<<
>>

Глава 17. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯСТРУКТУРА ОБЩЕСТВА  

На протяжении последнего десятилетия XX столетия резко возрос интерес к таким специфическим компонентам социальной структуры общества, каковыми являются этносы и нации. В это время изумленному человечеству был преподнесен такой многоцветный букет идей и программ национального и этнического суверенитета, такой всплеск межнациональных конфликтов, что это побудило многих социологов, политологов, публицистов заговорить о «взрыве этничности», об «этническом шоке».
Проявления этого шока весьма разнообразны. Это и широкое распространение неонационализма, нередко принимающего религиозную окраску, что особенно отчетливо выражено в исламском фундаментализме; это и распад таких многонациональных государств, как СССР и Югославия; это и «бракоразводный процесс» чехов и словаков; это и вооруженные конфликты под знаменами гиперэтнизма в бывшей Югославии, в Приднестровье, Таджикистане, Закавказье и на Северном Кавказе; это и требования «этнической чистоты» страны со стороны новоявленной этнократии в Эстонии и Латвии. При общности многих черт, объединяющих такие разнородные процессы, каждый этнонациональный конфликт отличается своим индивидуальным характером, но все они вместе перерастают не только в общеевропейскую, евроазиатскую, айв глобальную проблему современности.
И все-таки, как бы много ни говорили об «этническом шоке» и «ренессансе этничности», более внимательный и вдумчивый анализ убеждает в том, что чаще всего этнонациональные конфликты не проявляются в чистом, дистиллированном виде, а оказываются сопряженными с социальными, государственными, территориальными противоречиями. А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что, во-первых, этнонациональный конфликт, как правило, возникает при расхождении между социально-политическими и этническими компонентами общественного развития, а во-вторых, и это главное, что этнические компоненты органически вплетены в социальную структуру общества. Следовательно, чтобы правильно понять глубинную природу и социальную сущность этничности как специфического социального феномена, необходим не только этнологический, но и социологический подход к этому феномену, позволяющий исследовать и интерпре-
210

тировать этнические и национальные общности как существенные компоненты социальной структуры общества, в органической взаимосвязи с другими его компонентами, будь это белорусы, литовцы, поляки, евреи и т.п. Поэтому этническая, национальная общность должна рассматриваться в контексте системно-струк-урных представлений в качестве одной из социальных групп, находящихся в многообразных взаимодействиях с другими социальными группами и институтами.
Важность и необходимость социологического анализа этносов и наций в терминах социальной стратификации становится тем более обоснованной, что этнические установки и притязания, вырастающие порой до этнического нарциссизма, этноприоритетного национализма, этнического доминирования, этнократии, - начинают преобладать в отношениях между различными социальными группами и государствами в случаях, когда социально-экономические, политические, социокультурные интересы индивидов и групп по тем или иным причинам не могут быть удовлетворены, т.е.
когда общество оказывается в состоянии кризиса. Тогда феномен этничности, имеющий глубокие исторические корни в бессознательных симпатиях и антипатиях, обрядах, традициях, национальной культуре, образе жизни людей, становится сильнодействующим интегрирующим фактором для людей одной национальности, приводит к их сплочению и противостоянию другим этническим группам. Вследствие этого этничность превращается в мощный социальный фактор, противостоящий таким повсеместно признанным критериям социальной стратификации, как доход, образование, власть и т.п., определяющим в своей совокупности социальные позиции индивидов и групп, их место и роль в социальной структуре общества В таких условиях люди одной этнической группы, ощущая себя обделенными в экономическом, политическом, культурном, языковом или другом отношении, объединяются на базе общих им этнических ценностей для того, чтобы попытаться изменить сложившуюся систему социальной стратификации.
Но этничность (или этническая общность) - понятие очень широкое, под него подпадают такие различные этнические группы, как племя, народность, этнос и нация. Поэтому необходимо уяснить, в чем состоят сходства и различия этих этнических образований, которые в процессе исторического развития могут преобразовываться друг в друга в общем процессе перехода от племени к этносу, а от него - к нации.
211

