Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава 15. СОЦИАЛЬНАЯСТРУКТУРАОБЩЕСТВА ИЕЕДИНАМИКА  

Мы уже отмечали, что общество как целостная система структурировано, т.е. обладает определенным строением, взаиморасположением и связью составляющих его частей. Подчеркивалось также, что общество не есть механическая совокупность индивидов или ценностей, норм, которыми они руководствуются, а представляет собой сложную систему социальных взаимодействий, в которые вступают между собой индивиды, ценности, нормы.
Но в процессе социального взаимодействия индивиды объединяются в определенные социальные группы, общности, которые и образуют исходные компоненты социальной структуры, своеобразные «социальные кирпичики», составляющие в своих различных конфигурациях живую ткань общественного организма.
Одни социологи определяют и исследуют социальную структуру с точки зрения статусных и ролевых различий, влияющих на содержание и направленность социальных отношений; другие, напротив, анализируют социальную структуру, исходя из различных моделей социальных отношений, из которых выводятся статусные и ролевые различия между людьми. Но и в первом и во втором случае речь идет о социальных отношениях, возникающих только в пределах взаимодействия людей, объединяющихся в те
175

или иные социальные группы, общности. Поэтому вполне обоснованно можно дать следующее определение исследуемому социальному феномену. Социальная структура общества есть совокупность различных по численности, социальному положению в системе общественных отношений относительно устойчивых форм социальных групп, общностей, их социальных позиций и взаимодействий между ними.
Важнейшая отличительная особенность социальной структуры заключается в том, что она тождественна системным (эмерд-жснтным) свойствам комплекса составляющих ее элементов, т.е. свойствам, не характеризующим отдельные элементы этого комплекса. В любой структуре можно выделить элементы, составляющие собственно структуру, и комплекс элементов, из которых структура строится. Сумма всех деревьев остается неизменной независимо от того, стоит ли каждое дерево на отдельном участке или же все деревья составляют лес, т.е. определенную экологическую структуру. Структура социальной группы также отличается от совокупности составляющих ее членов теми свойствами, которые не могут быть использованы для описания отдельных членов группы, так как они характеризуют отношения и взаимодействия большинства или всех этих членов и, следовательно, относятся ко всей группе как целому, например, свойствами сплоченности. Таким образом, социологический анализ социальной структуры коренным образом отличается от изучения составляющих ее элементов (индивидов, норм, ценностей, социальных статусов, ролей, позиций и т.п.), поскольку такое исследование сосредоточено на системных, эмерджентных (не сводимых к сумме составляющих элементов) свойствах именно совокупности элементов, характеризующих не отдельные из них, а способ их сочетания, отношений и взаимодействий между ними.
Социальная структура многогранна и многокомпонентна, но ее основанием, исходными «клеточкам», «кирпичиками», из множества которых создается многоэтажное здание такой структуры, являются социальные группы.
Что же такое социальная группа? Отвечая на этот вопрос, выдающийся американский социолог Р.
Мертон утверждал: социальная группа - это совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются членами этой группы с точки зрения других.
176

Характерными особенностями и признаками социальной группы являются:
  1. Определенный способ взаимодействия между ее членами.
    Например, члены одной театральной труппы вместе обсуждают
    намечаемый к постановке спектакль, проводят совместные репе
    тиции, взаимодействуют друг с другом на сцене во время спектак
    ля, выполняя в то же время свою собственную роль. Иными сло
    вами, они объединяются друг с другом общими интересами и об
    щим делом.
  2. Осознание членства, чувство принадлежности к данной
    группе. Актеры одного театра должны проявлять верность ему,
    дорожить его честью, отстаивать ее в состязании с другими теат
    рами во время конкурсов, в негласном соперничестве с ними.
  3. Осознание единства: труппа актеров одного театра вос
    принимается как целостность не только ими самими, но и окру
    жающими их людьми: зоителями, критиками, драматургами, зна
    комыми и т.п., которые рассматривают сотрудничающих в театре
    людей как единое целое. Скажем, театральную труппу Белорусско
    го драмтеатра им. Я. Купалы называют «купаловцами», Москов
    ского театра им. Е. Вахтангова «вахтанговцами», подразумевая и в
    первом, и во втором случае единый творческий коллектив. Мы
    часто объясняем поведение человека тем, что он или она является
    членом той или иной группы, например, группы рокеров, митьков
    или футбольных фанатов.

В социологии различают первичные и вторичные группы. Впервые такое разграничение ввел американский социолог Ч. Кули, который понимал под первичными «группы, характеризующиеся тесными, непосредственными связями и сотрудничеством» (6; 28). Они первичны в нескольких смыслах, но главным образом из-за того, что являются фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида. Результатом тесной свя ш индивидов в группе является их психологическое слияние в некое общее целое, наиболее простым способом описания которого служит общее представление «мы», заключающее в себе определенный тип сопереживания и взаимного отождествления. Разумеется, в группе у различных ее членов могут быть различные стремления, но они подчиняются упорядочению со стороны некоего общего настроения. Так, мальчик может оспаривать у своих товарищей место в команде, но превыше таких споров будет ставить общий успех своего класса и школы.
177

К числу наиболее важных первичных групп Ч. Кули отнес семью, игровую группу детей, соседство и общинную группу старших. Первичные группы первичны в том смысле, что они дают индивиду самый ранний и наиболее полный опыт социального единства, а также в том смысле, что они не изменяются в такой же степени, как более сложные человеческие общности, являющиеся вторичными.
Вторичные группы образуются из людей, между которыми почти отсутствуют эмоциональные связи: их взаимодействия обусловлены стремлением к достижению определенных целен В этих группах основное значение придается не личностным качествам людей, а их умению выполнять определенные функции Например, на предприятии должность директора, делопроизводителя, инженера, рабочего и т.п. может занимать любой человек, обладающий соответствующей подготовкой Нсли люди, занимающие эги должности, справляются со своей работой, данная организация может успешно функционировать. Личность каждого из них мало значит для организации в целом, занимаемая им должность может быть замещена другим человеком. Наоборот, личность каждого члена семьи уникальна и очень важна для семейной целостности, ни одного из них нельзя заменить кем-то другим. У людей во вторичной группе, как правило, не устанавливаются эмоциональные личностные связи, характерные для друзей и членов семьи.
В течение последних десятилетий XX века происходит ослабление роли первичных групп в обществе. Технологические перемены в производстве, средствах коммуникаций, вызванные научно-технической революцией, возникновение гигантских предприятий и корпораций, развитие крупных городов привели к созданию и усилению роли крупной обезличенной бюрократии, к возникновению так называемого «массового общества». Такое общество превращается в массу изолированных друг от друга индивидов; распространение стандартизированной «массовой культуры» в нем приводят к тому, что человек нивелируется, становится безликим элементом социальной структуры, подогнанным под ее потребности, ощущает себя жертвой обезличенного социального процесса. Однако, несмотря на усиливающееся господство вторичных групп, в современном обществе первичные социальные группы (семья, друзья) продолжают оставаться важным связующим звеном между людьми и исходным компонентом социальной структуры.
178



В социологии в целях более продуктивного исследования социальных групп принято их разделять не только на первичные и вторичные, но и на реальные и квазигруппы, малые и большие, условные, экспериментальные и референтные группы. Условной группой называют объединенную по определенным признакам (полу, возрасту, уровню образования, профессии и т.п.) общность людей, являющуюся объектом изучения социологии и включающую индивидов, которые не имеют прямых или косвенных реальных взаимодействий друг с другом и могут даже не подозревать о существовании друг друга, но усчовио объединяются в интересах научного анализа— статистического, демографического и т.п. Например, в социологическом исследовании нередко фигурирует статистическое понятие «студенчество Беларуси», объединяющее в себе всех студентов всех вузов республики, хотя многие из них ни разу не увидят друг друга и никак между собой не взаимодействуют. Разновидностью услоьной группы является лабораторная (экспериментальная) группа, которая создается для проведения социально-психологических экспериментов, когда люди, не знающие друг друга и не взаимодействующие между собой, объединяются исследователем для определенных научных целей.
Реальной группой называют ограниченную в размерах общность людей, объединенных реальными отношениями и/или видами деятельности (например, школьный класс, студенческая группа, армейский взвод, футбольная команда). Наряду с реальными группами в обществе существуют квазигруппы. Они характеризуются: 1) случайностью, стихийностью образования; 2) неустойчивостью взаимосвязей; 3) кратковременностью взаимодействия. Такие группы существуют непродолжительное время, после чего-либо распадаются, либо превращаются в устойчивые социальные группы. К числу квазигрупп относят аудиторию, толпу и социальные круги. Аудитория- это неустойчивая и неоднородная общность людей, объединенная на непродолжительное время взаимодействием с коммуникатором - индивидом или группой, которые владеют определенной информацией и доводят ее до этой общности. Студенческая группа как относительно устойчивая и длительно существующая общность под такое определение не подпадает.. Аудиторией в социологическом смысле может быть группа людей, собравшихся в зале послушать лекцию, концерт или выступление экстрасенса, которая после такого прослушивания чаще всего распадается.
179

Специфическим видом квазигруппы является толпа. Топпа-это бесструктурное скопление людей, лишенных явно осознаваемой общности целей, но связанных между собой ситуативной общностью интересов, сходством эмоциональных состояний и общим объектом внимания. Основными социально-психологическими механизмами формирования толпы являются слухи и нарастающее обоюдонаправленное эмоциональное заражение, при котором возникает эффект карусели: эмоциональное возбуждение одних передается другим, а затем, усиленное их возбуждением, по принципу заражения воздействует на первых и т.д. Для толпы характерны: 1) повышенная внушаемость; 2) анонимность, являющаяся следствием того, что индивид чувствует себя не узнанным в толпе; 3) преобладание эмоций над разумом: люди в толпе, как правило, не задумываются над своими действиями, а их поведение в толпе обусловлено эмоциями; 4) чувство неуязвимости: действуя в качестве целостного формирования, люди в толпе как бы утрачивают голос совести, подчас действуют безответственно, агрессивно, разрушительно - могут переворачивать автомобили, бить стекла в окнах и витринах магазинов, совершить поджог и т.п.
Социальные круги, по определению известного польского социолога Я. Щепаньского, представляют собой «свободные союзы, основанные на контактах с очень слабо установленной связью, лишенных устойчивых отношений между членами» (16; 78). Индивиды, входящие в состав социальных кругов, объединяются принадлежностью к какому-нибудь социальному слою и вытекающей отсюда общностью интересов. Именно под такое определение подпадает часто встречающееся в социологии, в официальных документах и средствах массовой информации понятие «деловые круги», объединяющее предпринимателей, банкиров, менеджеров и т.п.
Очень важное значение в социологии имеет дифференциация социальных групп на малые и большие. Малая группа- это относительно небольшое число индивидов, непосредственно взаимодействующих друг с другом и объединенных общими целями, интересами, ценностными ориентациями. Малые группы делятся на формальные и неформальные. В формальных (официальных) группах четко определены позиции их членов, они предписаны групповыми нормами и ожиданиями, определены взаимодействия между членами группы по вертикали: отношения старшинства, подчинения и т.п. К таким группам относятся, например, армей-
180

ский взвод, театральная труппа, научно-исследовательская лаборатория, вузовская кафедра и т.п. Неформальные группы возникают и складываются стихийно, в них ни позиции, ни статусы, ни роли не предписаны, отсутствует структура властных отношений. К их числу относятся семья, группа друзей, компания сверстников. Неформальная группа может создаваться внутри формальной. Например, в студенческой группе возникают более мелкие группировки, состоящие из близких друзей, объединенных общими интересами, чувствами симпатии, дружбы, либо на основе прагматической пользы.
Специфическим видом малой группы является референтная группа. Под этим термином понимается группа, в которую индивиды не включены реально, но с которой соотносят себя как с эталоном и на нормы, ценности, оценки и мнения которой они ориентируются в своем поведении и в самооценках. Определенная часть старшеклассников или студентов, например, в своих поступках ориентируется не на советы педагогов, родителей и соучеников, а на поступки, оценки и взгляды людей из другого окружения (группы рокеров, богемы и т.п.) или на героев модных кинобоевиков, которым они стремятся подражать в поведении, жаргоне, жестах, одежде, прическах и т.п. Большое значение понятие референтной группы имеет при выяснении причин и мотивов отклоняющегося и противоправного поведения: почему подросток ориентирован не на нормы своей семьи или своего школьного класса, а на нормы другой группы, - например, воровской шайки? Таким образом, это понятие позволяет уточнить сложные социальные механизмы взаимосвязей индивида с группой, в том числе и таких взаимосвязей, которые исключаются из системы определяющего влияния на поведение личности господствующих в той или иной реальной группе (или в обществе в целом) норм и ценностей.
Большая группа представляет собой реальную, значительную по размерам и сложно организованную общность людей, вовлеченную в общественную деятельность и систему соответствующих отношений и взаимодействий. Примерами таких групп могут выступать коллектив определенной школы, вуза, предприятия. В таких группах вырабатываются определенные групповые нормы поведения, традиции, общественное мнение, система коллективных оценок поведения своих членов и других больших и малых групп. Кроме того, термин «большая группа» применяется в социологии и социальной психологии для обозначения количе-
181

ственно не ограниченной статистической (условной) общности людей, выделяемой на основе определенных социально-экономических, политических, профессиональных, этнических, культурных, религиозных или демографических признаков. Именно в этом смысле употребляются такие статистические многомерные понятия, как рабочие города Минска, спортсмены Беларуси, дети Чернобыля, женщины-участницы феминистского движения. Индивиды и их группы, охватываемые такими понятиями, могут реально не взаимодействовать друг с другом, но объединяются определенными социальными признаками и имеют все основания применять к себе один из существенных маркеров (определителей) групповой идентификации - объединяющее их всех местоимение «мы».
Если в первобытном обществе или в эпоху феодализма каждый индивид мог одновременно входить в состав ограниченного количества социальных групп (семья, религиозная община, друзья, соседи), то в современном обществе люди обычно входят во множество первичных и вторичных, малых и больших групп. Они могут быть членами определенной семьи, входить в группы друзей, компании сверстников или соседей, той или иной социокультурной, религиозной, спортивной общности, политической партии, принадлежать к числу учителей, врачей или рабочих и т.д. и т.п. Каждый может сказать о себе и своей группе: это «моя семья», «моя профессиональная группа», «моя компания», «моя религия», «моя партия», «моя футбольная команда» и т.п. В зависимости от принадлежности или не принадлежности индивидов к тем или иным группам, последние подразделяются на ингруппы и аутгруп-пы. Ингруппа — это такая социальная общность, к которой индивид чувствует свою принадлежность и в которой он идентифицируется с другими таким образом, что расценивает членов данной группы как объединяющее их всех «мы» - «мы - белорусы», «мы - мужчины», «мы - спортсмены», «мы - офицеры», «мы - Ивановы» и т.д. Все другие группы, к которым данный индивид не принадлежит и не идентифицирует себя с ними, - другие семьи, другие компании сверстников, другие религиозные, политические, профессиональные и т.п. группы - будут для него аутгруппами, которые он обычно обозначает словами «не мы», «не наши», «чужие».
Множество ингрупповых и аутгрупповых связей в современном обществе могут перекрещиваться, создавая сложные и многообразные   коммуникационные   взаимодействия,   в   которых
182

формируется, развивается и действует каждый индивид, каждая социальная группа. Таким образом, общество как единая целостная система структурирована на множество различных по составу и социальным характеристикам групп, в пределах которых может взаимодействовать с другими индивидами каждый человек.
Однако распределение людей по группам, имеющее важное значение для понимания сущности и содержания социальной структуры, вовсе не исчерпывает последнюю. Не менее существенно распределение индивидов, их групп и общностей по социальным слоям (стратам). Универсальным отличительным признаком общества и его структуры является социальное неравенство людей.
Дифференциация людей и их групп на социальные страты, характеризующиеся неравенством в области доходов, образования, профессии, участия во властных структурах и т.д., - называется социальной стратификацией.
Социальная стратификация обладает несколькими отличительными признаками. Наиболее существенные из них сводятся к следующему:
Во-первых, в процессе стратификации происходит дифференциация людей в иерархически оформленные группы, т.е. высшие и низшие слои, классы, страты общества.
Во-вторых, социальная стратификация разделяет людей не только на высшие (по доходу, образованию, власти и т.п.) и низшие слои, но и на привилегированное меньшинство (знать, богатые и др.) и ущемленное в каком-либо отношении большинство (мало обеспеченные, не участвующие во властных структурах и т.п.).
В-третьих, социальная стратификация приводит к возникновению у низших слоев стремления при возможности переместиться в более обеспеченные, привилегированные слои, что порождает социальные противоречия, конфликты, потрясения.
П. Сорокин, как уже отмечалось в главе шестой данной книги, выделял три основных типа социальной стратификации, утверждая, что необходимо различать социальные слои по трем критериям: 1) уровню дохода (богатые и бедные); 2) политическому статусу (имеющие власть и не имеющие ее); 3) профессиональным ролям (учителя, инженеры, врачи и т.п.). Развивая эти идеи, Т. Парсонс дополнил эти признаки стратификации новыми существенными критериями: а) «качественными» характеристиками, которыми люди обладают от рождения (этническая принадлеж-
183

ность, половозрастные особенности, родственные связи, интеллектуальные и физические особенности личности; б)«ролевыми характеристиками», определяемым тем набором ролей, которые индивид выполняет в обществе (должность, уровень знаний, профессиональной подготовки и т.д.); в) «характеристиками обладания», выражающими наличие у индивидов и их групп собственности, материальных и духовных цепное гей, привилегий и т.п.
Обобщение названных критериев в единую многомерную модель позволяет представить процесс социальной стратификации в качестве многопланового расслоения людей и групп в обществе по признакам владения (или невладепия) собственностью, властью, определенному уровню образования и профессиональной подготовки, этническому признаку, половозрастным характеристикам, социокультурным критериям, политической позиции, занимаемыми людьми социальными статусами, выполняемыми ими ролями.
В процессе жизнедеятельности общества социальные страты не остаются раз навсегда данными, неизменными, - они находятся в процессе изменения и развития. Совокупность таких изменений П. Сорокин назвал социальной мобильностью, т.е. подвижностью социальных слоев и классов. Социальная мобильность — ото изменение индивидом или группой места в социальной структуре общества, перемещение их из одного социального положения в другое. Социальная мобильность может обладать различными признаками, из которых наиболее существенными являются пространственная характеристика, скорость и плотность протекающих стратификационных изменений.
По пространственным характеристикам она подразделяется на горизонтальную и вертикальную.
Горизонтальная мобильность представляет собой перемещение индивида или группы из одной социальной позиции в другую, расположенную на одном и том же стратификаципном уровне. Перемещение некоего индивида из православной в протестантскую или кришнаитскую религиозную группу; из одной семьи (как мужа, гак и жены) в другую при разводе; с одного завода на другой; из одного вуза в другой, даже расположенный в другом городе (скажем доцента Гомельского университета в Гродненский университет), при сохранении в этом случае того же самого профессионального статуса, - все это примеры горизонтальной социальной мобильности. Во всех этих случаях перемещение может
184

происходить без каких-либо заметных изменений социального положения в стратификационном ранге, т.е. в вертикальном направлении.
Иное дело мобильность вертикальная. Такой тип мобильности осуществляется тогда, когда индивид или социальная группа перемещается из одного социального пласта в другой, расположенный в стратификационной иерархии выше или ниже первого. В зависимости от направления такого перемещения существует два типа вертикальной мобильности Первый из них - восходящая социальная мобильность, т.е. социальный подъем из одного социального слоя в другой, более высокий. Пример рабочий, получив соответствующее образование и подготовку, становится инженером, а затем- предпринимателем или директором завода. Второй гип вертикальной мобильности представляет нисходящая социальная мобильность, т.е. социальный спуск, социальное нисхождение, социальная деградация, например инженер, став безработным, был вынужден устроиться работать маляром, столяром или сторожем, а то и вовсе превратиться в бездомного.
По скорости протекания стратификационных перемещений они подразделяются на медленные и быстрые. Например, один выпускник вуза в течение 5-6 и более лет работает на одном рабочем месте и занимает один и тот же социальный статус учителя или инженера, второй через три-четыре года перемещается на более высокую должность, скажем, начальника цеха или лаборатории, а третий за то же время становится предпринимателем или директором, т.е. переходит в более высокий социальный слой.
По плотности стратификационные изменения делятся на единичные и групповые. В первом случае из одного слоя в другой перемещаются единицы- отдельный инженер, врач, офицер, рабочий и т.п., а в другом - целая социальная группа. Такие групповые восхождения и нисхождения случаются чаще всего во время революций, контрреволюций или других крупных трансформаций в обществе Например, до революции 1917 г. в России занимать высокое положение при императорском дворе Романовых означало иметь самый высокий социальный ранг. Ниспровержение этой династии в вихре революционных потрясений привело к социальному нисхождению связанных с нею социальных рангов. Наоборот, большевики в России до Октябрьской революции не имели общепризнанного высокого социального положения. А в результате распада КПСС и развала СССР бывший верхний слой партгос-
185

номенклатуры утратил свое привилегированное положение на самом верху стратификационной иерархии, зато в процессе трансформации социально-экономического строя на вершину экономической стратификации поднялись так называемые «новые русские», «новые белорусы» и др., а командные высоты в политической стратификации заняли новые политические группировки, победившие на президентских и парламентских выборах. Индивидуальные и коллективные формы восходящих и нисходящих потоков в социальной мобильности образуют сложную конфигурацию социальных перемещений, изображенную схематично на рис. 15.
Исторический опыт свидетельствует, что социальная стратификация может иметь различную внутреннюю структуру, вызванную различиями в интенсивности и всеобщности горизонтальной и вертикальной мобильности, а последние зависят от типа общества. В обществах так называемого «закрытого» типа (например, в тоталитарных системах) социальная стратификация и ее динамическое воплощение в социальной мобильности имеют пирамидальную форму. В таком типе общества на верхушке стратификационной иерархии находится узкий социальный слой (скажем, партгосноменклатура в СССР), а подавляющее большинство социальных групп - рабочие, крестьяне, интеллигенция, служащие -составляют нижние, гораздо более обширные этажи социальной пирамиды.
Общества так называемого «открытого» типа, или демократические, обладают иной формой социальной стратификации -ромбовидной. Это связано с резким возрастанием в них численности так называемого среднего класса, который, по некоторым подсчетам, составляет около 60 % населения США. Что касается Беларуси и других стран СНГ, то в настоящее время «средний класс» включает в себя примерно 18-20 % населения, хотя по мере движения общества к социально ориентированной рыночной экономике он будет неуклонно возрастать, обеспечивая стабильность такого общества и его социальной структуры. В состав формирующегося и расширяющегося «среднего класса» в нашем современном обществе входят средние и мелкие предприниматели, бизнесмены, менеджеры, научно-техническая интеллигенция и высококвалифицированные рабочие, которые в наибольшей мере заинтересованы в обеспечении социально-экономической и политической стабильности, а, следовательно, стабильности и одновременно динамичности социальной структуры.
186





В переходный период, в условиях кризиса, сотрясающего постсоветские общества, обычная для нормального, бескризисного социально-экономического развития субординационная взаимосвязь компонентов стратификационного процесса нарушается, в нее внедряются элементы хаоса, дестабилизации, непредсказуемости. В результате происходит не столько реконструкция, т.е. перестраивание совершенно по-новому, сколько деконструкция - разрушение старой, по-своему стройной, стратификационной системы при неупорядоченном возникновении и развитии новой, во многом социально порочной и патологичной. Часть элементов старой стратификационной системы — рабочие, крестьяне, служащие, интеллигенция - сохраняется, но возникают новые стратифи-кационые слои, в том числе коррумпированные и паразитические. Основным стратифицирующим критерием в обществе становится масштаб присвоения собственности, а население все более отчетливо и резко стратифицируется на узкий социальный слой богатых и широкие массы бедных, даже нищенствующих, людей. В Беларуси, в частности, две трети населения существуют на грани выживания и за чертой бедности, а основные богатства сосредоточили в своих руках 2-3 % наиболее предприимчивых и ловких дельцов, сумевших разными путями присвоить непомерно большую долю прежде общественной собственности, ставшей частной. Что же входит в состав действующих в современном переходном обществе экономических критериев стратификации?
Первое по значимости место среди этих критериев, несомненно, занимает владение капиталом, приносящим прибыль. Неотъемлемые от кризисного состояния общества социально-экономические деформации приводят к тому, что наиболее прочным финансовым могуществом располагают ныне не те лица и группы, которые вкладывают капитал в производство, а те, кто действуют в банковской сфере, производя и воспроизводя в расширенных размерах ростовщический капитал. Этот узкий, привилегированный в экономическом отношении слой составляют люди, владеющие большими богатствами и в силу этого способные позволить себе все - строительство роскошных коттеджей не только на родине, но и в дальнем зарубежье; владение несколькими квартирами, ресторанами, кафе и другой недвижимостью, автомобилями иностранных марок; путешествия и отдых на побережье теплых морей; учебу своих детей в престижных и дорогостоящих университетах США, Англии, Германии и т.п.
188

