>>

Предисловие

8 мая 1945 г. представители верховного главнокомандования вермахта подписали в Берлине акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Так плачевно и позорно для германских империалистов закончилась развязанная ими вторая мировая война.

Нелегок был путь народов к этой исторической победе над темными силами фашизма.

Первый период войны ознаменовался крупными ьоен- ными успехами войск фашистской Германии. Они прошли триумфальным маршем по многим капиталистическим странам континентальной Европы и без труда захватил^ их. Но как только вермахт повернул против первого социалистического государства — Советского Союза, война при-няла совсем иной оборот. 22 июня 1941 г. стал для гитлеровцев первым днем невиданного поражения. Из гигантских битв и сражений против полчищ германского фашизма советский народ, руководимый Коммунистической партией, вышел победителем. Он не только отстоял свою честь, свободу и независимость, завоевания Октября, но и внес решающий вклад в освобождение народов Европы от фашистского ярма, спасение мировой цивилизации от коричневой чумы.

Перед нападением на Советский Союз германскому фашизму удалось завоевать и подчинить почти все капиталистические страны Европы. Он получил возможность использовать их громадные промышленные и людские ресурсы в агрессивных целях. Располагая таким мощным экономическим потенциалом, гитлеровцы смогли до предела насытить вермахт вооружением и боевой техникой. Немецко-фашистские войска были полностью отмобилизованы и развернуты у границ Советского Союза. Они имели большой боевой опыт. Советским Вооруженным Силам пришлось один на один столкнуться с самой сильной армией капиталистического мира.

Нараставшая военная угроза на Западе заставила Советский Союз ускорить проведение целого комплекса военно-экономических и военно- стратегических мероприятий по повышению обороноспособности страны.

В предвоенные годы были заложены основы будущих побед советского народа. В третьем пятилетнем плане (1938—1942 гг.) особое внимание было обращено на более эффективное развитие тяжелой и оборонной промышленности, создание крупных государственных резервов. На востоке Советского Союза развертывалась мощная военно-промышленная база. За три предвоенных года третьей пятилетки ежегодный прирост продукции всей промышленности составил в среднем 13, а оборонной — 39 процентов. Ассигнования на военные нужды достигли в 1939 г.— 25,G, в 1940 г.— 32,6 и в 1941 г.— 43,4 процента государственного бюджета. В эти годы Коммунистическая партия и Советское правительство направили огромные усилия на укрепление и совершенствование Советских Вооруженных Сил. В сентябре 1939 г. была введена всеобщая воинская повинность. За два с половиной довоенных года численность Красной Армии возросла почти втрое, было вновь сформировано 125 дивизий. Принимались и другие меры по повышению уровня боеспособности и боеготовности Красной Армии.

Социально-экономические завоевания предвоенных пятилеток, идейно- политическое единство советского общества, выкованное в ходе строи- тсльства социализма, стали основой успехов советского народа в тяжелых боях с вермахтом, позволили ему преодолеть суровые испытания начала войны.

Вторгшиеся на советскую землю войска вермахта натолкнулись на такое сильное сопротивление, какого им до того не оказывала ни одна капиталистическая армия. Гитлеровским генералам и их войскам с первых же месяцев войны пришлось убедиться в военном мастерстве и высоком мужестве защитников Брестской крепости, Смоленска, Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя. Фельдмаршал Кюхлер на докладе в ставке Гитлера в феврале 1942 г. в изумлении говорил о стойкости советских воинов: «Они сражаются до последнего дыхания...»

Все расчеты гитлеровского командования при планировании операции «Барбаросса» покоились на идее молниеносного сокрушения Советского Союза в течение 1941 г. Для него было важно добиться этой цели еще до того, как Англия соберется с силами после поражения англо-французского блока и капитуляции Франции, а Соединенные Штаты развернут свой военный потенциал для борьбы с Германией.

Тем самым нацистские стратеги надеялись избежать войны на два фронта.

Однако планы покончить с Советским Союзом одним стратегическим усилием оказались полностью несостоятельными. В войне против социалистического государства гитлеровское руководство столкнулось с совершенно новым, не предвиденным им явлением: вооруженные силы фашистской Германии, использовавшей ресурсы почти всей капи-талистической Европы, были неспособны не только одержать победу, но и избежать поражения на одном советско-германском фронте в единоборстве с Красной Армией.