Племя — это такая природно-социалъпая общность людей, которая характерна для первобытнообщинного строя, объединена кровнородственными связями, представляет совокутюстъ двух или нескольких родов, отличается от других племен своей территорией, языком, культурой, религиозными верованиями.
Так, на территории современной Беларуси в IX-X столетиях н.э. проживали восточнославянские племена кривичей, радимичей и дреговичей. Людей того времени объединяли в единое племя кровнородственные связи, проживание на единой территории, наличие общего разговорного диалекта, зачатки политической власти (совет старейшин, племенной вождь), а также общие примитивные религиозные верования - тотемизм, фетишизм и др. Характерна привязка названия племен к особенностям природно-ландшафтной среды их обитания. Например, самая обширная восточнославянская общность того времени- кривичи- расселились на верховьях Волги, Двины и Днепра, на территориях современной Минщины и Смоленщины, для которой характерно чередование множества возвышений и низин и которую вполне логично наши предки назвали «кривой». В отличие от них дреговичи заселяли значительную часть территории вдоль Припяти, где преобладала болотистая местность - «дрыгва».
Развитие экономической жизни, более высокий уровень материальной, духовной культуры и политических отношений приводит к возникновению новой, более развитой и сложной, а вместе с тем и более обширной этнической общности — народности. Для этого процесса характерны вытеснение кровнородственных отношений товарными, социальное расслоение на знать (князья) и остальных соплеменников, замена власти племенного вождя властью князя (Рогволод - у полоцких кривичей, Тур - у дреговичей), создание аппарата для сбора дани и княжеского войска для защиты от вражеских набегов. Народность, в отличие от племени, обладает сформировавшимся надплеменным языком, наличием фольклорной (т.е. народной) культуры в виде сказаний, былин, обрядов, обычаев, институтами власти, для нее характерно социальное расслоение и наличие частнособственнических отношений.
Таким образом, народность - это исторически сложившаяся языковая, территориальная, экономическая и социокультурная общность людей, следующая в прогрессе этнической эволюции за племенем и предшествующая нации. Сложившись еще в эпоху феодализма, некоторые народности существуют поныне не только
212

в развивающихся, но и в индустриально развитых государствах, например, уэльсцы и нормандцы в Великобритании; эвенки, чукчи, нивхи - в России и др. Наиболее крупные из народностей в процессе исторического развития консолидируются в нации.
Племена и народности представляют собой две исторически следующие друг за другом ступени развития этноса. Что же такое этнос?
Под этносом понимается естественно сложившаяся в определенной ландшафтной среде, исторически близкая к формированию изначальной социокультурной специфики человека как социального существа, общность, базирующаяся на общих для нее специфических архетипах - подсознательных коллективных представлениях о добре и зле, самобытных обычаях и культурных традициях, обусловливающих жесткое разделение окружающих людей на «своих» и «чужих». Как подчеркивает А.С. Ахиезер, этнос представляет собой форму .жесткой внутренней интеграции, в основе которой лежит представление о том, что все общности вне «мы» - нечто чуждое, несущее в себе абсолютную реальную и потенциальную враждебность людям, т.е. членам данного этноса. Практически это означает, что исторически исходным отношением между этносами является господство конфликта, преобладание взаимоотталкивания, возможно, взаимоистрсбления (2; 79).
С точки зрения известного исследователя этногенеза Л.Н. Гумилева, этнос необходимо рассматривать как динамическую целостную систему, включающую в себя не только людей, но и элементы ландшафта, культурную традицию и взаимосвязи с соседями. У этой системы существует целый ряд отличительных признаков, три из которых являются определяющими.
  1. Этнос - это «явление, лежащее на границе биосферы и со-
    циосферы».
  2. Этнос как система «постоянно обменивается с окружаю
    щей средой энергией и энтропией, а этот обмен регулируется куль
    турной традицией, которая равно взаимодействует с общественной
    и природной формой движения материи».
  3. Этносам свойственна комплиментарность, т.е. ощущение
    подсознательной взаимной" симпатии или антипатии, определяю
    щее   противопоставление   себя   всем   остальным   по   принципу
    «свои» — «чужие».

В данной концепции этногенез рассматривается как результат интенсивного усвоения общностью людей уникального при-
213

родного ландшафта, а это предполагает идею константности этнических различий, обусловленную константностью природных условий различных регионов, идею несовпадения этнического и социального ритмов человеческой истории. В силу этого этногенез носит более глубинный характер, чем социальные трансформации, и его основные характеристики («пассионарность», «старение» и др.) не зависят от социального строя, политической системы, социокультурных перемен (7; 103, 23 1-232, 250, 497).
Несколько иную, причем более широкую по своим компонентам маркировку этноса дают американские социологи и этнологи Дж.М. Йингер и М. Нэш. Первый из них утверждает, что этническую группу 1)считают отличной от других по сочетанию следующих черт: язык, религия, раса, родина предков и культурное наследие; 2) члены группы также считают себя отличными от других; и, 3) они участвуют в общей деятельности на основе общего происхождения (реального или мифического) и общей культуры.
М. Нэш полагает, что главным «символическим маркером» этничности служит ее название (самоназвание), функционирующее в целостной системе аналогичных названий. А этнические границы данной общности определяют две взаимосвязанные триады. Первую и определяющую из них составляют «единство крови, материальных основ жизни и божества... Вторичную по своему значению триаду указателей образуют особенности внешнего облика (антропологические характеристики, специфика одежды) и язык, осмысленный в общем культурном контексте».
Изложенные подходы к определению этничности известных и авторитетных в научном мире специалистов дают основание считать, что этнос можно характеризовать следующими отличительными чертами.
  1. Этнос развертывает свои особенности как специфическая
    социально-природная общность людей в той области действитель
    ности, где процессы биосферы и социосферы взаимопереплетаются.
  2. Этнос имеет четкие маркировки (признаки), отличающие
    его от всех других этносов; в качестве важнейших из этих призна
    ков  выступают различия  в территории (родина предков),  расе,
    языке, религии, культуре, материальных основах жизни.
  3. Особую группу отличий этноса от всех других подобного
    рода общностей составляет своеобразие антропологических харак
    теристик, одежды и культурных традиций.

