<<
>>

Учение о чувственности и проблема математикикак науки («трансцендентальная эстетика»)

«Трансцендентальной эстетикой» Кант назвал «на-

уку о всех априорных принципах чувственности»

(39. 5. 128), однако действительное содержание этого

раздела «Критики...» шире обозначенного объекта ис-

следования.

Дело не только в том, что фактически

Кант рассматривает здесь и эмпирические элементы

чувственности, но прежде всего в постановке и опреде-

ленном решении основного вопроса философии — об

отношении мышления к бытию, сознания к объектив-

ной реальности.

В самом начале названного раздела Кант утвер-

ждает, что чувственные представления, именуемые им

«созерцаниями», возникают в человеческой чувствен-

ности благодаря «аффицированию» ее (т. е. воздей-

ствию на нее) предметами и вещами, существующими

вне и независимо от нее1. Сама чувственность опреде-

ляется Кантом как «способность (восприимчивость)

получать представления тем способом, каким пред-

меты воздействуют на нас...». В противовес берклиев-

скому идеализму, отрицавшему порождение чув-

ственных восприятий вещами, Кант подчеркивал, что

1 Физиологическую сторону процесса чувственного восприятия

Кант сознательно оставил без рассмотрения, ошибочно полагая,

что оно не имеет никакого значения для гносеологии.

2 В. Н. Кузнецов              33

«созерцание имеет место, только если нам дается

предмет; а это в свою очередь возможно ... лишь бла-

годаря тому, что предмет некоторым образом воздей-

ствует на нашу душу». Существенно добавление Кан-

та, что «посредством чувственности предметы нам

даются, и только она доставляет нам созерцания...».

Указывая затем, что «мыслятся же предметы рассуд-

ком», Кант сразу же обращал внимание на необходи-

мую и в известном смысле базисную роль чувственно-

сти по отношению к познающему мышлению: «Всякое

мышление, однако, должно в конце концов прямо или

косвенно ...

иметь отношение к созерцаниям, стало

быть ... к чувственности, потому что ни один предмет

не может быть нам дан иным способом» (39. 3. 127).

Все эти кантовские характеристики чувственности

сближали его позицию с материалистическим сенсуа-

лизмом. Они содержали, хотя и в недостаточно четкой

форме, принципиально важное утверждение об объек-

тивной реальности (в материалистическом смысле сло-

ва) тех вещей и предметов, которые при воздействии

на человека вызывают в его сознании чувственные

представления. По разъяснению В. И. Ленина, «когда

Кант допускает, что нашим представлениям соответ-

ствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе, — то тут

Кант материалист... Признавая единственным источ-

ником наших знаний опыт, ощущения, Кант направ-

ляет свою философию по линии сенсуализма, а через

сенсуализм, при известных условиях, и материализма»

(2. 18. 206). Эти материалистические моменты в кан-

товской «критической» гносеологии связаны, несом-

ненно, с его материалистическими воззрениями «до-

критического» периода.

Доминирующая установка «трансцендентальной

эстетики», как и других разделов «Критики чистого

разума», является, однако, субъективно-идеалистиче-

ской, хотя и отличной от берклианской, и она далее

последовательно проводится на всем протяжении рас-

сматриваемого раздела. Стремление Канта выделить

в чувственности априорные принципы, трактуемые как

ее упорядочивающие формы, имеет своим следствием

взгляд на чувственный образ предметов как целиком

и полностью сформированный в его содержании чело-

веческим сознанием, тем самым ни в коей мере не от-

ражающим «аффицирующих» его объективных пред-

метов, остающихся для человека непознанными и с не-

34

избежностью непознаваемыми «вещами-в-себе». Вы-

шеупомянутые чувственные образы предметов Кант

называет «явлениями» и утверждает, что только они

выступают предметами научного познания.

Расщепле-

ние действительности на мир объективно существую-

щих, но непознаваемых науками «вещей-в-себе» и мир

существующих лишь в человеческом сознании позна-

ваемых «явлений» — характерная идеалистическо-мета-

физическая дихотомия «критической» философии Кан-

та, абсолютно разрывающей для теоретического ра-

зума сущность и явление. Вырастающий на априо-

ристском основании, субъективный идеализм Канта

оказался неразрывно связанным с агностицизмом

и феноменализмом (которые приняли в его философии

иную форму, чем у Юма). В. И. Ленин отмечал, что

объявляя «вещь в себе непознаваемой, трансцендент-

ной, потусторонней, — Кант выступает как идеалист»

(2. 18. 206).

Процедура выявления априорных форм чувственно-

сти заключалась конкретно в том, что «от представле-

ния о теле» Кант абстрагировал, во-первых, то, что

трактовалось им как рассудочные определения («суб-

станцию, силу, делимость и т. п.»), а во-вторых, то,

что считал принадлежащим к ощущению, или эмпири-

ческому созерцанию («непроницаемость, твердость,

цвет и т. п.»). В результате этого весьма произвольно-

го абстрагирования чувственно воспринимаемый мир

«распредмечивался», из него исчезало само «представ-

ление о теле» и оставались только «две чистые фор-

мы чувственного созерцания как принципы априор-

ного знания, а именно пространство и время...» (39,

5, 128, 129).

<< | >>
Источник: КузнецовВ. Н.. Немецкая классическая философия второй поло-вины XVIII— начала XIX века: Учеб. пособие дляун-тов.-М.: Высш. шк.,1989.-480 с.. 1989

Еще по теме Учение о чувственности и проблема математикикак науки («трансцендентальная эстетика»):

  1. Учение о чувственности и проблема математикикак науки («трансцендентальная эстетика»)