могут быть разрешены многие вопросы криминалистического характера: определена пригодность для идентификации следов; установлена принадлежность обнаруженных следов потерпевшему; отождествлены личность, орудия взлома, транспортные средства и другие объекты; установлено целое по частям; определены направление и место выстрела, а также выяснены иные обстоятельства совершенного преступления [418, с. 8]; в том числе с помощью люминесцентного анализа в ультрафиолетовых лучах, дающего быстрый и надежный результат для обнаружения и дифференциации различных объектов, чего нельзя достигнуть другими способами исследования [468, с. 4-5].

Обнаружение и анализ следов рук позволяет определить особенности строения руки и профессию лица, оставившего след, приблизительный возраст, рост и пол человека [191, с. 5-7; 338, с. 49; 473, с. 42-43], количество лиц, находившихся на месте происшествия [6, с. 77]. По длине и ширине стопы человека можно определить его рост и телосложение [492, с.

16-19]. Результаты изучения следов зубов информируют об особенностях зубного аппарата преступника; анализ слюны и волос позволяет установить механизм совершения преступления, определить действия преступника.

При предварительном исследовании следов обуви (ног) устанавливаются число лиц, их пол, рост, приблизительный возраст, направление движения, характерные признаки обуви, особенности походки и т.д. [6, с. 78; 236, с. 73, 77-78; 244, с. 153-160; 250, с. 126; 338, с. 50-51; 384, с. 61-63; 434, с. 90-96; 473, с. 49].

Предварительное исследование следов орудий взлома позволяет установить тип, вид, разновидность используемого инструмента, примерный рост, комплекцию лица, совершившего взлом, и другую информацию [338, с. 52-55], пол преступника, уровень физического развития, профессиональную подготовку [6, с. 79]. По величине тормозного пути транспортного средства можно определить скорость его движения [371, с. 124].

При предварительном исследовании следов рук важно, по- возможности, определить их пригодность для дальнейшего идентификационного исследования. В случае признания следов непригодными для дальнейшего дактилоскопического исследования, необходимо изъять их для проведения генетической идентификации человека, оставившего след (ДНК-идентификации) [306, с. 31-35].

При проведении осмотра места происшествия помехой могут быть следы обуви, оставленные посторонними лицами либо оказавшиеся непригодными для исследования по различным причинам. Для исключения этих следов необходимо сравнить их с подошвенной частью обуви лиц, находившихся на месте происшествия после совершения преступления [338, с. 36-37].

Предварительное исследование следов крови в процессе осмотра места происшествия поможет правильно отобрать образцы для последующего экспертного исследования; установить возможное наличие крови на предметах, побывавших в неблагоприятных условиях (чистке, стирке и т.п.); обнаружить неизмененные скопления крови; оказать психологическое воздействие на подозреваемого [344, с.

92]. Предварительное исследование спермы, слюны, волос позволяет установить механизм совершения преступления; действия по его сокрытию, (к примеру, подтвердить факт курения сигарет) и т.д. [6, с. 80]. Для предварительного исследования следов при осмотре места происшествия используются лупы криминалистические; линейки, рулетки, циркуль, штангенциркуль и другие измерительные инструменты; приборы, облегчающие сравнение узоров папиллярных линий, приборы оптического наложения [374, с. 95]. При осмотре места происшествия, где могут быть обнаружены наркотические средства, используются комплекты «Политекс» [375, с. 70], «Политекс-2», в комплект которого входит 15 тест-упаковок, позволяющих установить следующие вещества: «Ф-1» - морфин, героин, кодеин, промедол, амфетамины; «Ф-2» - барбитураты и др. [344, с. 278-279]. Для проведения предварительного исследования следов и объектов преступления на месте происшествия имеются передвижные криминалистические лаборатории, которые оснащаются специализированными наборами технико-криминалистических средств [552, с. 52].

2. Непосредственное участие специалиста в оперативно-розыскных мероприятиях, которые проводятся параллельно с осмотром места происшествия, заключается в отборе образцов для сравнительного исследования (сыпучих и жидких веществ, различных предметов бытового назначения, документов, оттисков контактных частей предполагаемых орудий преступления, отпечатков рук, ног, зубов и т.п.); в моделировании отдельных обстоятельств и обстановки расследуемых событий [186, с. 14-16]; в выдвижении версий на основе предварительного исследования объектов, обнаруженных на месте происшествия, нередко способствующих быстрому раскрытию преступления [198, с. 61].