214
  1. Люди,  входящие в состав данного этноса, участвуют в
    общей для всех их деятельности на основе общего этнического
    происхождения (этногенеза) и общей культуры, воплощенной в
    языке.
  2. Совокупность всех названных отличий составляет своеоб
    разные «указатели», пользуясь которыми, люди, принадлежащие к
    данному этносу, отличают себя от всех других этнических групп
    по принципу «свои — чужие».
  3. При  возникновении любых проблем  (территориальных,
    имущественных и т.п.) между этносами первичной, исторически и
    логически исходной, основой для вынесения решений и принятия
    действий является представление о враждебности с иными этно
    сами, об их виновности во всех бедах, а потому формой разреше
    ния противоречий и споров между ними чаще всего выступает со
    циальны и конфликт.

Существенными факторами формирования и развития этносов являются вполне определенные природные границы, в которых осуществляются процессы этногенеза. Они могут определяться пределами разных биогеоценозов или экологических систем, границами климатических зон или просто создаваться крупными реками, непроходимыми болотами или горами. Наличие относительно замкнутого экологического пространства является одним из необходимых условий этногенезисных процессов. Чем в более замкнутом пространстве находится этнос, тем более интенсивно происходят в нем процессы этногенеза, тем более своеобразные черты приобретает этот процесс и тем более своеобразной становится созданная им культура. И наоборот - там, где этническое пространство оказывалось разомкнутым, этногенезисные процессы характеризовались неустойчивостью и недостаточной выразительностью. Внешние влияния препятствовали формированию этноцентрических процессов, формированию устойчивых этнических связей. Этносы, оказывавшиеся в таких неблагоприятных условиях, становились объектами иноэтничной ассимиляции или же их развитие оказывалось запоздавшим. Именно в таких неблагоприятных условиях протекали процессы этногенеза белорусов.
Одна из важнейших отличительных особенностей этноса состоит в том, что он представляет собой специфическую социальную группу, базирующуюся на общности культуры и едином самосознании. Сам же процесс формирования, развития, обогащения культуры создает сложную сеть информационных связей, которые
215

развертываются в двух взаимосвязанных направлениях — диахрон-ном и синхронном. Диахронные информационно-культурные связи обеспечивают этническую преемственность, т.е. существование и развитие этноса во времени, а синхронные- стабилизируют этнос в определенном социально-географическом пространстве.
Если по своим объективно-ландшафтным основаниям этнос представляет собой природно-территориальную общность, то по способам самоорганизации - социокультурный феномен. Эти две системообразующие характеристики этноса даны не в раздельности, а реально существуют во взаимозависимости, органическом взаимодействии.
Охарактеризованные отличительные особенности возникновения и развития этнических групп представляют возможность дать развернутое определение рассматриваемой социальной общности.
Этнос - это природно-социальная и антропологическая общность людей, возникшая и развивающаяся на основе единства природно-ландшафтных условий, кровного родства, языка, особенностей внешнего облика, общей культуры и религии. Этнос характеризуется наличием устойчивого самосознания и самоназвания, которое трансформируется в языках других народов, а самосознание развивается через антитезу «мы — они». Поэтому для этноса характерна комплиментарность, т.е. наличие симпатии или антипатии к другим этносам («свои — чужие»).
Этносоциальный организм, составляющий ядро этноса, обладает не только культурным, но также и территориальным, поли- ' тическим, экономическим единством. На определенном этапе сво-1 его развития этносоциальный организм преобразуется в нацию. В древнем мире и средневековье этносы почти не имели национальной государственности, которая стала возникать преимущественно в связи с промышленной революцией и объединением региональных рынков товаров, рабочей силы и услуг. Наибольший простор для своего развития промышленная революция имела именно в пределах этнических территорий, ибо товарный рынок требует интенсивного информационного обмена, проводником которого в XVII-XVIII вв. могли быть только национальный язык и письменность. Становление национальной государственности и социально-профессиональной структуры, пришедшей на смену социально-кастовой (сословной), способствовало в ходе развертывания про-
216

