<<
>>

Логика и система философии.

Краткое изложение логики Гегеля вполне достаточно для целей нашей работы. Полное представление о предмете какой-либо науки можно составить только на основании знания ее содержания.

Заранее можно дать только предварительную характеристику, определить общие контуры предмета науки. «Философия лишена того преимущества, которым обладают другие науки. Она не может исходить из предпосылки, что ее предметы непосредственно признаны представлением и что ее метод познания в отношении исходного пункта и дальнейшего развития заранее определен»[104] [105].

И если Гегель все же старается определить предмет, задачи и структуру философии вообще и, в частности, логики, то он там же указывает, что «указанное здесь разделение логики, как и все данные выше разъяснения о мышлении, должно рассматриваться лишь как предвосхищение, и их оправдание или доказательство может получиться лишь из подробного рассмотрения самой мысли»[106].

Аналогичное положение мы имели в «Феноменологии»: основное положение Гегеля о том, что истинное нужно понять не только как субстанцию, но и как субъект, было оправдано изложением всей системы «Феноменологии». В системе философии, в частности в системе логики, нет ничего непосредственно данного: непосредственное в действительности оказывается опосредствованным целым рядом моментов. Поэтому положения, которые выставлены в начале логики о предмете, о значении этой науки, о структуре, об ее отношении к системе философии в целом, опосредствованы всем развитием логической идеи, более того, развитием абсолютного духа.

«Феноменология духа» показала путь развития сознания; последний этап в развитии сознания представляет собой дух как абсолютное знание: адекватная форма духа на этой ступени — понятие. Таким образом, содержание духа на последнем этапе развития представляет собой абсолютное знание, науку, формой же является понятие. Это та точка, с которой начинается новая система философии и ее первая часть — наука логики.

Мы уже знаем, что «Феноменология» сняла различие между субъективным и объективным: субъект оказался единственным объектом, а объект в своей сущности субъектом; она сняла различие между достоверностью и истинностью, так как достоверность сознания совпала с предметом как с истинностью, а истинность в абсолютном знании оказалась достоверностью себя самой; она сняла различие между для-себя- бытием и бытием для другого, так как то, что было бытием для другого, оказалось самостью; она сняла различие между предметом и понятием, так как оказалось, что сущность предмета есть понятие, а понятие есть единственно действительный предмет. Развитие достигло понятия, где мысль находится в своем собственном царстве: оно знает «другое» как свое собственное царство и себя как единственную реальность чистой мысли.

Этим «преодолевается» обычное представление, согласно которому мысль является только субъективной; конечно, мысль обладает и субъективным значением, но ее субъектив-

іюе значение в то же время есть ее объективное значение: мысль представляет собой сущность вещей, более того, общую сущность духа1. Дуализм мысли и предмета характерен для кантовской философии. В действительности же их тождество уже установлено. Чистая мысль как действительная сущность вещей — основное понятие логики, так как логика іі есть наука о чистой мысли.

ч/ Логика всегда была наукой о мышлении. Созданная Аристотелем логика, основные законы которой претендовали быть основными законами бытия и мышления, превратилась с течением времени в науку о формах мышления. Логика Пор-Рояля дала образец будущим поколениям, и даже Кант, несмотря на созданную им трансцендентальную логику, последовал этому образцу.

Гегель стремится реформировать логику: если логика, начиная с Аристотеля, не сделала ни одного шага вперед, если она осталась такой, какой она вышла из рук Аристотеля, то тем более она нуждается в основательной переработке. Развитие духа должно было создать более высокое и глубокое представление о своем мышлении, о чистой сущности мысли.

Старая логика, полагает Гегель, строилась на определенном предположении, именно что содержание познания и его форма не только различны, но и оторваны друг от друга. Предполагалось, что материал познания существует вне мысли, как нечто готовое, и что мысль сама по себе пуста. Форма мысли, как нечто пустое, соединяется с материалом и им наполняется. Только таким образом возникает содержание и этим самым и действительное познание. И кантовская трансцендентальная логика стояла на этой точке зрения: ведь и она считала формы мысли пустыми, ведь и она доказывала, что материал не зависит от форм. Но в кантовской логике есть еще один момент, на который обращает внимание Гегель: формы мысли не приложимы к вещам в себе. Но «это може г иметь только тот смысл, что эти формы суть в самих себе нечто неистинное»[107] [108].

Новая логика, которую строит Гегель, — предметная логика; но предмет в своей сущности — понятие, чистая мысль. Поэтому логика, которая является наукой о мысли, в то же время является наукой о бытии; она не только логика, но и онтология. Наука логики представляет собой подлинную метафизику, или спекулятивную философию. Мысль, с которой Гегель отождествляет предмет, бытие, — не субъективная мысль, а объективная, это — объективная идея, которая сама гю себе есть абсолютный дух.

Абсолют—предмет всей системы философии, но он также предмет логики. Не совпадает ли логика с системой философии? Кроме того: логика — наука об абсолюте, которая является чистой мыслью; но логика в то же время представляет ведь науку о формах нашей, человеческой мысли. Какова связь между нашей мыслью и абсолютом как абсолютной мыслью? Рассмотрим сперва второй вопрос. Логика — паука об абсолютном; абсолютное есть мысль, есть разум. Единственно действительное есть разум. То, что действительно, — это именно разум в мире и только разум является действительным. Разум как абсолют или абсолютный дух достигает самосознания только в человеческом сознании. Вне конечного сознания абсолют вовсе не обладает сознанием. Самосознательной мыслью он обладает только в нашем, конечном сознании.

Так как целью абсолюта является самопознание и так как он эту цель не может осуществить вне человеческого сознания, то человек и его сознание являются необходимыми средствами для достижения своей цели. Абсолютный дух мыслит в человеке, с помощью человека. Поэтому логика мышления человека — конечного духа — и логика абсолютного духа принципиально тождественны; другими словами: логика мышления конечного духа и логика действительности совпадают.

Что касается другого вопроса, который мы поставили, — именно, не совпадает ли система логики с системой философии, — он представляется нам более сложным. Подробно вопрос о соотношении отдельных частей системы, о замысле Гегеля и о выполнении этого замысла мы рассмотрим позднее, при критической оценке всей системы этой философиц. Теперь кратко ответим на этот вопрос. Если логика — наука об абсолютном, разуме, а последний является единственно подлинной действительностью, то логика должна растворить в себе все остальные науки; недаром всю философскую систему Гегеля назвали панлогизмом. Но тогда какой смысл имеет говорить о реальных науках философии, какой смысл имеет создавать философию природы и философию духа? Недостаточно указания на то, что эти философские науки представляют собой «прикладную» логику. Нужно точнее определить связь, отношение между логикой и остальными философскими науками; этим и содержание самой логики будет определено однозначно.

В философии Гегеля абсолют выступает под разными [109] именами. Под этими именами подразумевается одно и то же. Абсолютное — субъект, который вместе с тем и объект.

Он выступает не как индифферентное тождество Шеллинга, оторванное от процесса развития. Абсолютное как субъект-объект осуществляется в процессе развития. Вначале оно лишено самосознания, оно представляет собой логическую идею; логическая идея — это абсолютный дух в себе; абсолютный дух — это логическая идея в себе и для себя.

Идея в себе — предмет науки логики; идея в себе и для себя — последнее звено в процессе развития абсолютного — предмет философии духа; идея в своем инобытии — предмет философии природы. Поэтому, правда, логика имеет предметом изучения абсолютную идею, абсолютный разум, а это последнее представляет собой единственно подлинную действительность; она все же не может исчерпать всю систему философии, так как она рассматривает развитие абсолютного в моменте an sich." Остаются и другие философские науки, которые рассматривают абсолютное в других его формах.

Но и это не дает окончательного ответа на наш вопрос. Логика — наука об идее, поскольку она существует в себе, философия природы — наука об идее в ее инобытии, философия духа — наука об идее, которая «возвратилась в себя» и существует для себя. Но логическая идея — проявление абсолютного, так же как и природа и дух. В каком отношении находятся эти три ступени проявления абсолютного? Мы убедимся в дальнейшем, что Гегель не смог решить этой проблемы. Обычно, популярно излагая систему философии Гегеля, пишут, что абсолютное проявляется и развивается прежде как логическая идея, потом как природа и, наконец, познает себя как абсолютный дух: абсолютное проходит эти ступени одну за другой.

Но, с точки зрения Гегеля, абсолютное не существует оторванно от природы и конечного духа, до них, раньше них. То обстоятельство, что временной ряд вклинивается в развитие абсолютного и «прежде» и «потом» изменяют смысл и логическое получает значение временного, противоречит замыслу Гегеля. То, что хочет сказать Гегель, заключается в следующем: абсолютное существует в различных формах; ни одна из этих форм не выражает всю сущность абсолютного: отдельные формы существования абсолютного — только моменты, стороны абсолютного. Абсолютный дух — в конце системы — представляет собой диалектическое единство всех своих моментов; отдельно взятые моменты в их самостоятельности представляют собой абстракции. Логика- наука об одном из этих моментов абсолютного. Логическая идея, развитие которой излагает логика, есть история абсолютного, если можно так выразиться, в одном измерении, в 98

97

одной форме: это измерение -- чистая мысль. Так как абсолютное есть мысль, разум, существующая мысль (das seiende Denken) не ограничена объектом, оно — бесконечная мысль (das unendliche Denken). Поэтому логика — наука о бесконечной мысли в стихии чистой мысли. Чистая мысль, абсолютное, бог и т. д. — пустые слова, если они не будут показаны в их осуществлении. Осуществление заключается в самоопределении. Абсолютное -- это абсолютный субъект, осуществление которого заключается в предицировании самого себя самим собой. Предикаты представляют собой категории. Поэтому развитие абсолютного в элементе чистой мысли представляется в форме развертывания категорий. Логика, таким образом, является наукой о категориях, если только категории рассматриваются в процессе развития. Категории чистой мысли вот то царство, которое рассматривает логика. Чистая мысль есть проявление абсолютного, только одна форма его существования. Если теперь вспомним, что абсолютное, с точки зрения Гегеля, — это, в конечном счете, бог, станет понятным и определение логики: «Логику согласно этому следует понимать как систему чистого разума, как: царство чистой мысли. Это царство есть истина, какова она без покровов в себе и для себя самой. Можно поэтому выразиться так: это содержание есть изображение бога, каков он есть в с в о ей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то нм было конечного духа»[110].

Абсолют — бог — не существует до природы и конечного духа; поэтому «изображение» бога до «сотворения» природы и человека — одностороннее изображение; абсолют не обладает подлинной действительностью: поэтому категории как предикаты абсолютного в их диалектическом развитии представляют собой тени: логика изучает царство теней, на это царство — основа всей действительности и поэтому всей науки об этой действительности, «...различия между отдельными философскими науками суть лишь определения самой идеи, и лишь она одна проявляется в этих различных элементах. В природе мы ничего не познаем другого, кроме идеи, на идея существует здесь в форме отчуждения, внешнего обнаружения, точно так же как в духе эта же самая идея есть сущая для себя и становящаяся в себе и для себя».

Философские науки ставят себе целью открыть логические формы в произведениях природы и духа; все эти произведения должны представлять собой своеобразные выражения формы мысли. Поэтому в системе философии отдельным философским наукам должна предшествовать наука о «царстве теней»; философия природы и философия духа должны представить «картину» абсолютного в отдельных формах его существования. Эти формы должны быть реализацией царства теней.

Система категорий, развернутая в логике, должна дать линию развития и осуществления подлинной действительности. Все это можно выразить, сказав, что система категорий, данная в логике, представляет собой «план» реализации абсолютного или еще, что логика дает логическую «предысторию» развития природы и духа.

Эта предварительная характеристика логики и ее предмета, ее отношения к остальным частям системы пока вполне достаточна для наших целей. Подробный анализ этих проблем будет дан в дальнейшем, в соответствующей главе. Краткое содержание гегелевской логики послужит основанием, на которое будет опираться наше дальнейшее исследование.

10.

<< | >>
Источник: БАКРАДЗЕ К.С.. ИЗБРАННЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТРУДЫ II. 1973

Еще по теме Логика и система философии.:

  1. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  2.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  3. Научное мировоззрение и философия  
  4. ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ КАК ИСТОРИК ФИЛОСОФИИ
  5. к ИСТОРИИ ПРОБЛЕМЫ ГЕНЕЗИСА ФИЛОСОФИИ
  6. Античная философия
  7. § 3. Философия Дж. Сантаяны
  8. Логика
  9. СУБЪЕКТИВНАЯ ЛОГИКА ИЛИ УЧЕНИЕ О ПОНЯТИИ
  10. 3. СИСТЕМА ФИЛОСОФИИ КАНТА. ЗНАЧЕНИЕ ЭСТЕТИКИ