Второй экономический критерий, характерный для переходного состояния общества, составляет причастность к процессам перераспределения общественного богатства в результате разгосударствления и приватизации собственности, ее акционирования, перекупки и т.п. В результате развертывания данного сложного и противоречивого процесса наряду с частной и общественной собственностью, в том числе и крупной, возникают такие виды негосударственной собственности, как акционерная, корпоративная, кооперативная, групповая и др. В зависимости от обладания тем или иным видом собственности, а также от масштабов подобного обладания, определяются социальный статус и социальная роль, т.е. основные стратифицирующие характеристики индивида или социальной группы. Этот слой более широкий по своему составу, а также более разнообразный по своим имущественным, возрастным, социокультурным признакам, чем только что нами описанный. Наряду с богатыми и очень богатыми людьми в нем представлены и люди сравнительно небогатые. При всем разнообразии социальных черт, отличающих их друг от друга, объединяются они в одну социальную группу именно тем, что сумели в довольно сжатые сроки, благодаря предприимчивости, связям, готовности идти на риск и т.п., использовать процессы разгосударствления и приватизации в целях приобретения большего или меньшего стартового капитала для перехода в социальный слой предпринимателей. Верхняя, наиболее могущественная в финансовом отношении часть этого слоя, представляющая из себя хорошо видимую верхушку предпринимательского айсберга (так называемые «новые русские», «новые белорусы»), по своему социальному статусу практически смыкается с верхушкой наиболее удачливых дельцов, сумевших быстро нажить ростовщический капитал в условиях развала прежней экономической системы и появления широких возможностей для финансовых махинаций в период политического и экономического безвременья в Беларуси в 1992-1994 гг. Вершину предпринимательской и политической элиты подпирает совсем не отказавшаяся от стремления забраться на эгу вершину более многочисленная и разношерстная в социально-экономическом и политическом отношении группа предприимчивых людей, хорошо и с выгодой для себя ориентирующаяся в быстро изменяющихся условиях с трудностями и сложностями складывающихся рыночных отношений. Средний возраст этой группы гораздо меньший, чем предыдущий (35 лет против 50), что дает ей серьезные шансы
189

на продвижение к желанной цели в более или менее близкой перспективе. Однако такое продвижение, связанное со сменой экономических и политических эли г, не может в кризисном обществе осуществляться бескризисно, безболезненно и бесконфликтно.
Еще одним значительным критерием стратификационной дифференциации в современном постсоветском обществе является уровень личного дохода и потребления. Расхождения между высшими и низшими уровнями доходов в обществе, осуществляющем переход к рыночной экономике, не только весьма существенны, но и все более возрастают.
В 1990 г. доля доходов, полученных от официально не учитываемой тогда предпринимательской деятельности, составляла менее 2 % во всем объеме доходов, полученных населением Беларуси, а в 1999 г. она возросла в 6 раз и превысила 12 %. При этом следует учесть, что за те же годы общее падение реальных доходов населения республики в целом (без учета его имущественной дифференциации) превысило 44%, т.е. произошло фактическое снижение их почти вдвое. В 1990 г доля населения республики, имеющего доход на уровне минимального потребительского бюджета, составила всего 3 %, а в 1999 г. она возросла до 80 %. Одновременно отношение среднего дохода 10% наиболее богатых семей к среднему доходу 10 % самых бедных семей возросло с 3 раз в 1990 г. до 9,8 раз в 1999 г.
1
Происходит массовое обнищание населения республики за счет размывания средних слоев и сближения их в имущественном отношении с беднейшими группами населения. Наряду с немногочисленной, исчисляемой примерно в 3 %, группой так называемых «новых белорусов», появились «новые бедняки», - те, кто раньше никогда не относился к этой социальной группе, в том числе работники сферы культуры, учителя, врачи. Перемещение больших групп населения из высоко- и среднеобеспеченных в малообеспеченные, отождествляемые с понятием «бедных», привело к нарастанию обеспокоенности не только отдельных индивидов, но и целых их социальных общностей многими, в том числе и наиболее важными сторонами их повседневной жизнедеятельности. В ходе опроса, проведенного в 1999 г., выяснилось, что более 2/3 респондентов- 67,7% из 1209 опрошенных- в наибольшей степени обеспокоены низким уровнем доходов, а каждый третий встревожен социальной незащищенностью. Менее половины квалифицируют материальное положение семей как удовлетворительное, толь-190

ко 8,7 % - как хорошее, а 42,2 % - как плохое. Чрезмерно большое количество респондентов (69,9 %) считают, что они вправе рассчитывать на материальную помощь. Конечно, в последнем случае сказывается живучесть в нашем обществе отживших свой век патерналистских иллюзий («государство поможет»), но нельзя не видеть за этой картиной широко распространенных ожиданий и реальной проблемы - резкого снижения уровня доходов, перехода не отдельных граждан, как это было в советское время, а довольно широких слоев за черту бедности.
Проблема бедности, хотим мы это признать или не хотим, становится весьма актуальной в нашем обществе, осуществляющем сложный переход к рыночной экономике, тем более, как это было заявлено во всех программах, - к социально ориентированной рыночной экономике Представить всю масштабность и драматизм этой проблемы можно, лишь сопоставив уровень сегодняшней бедности с тем, что было в дореформенное время (отметим в скобках, что уровень бедности определяется как процент людей с денежными и натуральными доходами ниже черты бедности, которая, учитывая возраст человека, число и демографическую характеристику людей, живущих в доме, определяется как минимальный доход, необходимый для сносного существования, основанного на минимально необходимой «потребительской корзине»). До развала СССР бедность в Беларуси, являвшейся одной из наиболее экономически развитых республик страны, не превышала 1 % по отношению к общей численности населения, а в 1999 г. она превысила, по официальным данным, 36 %, а в реальности, по-видимому, достигла значительно больших размеров.
В постсоветском обществе существенно расширяется сегь критериев стратификационной динамики. Наряду с издавна действующими экономическими, политическими, социокультурными факторами приобретают критериальный статус факторы «теневые» (нелегальный бизнес, прес1упность) и маргинализационные Если первые из них подталкивают преуспевающих в соответствующих сферах деятельности индивидов к верхним ступеням имущественной и социально-статусной лестницы, то вторые, наоборот, сталкивают не адаптировавшихся к новым социально-экономическим условиям людей на социальное «дно».
Обобщение статистических материалов и данных социологических исследований  позволяет сделать  вывод,  что  реальное
19J

распределение населения Беларуси по различным группам, различающимся имущественным положением выглядит следующим образом:
  1. богатые люди, составляющие примерно 1,5 % от общего
    количество населения;
  2. состоятельные, могущие позволить многие дорогостоя
    щие покупки, совершать путешествия, отдыхать в дорогих санато
    риях и т.п. (5-6 %);
  3. обеспеченные (8-9 %) ощущают ограничения при приобре
    тении дорогостоящих вещей типа автомашины или компьютера, по
    сещении ресторанов, осуществлении зарубежных путешествий и т.п.;

А) среднеобеспеченные (около 14%) характеризуются гем, что у них начинают появляться свободные деньги и в соответствии с приоритетами семьи возрастает вариативность денежных затрат, приходится делать выбор: либо бытовая техника, либо добротная одежда, либо хорошее питание, но очень редко и то, и другое, и третье разом;
  1. малообеспеченные (примерно 17%) не могут купить бы
    товую и иную дорогостоящую технику или позволить себе приоб
    рести деликатесы. Они ощущают серьезные затруднения при по
    купке одежды, посещении театров, концертов, кинотеатров и т.п.;
  2. бедные (примерно 46 %) только изредка могут себе позво
    лить покупать мясо, фрукты, одежду; они не в состоянии оплачи
    вать учебу детей, посещать театры, кафе и т.п.;

1) нищие (7 %) - находятся на грани выживания, не в состоянии покупать мясо, сладости, новую одежду для детей, а тем более для себя; часто живут за счет подаяния, нередко становятся частыми посетителями помоек.
Эта социоструктурная иерархия, воплощающая в себе имущественное расслоение населения, взаимодействует с иерархической структурой, построенной по социально-статусным критериям. Их субординационный ряд приобретает такой вид:
  1. на   вершине   стратификационной   пирамиды   находится
    высший слой - новая элита, в состав которой входят богатые пред
    приниматели (владельцы банков, частных крупных фирм и др.),
    высшие должностные лица в ранге министра и выше. Это факти
    чески новая буржуазия и высшая государственная бюрократия;
  2. высший средний спой- средние и мелкие предпринимате
    ли, директорский корпус, популярные художники, артисты, теле-

192



комментаторы, крупные ученые, владельцы частных больниц, стоматологических кабинетов и др.;
  1. средний средний слой - профессура, врачи и юристы, име
    ющие частную практику, руководители отделов (служб) крупных,
    эффективно работающих предприятий, старшие офицеры и др.;
  2. низший средний слой - учителя, линейные (рядовые) ин
    женеры, работники учреждений культуры, младшие офицеры, ква
    лифицированные рабочие и т.п.;
  3. низший слой- малоквалифицированные рабочие, крестья
    не, служащие, сержантский состав вооруженных сил и правоохра
    нительных органов и др.;
  4. паразитические слои — мафиозные группы, рэкетиры, гра
    бители, вымогатели, участники бандитских формирований, колду
    ны, гадалки, проститутки и т.п.;
  5. маргинальные слои — опустившиеся на социальное дно из
    различных социальных групп нищие, бомжи, беженцы, вынужден
    ные переселенцы, беспризорные подростки и т.п.

Выделенные семь ступеней в каждой из рассмотренных иерархий социокультурной дифференциации не всегда совпадают с соответствующим уровнем другой иерархии, а это еще более усложняет динамику социальной структуры современного постсоветского общества, делает непредсказуемыми возможные ее изменения.
В большинстве случаев верхние ступени социально-имущественной иерархии совпадают с верхними ступенями социально-статусной стратификации (богатые люди, как правило, относятся, к высшему социальному слою), а низшие - бедные и нищие - с низшими социально-статусными слоями - маргинальными. Однако такое совпадение происходит не всегда, вследствие чего выделенные семь ступеней в каждой из рассматриваемых матриц не в полном своем объеме коррелируют с соответствующими уровнями другой матрицы, а это еще более усложняет динамику социальной структуры современного постсоветского общества, вносит в нее элементы нелинейности, хаотичности, непредсказуемости. И все же, если изобразить проанализированные тенденции социально-стратификационных трансформаций в схематичном виде, то две сочлененные матрицы (А и В) с их семеричными градациями примут вид, изображенный на рис. 16.



7 Зак 2030

193





Кроме названных критериев стратификационной динамики в современном обществе важное значение имеют и социокультурные индикаторы социальной стратификации. К наиболее важным социокультурным критериям структурной дифференциации в современном обществе относятся:
  1. этнонационалъные (дифференциация на белорусов, рус
    ских, украинцев, поляков, литовцев, евреев, татар и т.п.);
  2. мировоззренческие   (верующие,   неверующие,   колеблю
    щиеся между верой и неверием, атеисты);
  3. религиозно-конфессиональные   (православные,   католики,
    протестанты, мусульмане и др.);
  4. образовательные (лица с высшим,  средним,  неполным
    средним образованием и др.);
  5. духовно-культурные (поборники народной, элитарной, мас
    совой культуры, субкультуры, псевдокультуры, контркультуры);
  6. идейно-почитические (приверженцы либерально-демокра
    тической,   коммунистической,   праворадикалистской   идеологии   и
    т.п.);
  7. ценностноориенпищиоиные (приверженцы религиозной,
    внерелигиозной морали, нравственного релятивизма, аморализма
    и т.п.)

Эти семь индикаторов находятся в еще более сложной и противоречивой взаимосвязи как между собой, так и с каждым из стратификационных критериев прежде рассмотренных двух иерархий — имущественной и социально-статусной, а многомерность их взаимосвязей, разумеется, в упрощенном, схематизированном виде, воплощена в рис. 17 Многообразие взаимопересекающихся связей и взаимодействий трех выделенных групп индикаторов предопределяет сложную, неустойчивую, развивающуюся по принципам нелинейности панораму социально-стратификационных изменений в современном постсоветском белорусском и российском обществе. Упорядочить эти изменения, вывести их из хаотического состояния и придать черты гармоничности возможно только на путях реализации идеи обеспечения динамичного и устойчивого развития общества, формирования в нем подлинно социального правового государства, создающего не только предпосылки, но и политические, экономические, правовые, социальные гарантии обеспечения благополучия, высокого социального и духовного развития личности в стратификационно-структурном пространстве общества.
195




  1. Бабосов Е.М. Беларусь после «Беловежского развода». Как и почему
    происходит расслоение нашего общества //Беларуская думка. 1996. № 1.
  2. Беляева Л.А. Средний класс российского общества: проблемы обретения
    социального статуса //Социологические исследования. 1993. № 10.
  3. Блау П.М. Различные точки зрения на социальную структуру и их об
    щий   знаменатель   //Американская   социологическая   мысль.   Тексты.
    М, 1996.
  1. Гидденс Э. Социология. Гл 7. М., 1999.
  1. Кули Ч. Первичные группы //Американская социологическая мысль.
    Тексты. М., 1996.
  1. Комаров М.С. Введение в социологию. Гл. IV. М., 1994.
  1. Кравченко А.И. Социология   Разд. IV. Социальная структура и стра
    тификация. М., 2001.
  2. Мертон Р.К. Социальная теория и социальная структура //Социоло
    гические исследования. 1992. № 2.
  3. Парсонс Т   Функциональная теория  изменения //Американская со
    циологическая мысль. Тексты. М., 1996.
  4. Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе
    //Социологические исследования. 1999. № 7.
  1. Смелзер Н. Социология. Гл. 3. Разд. 1. Социальная структура. М., 1994.
  1. Сорокин П. Социальная и культурная мобильность. Разделы: «Соци
    альная стратификация», «Экономическая стратификация», «Полити
    ческая стратификация», «Профессиональная стратификация», «Соци
    альная мобильность, ее формы и флуктуации» //Человек, цивилиза-

(        ция, общество. М., 1992.
  1. Тихонова Н.Е. На пути к новой стратификации российского общест
    ва//Социологические исследования. 1998. № 3.
  1. Фролов С.С. Социология. Гл. 13. М, 1996.
  2. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1969.

 
<< | >>
Источник: Бабосов Е. М.. Общая социология: Учеб. пособие для студентов вузов./ Е. М. Бабосов. - 2-е изд., стер. - Мн.: «ТетраСистемс»,2004. -640 с.. 2004

Еще по теме Глава 15. СОЦИАЛЬНАЯСТРУКТУРАОБЩЕСТВА ИЕЕДИНАМИКА  :

  1. Глава 15. СОЦИАЛЬНАЯСТРУКТУРАОБЩЕСТВА ИЕЕДИНАМИКА