мышленной революции кристаллизации этносоциального организма в нацию.
Однако история этнического развития человечества не прекратилась после формирования наций и национальной государственности. И в современных условиях некоторые этносы борются за создание национальных государств (курды), или их восстановление (палестинцы), или же стоят перед проблемой объединения двух государств одной этнической общности (Вьетнам, Корея).
Если этнос выступает как фундаментальное антропогенети-ческое качество, обеспечивающее этническое единство определенной общности людей, то нация есть полиэтническое и надэтниче-ское единство. Без элементов национального государственного, правового регулирования, общего и единственного для всех граждан, само существование нации немыслимо. Другим важнейшим признаком нации, утверждает Ю. Бородай, является наличие многослойной полифонической оригинальной культуры, претендующей на мировую значимость и одновременно сохраняющей в глубине исходную этнографическую многоцветность. Поскольку нация по природе своей полиэгнична, она немыслима без сочетания элементов соборности и принудительности, к первым из которых относятся горизонтальные связи - этнические, субэтнические, общинные, конфессиональные, корпоративные, а ко вторым — вертикальные, прежде всего, общие для всех принудительные государственно-правовые нормы и прямые административные распоряжения власти (4; 113-114).
В противоречивом взаимодействии этничности и национальности как взаимосвязанных и вместе с тем расходящихся характеристик той или иной исторически возникшей и развивающейся общности людей и заключен один из существенных факторов возникновения этнонациональных конфликтных ситуаций. В настоящее время в мире насчитывается свыше двух тысяч этносов, среди которых 96,2 % составляют этнические общности численностью в миллион и более человек. Каждый этнос, многочисленный или малочисленный, стремится сохранить себя, свои исторические традиции и опыт, свою самобытную культуру. Чаще всего эти процессы в его коллективном сознании и представлении связаны с созданием независимого национального государства на территории своего компактного проживания. В последнее десятилетие такой процесс наблюдается почти во всех регионах мира. Подобного рода тенденции, более или менее остро, нередко сопровождаясь
217

межэтническими конфликтами; проявляются в Канаде, Великобритании, Бельгии, Индии, Иране, на территории бывшего Советского Союза.
Этнонациональные конфликты способны приобрести особенно обостренные формы проявления в том случае, если этнона-циональная общность в своем стремлении к национально-политическому самоопределению попытается осуществить данный процесс (вполне естественный, а потому и оправданный) в узких рамках «этнически чистого» государства, будь это Эстонское, Латышское, Чеченское или какое-нибудь другое, под националистическим лозунгом, наподобие: «Эстония только для эстонцев!» Но такие конфликты могут возникнуть и в том случае, если в своем стремлении подчинить себе все иные этнические группы, существующие на территории данной страны, так называемая «табельная нация», давшая наименование данной стране, например, молдавская или грузинская, станет игнорировать этнонациональное своеобразие тех. или иных общностей в языке, культуре, традициях, обычаях и т.п. При анализе возможных путей этнонационального развития, позволяющего избегать межэтнических и межнациональных конфликтов, никоим образом нельзя оставлять без внимания исторический опыт разных народов и стран. А он свидетельствует о том, что во взаимодействии этносов могут складываться отношения как гармоничные, так и дисгармоничные, приводящие к межэтническим конфликтам. В качестве примера дисгармоничного взаимодействия этносов можно привести, продолжающийся с более или менее длительными интервалами на протяжении более шести веков, конфликт между сербами и хорватами. Эти очень похожие этносы на протяжении своей истории имели два совершенно различных центра духовно-культурного притяжения Для хорватов, исповедующих католицизм, такими центрами были Рим, а затем Вена и Берлин, для православных сербов - Византия, а потом Москва. Объединение их в рамках единого югославского государства после распада Австро-венгерской империи было насильственным и искусственным, что отчетливо показали события Второй мировой войны, когда большинство сербов сражалось или сочувствовало партизанам и Советскому Союзу, а хорватские каратели вместе и под руководством немецко-фашистских оккупантов истребляли сербов. Этот же сценарий с некоторыми модификациями разворачивался и в августе 1995 г., когда  100-тысячная хорватская армия нанесла сокрушительный
218

удар по Сербской Крайне. Хорватские руководители не скрывали, что в ходе и после захвата сербской территории они намерены провести этническую чистку и планируют выдавить из Сербской Краины свыше 90 % сербов.
Однако различные коллизии и конфликты свойственны не узкому кругу своеобразных эг носов, а встречаются в историческом развитии большинства из них Одним из самых распространенных способов межэтнического взаимодействия на всем протяжении человеческой истории были войны со всеми сопутствующими им трагическими ситуациями и насильственными действиями, и массовыми убийствами, и разрушением привычного уклада жизни, и даже образованием новых этнических общностей, поскольку некоторые из войн заканчивались мирными соглашениями, закрепляемыми межплеменными, а затем - межэтническими браками. Следствием войн становились и массовые переселения народов, в ходе которых возникали новые этнические формирования.
Одним из распространенных способов межэтнического взаимодействия длительное время выступали колониальные захваты обширных территорий, сопровождавшиеся геноцидом по отношению к порабощенным народам, порой завершавшимся их полным или почти полным исчезновением, что может быть охарактеризовано как подлинная этническая катастрофа.
Великие географические открытия и последовавшая за ними промышленная революция, ознаменовавшая вступление человечества (по крайней мере - наиболее развитых стран) в индустриальную цивилизацию, вызвали к жизни новый тип межэтнических взаимодействий — широчайший, совершаемый в мировом масштабе обмен товарами, капиталами, рабочей силой, идеями и услугами. Это дало возможность людям и их этнокультурным общностям все дальше отходить от архаических представлений об изначальной враждебности этносов друг другу. Все глубже осознавая определяющие тенденции исторического развития, они убеждались, что хотя бесконечное количество этносов и племен исчезло во взаимной борьбе, тем не менее человечество сумело уцелеть, так как всегда существовал противоположный полюс, т.е. возможность сосуществования этносов, их слияния; всегда в той или иной (чаще всего - в возрастающей по мере исторического развития) степени существовал механизм культурного взаимопроникновения. Становилась все более широко признаваемой и принимаемой дуальная позиция, предполагающая возможность как мысли, оценки, так и
219

реального исторического действия от первого полюса взаимоотношений (конфликта) к другому полюсу - полюсу сотрудничества и взаимопроникновения этносов. Именно этот процесс в определенных исторических условиях (часть из которых охарактеризована выше) приводит к формированию нации. Движение от этноса к нации опирается на качественные изменения в динамике культуры, на цивилизационные изменения, в ходе которых в большинстве случаев общенациональная принадлежность и лояльность не заменяют этническую идентичность и сосуществуют на не взаимоисключающей основе. Поэтому человек может и должен одновременно принадлежать к разным культурным и социальным общностям. Например, человек, принадлежащий к испанской нации, может одновременно в социокультурном и этническом плане относиться к баскам или каталонцам.
Перечисленные особенности становления и развития наций дают возможность предложить развернутое определение этой специфической социальной общности.
Нация — это исторически сложившаяся полиэтническая социальная общность людей, возникшая и развивающаяся на основе общности их территории, экономических связей, особенностей национального самосознания, психического склада, единого унифицированного языка в его литературной форме, многослойной полифонической культуры, государственно-правового регулирования всех сфер жизнедеятельности.
В процессе становления и развития нации складывается вне-биологический механизм регуляции человеческой деятельности в виде национальной культуры, конституирующей уникальную целостность и устойчивость национально-социального организма и одновременно выступающей способом сохранения национального генофонда и осознания общности исторической судьбы данной нации. «Национальность, - подчеркивал выдающийся российский философ Н.А. Бердяев, - есть индивидуальное бытие, вне которого невозможно существование человечества, она заложена в самих глубинах жизни, и национальность есть ценность, творимая в истории... Существование человечества в формах национального бытия его частей совсем не означает непременно зоологического и низшего состояния взаимной вражды и истребления, которое исчезает по мере роста гуманности и единства» (4; 93-94). В таком росте гуманности и единства решающая роль принадлежит культуре, которая «никогда не была и никогда не будет отвлеченно-чело-
220

веческой, она всегда конкретно-человеческая, т.е. национальная, индивидуально народная и лишь в таком своем качестве восходящая до общечеловечности... Все творческое в культуре носит на себе печать национального гения... Достоевский - русский гений, национальный образ отпечатлен во всем его творчестве. Он раскрывает, миру глубину русского духа. Но самый русский из русских - он и самый всечеловеческий, самый универсальный из русских. Через русскую глубину раскрывает он глубину всемирную, всечеловеческую. То же самое можно сказать и о всяком гении» (4; 95-96). По утверждению Н.А. Бердяева, нация - это единство исторической судьбы народа, а осознание этой судьбы предстает как национальное самосознание. А «подлинное национальное самосознание», убежден Н.А. Бердяев, чуждо национальному эгоизму и ограниченности, оно «ставит бытие нации в перспективу мировой истории, оно преодолевает провинциализм национальной жизни и национальных интересов» (4; 127). Итак, нация в своем становлении и развитии неотрывна от национального самосознания, от осознания народом своеобразия и единства своей исторической судьбы.
Осознание общности судьбы проходит стадию соединения этносов, племен в рамках единой нации, зачастую - единого государства как попытка расширить зону «мы», сблизить прежде «чужих» в рамках более широкой социальной общности. Именно такую направленность носил процесс складывания белорусской нации на основе сближения и объединения этнических групп кривичей, дреговичей и радимичей. В таком процессе возрастает значение культурных интеграторов в том смысле, что целостность нации, общества становится осознанной ценностью личности, которую она воплощает, реализует в повседневной деятельности. Формируется культурное основание для ответа на любой конфликт через его разрешение при учете интересов всех затронутых сторон, на основе диалога, его углубления. В итоге этнические конфликты превращаются в национальные. Для них характерно стремление сместить меру смыслов и решений ближе ко второму полюсу исходной оппозиции, что включает в себя нарастание ценности диалога, учета интересов всех сторон.
Первые европейские нации, начавшие формироваться в Западной Европе, складывались в границах централизованных государств на базе одного или нескольких этносов, например, французская нация сформировалась из северофранцузского и прован-
221

сальского этносов. На востоке и юго-востоке Европы формировав ние наций происходило внутри полиэтнических государств (Австро-Венгрия, Турция, Россия). Окончательное политическое оформление нации получили здесь в результате возникновения более или менее однонациональных государств (Польша, Румыния), либо автономий внутри многонациональных государств — Советского Союза, Югославии, например, украинская, белорусская, сербская и\ др., а затем и распада этих государств, последовавшего в 1991 г В странах Америки нации формировались из групп разноэтничных европейских переселенцев, смешавшихся между собой и в разной степени с индейцами и неграми. Основным языком этих наций обычно становился язык метрополии (Англии у американской и канадской наций, Испании - у бразильской, аргентинской и др.).
Межэтнические и межнациональные взаимодействия, представляя собой специфический вид субъект-субъектных отношений, имеют не только объективную обусловленность внешними по отношению к этносу (нации) факторами, но и субъективную детерминированность особенностями национального самосознания, мировосприятия, ценностных стереотипов и т.п. Национальный стереотип связан с такими понятиями, как национальный характер, национальная психология, и основные проявления получает на уровне межэтнического общения. Своеобразные черты национального характера, психического склада людей могут приобретать для их носителей самодовлеющее значение, а для представителей других этносов способны оказаться непонятными, чуждыми, подозрительными и т.п.
Трансформационные процессы этнонационального развития и взаимодействия можно дифференцировать на объединяющие и разделяющие. Объединяющие этнонациональные процессы подразделяются на консолидацию, ассимиляцию, кооперацию.
Консолидация представляет собой сплочение нескольких самостоятельных родственных по языку, культуре, образу жизни этнических групп в единый новый, более крупный этнос. Именно такой характер имело слияние нескольких восточнославянских племен в единую древнерусскую народность в Х-ХП веках.
Ассимиляцией является растворение одного этноса или его части в другом, обычно более многочисленном, в результате чего утрачиваются некоторые исконные этнические особенности и приобретаются новые, свойственные более мощному этносу. Этот процесс интенсивно протекает в современных западных странах -
222

Италии, Германии, Швеции, Дании и др., где уже сформировавшиеся государственные этносы, превратившиеся в нации (немцы, шведы, датчане и др.), ассимилируют в себя малые этнические общности и отдельных индивидов.
Кооперацией является сотрудничество двух близких по культуре, языку, образу жизни этносов, которые длительное время существуют друг с другом, активно взаимодействуют во всех сферах жизнедеятельности на одной, общей им территории, но сохраняют свое качественное своеобразие, не сливаются друг с другом. Такие процессы протекают в польско-белорусском и белорусско-литовском приграничье, где длительное время сосуществуют и дружественно взаимодействуют белорусы, литовцы, поляки, которые даже в условиях проживания в рамках одного государства сохранили свои этнические особенности.
К трансформационным этническим процессам разделяющего типа относятся этническое доминирование, этнодискриминация, этноприоритетный национализм. Этническое доминирование, проявляющееся в стремлении возвысить свой этнос (нацию) при одновременном ущемлении интересов и прав других этнических групп, в период становления государственной независимости, становится характерной чертой общественно-политической жизни в Узбекистане, Таджикистане и некоторых других бывших республиках Советского Союза. Этнодискриминация, т.е. ограничение или лишение прав определенной группы граждан по признаку национальной принадлежности, отчетливо проявилось в последние годы в Эстонии, Латвии, Молдове. Этноприоритетный национализм, ориентированный на всяческое выпячивание, превозношение своего этноса, придание приоритетной значимости этому этносу, его языку, культуре, традициям и т.п., нашел широкие формы реализации в Грузии, Азербайджане, Армении, Чечне и других государственных формированиях Закавказья и Северного Кавказа. Все эти виды трансформаций, осложняющих нормальное этническое развитие, рано или поздно приводят к обострению межэтнической неприязни, к возникновению этнонациональных конфликтов.
Существенной причиной возникновения этноконфликтных ситуаций является изменение национального стереотипа, приобретающее скачкообразный, нередко лавинообразный характер в переломные, кризисные периоды развития общества. Национальный стереотип восприятия инонационального есть по существу процесс национальной апперцепции, т.е. восприятия инонациональ-
223

ных ценностей и норм через призму «своих», «кровных» ценностных систем. В стабильный период развития общества, когда политическая и экономическая ситуация устойчива, межнациональное восприятие сконцентрировано главным образом на межличностной шкале признаков, фиксируя тождество или различие в отношении специфических черт характера, образцов поведения, общения, свойственных представителям инонациональной группы как индивидуальным субъектам. Если формировавшийся в таких условиях стереотип межнационального восприятия и образует отрицательное поле, то оно проявляется в форме так называемого «бытового национализма» и выражается в неуважительных высказываниях в адрес представителей инонациональной группы, свойственных им обычаев, традиций и т.д., не создавая широкой социальной основы для межнациональных конфликтов.
Другое дело, когда национальный стереотип восприятия представителей инонациональной общности формируется или трансформируется в условиях нестабильного, кризисного развития общества. В гакой ситуации индивидуальные признаки (черты характера, деловые качества, особенности религиозной веры и т.п.), свойственные вполне конкретному представителю инонациональной группы и имеющие определенный смысл в межличностном взаимодействии, отступают на задний план, затемняются, оттесняются групповыми признаками данной группы, причем именно эти обобщенные, чаще всего соединенные с негативными оценками и неприязненными восприятиями, признаки становятся средствами ориентации в межнациональном взаимодействии, приобретающем политический характер. Инонациональная группа начинает восприниматься не как сумма определенных индивидов, а как единый социальный субъект, в отношении которого образуются соответствующие кризисной ситуации с ее нехваткой ресурсов жизнеобеспечения, озлобленностью и т.п. критические, часто враждебные атрибуции типа «сепаратисты», «нахлебники», «оккупанты», «угнетатели». Групповой гетеростереотип национального восприятия инонационального приобретает в таких условиях черты резко выраженного этноцентризма, негативно реагирующего на любые проявления особенностей, традиций, обрядов, жизненных установок другого этноса Тем самым создается обширное, эмоционально насыщенное, а потому и мощно действующее социально-психологическое пространство возникновения межэтнической (межнациональной) конфликтной ситуации.
224

Конфликты в межэтнических и межнациональных взаимодействиях начинают превалировать в условиях социально-политической и экономической дезинтеграции, вызванной распадом Советского Союза. В условиях социального кризиса и социокультурной дезинтеграции нация в массовом сознании чаще всего интерпретируется как специфический самоутверждающийся групповой субъект, монолитное «мы», исполненное восхищения и одновременно сострадания по отношению к самому себе. В глазах его наиболее воинственных адептов притязания этого «мы» превосходят нормы человеческого общежития, попирая права и достоинство личности. Если такое миропонимание становится господствующим, то мы имеем дело с разрушением цивилизационных основ сосуществования веками проживавших рядом друг с другом народов и наций, с нападками на язык, обычаи, нравы, культуру соседнего народа, с господством этнократических тенденций, с чем приходится сталкиваться в настоящее время прибалтийским и кавказским народам.
Но возникают, к счастью, и такие ситуации, когда цивилиза-ционные рамки взаимоотношений между соседними регионами, народами, нациями не разрушаются, а социокультурное своеобразие соседей не воспринимается в качестве чуждого, враждебного, угрожающего самому существованию данного народа или нации. В таком случае, как свидетельствует и прежний, и современный опыт Беларуси, социокультурное и политическое развитие ведет к упрочению в национальном самосознании менталитета толерантности, к значительному расширению социокультурного пространства, в котором происходит экономическое, политическое, социальное, духовно-нравственное развитие нации. Чем более открытой для взаимодействия с иными культурными влияниями предстает социокультурная система данной нации, тем более цивилизованным становится ее собственное социально-экономическое, политическое, духовно-нравственное развитие, тем более благодатными для расцвета собственной культуры оказываются ее внутренние духовные ресурсы.
В современных условиях становится все более необходимой конструктивная этнонациональная политика государства. Она должна включать в себя обеспечение реального равноправия всех этносов, проживающих на территории данного государства, во всех сферах жизнедеятельности — экономической, политической, культурной, религиозной и бытовой. Она предполагает также реа-
8 Зак 2030              ^J

лизацию и защиту правового статуса национальных меньшинств, необходимого для их социального, экономического и социокультурного благополучия; разработку и практическое осуществление обоснованной и динамичной миграционной политики властей на базе урегулирования внешнеполитических и внешнеэкономических отношений с другими странами.
Для разработки и осуществления такой политики необходима прочная законодательная основа. Правомерен вопрос: существует ли такая основа в Беларуси? Да, существует. В Конституции Республики Беларусь четко формулируются, с одной стороны, гарантии прав лиц всех национальностей, а с другой - запретительные меры на противозаконные акции в отношении национальных меньшинств, недопустимость какой бы то ни было национальной дискриминации. В статье 50-й Конституции, в частности, подчеркивается, что «оскорбление национального достоинства преследуется согласно закону». В статье 12-й провозглашается, что «Республика Беларусь может предоставлять убежище лицам, преследуемым в других государствах за политические, религиозные убеждения или национальную принадлежность». Согласно статье 5-й Конституции, в нашей республике «запрещается создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды». Примечательно, что запрет на разжигание национальной вражды поставлен в один ряд с запретом на «насильственное изменение конституционного строя».
В Конституции Республики Беларусь подчеркивается, что «каждый имеет право сохранять свою национальную принадлежность, равно как никто не может быть принужден к определению и указанию национальной принадлежности». Тут же провозглашается, что каждый гражданин «имеет право пользоваться родным языком, выбирать язык общения. Государство гарантирует в соответствии с законом свободу выбора языка воспитания и обучения» (статья 50-я).
Конституция определяет права и обязанности как общества и государства по отношению к личности и любой социальной группе, включая этническую, так и каждого гражданина по отношению к государству, обществу, культуре. В статье 54-й подчеркивается, что «каждый обязан беречь историко-культурное, духовное наследие и другие национальные ценности». А статья 14-я констатирует, что «государство регулирует отношения между со-226

циальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед Законом, уважения их прав и интересов».
Таким образом, в Республике Беларусь созданы все необходимые конституционные предпосылки для нормального развития, дружественного взаимодействия всех проживающих на ее территории этнонациональных общностей, предотвращения межнациональных конфликтов, а в случае их возникновения - для их кон-ституционализации, нормативной регуляции и правового урегулирования.
Вопросы для самоконтроля и повторения
  1. Чем отличается племя от народности?
  2. Каковы характерные особенности этноса?
  3. Каково определение этноса?
  4. В чем состоят отличительные особенности нации по сравнению с эт
    носом?
  5. Каково определение нации?
  6. Какие виды межнациональных взаимодействий Вы знаете?
  7. Каковы причины этнонациональных конфликтов?

ЛИТЕРАТУРА
  1. Анцшенка А. Этнас, нацыя, нацыянальная самасвядомасць//Белару-
    ciilt;a.   Кн. 3.   Нацыянальныя   i   рэпянальныя   культуры,   ix  узаема-
    дзеянне. Мн., 1994.
  2. Ахиезер А.С. Этнос и нация: динамика конфликта //Взаимодействие
    политических и национально-этнических конфликтов. Ч. 1. М., 1994.
  3. Бабосов Е.М. Конфликтология. Гл. 15, 16. Мн., 1997.
  4. Бердяев Н.А. Судьба России. Опыты по психологии войны и нацио
    нальности. М, 1918.
  5. Бородай Ю. Пути становления национального единства //Наш совре
    менник. 1995. № 1.
  6. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983
  7. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990.
  8. Комаров М.С. Введение в социологию. Гл. 4. М., 1994.
  9. Постсоветское пространство: этнополитические проблемы («Круг
    лый стол»)//Социологические исследования. 1997. №№ 1,2.

227

 
<< | >>
Источник: Бабосов Е. М.. Общая социология: Учеб. пособие для студентов вузов./ Е. М. Бабосов. - 2-е изд., стер. - Мн.: «ТетраСистемс»,2004. -640 с.. 2004

Еще по теме Глава 17. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯСТРУКТУРА ОБЩЕСТВА  :

  1. Глава 17. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯСТРУКТУРА ОБЩЕСТВА