Уже в битве под Москвой Красная Армия поставила крест на фашистской стратегии «блицкрига». Трудно переоценить все значение этой битвы для последующего хода второй мировой войны. Реальностью стало то, чего больше всего опасалось гитлеровское руководство,— война приняла затяжной характер, стратегическая инициатива начала ускользать из его рук, фронт борьбы против Германии стал расширяться, объединив Советский Союз, Англию, Соединенные Штаты и народы оккупированных стран. «...Уже начальный период войны показал,—говорится в тезисах ЦК КПСС к пятидесятилетию Октябрьской революции,— что военная авантюра гитлеровцев обречена на провал. Разгром немцев под Москвой явился началом коренного поворота в ходе войны. Окончательно был похоронен гитлеровский план «блицкрига»; перед всем миром была развенчана фальшивая легенда о «непобедимости» гитлеровской армии» .

Начальник штаба оперативного руководства ОКВ генерал йодль признался после войны, 15 мая 1945 г., что «когда разразилась катастрофа зимы 1941/1942 г.», у Гитлера появилось сомнение, удастся ли после нее «вообще добиться победы» .

Новая попытка германского командования вывести Советский Союз из войны в 1942 г., пока борьба на два фронта не стала реальностью, окончилась полным провалом и небывалым поражением на Волге. Достигнув кульминации в своих территориальных завоеваниях, вермахт начал под натиском советских войск движение вспять. «В оперативном отношении война была проиграна с 1942 г.»,— констатируют составители дневника ОКВ .

Если до конца 1941 г. немецко-фашистская армия вела наступление на фронте от Черного до Баренцева моря протяженностью в 3000 км, а в 1942 г. она смогла наступать лишь на южном крыле фронта шириною в 850 км, то в 1943 г. ей оказалось под силу подготовить наступательную операцию против Курского выступа на участке фронта всего лишь около 300 км, но и она провалилась, едва начавшись. Это очень показательно для убыли мощи вооруженных сил Германии под нараставшими ударами Красной Армии.

На протяжении трех лет, с июня 1941 г. по июнь 1944 г., Советский Союз, ведя фактически один на один ожесточенную борьбу с главными силами фашистской Германии, не только остановил гитлеровскую, агрессию, осуществил коренной перелом во второй мировой войне, но и развернул невиданное по своим масштабам наступление. Стратегические планы германских милитаристов рухнули.

В течение всей войны советско-германский фронт приковывал к себе главное внимание гитлеровского руководства и основную массу сил и средств фашистской Германии. До середины 1944 г. на действующих фронтах англо-американских войск в Северной Африке, а затем в Италии находилось от 1 до 6,2 процента общего состава сухопутных войск Германии, в то время как на советско-германском фронте действовало от 62 до 76 процентов этих войск. Но и после открытия второго фронта в Западной Европе германское командование вынуждено было держать против Красной Армии свои главные силы и непрерывно укреплять со-ветско-германский фронт.

Если фашистская Германия с началом войны бросила против Советского Союза 152 дивизии и две бригады без учета войск ее сателлитов, то в ходе войны на советско-германский фронт было дополнительно переброшено с других театров военных действий, сформировано и введено в бой 434 немецких дивизии. Несмотря на эти громадные силы, исполь-зованные против Красной Армии, германское командование не смогло избежать полной военной катастрофы.

Золотыми страницами в летопись борьбы советского народа против фашистских захватчиков вошли крупнейшие операции Советских Вооруженных Сил под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, сражение за Днепр, на Правобережной Украине, под Ленинградом, в Белоруссии, Прибалтике и другие.

Венцом советского военного искусства стала Берлинская операция, завершившая войну против фашистской Германии.

Великая Отечественная война со всей убедительностью выявила моральные, политические, экономические и военные преимущества социалистической системы. Ни одно капиталистическое государство не вынесло бы таких испытаний, которые выпали во время войны на долю советского народа и его Вооруженных Сил. Потребовались невиданная стойкость духа, огромная организаторская и вдохновляющая деятельность Коммунистической партии, чтобы противостоять колоссальному натиску противника, остановить его стремительное движение в глубь нашей территории, осуществить перестройку всей жизни страны на военный лад, подготовить разгром фашистских агрессоров.