Среди них могут быть соображения специалиста о механизме возникновения следов и повреждений; о количестве лиц, их оставивших; о возможном типе и виде примененного орудия; о признаках, указывающих на относимость следов к событию преступления; о возможности дальнейшего использования этих следов. Он может ориентировочно определить пути прихода и ухода преступников, место, с которого производилась стрельба; кому принадлежат найденные следы; внести предложение о дополнительном вызове на место осмотра специалистов нужного профиля; высказать мнение о приметах, привычках, навыках преступника и других свойствах его личности. Все эти сведения процессуального значения не имеют, но могут непосредственно влиять на построение следственных и розыскных версий [181, с. 22].

«Познание истины достигается путем оперирования всеми видами следственных версий» [325, с. 13]. «Выдвижение обоснованных версий позволяет вести осмотр целеустремленно, обнаруживать относящиеся к делу следы, верно определять направление поиска, устанавливать отношение объектов к расследуемому событию» [120, с. 27]. «Отказ от пользования версиями в ходе осмотра, запоздалая их проверка может привести к неполному и одностороннему восприятию и изучению обстановки происшествия, что может отрицательно сказаться на дальнейшем расследовании» [325, с. 13].

3. Консультационная и справочная деятельность специалиста при проведении осмотра места происшествия - это непроцессуальная форма использования специальных знаний, заключающаяся во взаимодействии специалиста со следователем с целью передачи в определенном виде профессиональных знаний о характере явлений, процессов и объектов, имеющих отношение к расследуемому преступлению [221, с. 9]. Консультационная деятельность представляет собой научно обоснованный совет [204, с. 474].

Помощь специалиста следователю в назначении экспертизы выражается в даче рекомендаций относительно необходимости и времени ее назначения; объектов, подлежащих направлению на экспертизу; круга вопросов, входящих в компетенцию эксперта [198, с. 60].

Следователь консультируется со специалистом, когда его интересуют возможности отдельных технико-криминалистических средств и методов, организация и особенности технологических процессов, методика отбора конкретных образцов для сравнительного исследования, различные данные справочного характера [116, с. 165]. Со специалистом целесообразно консультироваться при определении мест вероятного нахождения следов [120, с. 27] и по другим вопросам, требующим специальных знаний, в том числе по специальным вопросам о возможных исследованиях [452, л. 21, 49]. Специалист в ходе осмотра места происшествия может проконсультировать о том, какие следы, документы и иные материальные объекты можно добыть оперативным путем в сложившейся ситуации; какие признаки наблюдаются в предметах. Свои рекомендации специалист-криминалист, как правило, сообщает устно [186, с. 11].

Справочная деятельность специалиста предполагает использование информации, полученной в результате изучения способа совершения преступления; следов и вещественных доказательств, обнаруженных и собранных в ходе осмотра места происшествия; а также информации, концентрирующейся в картотеках и коллекциях [204, с. 474-475]. Е.И. Зуев рассматривает проверку по криминалистическим учетам как самостоятельную форму использования специальных знаний [186, с. 16-18], для чего, по мнению Г.И. Грамовича, нет достаточных оснований, так как по своим целям, порядку проведения, характеру работы и оформлению полученных результатов она совпадает с исследованием, осуществляемым экспертом [116, с. 164]. Представляется, что к справочной деятельности специалиста можно отнести проведение исследований специалистами-криминалистами и использование криминалистических учетов, поскольку результаты данной работы излагаются в справках [204, с. 475] - ценных источниках информации, облегчающих работу следователя по установлению и уяснению важных обстоятельств дела [181, с. 29]. Основанием для проведения исследования служит отношение, подписанное руководством различных служб органов внутренних дел или следователем [116, с. 162-163]. На современном этапе, при наличии во всех областных управлениях Государственного комитета судебных экспертиз передвижных криминалистических лабораторий, специалист-криминалист в случае необходимости может провести исследование непосредственно в ходе осмотра места происшествия, либо сразу после его окончания, для оказания содействия в изобличении преступника по «горячим следам». А.В. Гусев предлагает неэкспертные исследования именовать регистрационно-криминалистическими [136, с.81].

Объектами исследования могут быть люди; криминальные трупы, а также трупы погибших, личность которых не установлена; некоторые виды следов с мест нераскрытых преступлений; утраченное огнестрельное нарезное оружие; документы и др. [206, с. 100]. Выявленные и изъятые в ходе осмотра места происшествия следы и объекты сразу подвергаются проверке по некоторым видам криминалистических учетов Государственного комитета судебных экспертиз [365] для решения ряда задач, среди которых идентификация преступника по оставленным следам или по способу совершения преступления; отыскание лица, пропавшего без вести; установление факта совершения одним и тем же лицом нескольких преступлений определенным способом, с применением технических средств и других [412, с. 53]. Существующие в настоящее время в Российской Федерации системы «Папилон», «Сонда», позволяющие проводить идентификацию по дактилокарте и по изъятым при осмотре места происшествия следам пальцев и ладоней рук в автоматическом режиме [6, с. 88], значительно превосходят возможности Республики Беларусь, где используется автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система (АДИС) «Дакто-2000». Для повышения эффективности использования следов при раскрытии преступлений необходимо создание единой высококачественной АДИС. В.А. Волынский подчеркивает «перспективы создания интерактивных систем гибридного интеллекта как составных частей компьютерного рабочего места; программнотехнических комплексов - автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС) технико-криминалистического назначения» [86, с. 14].

4. Техническое содействие специалиста следователю, лицу, производящему дознание, в решении технико-криминалистических задач осмотра места происшествия может заключаться в: установлении существенных признаков разыскиваемых объектов по их отображениям; группировке объектов или их отображений по определенным классификационным признакам; в составлении схем; планов, рисунков; в техническом описании объектов; изготовлении слепков, копий документов [204, с. 475]; в оказании помощи следователю, лицу, производящему дознание, в упаковке изъятых следов, слепков и других вещественных доказательств [191, с. 60]; в разметке на фотоснимках следов или разыскиваемых объектов, характерных признаков, изготовлении координатной разработки следа, розыскной таблицы черт внешности, признаков почерка и т.д.; в предложении надежных способов консервации материальных объектов, которые имеют оперативное значение и в дальнейшем могут стать доказательствами по уголовному делу; обеспечить применение поисковых приборов [186, с. 19]. При необходимости специалист может привести в рабочее состояние технические средства, которые следователь предполагает самостоятельно применить при осмотре места происшествия, опробовать криминалистическую технику и проверить ее комплектность, аппаратуру, предоставить следователю техникокриминалистические средства, которых нет у него. Техническая помощь специалиста, будучи вспомогательной, облегчает деятельность следователя, содействует сокращению сроков расследования уголовных дел [181, с. 30-32].

5. Осуществление специалистом профилактических мероприятий. К данной непроцессуальной форме относится деятельность специалиста по выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления в результате его участия в оперативно-розыскных мероприятиях, производстве предварительного исследования различных объектов [116, с. 170-171], осуществляемого в рамках проведения осмотра места происшествия. Эксперты обязаны не только принимать участие в раскрытии и расследовании преступлений, но и выявлять условия, способствующие их совершению [184, с. 35]. Специалист, участвуя в осмотре места происшествия, обращает внимание следователя на обстоятельства, облегчающие совершение расследуемого события. Например, относительно технических условий, облегчивших взлом запирающих устройств, различных преград, подделку документов и т.п. [181, с. 33]. В случае выявления в ходе осмотра места происшествия обстоятельств, способствовавших совершению преступления, специалист дает рекомендации по устранению этих обстоятельств. «Такие сообщения обычно направляются в правоохранительные органы, а иногда в ведомства и организации, где обнаружены те или иные недостатки» [116, с. 170]. Установление причин и условий, способствующих совершению преступлений, при осмотре места происшествия может осуществляться с помощью технико-криминалистических средств. Например, для проверки технического состояния автотранспорта используется деселерометр, предназначенный для определения эффективности действия тормозов; прибор, контролирующий установку фар, и т.п. [271, с. 32]. Изучение следов на месте происшествия часто является основой для определения характера некоторых предупредительных мероприятий и проведения их вслед за осмотром либо параллельно с ним, например, принятие необходимых заградительных и охранных мер, расстановка предупредительных знаков и прочие [332, с. 14]. «Выдвижение версий об условиях, способствовавших совершению преступлений, часто сочетается с формированием предположений относительно элементов состава преступления, способа его совершения» [17, л. 39].

Анализ практики свидетельствует, что иногда значительная часть полезной информации, собранной в ходе предварительных исследований, теряется и не используется следователем и оперативным работником при разработке и проверке версий, планировании и осуществлении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий [418, с. 7], а иногда предварительные исследования не проводятся вовсе, не всегда используются возможности криминалистических учетов, в комплексе не реализуются возможности непроцессуальной деятельности специалиста при проведении осмотра места происшествия. Фактические данные обнажают проблемный аспект документального отражения итоговой информации результатов деятельности специалиста в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия, свидетельствующий о том, что на практике достаточно трудно реально оценить полноту и качество выполненных действий. «Нормы, определяющие документальное оформление результатов работы специалиста в процессуальном смысле, нельзя механически распространить на работу специа- листа-криминалиста. Отсутствие же разработанных рекомендаций по фиксированию его деятельности отрицательно сказывается на практике» [186, с. 21].

Известно, что ход и результаты предварительного исследования не требуют процессуального оформления и сообщаются следователю устно [116, с. 162; 418, с. 7]. Письменное оформление его хода и результатов желательно, но не обязательно [198, с. 61]. Они могут фиксироваться в справке произвольной формы или на специально разработанных бланках [418, с. 7], могут быть описаны в протоколе осмотра без каких-либо выводов или умозаключений [468, с. 4]. Результаты предварительного исследования специалист также фиксирует в журнале участия специалиста в осмотре места происшествия и других следственных действиях [365]. Практика показывает, что по-прежнему актуальным остается тезис Е.И. Зуева о том, что специалисты-криминалисты необходимые записи делают нерегулярно и чрезвычайно кратко. «По ним трудно, а порой и совершенно невозможно судить о проделанной работе» [186, с. 4]. Результаты справочной деятельности и осуществление профилактических мероприятий в ходе осмотра места происшествия излагаются специалистом как в устной, так и в письменной форме в виде справок, рапортов и рекомендаций. Результаты непосредственного участия в оперативно-розыскных мероприятиях, консультационная, техническая помощь, осуществляемая специалистом в ходе осмотра места происшествия, нигде не фиксируется и находится за гранью анализа, контроля и оценки ее эффективности. Данное обстоятельство затрудняет процесс достоверной оценки качества и полноты осуществления всего комплекса непроцессуальной деятельности специалиста при проведении осмотра места происшествия и параллельно с ним, что приводит к потере ценнейшей информации, позволяющей определить не только количественную, но и качественную сторону работы специалиста.

Для решения данной проблемы перспективна разработка ведомственных методических рекомендаций с информацией о составлении итогового документа (отчета, информационной справки, рапорта и т.п.) по результатам применения в ходе осмотра места происшествия или непосредственно по его окончании всего комплекса как процессуальных, так и непроцессуальных видов использования специальных знаний. Отдельные ученые уже высказывались о необходимости использования при осмотре места происшествия дополнительных итоговых документов, заполняемых специалистом. Так, П.Т. Скорченко предлагает непременное использование информационно-розыскных карт на месте происшествия в целях более полного описания выявленных следов и предварительного их исследования для получения розыскной информации [456, с. 138-140].

И.Н. Горбулинская высказалась за необходимость составления в ходе осмотра места происшествия ориентировочной таблицы, в которой должны быть отражены следующие сведения: вид, форма, размеры обнаруженных следов и объектов; примененные способы и методы фиксации; состояние обнаруженных следов и объектов; характер поверхности, на которой обнаружены объекты; результаты, полученные в ходе изучения следов и объектов на месте происшествия; версии, которые могут быть выдвинуты при изучении обнаруженных в ходе осмотра следов и иных объектов [110, с. 15-16].

По мнению О.Я. Баева, «к протоколу следственного действия, в котором принимал участие специалист, должен прилагаться его отчет, носящий характер либо самостоятельного процессуального документа, либо приложения к протоколу следственного действия». Второе решение, по его мнению, представляется более рациональным, так как не требует изменения процессуального законодательства [23, с. 169].

А.А. Кузнецов и Д.В. Муленков высказались о целесообразности отражения специалистом, участвовавшем в следственном действии, результатов своей работы в специальном документе (акте) по обнаружению, фиксации и изъятию следов [283, с. 27; 341, с. 21]. Е.А. Григорян предложила одновременно с составлением протокола представлять «отчет специалиста» о проделанной им деятельности и полученных результатах при проведении следственного действия [123, с. 9].

Представляется, что по итогам всех видов деятельности, осуществляемой специалистом в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия, необходимо составление отчета (возможно с использованием формализованных бланков) о реализации всего комплекса как процессуальных, так и всех иных видов деятельности, осуществляемой специалистом в непроцессуальной форме при каждом конкретном осмотре места происшествия. Этот документ позволит проверить полноту и качество выполненной технико-криминалистической работы, непроцессуальной деятельности специалиста и в случае недобросовестности недостатки станут очевидными, что позволит принять незамедлительные меры по их устранению. Письменное оформление результатов позволит также установить и возможность случайных ошибок, от которых никто не застрахован. «Названные специалистом сведения о приметах лиц, оставивших следы на месте происшествия, сообщаются значительному числу милицейских нарядов, общественности, и допущенная ошибка весь розыск может направить по ложному пути, - труд многих людей будет затрачен впустую, раскрытие преступления значительно осложнится» [456, с. 140]. Отчет специалиста в виде приложения к протоколу осмотра места происшествия повысит его ответственность за качество своего участия в этом следственном действии, так как в настоящее время специалист по существу никакой ответственности за это не несет [23, с. 169].

Таким образом, приведенная классификация разновидностей деятельности специалиста в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия позволяет в методологическом аспекте раскрыть содержание и показать особенности непроцессуальной помощи специалиста при проведении данного следственного действия. Последовательная и комплексная процессуальная и непроцессуальная деятельность, осуществляемая специалистом при проведении осмотра места происшествия, позволит повысить качество и эффективность данного следственного действия, сократить сроки проверки его результатов, правильнее оценить собранную криминалистически значимую информацию, своевременно решить вопрос о возбуждении уголовного дела, принять действенные меры к раскрытию преступления по «горячим следам». Непроцессуальная деятельность специалиста при проведении осмотра места происшествия тесно связана с решением ряда технико-криминалистических, методических и организационных вопросов, в чем могут оказать помощь предложенные меры.

3.4

<< | >>
Источник: Дмитриева, Т.Ф.. Технико-криминалистическое обеспечение осмотра места происшествия : монография / Т.Ф. Дмитриева ; под науч. ред. Е.И. Климовой. - Витебск : ВГУ имени П.М. Машерова,2013. - 303 с.. 2013

Еще по теме Деятельность специалиста в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия:

  1. 2.2. Непосредственные формы участия прокурора в собирании и проверке доказательств
  2. 5 РОЗЫСК ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО
  3. N 3. Виды деятельности, реализуемые в ходе предварительных проверки и расследования
  4. N 3. Установление отдельных видов обстоятельств
  5. Понятие, цели освидетельствования
  6. § 2. Специальные знания , ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. Теоретико-правовые предпосылки формирования техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  8. Сущность и содержание технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  9. Непроцессуальная форма использования специальных знаний и технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия, оформление полученных при этом результатов
  10. Деятельность специалиста в непроцессуальной форме при проведении осмотра места происшествия
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  13. ПРИЛОЖЕНИЕ Г Методические рекомендации по применению технико-криминалистических средств при проведении осмотра места происшествия
  14. Правовые аспекты применения технико-криминалистических средств при проведении осмотра места происшествия
  15. Непроцессуальная форма использования специальных знаний и технико-криминалистических средств при проведении осмотра места происшествия.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -