<<
>>

МИЗЕС Людвиг фон

МИЗЕС (Mises) Людвиг фон (19 сентября 1881 — 10 октября 1973) — австро-американский экономист, социолог.

Вместе с Ф. Хайеком считается представителем так называемой молодой австрийской школы, преемницы австрийской школы К. Менгера.

Родился в г. Лемберге (Львове) в семье инженера, работавшего в Министерстве управления железных дорог. Людвиг был старшим из трех братьев, один из них — Карл — умер от скарлатины еще в младенчестве, а другой — Ричард — стал известным математиком неопозитивистского направления, он умер в 1953. С 1892 по 1900 М. обучался в лицее и гимназии в Вене. В 1906 окончил Венский университет по специальности «право», но вскоре отошел от чистой юриспруденции и с 1909 работал в Торговой палате в качестве члена центрального комитета по торговой политике.

В 1912 выходит его первый труд под названием «Теория денег и средств обращения» (Theorie des Geldes und Umlaufsmittel). В 1913 М. пригласили преподавать, и в 1913—14 он провел свой первый семинар в Венском университете. Во время Первой мировой войны в течение 3 лет служил офицером артиллерии на Восточном фронте, а затем — в экономическом управлении Министерства обороны. В 1918 М. продолжил работу в Венской торговой палате. Официально являясь рядовым служащим, по его же собственным словам, ощущал себя «экономической совестью страны». «Занимаемая тогда мною должность, — пишет он, — бесспорно позволяла оказывать влияние, сопоставимое с влиянием стоящего во главе какой- либо мощной политической партии австрийца. Я был ведущим экономистом страны. Но под этим не подразумевается беспрекословное исполнение моих рекомендаций. При поддержке своих немногочисленных друзей я вынужден был постоянно вести отчаянную борьбу. Единственное, чего нам удалось добиться, это разве что избежать катастрофы. То, что зимой 1918—1919 дело не дошло до большевизма, что промышленный и банковский крах произошел не в 1921, а только в 1931, все это в немалой степени можно считать результатом моих усилий.

Большего сделать было нельзя. Во всяком случае, я сделать большего не смог». В том же 1918 М. был приглашен на должность профессора Венского университета.

В 1919 М. опубликовал работу «Нация, государство и экономика» (Nation, Staat und Wirtschaft), определенную самим автором «научной книгой с политическим рисунком».

В 1922 М. отдает в печать рукопись книги «Социализм» (Gemeinwirt- schaft). Согласно М. социалистическим является любое общество, где запрещена частная собственность на средства производства. С этой точки зрения и нацистов, и коммунистов равным образом можно считать социалистами.

С другой стороны, капитализм, т.е. рыночная экономика, — это система социальной кооперации и разделения труда, основанная на частной собственности на средства производства.

Превосходство капиталистической системы состоит в том, что она является единственной формой социального взаимодействия и разделения труда, позволяющей грамотно рассчитывать новые проекты и оценивать эффективность работы существующих заводов, ферм и мастерских. Нежизнеспособность любых схем социализма и централизованного планирования предопределена невозможностью какого-либо экономического расчета в условиях отсутствия частной собственности на средства производства, когда не существует рыночных цен, определяющих реальное участие различных факторов в экономических процессах.

Централизованное планирование экономики искореняет любое воспоминание о свободе и оставляет индивиду единственное право — не возражать и подчиняться. Рынок, напротив, способствует распространению материального благополучия и укрепляет фундамент свободы для большинства граждан. При социализме, по мнению М., существует система произвольных оценок, результатом которых выступает «запланированный хаос». Еще одна негативная черта социализма — усиление роли бюрократии при усилении роли государства. Отрицательно оценивается факт появления прослойки людей, которые очень консервативны в своих взглядах и отрицательно относятся ко всему новому, не приемлют экономического прогресса.

Свободные цены играют центральную роль в осуществлении эффективности функционирования экономики.

В норме цены должны регулироваться спросом; если возникает зависимость цен от обесценивания денег — это отклонение.

В период изменения ценности денег продавцы определяют для себя оптимальный размер цен на продукцию.

Если бы покупательная сила денег сокращалась равномерно, то при этом самым важным был бы выигрыш должников и проигрыш заимодавцев. Но этот процесс неравномерен. Вздорожание, как считает М., наступает сначала только в одном каком-нибудь пункте народного хозяйства и для одних каких-нибудь товаров и шаг за шагом распространяется дальше, пока оно не охватывает все товары.

С позиции сегодняшнего дня такое противопоставление капитализма и социализма представляется актуальным лишь с исторической точки зрения, когда М. боролся против распространения идей социализма на Западе.

Сегодня же ясно, что свобода отсутствует как при социализме, так и при капитализме; бюрократия тоже распространена во всех странах, присуща любой экономической системе. Экономический расчет также понимался М. в утрированной форме. Достаточно назвать Нобелевского лауреата, советского экономиста-математика Л.В. Канторовича, который применил новые методы расчетов именно в социалистической системе хозяйства. Все это дает основание считать, что работы М., направленные против социализма в защиту постулатов рыночной экономики, носят больше политический, чем экономический, характер. Не случайно М. считает, что поведение человека рационально, и сводит свое учение к однобокой защите позитивных сторон рыночных механизмов и их противопоставлению негативным сторонам нерыночных механизмов.

По мнению Ф. Хайека, «Социализм» — самая важная работа М. «Эта книга, — писал он, — стала вызовом целому поколению и постепенно изменила мысли многих». Для самого М. эта работа, а также две другие — «Либерализм» (Liberalismus), появившаяся в 1927, и сборник статей под общим названием «Критика интервенционизма» (Kritik des Interventionis- mus) — «в целом представляют собой некое органичное по форме изложение проблем социальной кооперации, в них я проанализировал все возможные формы человеческого взаимодействия и кооперации с учетом конкретных возможностей».

Теория либерализма занимает в научной работе М. одно из главных мест. Цель либерализма, по М., — повышение материального благосостояния людей. Он пишет, что «либерализм не касается их внутренних духовных потребностей. Возможно, это недостаток либерализма: он ничего не мог предложить более глубоким чаяниям человека, но не от пренебрежения, а от убеждения, что самое высокое и глубокое в человеке не может быть затронуто никаким внешним регулированием. Либерализм не имеет целью создать что-либо иное, кроме внешних предпосылок развития внутренней жизни». М. считает, что в странах, частично реализовавших либеральную программу, вершину социальной пирамиды составляли в основном не те, кто с рождения имел привилегированное положение благодаря богатству, высокому титулу своих родителей, а те, кто при благоприятных условиях выбрался из стесненных обстоятельств, прокладывая путь своим собственным трудом.

Суть либерализма, по М., — в стремлении признания здравого смысла в сфере социальной политики, так же как он без всяких возражений признается в других сферах человеческой деятельности.

М. различает четыре фактора производства: труд, капитал, землю и средства производства. Есть две различные системы кооперации, существующие при разделении труда: а) основана на частной собственности на средства производства — либерализм / капитализм; б) основана на общественной собственности на средства производства — социализм / коммунизм. А в частной собственности либерал видит наиболее удобный принцип для организации жизни человека в обществе.

Любой правительственной власти, считает М., присуще стремление не признавать никаких ограничений на свою деятельность и распространять сферу своего господства как можно дальше. Частная собственность создает для человека сферу, где он свободен от государства, ставит пределы осуществлению воли властей.

Свободный труд, пишет М., более производителен, чем рабский (крепостной). Раб не заинтересован в том, чтобы стараться изо всех сил, он работает, насколько это необходимо для того, чтобы избежать наказания за невыполненный минимум работы.

Свободный рабочий знает, что чем большего результата он достигает своим трудом, тем больше ему заплатят. Система, основанная на свободе для всех работников, гарантирует наивысшую производительность труда и, следовательно, служит интересам всех.

По М., следует избегать нарушений мирного процесса разделения труда. Почти невозможно сохранить продолжительный мир в обществе, где права и обязанности различаются в соответствии с классовой принадлежностью. Из международного разделения труда М. выводит решительный и неопровержимый довод против войны.

Разделение труда, считает М., уже давно вышло за рамки отдельной нации. Ни одна цивилизованная нация сегодня не удовлетворяет свои потребности исключительно только за счет собственного производства. Все вынуждены получать товары из-за рубежа и платить за них экспортом отечественной продукции.

Либерализм, по М., ограничивает свое внимание земной жизнью — царство религии не входит в этот мир. Либерализм не вторгался во владения религиозной веры, но он столкнулся с церковью как политической силой, претендующей на право регулировать в соответствии со своими взглядами не только отношения человека с грядущим миром, но также и дела мира нынешнего.

«Либерализм, — пишет М., — провозглашает терпимость к любой религиозной вере не по причине безразличия, а из убеждения в том, что гарантия мира внутри общества должна иметь приоритет над всем и всеми. Нет места притязанию церкви на монополию воспитания, образования. Церкви может и должно быть отдано все, что предоставляют ей приверженцы по собственной доброй воле. Ей не может быть позволено ничего в отношении тех людей, которые не хотят иметь с ней ничего общего.

Цель внутренней и внешней политики либерализма — мир. Его мышление космополитично, оно включает всех людей и весь мир. Либерализм в этом смысле является гуманистическим учением, а либерал — гражданином мира, или космополитом.

Либералы против национализации железных дорог, шахт, предприятий, против протекционистских тарифов.

Нелепость протекционизма: все страны хотят сократить свой импорт, увеличивая в то же самое время свой экспорт».

М. формулирует функции, которые возлагает либерализм на государство, закон и правительство. Государство: аппарат принуждения и насилия, который заставляет людей придерживаться правил жизни в обществе. Закон: правила, в соответствии с которыми действует государство. Правительство: органы, на которых лежит ответственность за управление аппаратом принуждения. Функция государства: людей, чьи действия представляют опасность для продолжения существования общества, принуждать воздержаться от неуважения к жизни, здоровью, личной свободе и частной собственности других. Немецкий социалист Ф. Лассаль назвал это «государство — ночной сторож».

Наибольший вред в принудительной силе, которая оправдывает себя «именем государства», — она направляет свои удары против возникающих инноваций, что поддерживается согласием большинства. Однако насильственное сопротивление государственной власти — последнее средство меньшинства в попытке вырваться из-под гнета большинства, считает М. Меньшинство, которое хочет увидеть торжество своих идеалов, должно добиваться интеллектуальными средствами того, чтобы стать большинством.

«Государство должно быть устроено так, — пишет М., — чтобы рамки его законов давали человеку определенную свободу, в пределах которой он мог бы двигаться свободно. Гражданин не должен быть столь жестко ограничен в своей деятельности, чтобы при расхождении взглядов с властями он оказался перед единственным выбором — либо погибнуть, либо уничтожить государственный механизм.

Подавление поведения, опасного для общественного порядка, — суть государственной деятельности; в социалистическом государстве к этому добавляется контроль над средствами производства. В то же время как только мы отказываемся от принципа — государство не должно вмешиваться ни в какие вопросы, касающиеся образа жизни, — мы приходим к регулированию и ограничению вплоть до мельчайших деталей. Личная свобода человека отменяется. Он становится рабом общества и обязан подчиняться диктату большинства. Дать большинству право диктовать меньшинству, о чем и как ему думать, что читать и что делать, — значит раз и навсегда положить конец прогрессу.

Свободный человек должен уметь мириться с тем, что его сограждане действуют и живут не так, как он считает правильным. Он должен освободиться от привычки звать полицию, как только ему что-то не нравится.

Правительство — меньшинство по сравнению с теми, кем оно управляет, и оно зависит от согласия управляемых, т.е. от принятия ими существующей администрации. Ни одно правительство не может удерживать власть, если оно не имеет поддержки общественного мнения, если те, кем оно управляет, не убеждены в том, что это правительство хорошее. При любой форме государственного устройства существуют средства сделать правительство зависимым от воли управляемых: гражданская война, революция, восстание — те самые средства, применения которых либерализм хочет избежать. Не может быть продолжительного экономического улучшения, если мирное течение дел постоянно прерывается внутренними столкновениями.

Вот та область, где находит применение социальная функция демократии. Демократия — это такая форма политического устройства, которая позволяет адаптировать правительства к желаниям управляемых без насильственной борьбы. Если в демократическом государстве правительство более не проводит ту политику, которой хотело бы большинство населения, не нужно никакой гражданской войны.

Путем выборов и парламентских соглашений перемена правительства происходит гладко».

«Либералы раннего времени думали, — пишет М., — что для обеспечения длительного мира достаточно заменить власть династических принцев правительствами, зависящими от народа».

Если демократическая республика сочтет, что ее существующие границы, сформированные ходом истории до перехода к либерализму, больше не отвечают политическим желаниям народа, они должны быть изменены мирным путем — плебисцит, выражающий народную волю. Право на самоопределение в вопросе о принадлежности к определенному государству означает: всякий раз, когда население какой-либо территории дает знать путем свободного плебисцита, что оно больше не желает быть объединенным в государстве, к которому принадлежит в настоящий момент, а хочет либо образовать независимое государство, либо присоединиться к какому-нибудь другому государству, — его желание следует уважать и исполнять. Это единственно возможный и эффективный способ избежать революций, гражданских и мировых войн.

Это не право на самоопределение нации, а право населения территории решать вопрос о членстве в государстве, к которому оно хочет принадлежать.

Непонимание этого различия приобретает ужасающие последствия для обозначения того, что национальное государство имеет право отделять и включать в свой состав вопреки воле населения части нации, находящиеся на территории другого государства.

Школа может использоваться как средство угнетения национальностей. Во всех районах со смешанными национальностями школа — это политический «“приз” наивысшего значения».

Соображения и цели, которыми руководствовалась колониальная политика европейских держав со времен великих открытий, находятся в противоречии со всеми принципами либерализма, излагаемыми М. Главная идея колониальной политики — использование военного превосходства белой расы над другими расами. Наиболее простым и радикальным решением для европейских правительств был бы вывод их чиновников, солдат и полиции из этих регионов и предоставление жителей самим себе. Не имеет значения, будет ли это сделано немедленно или же «сдаче» колоний будет предшествовать проведение свободного плебисцита местных жителей. Прямым следствием такого радикального решения стала бы если не полная анархия, то по крайней мере продолжительные конфликты в регионах, покинутых европейцами.

Однако сегодня экономика Европы в большой степени основывается на включении в мировое хозяйство в качестве поставщиков различного сырья обширных регионов Африки и Азии. Это соображение должно быть решающим при оценке вопросов колониальной политики. Европейские чиновники, войска и полиция должны остаться в этих районах до тех пор, пока их присутствие необходимо для поддержания правовых и политических условий, необходимых для обеспечения участия колониальных территорий в международной торговле.

Таковы основные постулаты теории либерализма М., на которых строятся его дальнейшие экономические исследования.

В 1925 в доме своего ученика Ф. Кауфмана М. познакомился с актрисой Маргит Герцфельд. Молодая вдова с двумя детьми Гитой и Гвидо через 13 лет, в 1938, стала женой М. В 1925 М. из-за враждебного к нему отношения коллег-социалистов и государственников не получил места в Киль- ском университете. То же повторилось несколько лет спустя с его ни разу не востребованным запросом работы в Берлине.

В 1926 М. побывал в США и по возвращении основал Австрийский институт исследований экономических циклов. В 1932, получив пенсию от Торговой палаты, М., тем не менее, отказался от ухода на пенсию; идеи и учреждение, в котором он работал, нуждались в защите. Тем временем социал-христианская партия готовилась упразднить Торговые палаты и заменить их системой государственного корпоративного устройства.

В 1933 вышла в свет работа «Основные проблемы национальной экономики» (Grundpropleme der Nazionalokonomie), в ней были собраны некоторые наиболее ценные методологические эссе М. и нашли отражение итоги исследований, предпринятых М. в Вене.

Суммируя изложенные в сборнике идеи, М. пишет: «Думаю, что представленные в этих работах теории являются неоспоримыми. Сталкиваясь с определенными проблемами, я разработал новую методологию, незаменимую для проведения научного анализа серьезных политических проблем». И добавляет: «Я продемонстрировал, что теория неминуемости победы социализма или интервентизма совершенно недоказуема. Капитализм не разрушает сам себя силой внутренней логики. Его хотят свергнуть те, кто ищет спасения в социализме и интервентизме. Меня согревает надежда, что написанное мною сможет когда-нибудь послужить практически, эти идеи найдут сочувствие у политиков. Я постоянно ждал признаков перемен в идеологии, хотя и сознавал опасную иллюзорность своих надежд: моя теория смогла бы объяснить причину падения великой цивилизации, но не смогла бы предотвратить само падение. Я желал быть реформатором, а стал историком эпохи декаданса».

Весной 1934 совершенно неожиданно М. получил приглашение занять профессорскую должность на 1934—1935 академический год на кафедре межнациональных экономических отношений в Высшем институте международных исследований Женевского университета.

М. остался в Женеве вплоть до своей эмиграции в США в 1940. «Я уехал из Швейцарии, потому что не мог продолжать жить в стране, которая воспринимала мое присутствие как некое политическое бремя и видела в нем угрозу своей безопасности».

В Америке он оказался в обществе своих бывших учеников из Вены, среди которых Ф. Кауфман, М. Стеффи Браун, Ф. Махлуп, А. Шутц, И. Минтц и А. Ридли.

К Рождеству до М. дошло приятное известие о выделенной ему из Фонда Рокфеллера субсидии, весть о повторном назначении он получил год спустя. В конце 1940-х гг. М. начал работу над своей автобиографией «Записки и воспоминания» (Notes and Recollections).

Спустя пять лет после смерти ученого, в 1978, мемуары были опубликованы женой М. Цитируемые в этой статье отрывки взяты из этого издания.

С 11 января по 25 февраля 1942 М. по приглашению президента Мексиканского интернационального банка Монтес де Ока организовал в Мексике серию конференций. Возвращение в эту страну еще предстоит М. в 1946 и 1949. Между 1942 и 1943 он опубликовал ряд статей в ежедневной газете The New York Times. Так имя ученого становится все более популярным. Множество конференций в различных американских городах проходит с его участием.

В 1944 М. опубликовал «Всемогущее государство» (Omnipotent Government), а немного спустя «Бюрократию» (Bureaucracy). В январе 1945 М. пригласили преподавать в Высшую школу деловой администрации Нью- Йоркского университета в качестве профессора (Graduate School of Business New York University). В 1946 М. и его жена получили американское гражданство.

В 1947 М. учредил общество «МонтПелерин». В том же году он входит в руководящий состав Foundation for Economic Education. Среди первых публикаций, осуществленных новым фондом, стала книга М. «Запланированный хаос».

В 1948 М. организовал в Нью-Йоркском университете свой еженедельный семинар, на котором проводились дискуссии по социальным и экономическим вопросам на протяжении 21 года.

В 1949 М. опубликовал работу «Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории» (Human Action: A Treatise on Economics). Речь идет о переработанном женевском издании 1940 под названием Nazionalokonomie, но с некоторыми изменениями, рассчитанными на англоязычного читателя. «“Человеческая деятельность” — пишет X.O. Сеннхольц, — монументальная работа, самый заметный со времен Первой мировой войны обобщающий трактат по экономике. Книга подобна прекрасному строению, воздвигнутому на прочной основе дедуктивной аргументации, это теоретический анализ форм человеческой деятельности. Вне всякого сомнения, эта книга — одно из самых мощных творений человеческого ума нашей эпохи».

В 1956 вышла в свет работа М. под названием «Антикапиталистическая ментальность» (The AntiCapitalistic Mentality). Идея этой книги, по мнению Л. Инфантино, состоит в том, что антикапиталистическая ментальность — типичная характеристика людей из категории обиженных; неспособные противостоять в условиях рыночной конкуренции, они стремятся к социальному «благоустройству» за счет других, хотят заполучить бесконкурентным образом все блага раз и навсегда.

В 1957 М. сдал в печать книгу «Теория и история» (Theory and History).

Пять лет спустя, в 1962, была опубликована работа М. «Основания экономической науки: очерки методологии» (The Ultimate Foundation of Economic Science: An Essays on Method). В ней он резко выступал против неопозитивистских идей и остро проанализировал неизбежные в этом случае катастрофические последствия. К 1969 относится его последняя книга под названием «Историческое развитие австрийской школы экономики» (The Historical Setting of the Austrian School of Economics).

Подробная библиография сочинений М. приводится в работе: Bien- Greaves B. The Works of Ludwig von Mises, Foundation for Economic Education.

N.Y., 1969.

На русском языке издана антология работ М. под названием «Индивид, рынок и правовое государство» (СПб., Электронная версия книги: http://www.krotov.info/lib_sec/13_m/miz/es_00.htm); «Либерализм в классической традиции» (М.: Начала-Пресс, 1994. Также: М.: Экономика, 2001. Электронные версии книги: http://www.krotov.mfo/Hbr_mm/m/maistr/ mizes00.html; http://lib.babr.ru/index.php?autor=304).

<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Мировая экономическая наука в лицах. — М., 2010. — 456 с.. 2010

Еще по теме МИЗЕС Людвиг фон:

  1. 4.1. Карл Поппер: кризис либерализма и опасность тоталитарного соблазна
  2. Неоклассический фон
  3. Глава 5. Государство и рынок: специфика российской диалектики развития
  4. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества
  5. ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
  6. Людвиг фон Мизес
  7. Людвиг фон Мизес
  8. Указатель имен
  9. Сущность собственности как экономической категории
  10. МИЗЕС Людвиг фон
  11. СОДЕРЖАНИЕ