Война подтвердила пророческие слова В. И. Ленина, что «никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми, благами культуры, всеми созданиями человеческого труда» .

Советскому народу под руководством Коммунистической партии уже в ходе войны в крайне тяжелых условиях удалось в кратчайший срок наладить в широких масштабах производство военной продукции, необходимой для полного снабжения Вооруженных Сил. Перевод про- мышленности на военное производство занял несколько месяцев,. .а перестройка всей экономики применительно к нуждам войны — меньше года. Это был беспримерный в мировой истории подвиг советского народа.

Великая Отечественная война показала, что преимущества- общественной системы социализма, ее экономические и организационные возможности, морально-политическое единство советского общества, советский патриотизм и пролетарский интернационализм, дружба народов СССР, их сплоченность вокруг Коммунистической партии, беспримерный героизм и мужество Красной Армии, военное искусство ее командного состава стали главными факторами, определившими победу советского народа в Великой Отечественной войне.

«Схватка с опаснейшим врагом человечества — гитлеровским фашизмом — наглядно продемонстрировала, что советские народы только в союзе, общими силами могут отстоять свою свободу и независимость, свои революционные завоевания»5,

В войне против фашистской Германии ярко проявилось превосходство советской военной стратегии над стратегией германского фашизма. «Окружение и разгром многотысячных армий противника, — говорил Л. И. Брежнев,— глубокие охваты и рейды в тыл, искусная координация и взаимодействие различных родов войск, осуществлявшиеся в ходе Отечественной войны, явились непревзойденными образцами военного искусства наших прославленных маршалов, генералов и адмиралов»6.

Разгром фашистской Германии был осуществлен совместными усилиями многих народов. Значительный вклад в завоевание победы над фашизмом внесли народы США, Англии, Франции и других : союзных стран по антигитлеровской коалиции. С захватчиками мужественно сра-жались войска Польши, Чехословакии, Югославии, Албании, а в конце войны — Болгарии и Румынии. Самоотверженно действовали , в тылу врага участники движения Сопротивления. Но решающую роль в разгроме гитлеровской военной машины сыграл советский народ,, его героическая армия.

Советские Вооруженные Силы, выполняя свой интернациональный долг в боевом содружестве с патриотическими силами оккупированных стран, освободили от немецко-фашистских захватчиков Польшу, Чехословакию, восточные районы Югославии. При поддержке внутренних анти-фашистских сил Красная Армия принесла свободу народам Болгарии, Венгрии, Румынии, а также освободила большую часть Австрии, северные районы Норвегии, датский остров Борнхольм. От фашистского господства был избавлен и немецкий народ.

Так под ударами вооруженных сил стран антифашистской коалиции и в первую очередь СССР рухнула вся государственная система нацистского господства. Германский фашизм потерпел сокрушительное поражение в сфере политики, стратегии, экономики и идеологии.

Закономерность банкротства стратегии германского фашизма была обусловлена прежде всего резким несоответствием и противоречием между необъятными завоевательными планами правящих кругов фашистской Германии и наличными возможностями — особенно материальными и политическими — для их осуществления. Правители «третьей империи» предали забвению важнейшую заповедь их соотечественника Клаузевица, что политика должна ставить перед стратегией цели, строго соответствующие реальным возможностям их достижения. Пренебрежение этим главнейшим правилом политического и стратегического руководства лежало в основе авантюризма германского фашизма и милитаризма.

Фашистская государственная система покоилась на порочных, человеконенавистнических идеях. Расовая теория и практика «господ и ра-

* «О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик». Постановление ЦК КПСС. М„ 1972, стр. 12—13.

6 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. I. М., 1970, стр. 13-1.

бов»— это страшное порождение империалистического вандализма XX в.— не могли' служить сколько-нибудь надежной политической основой гитлеровского режима и его внешней политики. Они пришли в непримиримое противоречие с интересами народов Европы и других континентов, с требованиями прогресса человечества. Варварская идейная платформа фашизма, его завоевательная программа, антикоммунизм, агрессивность и жестокость, ставка на насилие порождали все новых и новых врагов Германии. Это чрезвычайно ограничило возможности гитлеровской стратегии.

Система стратегического руководства фашистской Германии, основанная на принципе совмещения всей политической власти и полководческой деятельности в руках одного диктатора, открыла самый широкий простор для волюнтаристских, оторванных от жизни решений, для произвола в области стратегии. Задуманная германскими милитаристами как эффективное и решающее средство достижения успеха в вооруженной борьбе, она со временем приобрела самые уродливые формы. В ходе войны Гитлер все больше и больше концентрировал власть в своих ру-ках.- Страдая патологической манией величия, безграничным самомнением и властолюбием, проникнутый мистической верой в свою «миссию», он возомнил, что перед его кликой нет преград. В декабре 1941 г. в дополнение к функциям «вождя германского народа и верховного главнокомандующего» он принял на себя еще командование сухопутными войсками. Вместе с тем гитлеровское стратегическое руководство вермахтом все более выливалось в мелочную опеку войск, подчас до полков и батальонов включительно, со стороны верховной ставки, что стояло в вопиющем противоречии с элементарными принципами управле-ния вооруженными силами. Это наглядно видно из публикуемых стенографических записей совещаний в ставке вермахта.

При всем влиянии Гитлера на определение фашистской стратегии и руководство вооруженной борьбой было бы ошибкой умалять роль в этом германского генералитета. Все стратегические планы фашистской Германии, направленные на завоевание и порабощение европейских народов, коллективно разрабатывались и осуществлялись руководящими органами вермахта, в первую очередь штабом верховного главнокомандования, главнокомандованиями сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил. Крупную роль в этом играли штабы групп армий. Все это очень отчетливо прослеживается ниже на примере планирования и ведения операции «Барбаросса».

Следовательно, рычагами нацистской агрессии управляли такие представители германского генералитета, как Кейтель, Йодль и Варлимонт (ОКВ), Браухич, Гальдер, Цейтцлер, Гудериан (ОКХ), Геринг, Ешоннек, Кессельринг и Мильх (ОКЛ), Редер, Дениц, Фрике (ОКМ), Бок, Клюге, Лееб, Кюхлер, Вейхс, Рундштедт, Манштейн, Рейхенау, Роммель, Модель, руководившие операциями групп армий, и другие гитлеровские маршалы и генералы.

Одной из самых характерных особенностей гитлеровского стратегического руководства было отсутствие чувства реальности, недооценка сил и боевых качеств противника. Это самым пагубным образом отразилось на стратегии фашистской Германии. Сказать, что противник силен, умен, искусен, считалось в вермахте чуть ли не пораженчеством. Необъективность, предвзятость, чванливость при оценке сил и бЪевых возможностей Красной Армии стали одной, из важнейших причин тяжелых катастроф немецко-фашистских войск. Парадоксально, что на протяжении двух лет войны против Советского Союза германское командование не могло избавиться от этой мании величия. Лишь после Курской битвы оно стало более трезво смотреть на вещи.

Система стратегического руководства вермахта, построенная на авторитете одной личности, породила уродливую проблему престижа.

Честолюбивые интересы «фюрера» отождествлялись с государственными интересами Германии. Это привело к тому, что многие важные стратегические решения принимались в угоду личной амбиции Гитлера, хотя они были заведомо нецелесообразны с военной и политической точки зрения и требовали необоснованных издержек людских сил и материальных средств.

В конечном счете организация гитлеровского стратегического руководства принесла самим правящим кругам фашистской Германии крупнейшие неудачи и глубокие разочарования. Это особенно ярко проявилось после сокрушительного разгрома вермахта под Сталинградом, а затем под Курском, когда гитлеровская стратегия окончательно зашла в тупик и некоторым представителям немецких монополистических и милитаристских кругов стало ясно, что поражение Германии неизбежно. Спасение своего господства они стали видеть в скорейшем выходе из войны с помощью не военных, а иных средств, в первую очередь заключения перемирия с западными державами на сносных условиях. Но на пути к этому непреодолимым барьером стоял Гитлер и его клика. Пока он находился у власти, добиться перемирия не представлялось возможным, ибо правящие круги западных держав не шли с ним ни на какие переговоры. Однако устранить его легальным способом было уже нельзя. Оппозиционные группы и представляемые ими силы были беспомощны перед его всесилием, подпираемым колоссальным государственным аппаратом и освященным многолетней пропагандой Геббельса. Неудачное покушение на Гитлера 20 июля 1944 г. было попыткой выйти из этого положения. После него фашистская Германия со все возрастающей скоростью катилась по наклонной плоскости к своей гибели. Германский империализм, его наиболее реакционные и агрессивные силы до конца связали себя с фашистской системой, которая была их порождением.

Таким образом, даже с точки зрения классовых интересов германского империализма организация государственного руководства, сложившаяся в фашистской Германии, далеко не оправдала себя. Тотальная централизация власти, рассматривавшаяся как важнейшая предпосылка успеха в войне, была доведена до абсурда. Преимущества, которые она давала милитаристским кругам в распределении и использовании всех ресурсов и сил народа, в принятии быстрых решений, не зависящих ни от каких общественных институтов, в террористическом подавлении любой оппозиции и подобных действиях, сводились на нет присущими ей неизмеримо большими пороками.

Этот плачевный опыт был учтен и обобщен в западногерманской литературе. Так, Ф. Хосбах в своем труде «Развитие органов военного руководства армии в Бранденбурге, Пруссии и Германской империи с 1655 по 1945 г.» писал: «С объединением политической и военной власти в лице Гитлера в одних руках снова были сосредоточены неограниченные командные полномочия во всех сферах военно-политической дея-тельности и в таких масштабах, в каких они были оправданы только в более простых и ограниченных условиях абсолютизма XVIII в.... Но ход истории после эпохи Наполеона с величайшей убедительностью показал, что никакой человеческий гений не способен длительное время с успехом объединять в своих руках все руководство государством и вооруженными силами великого народа. Самоучка Гитлер пренебрег этим выводом, поддавшись искушению взять на себя тяжелую обязанность полководца современных вооруженных сил, не имея даже опыта и настоящей подготовки в области военного искусства. Тем самым он лишил себя способности производить, находясь на вершине государственного аппарата, необходимое согласование политических требований и целей с военными возможностями»

7 F. Hossbach. Die Entwicklung des Oberbefehls fiber das Heer in Brandenburg, Preus- sen und im Deutschen Reich von 1655 bis 1945. Wiirzburg, 1957, S. 121.

Исследуя социальные причины и условия появления бонапартистской диктатуры во Франции в середине прошлого века, К. Маркс писал, что в этой стране «...исполнительная власть имеет в своем распоряжении более чем полумиллионную армию чиновников, т. е. постоянно держит в самой безусловной зависимости от себя огромную массу интересов и лиц, где государство опутывает, контролирует, направляет, держит под своим надзором и опекает гражданское общество, начиная с самых крупных и кончая самыми ничтожными проявлениями его жизни, начиная с его самых общих форм существования и кончая частными существованиями отдельных индивидов, где этот паразитический организм вследствие необычайной централизации стал вездесущим, всеведущим и приобрел повышенную эластичность и подвижность, которые находят себе параллель лишь в беспомощной несамостоятельности, рыхлости и бесформенности действительного общественного организма... Но материальный интерес французской буржуазии теснейшим образом сплетается с сохранением этой обширной и широко разветвленной государст-венной машины. Сюда сбывает она свое излишнее население и пополняет в форме казенного жалованья то, чего она не смогла заполучить в форме прибыли, процентов, ренты и гонораров. С другой стороны, политический интерес буржуазии заставлял ее с каждым днем все более усиливать репрессии, т. е. ежедневно увеличивать средства и личный состав государственной власти, и в то же время вести непрерывную войну против общественного мнения и из недоверия калечить и парализовать самостоятельные органы общественного движения, если ей не удавалось их целиком ампутировать. Таким образом, классовое положение французской буржуазии заставляло ее, с одной стороны, уничтожать условия существования всякой, а следовательно, и своей собственной, парламентской власти, а с другой стороны, делать неодолимой враждебную ей исполнительную власть» .

В условиях государственно-монополистического капитализма эти тенденции приобрели несравненно большую силу, более глубокие и ги-бельные социальные последствия. Это очень ярко продемонстрировал опыт фашистской Германии.

Буржуазная историография уделила очень много внимания исследованию причин поражений, крупнейших стратегических просчетов коман-дования вермахта. В первое послевоенное десятилетие она связывала эти причины главным образом с субъективными факторами — ошибками и просчетами одного Гитлера, с его дилетантизмом в вопросах стратегии, особенностями его личности и пр. Это антинаучное истолкование явлений истории имело своим назначением оправдание правящих кругов Германии, снятие с них ответственности за постигшую Германию военную катастрофу.

По мере накапливания фактов, исторического материала все более вырисовывалась несостоятельность легенды о единоличной ответственности Гитлера за поражения. Некоторые буржуазные историки вынуждены были пересмотреть эти взгляды. Так, Г. Улиг писал: «Было бы не только неисторично и неправдоподобно, но и опасно превращать Гитлера в единственного козла отпущения, приписывать ему, кроме постоянной инициативы и самой тяжелой ответственности за решения в последней инстанции, еще и всю вину за ошибки, приведшие к катастрофе на Востоке, как это часто делалось по понятным причинам "после 1945 г. Если рассуждать так, то, к примеру, получается, что только военные специалисты одерживали для него победу, а он один терпел лишь поражения. Иными словами, это означает: без Гитлера и эта война была бы выиграна. Подобный взгляд понятен психологически, но он не выдерживает критики с точки зрения истинного положения вещей. Разве Гитлер смог бы планировать и вести эту гигантскую, вначале протекавшую успешно войну с людьми, стоявшими" якобы в тайной или явной оппозиции к нему, с людьми, которые, обладая всей дальновидностью, неохотно подчинялись ему, чтобы «предотвратить худшее»? ... А тем, кто пытается оправдать свое послушание аргументом, что они якобы всегда были против Гитлера, но, руководствуясь интересами фронта, не могли подать в отставку, можно возразить следующее: со стратегической точки зрения нет ничего хуже, чем променять свои принципиальные позиции относительно ведения войны на ложную линию, зная заведомо, что она приведет к поражению. Кто так поступает, совершает, по мнению Наполеона, не только военную глупость, но и преступление»

Германские милитаристы наравне с Гитлером и другими нацистскими деятелями несут прямую ответственность за все просчеты и провалы фашистской стратегии, за преступления, совершенные против народов Европы. Это они формировали мнение своего «фюрера», готовили ему материалы для его пресловутых директив и приказов. Это они вдохновляли сумасбродные, авантюристические планы Гитлера. Это они не пожелали воспротивиться заведомо безрассудным и преступным решениям.

Гитлера и его клику нельзя рассматривать вне конкретно-исторических социальных условий Германии, породивших чудовищную машину мацистского господства, вне среды, из которой они поднялись, изолированно от сил, возвысивших и поддерживавших их, но не предвидевших, к каким плачевным для них самих результатам это приведет. Грабитель-ские планы и преступные деяния нацистов навсегда останутся на черной совести германского империализма.

Публикуемые в этом томе материалы с необычайной яркостью показывают эволюцию гитлеровской стратегии от эффектных побед в войне против капиталистических стран Европы к тяжелым поражениям и полному банкротству в борьбе против советского народа, который своими ратными и трудовыми подвигами перечеркнул все захватнические планы германского фашизма.

| >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме Предисловие:

  1. Йозеф Шумпетер. "Капитализм, социализм и демократия" > Предисловие ко второму изданию, 1946 г.
  2. Декарт ПИСЬМО АВТОРА К ФРАНЦУЗСКОМУ ПЕРЕВОДЧИКУ «ПЕРВОНАЧАЛ ФИЛОСОФИИ», УМЕСТНОЕ ЗДЕСЬ КАК ПРЕДИСЛОВИЕ 2  
  3.   Предисловие [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»]
  4. М. ГРИГОРЬЯН ПРЕДИСЛОВИЕ к первому изданию собрания сочинений
  5. ПРИМЕЧАНИЯ. УКАЗАТЕЛИ ПРИМЕЧАНИЯ [**************************************************] Предисловие
  6. Предисловие к первому изданию
  7. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ИСКУССТВА К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ (ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ)
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ.
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -