<<
>>

6. Стилистически окрашенные языковые средства.

Стилистические средства – языковые единицы, тропы и фигуры речи, а также стилистические приемы, используемые при выражении стиля. С. с. представлены на всех уровнях языковой структуры, наиболее богато – на лексическом.

морфолого-стилистическая парадигматика, по сравнению с лексико-стилистической, не играет сколько-нибудь значительной роли в стилистической системе языка. Это некоторые падежные варианты, различающиеся функц. -стилистической окраской (разговорной, книжной) на фоне нейтральных средств и обусловленные устной или письменной формой речи, той или иной сферой общения, традицией употребления. Напр. , характерными для разг. речи (и даже просторечия) являются синонимические варианты: им. множ. числа существительных 1-го склонения (инженерам, токарям, шоферам, договорам); род. ед. числа вещественных и собирательных существительных с партитивным значением (дайте немного сахару, меду, чаю; чайку, медку, сахарку), род. мн. числа с нулевым окончанием существительных 1-го склонения (помидор, апельсин, абрикос; гектар, грамм, ватт) и нек. другие. В некоторых случаях в последнее время здесь наметились стилистические сдвиги в окраске: партитив без изменения смысла высказывания может быть заменен род. падежом (ср. : ложка сахару – ложка сахара, килограмм меду – килограмм меда).

Стилистико-морфологические пары встречаются также в глагольных формах (боюсь – боюся, плетусь – плетуся), а также в деепричастиях сов. вида (сказав – сказавши, взяв – взявши) с разг. -просторечной окраской вторых членов пар, тогда как первые принадлежат книжно-письменной речи. Некоторые варианты отличаются более экспрессивным характером (напр. синтетические и аналитические формы превосходной степени прилагательных типа самый сильный – сильнейший, самый детальный – детальнейший); вторые члены пар, часто будучи фразеологизированными (ср. : мельчайшие подробности, злейший враг, добрейшая душа), менее употребительны сравнительно с первыми.

Однако стилистическая характеристика морфологии не может ограничиваться только явлениями стилистической синонимии. К С. р. м. относятся морфологические средства с определенной функц. -стилистической окраской. Напр. , наст. вневременное глагола широко используется в науч. стиле (ср. , напр. , Углерод составляет количественно самую важную часть растения); наст. момента речи более характерно для языка худож. литературы и разговорной речи; для деловых текстов – наст. долженствования (напр. По договору мены производится обмен). Переносное употребление форм наст. времени с учетом сферы их использования способствует проявлению ведущей функции того или иного стиля.

Функц. -стилистическая специализация средств морфологии выражается, во-первых, в степени частоты употребляемости тех или иных грамматических форм и категорий в разных функц. стилях и, во-вторых, в связи значений грамматических форм с тем или иным функц. стилем, с его спецификой.

К С. р. м. могут быть отнесены некоторые формы и категории существительного. Так, категория рода небезразлична для функц. стиля: в оф. -деловых и научных текстах ср. род, как особо отвлеченно-обобщенный по своему значению, является наиболее употребительным. Более редки существительные ср. рода в разг. и худож. речи. В стихотворной речи род выступает как признак пола благодаря олицетворению. В оф. -дел. речи предпочтительнее употребление форм муж. рода для обозначения лиц жен. пола (лаборант Иванова, кассир Петрова), а в разг. речи – жен. рода (лаборантка, кассирша).

Использование форм мн. числа веществ. и отвлеченных существительных характерно для науч. стиля, а также для профессиональной речи (глубины, климаты, освещенности, яркости, высадки). Ср. особую экспрессию высказывания, связанную с употреблением в разг. речи формы мн. числа в значении единственного (И чему тебя там в ваших университетах учат?).

Ед. число имен существительных употребляется в обобщенно-собирательном значении в науч. речи (Сосна растет на хорошо дренированных почвах); весьма характерно такое употребление и для публиц.

речи (Что волнует зрителя?; Производить то, что нужно для потребителя), а также для разговорной речи, напр. , Ягода в этом году хорошо уродилась. Рыба сегодня плохо клюет.

Формы имен прилагательных также имеют определенное тяготение к той или иной сфере общения: обычно отмечается синонимия полных и кратких форм прилагательных, синонимия и дублеты кратких форм, синонимия степеней сравнения. Формы степеней сравнения стилистически значимы: простая форма компаратива имеет нейтральную стилистическую окраску, соответственно – употребительна в текстах любой функц. -стилевой сферы речи. Сложная же форма тяготеет к книжной речи, употребляется в научной и дел. речи (напр. , Более высокое содержание углерода).

Иное соотношение у простой и сложной форм превосходной степени. Простая форма носит несколько книжный характер (глубочайший, теснейший), часто имеет экспрессивные значения (см. выше), тогда как сложная более нейтральна (ср. самый глубокий, самый тесный), отсюда – общеупотребительна.

Синонимия полных и кратких форм прилагательных возможна в предикативной функции, при этом они отличаются семантически: полная форма, как правило, выражает признак постоянный (Больная мать), а краткая – временный (Мать больна). Однако в науч. речи широко употребительны краткие формы, обозначающие постоянные свойства, качества предмета (Музыкальные звуки сложны; Глаз особенно чувствителен; Клетки бедны протоплазмой). Для деловой речи характерны краткие формы со значением долженствования, или предписания (Голосование должно производиться по каждой кандидатуре; Вызов экспертов обязателен; Суд обязан разрешать дела на основании законов).

Личные местоимения в основном стилистически нейтральны, однако определенную функц. -стилистическую окраску они имеют (напр. , местоимения 1-го и 2-го л. почти отсутствуют в офиц. -дел. речи, напротив, преобладают в разговорной). В определенных речевых ситуациях возможна транспозиция их форм: в науч. речи широко используется так наз. "авторское мы" (в значении 1 лица ед.

числа – автора), напр. : Во второй главе мы уже говорили об этом. Неупотребительная для науч. речи форма 1-го л. ед. числа (во избежание нескромности) широко используется в разг. стиле; в некоторых жанрах дел. речи, напр. , в приказах, служебных письмах, я опускают, что придает высказыванию категорический характер (ср. : Приказываю, Утверждаю). Ср. также пропуск местоимения 1-го л. мн. числа в служебных документах (Доводим до Вашего сведения…; Ставим в известность о том, что…; Информируем…).

Такая емкая, конструктивная и гибкая часть речи, как глагол, особо богата синонимическими возможностями и имеет широкий диапазон стилистических и экспрессивных оттенков, что обусловливает возможность выбора и употребления глагольных форм и категорий в той или иной сфере общения.

Личные формы глагола богаты синонимикой, возможностями транспозиции форм, что помогает выражению экспрессивных оттенков. Так, форма 2-го л. ед. числа в обобщенно-личном значении (вместо 1-го л. ед. числа) тяготеет к сфере худ. и разг. речи. Ср. : Иной раз думаешь, думаешь – что только в голову не придет! Специфично для разг. речи использование формы 3-го л. ед. числа вместо 1-го л. ед. числа, напр. : Не хочу я, тебе говорят! Экспрессивны также формы 3-го л. ед. числа, употребленные вместо 2-го л. ед. числа, характерные также для разг. речи, напр. : Ну что ты тянешь время? Все уже ушли, а он сидит и идти не думает.

Обезличенный характер дел. речи вызывает почти полное отсутствие личных местоимений 1-го и 2-го лица и соответствующих форм глагола, кроме жанра заявления, где используется 1-е л. (Прошу разрешить…), а также жанра приказа (Приказываю…).

К С. р. м. относятся многочисленные случаи переносного употребления временнымх форм глагола, причем характерно то, что различные временныме формы тяготеют к той или иной сфере общения, кроме того, важна также частотность их употребления.

Т. о. , в противоположность первоначальным представлениям исследователей, морфология имеет широкий круг стилистических средств.

Словообразовательные средства рус. языка также обнаруживают свою специфику в различных функц. разновидностях речи.

Так, для науч. , офиц. -дел. и публиц. стилей характерны аффиксальные способы словообразования и словосложение, что "способствует максимальному сохранению мотивирующей основы и потому "прозрачности" структуры слова" (Виноградова В. Н. , 1984, с. 180). В книжной речи продуктивны существительные с суф. -(е)ниj(е), -тиj(е), -ациj(я), -ость, -изм со значениями отвлеченного действия или качества (отслоение, взятие, космизация, отчужденность, аскетизм и др. ); с приставками анти-, де-, дис-, контр-, сверх- (антивещество, дегуманизация, дисбаланс, контраргументы, сверхпроводимость и др. ). Из глаголов здесь активны производные с суф. -ова(ть), -изовать(ть), -ирова(ть), -изировать(ть), -ствова(ть), напр. : объективировать, поляризовать, фетишизировать, резонерствовать и др. Во всех разновидностях книжной речи продуктивно образование сложных слов, совмещающих значения родового и видового признака, что особенно важно для терминологии, напр. : грозозащита, засухоустойчивый, местопребывание.

В разг. стиле выделяются специфически разг. средства, не используемые в книжной речи: усечения (препод, неуд, член-корр, зав, наив, фанат, экстрим и др. ); существительные с суф. -к(а), -ух(а), -ач, -ик, -ник (неотложка, чернуха, строгач, глазник и др. ); глаголы с суф. -нича(ть), -ану(ть), а также с приставками вы-, на-, от-, раз-, до-, из-, обозначающими интенсивность действия (умничать, штрафануть, разохаться, избегаться, нарадоваться и др. ). Кроме того, здесь широко употребительны наименования лиц жен. пола типа комендантша, врачиха, депутатка, математичка, а также экспрессивно-оценочные слова с суф. -ун, -ак(як), -к(а), -л(а), -(а)к(а), передающими одобрение, иронию, презрительность, уничижительность и др. значения в зависимости от ситуации высказывания, напр. : драчун, здоровяк, гордячка, воротила, гуляка и др.

В худож. текстах, с одной стороны, меньше мотивированных слов, чем в науч.

, офиц. -дел. и публиц. С другой – здесь актуализируется внутренняя форма слова путем необычности словообразовательной структуры и использования этой структуры для выражения образных значений.

В связи с общей перестройкой языка современных СМИ, их демократизацией наблюдается активизация в образовании слов, отвечающих новым потребностям общества, а также окказиональных слов как экспрессивных элементов текста. Из элементов книжной речи особой продуктивностью отличаются существительные на -изация (украинизация, ваучеризация) часто с приставками де-, ре- со значениями уничтожения, разрушения, отказа (дерусификация, ремилитаризация). Активизировалось использование приставок пост-, после-, обозначающих новый период в развитии (постсоветский, послеавгустовский), приставок анти- и про- (антисоциальный, проамериканский), приставок и префиксоидов лже-, квази-, псевдо-, пара-, около-, выражающих ложность, поддельность (квазиденьги, паранаука, околопрезидентский). Захлестнувшая СМИ стихия разговорной и жаргонной речи проявляется, в частности, в активности усеченных прилагательных и существительных (неформал, межрегионал, эксклюзив, джины), разговорных аббревиатур (демроссы, гумпомощь), в экспрессивном соединении разностилевых или разноязычных основы и аффикса (диссидуха, гербалайфщик, имиджмейкерский).

Сказанное позволяет сделать вывод, что словообразовательная система рус. языка располагает весьма богатыми стилистическими ресурсами.

К стилистическим ресурсам лексики относятся 1) средства словесной образности – лексические и синтаксические; 2) лексические синонимы; с синонимией связана возможность выбора одного языкового средства, целесообразного в данном контексте; 3) специальные языковые единицы, стилистически окрашенные в системе, в том числе эмоциональная и экспрессивная лексика; 4) лексические единицы ограниченного употребления: диалектизмы, просторечные слова, профессионализмы, а также архаизмы, неологизмы и т. п. ; 5) фразеология: фразеологизм, как правило, выразительнее синонимичного ему слова или свободного словосочетания.

К средствам словесной образности относят прежде всего тропы: метафору, метонимию, синекдоху, олицетворение, образное сравнение, эпитет, гиперболу и др. , а также синтаксико-поэтические фигуры: анафору, эпифору и др. Тропы – явления лексико-семантические, это разные случаи употребления слова в переносном значении, однако, как известно, не всякое переносное значение для современного языкового сознания является образным.

К С. р. синтаксиса могут быть отнесены некоторые особые случаи использования главных и второстепенных членов предложения, однородных членов, стилистически значимые структурно-семантические разновидности предложений, средства связи, порядок слов и некоторые др. синтаксические явления. Этим явлениям свойственна богатая синонимия. Напр. , если для книжной речи (науч. и оф. -дел. , отчасти публиц. ) характерны сказуемые, выраженные фразеологическими глагольно-именными сочетаниями, то для разгов. и худож. – параллельные им односложные простые глагольные сказуемые (принимает участие – участвует, дал ответ – ответил, произвели осмотр – осмотрели). Яркий разг. характер имеет простое глагольное сказуемое, выраженное инфинитивом (А он бежать; Она опять кричать. Ср. нейтр. : Он бросился бежать; Она стала кричать), глагольным междометием (А он прыг в окно), осложненное простое глагольное сказуемое с повторяющимися компонентами (ждет-пождет, ждем не дождемся, знать не знает, удружил так удружил, лежмя лежит). Некоторые виды связок именного сказуемого (есть, является и т. п. ) типичны для книжной речи.

Использование ряда однородных членов – явление книжно-письменной речи, разговорной оно не свойственно. Писатели и публицисты употребляют однородные члены в различных стилистических функциях: от изобразительной (для подробного описания) или торжественно-приподнятой (в периоде) до юмористической (при намеренном объединении в качестве однородных членов разнородных понятий, напр. : "…Инженер и трус, буржуй и несимпатичный, Василий Иванович Лисович…" – Булгаков). Однородные члены широко употребляются, кроме того, в науч. речи, в описаниях свойств явлений, объектов исследования, а также в оф. -дел. текстах, где они обычно оформляются особым образом – с использованием нумерации.

К С. р. с. в сфере управления относится синонимия предлогов, напр. : относительно поездки, касательно поездки (книжн. ) – насчет поездки, о поездке (нейтр. ) – про поездку (разг. ); по окончании (книжн. ) – после окончания (нейтр. ). Богата синонимия причинных предлогов; напр. , в науч. текстах используется более десятка только отыменных предлогов, служащих для выражения различных оттенков причинных отношений: вследствие, ввиду, в зависимости от, по причине, в связи с, в силу и др. Яркую стилистическую окраску книжной речи (оф. -дел. и отчасти науч. ) имеют отыменные предлоги позднего образования: в деле, в области, по линии, по части и т. п. Нередко они ведут к нежелательному отяжелению и "сухости" стиля высказывания. К использованию конструкций с подобными предлогами прибегают сатирики в целях стилизации и осмеяния канцелярской речи.

Книжный колорит привносит в высказывание употребление причастных и деепричастных оборотов, в отличие от соотносительных с ними придаточных предложений.

Особую экспрессию создает дистантное расположение обособленного определения или приложения относительно определяемого слова: "Овеян вещею дремотой, полураздетый лес грустит" (Тютчев); "Сыны любимые победы, сквозь огнь окопов рвутся шведы" (Пушкин).

Велико стилистическое значение порядка слов. Инверсия (от лат. inversio – перестановка, переворачивание) – перестановка компонентов предложения, нарушающая их обычный порядок. Прямой порядок слов стилистически нейтрален, инверсированный же обладает экспрессией и потому оказывается стилистически значимым. Экспрессией обладает, напр. , инверсия именного сказуемого (Замечательный сегодня вечер!). Инверсия широко используется в худож. и публиц. речи.

Употребление структурно-семантических разновидностей предложений имеет обычно определенное тяготение к той или иной сфере общения. Так, в разг. речи, в отличие от книжно-письменной, распространены неполные предложения. Функционально маркированны многие односоставные предложения. Напр. , безличные предложения, обозначающие явления природы или состояние человека (Смеркается; Не спится), используются почти исключительно в разг. или худож. речи. Обобщенно-личные предложения, выражающие суждения общего характера, свойственны народной речи (Слезами горю не поможешь). Инфинитивные конструкции составляют фонд разг. синтаксиса (Нам завтра ехать; Скоро сдавать экзамен), в то время как синонимичные им безличные предложения с модальными словами необходимо, следует и т. п. характерны для книжной речи (науч. и дел. ). Побудительные инфинитивные предложения, напротив, несут на себе печать официальности (Документы направлять в деканат; Утерянный диплом считать недействительным). Сфера употребления номинативных предложений – в основном худож. речь и некоторые жанры публицистики, где данные конструкции выполняют особую функцию создания образной картины ("Шепот, робкое дыханье, трели соловья, серебро и колыханье сонного ручья…" – Фет).

Сложные предложения особенно частотны в книжной речи, что согласуется с такими ее чертами, как логичность, интеллектуальность. Наиболее книжным характером отличаются сложноподчиненные предложения, способствующие однозначному и подчеркнутому выражению логических связей, что особенно важно для науч. речи. Однако некоторые виды сложноподчиненных конструкций в большей степени свойственны другим функц. сферам. Так, в худож. текстах значительно выше, чем в науч. , процент предложений с придаточными места и времени, поскольку они связаны с повествовательной манерой изложения, типичной именно для худож. произведений. Для разг. речи более характерно сочинение, а также присоединительные связи, что соответствует неподготовленности этой речи, необязательностью установления в ней строгих логических отношений.

Из союзных средств связи, кроме нейтральных общеупотребительных (и, а, как, когда, пока, потому что, если и мн. др. ), одни характеризуются окраской книжности (однако, между тем как, в то время как, тогда как, так как, поскольку, ибо, вследствие того что и т. д. ), другие – окраской разговорности (да, да и, зато, покамест, потому как, даром что). Архаичные союзы обычно выступают как разговорные (ежели, коль, сколь), но могут иметь и книжный характер (дабы, затем что).

Традиционно к С. р. с. относятся явления т. н. поэтического синтаксиса (анафора, эпифора, антитеза, градация, параллелизм и т. д. ) и др. Это особые синтаксические приемы и поэтические фигуры, которые широко используются в худож. литературе и публицистике, но чрезвычайно редки в науч. речи и почти отсутствуют в оф. -дел. текстах.

К числу С. р. с. относятся, кроме того, некоторые специальные конструкции, функционирующие в речи как средства экспрессивного синтаксиса: неполные и эллиптические предложения, антиэллипсис, усечение, позиционно-лексический повтор, парцелляция (А. Н. Гвоздев, 1973; П. А. Лекант, 1974; А. П. Сковородников, 1981; В. В. Бабайцева, Л. Ю. Максимов, 1987; Н. С. Валгина, 1991). При этом экспрессивность синтаксиса понимается как отражение в предложении эмоциональных проявлений и волевых усилий говорящего; как средство логического усиления изобразительности, выразительности, оценочности – одним словом, прагматического потенциала высказывания; как способность синтаксической конструкции к акцентированному выражению образности и новизны мысли; а также как способность того или иного вида предложения реализовать в тексте определенное функц. -стилистическое значение, т. е. быть "закрепленным" за определенным стилем речи.

<< | >>
Источник: Ответы по стилистике русского языка. 2017

Еще по теме 6. Стилистически окрашенные языковые средства.:

  1. Тема. Языковое воплощение
  2. Функции глаголов в речи эмигрантов
  3. Стилистически окрашенная лексика
  4. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  5. § 6. ЯЗЫКОВЫЕ ЖАНРЫ
  6. § 1. Языковые особенности документов партии (на материале директив и постановлений партии о литературе и искусстве)
  7. Роль функционально-закрепленной и стилистически окрашенной лексики.
  8. § 7. Средства выразительности в тексте
  9. §3. Языковые средства, мешающие литературному языку.
  10. СОСТАВ РУССКОЙ ЛЕКСИКИ В СТИЛИСТИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ.
  11. 3.2. Жанрово-стилистические и языковые особенности научного функционального стиля
  12. §2. Стилистические средства