<<
>>

Запорожская сечь – казацкое синергичное протогосударство

В середине XII века произошло столкновение двух мировых цивилизаций – оседлой и кочевой. Земли Киевской Руси оказались в эпицентре геополитического взрыва, волны от которого исторически ощущаются до сегодняшнего дня всеми народами, так или иначе причастными к тем средневековым событиям.
Формально это выглядело как завоевание юго-западных славянских земель татаро-монголами, но фактически были утрачены государственность и политическая элита, началось интенциональное обособление трех славянских народов, затормозились, либо остановились, процессы государственного строительства в верхах и начались непредсказуемые синергетические процессы в низах и т.д.

Украинские земли попали в геополитическую воронку, которая агрессивно уничтожала самобытность украинского народа. Они стали объектом поглощения Золотой Ордой и Великим княжеством Литовским, правители которых успешно договаривались между собой через головы украинских князей и даже создавали совместные проекты борьбы с Москвой. Со временем в этот дуумвират вклиниваются Польша и Турция.

Исторический опыт убедительно доказывает, что неординарные ситуации вызывают появление новых социальных сил, потенциальные возможности которых оказываются значительно выше других традиционных социальных слоев общества. К ним можно уверенно отнести украинское казачество, которое создало свою военно-политическую организацию – Запорожскую Сечь. Этому социальному феномену посвящены многочисленные исследования украинских и зарубежных ученых, которые расширяют границы нашего знания об общественно-политических процессах средневековья и нового времени [1]. Вместе с тем, эта тема настолько неисчерпаема, что требует перманентного дискурса.

В данной статье будут синтезированы и проанализированы исторические факты как основа для подтверждения гипотезы о синергичном характере Запорожской Сечи, которая по сути была специфическим государственным образованием.

Термин «синергетика» происходит от греческого слова synergia – сотрудничество, содействие. В основе этого научного направления познания мира лежит исследование принципов самоорганизации разных систем, в том числе – общественных.

Однокоренное с ним понятие «синергия» означает взаимодействие и сотрудничество различных индивидов, которые преследуют собственные цели, но действуют сообща как одна социальная группа [2, с. 319] Данное понятие охватывает весь спектр социальных процессов, которые происходили в казацкой среде в безгосударственный период украинской истории.

Первое письменное упоминание об украинских казаках встречается в «Хронике» 1489г., автором которой был польский историк М. Бельский. С того времени и до наших дней польские исследователи активно занимаются казацкой проблематикой [3].

Предпосылки и причины появления казачества кроются в политической и социально-экономической ситуации, сложившейся в Европе в целом и на восточнославянских землях в частности к XV в. Кризис и упадок Золотой Орды привел к политическому дисбалансу на европейских землях. Конфронтация внешнеполитических интересов Великого княжества Литовского с ближними и дальними соседями резко ухудшили ее положение. Литва была не в состоянии противостоять более сильным агрессивным государствам: Германии, Польше, Турции, Московскому царству. По территориальным и демографическим показателям каждая из стран стояла выше её и стремилась решить собственные проблемы за счет соседей.

Оказавшись в смертельном для себя четырехугольнике, Великое княжество Литовское (метрополия) стремится к интеграции с более могущественным соседом – Польшей. В результате Люблинской унии в 1569 г. создается новое интегрированное государство – Речь Посполитая. Украинские земли (колония Литвы) автоматически переходят из рук в руки. Никакого серьезного сопротивления захватчикам оказано не было. Автохтонное население продолжало строить и развивать чужие государства и поднимать их благосостояние. Но не всем это нравилось.

Появилась внушительная группа мужчин, преимущественно молодых, которые не обременяли себя тяжелым, малорезультативным земледельческим трудом да еще и на чужое государство, а предпочитали хоть и опасную, но свободную и отчаянную жизнь в южных степях Украины на границе с азиатско-мусульманским миром. Таких людей называли «уходниками». Социальный статус у них был разный: мещане, крестьяне и даже князья и бояре. Здесь они могли показать воинскую доблесть, сделать успешную карьеру, обеспечить себе материальное благосостояние. Часть из них возвращалась на зиму в родные дома, а часть оседала в степи. Именно из них и частично из пограничников, находившихся на государственной службе сначала в Великом княжестве Литовском, а потом в Речи Посполитой, начали формироваться постоянные жители Нижнего и Среднего Поднепровья, именуемого Степью.

В течении XV-XVI веков шел интенсивный процесс формирования нового пассианарного слоя со своим отдельным устройством, организацией и обычаями, который другие называли казаками. Полисемия этого понятия очень широкая и подвижная. В XIII в. в мусульманском мире так называли одиноких, холостых мужчин. В XIV в. слово прочно вошло в славянскую лексику для обозначения полярных ролевых функций – «сторожевой или караульный» и «разбойник или бродяга». А дальше трансформировалось в понятие «человек без подданства».

Казачество представляло из себя маргинальный слой населения, живущего на стыке земледельческой и постепенно отмирающей кочевой цивилизации, между славянским и тюркским этническим миром, между христианско-православным и магометанским образом жизни.

Демоскопия Речи Посполитой указывает на то, что она проводила деконгруэнтную политику по отношению к укаинскому этносу. Православное духовенство вытеснялось католиками. Усилился руководимый польским правительством процесс денационализации крупной и частично средней украинской шляхты. Национальная элита пребывала на задворках польского государственного механизма. Крепостничество приобретало уродливые формы.

Сверху донизу шел эксплицитный процесс полонизации украинской жизни. Антипольская интенция населения выразилась в таком специфическом общественном движении как казакование.

В поисках новых мест проживания, свободных от польских феодальных структур, украинское население целыми семьями переселялось в безлюдные районы на границе со Степью. Польская шляхта преследовала их, судила, возвращала, но процесс уже принял необратимый характер. В необжитых местах беглые крестьяне создали новую форму хозяйствования, свободную от феодальной эксплуатации – хутор-зимовник. Фактически это было началом капиталистического способа производства, основанного на вольнонаемном труде. Те же, кто способом своей жизни выбрал военное дело, обустраивали небольшие укрепления, больше известные как засеки, сечи. Из них постепенно возникла система укреплений, которая стала защитой от татарских набегов и плацдармом для военных походов на Крымское ханство и Турцию.

Польское правительство хоть и называло в официальных документах украинских казаков « своевольными людьми», относилось к ним более или менее лояльно. Объясняется это тем, что Речь Посполитая вела имплицитную дипломатическую игру – пока украинцы и татары воевали между собой, они не создавали угрозы польским национальным интересам. Более того, благодаря казакам, польская казна не тратила денег на обустройство и защиту южных границ. В отличие от московских царей, которые на южных и юго-западных границах государства приказали построить тысячекилометровый защитный барьер, известный как Белгородская межа, южные границы Речи Посполитой укреплялись силами местного населения.

Основы структуризации Запорожской Сечи были заложены в середине XVI ст., когда князь Д.Вишневецкий объединил рассеянные казацкие ватаги под своим началом и в 1552 г. на острове Хортица, за 12-ю стокилометровыми порогами Днепра, начал строительство стационарного центрального укрепления казаков. Здесь находился военный и административный аппарат контролированной казаками территории.

Название Запорожская Сечь использовалось также для обозначения всей территории за порогами Днепра, обжитой казаками и другими вольными людьми. Параллельно употреблялось название Запорожские Вольности или Земли Войска Запорожского.

Таким образом, понятие «Запорожская Сечь» имеет два значения. В широком смысле слова это была огромная территория, по площади сравнимая с островной Англией. Она включала юго-восток Украины, где сегодня находится Днепропетровская, Запорожская, часть Херсонской, Кировоградской, Донецкой, Луганской и Харьковской областей.

В узком понятии Запорожская Сечь была крепостью, каких у казаков за всю историю существования было 8. Сечь, где находилось казацкое управление, называли «Кош Запорожский». В переводе с тюркского «кош» означает ставка, резиденция командующего. В Сечах-крепостях службу несли исключительно мужчины. А за ее пределами, в Степи, казаки занимались сельским хозяйством (эту категорию называли «гречкосеями»), животноводством, чумацким и другим промыслом. Профессиональные военные свысока относились к казакам-предпринимателям и насмешливо обзывали их «гнездюками». Но все они свято берегли верность казаческим обязанностям. В мирное время братчики охраняли границы, а семейные казаки поставляли им продовольствие. Во время военных конфликтов «гнездюки» оставляли семью и хозяйство и спешили на помощь сечевому товариществу.

Действующая Запорожская Сечь представляла из себя огромную и мощную крепость. В ней постоянно находилась десятая часть всего Войска Запорожского. Остальные были задействованы в промыслах и военных походах. Земли Войска Запорожского имели два деления – военный и территориальный. Непосредственно армия делилась на 38 куреней, каждый из которых имел общую казну и совместное хозяйство. Формировались курени по принципу землячества и назывались в зависимости от местности, откуда прибыли казаки.

Территориально Запорожская Сечь делилась на паланки (уезды). В переводе с татарского – маленькая крепость. На Запорожье использовалась в понятии укрепленный район.

Сначала их было 5, а позже 8. Формально украинские казаки были подданными Речи Посполитой, но фактически Польша вынуждена была признать их особый статус, так как никакой другой власти и польской администрации в этом полном опасностей регионе не существовало. Сами же казаки в основу организации своей социальной жизни положили принципы государственного строительства Польши. Поэтому с самого начала Запорожская Сечь стала украинским протогосударством республиканского типа в составе Речи Посполитой, название которой переводится как республика. Другими словами, в Середнем и Нижнем Поднепровье казаки создали синергичную республику в республике. Если согласиться с этим тезисом, то можно утверждать, что на украинских землях создалось своеобразное двоевластие ибо северные и северо-западные земли выше порогов Днепра находились в колониальной зависимости от Речи Посполитой и управлялись польскими государственными чиновниками с соответствующим отношением к местному населению.

На территории Запорожских вольностей государственное строительство началось, что называется с чистого листа, поэтому носило ярко выраженный демократический характер, что всегда присуще народному идеалу общественной жизни.

Высшим законодательным, административным и судебным органом власти на Сечи была всеобщая казацкая Рада (Совет), которая решала все важные вопросы внутренней и внешней жизни. Она проводилась планово – трижды в год: на Рождество, Пасху и Покров (14 октября), а также внепланово – в экстремальных случаях по требованию любого казака.

На Раде имели право присутствовать все казаки – от рядового до командира. Каждый казак имел право голоса независимо от его социального положения в сечевом братстве. Принятое решение сопровождалось совершением православного религиозного ритуала и было обязательным к выполнению всеми без исключения. Меньшинство подчинялось решению большинства без каких-либо разговоров.

Важнейшей функцией Рады было избрание казацкой администрации – генеральной старшины и органов местной власти – паланковой и полковой старшины. Высшим должностным лицом был гетман или кошевой атаман. С середины XVII ст. его именовали только кошевым. Как правило, его избирали на год, хотя по совокупности годов у некоторых, как например, Ивана Сирко, набегало по 15 лет пребывания у власти.

Казацкая Рада наделяла кошевого атамана неограниченной властью. Но если он злоупотреблял ею или недобросовестно исполнял должностные обязанности, то его убирали с высокой должности досрочно, а в отдельных случаях, казнили.

Кроме кошевого атамана на всеобщей Раде избирали казацкую генеральную старшину: судью, писаря, есаула и других рангом ниже. Каждый из них имел атрибут власти, соответствующий его должности. Мечтой каждого казака была гетманская булава.

Кроме должностной символики сечевое братство имело ярко выраженные атрибуты государства в виде знамени и герба.

Запорожская Сечь XVI-XVII ст. была важной составляющей политической жизни Европы и Азии, неприступным бастионом и главным препятствием наступления Османской империи на христианский мир. К ней за военной помощью часто обращались правительства европейских стран, которые в это время находились в состоянии перманентной войны друг с другом. Исторические факты свидетельствуют о том, что Запорожская Сечь не шла в фарватере польской внешней политики, а имела собственные внешнеполитические интересы и последовательно претворяла их в жизнь.

Таким образом, в наличии все признаки зарождающегося национального государственного организма: территория, административное устройство, политическая власть, суд и судопроизводство, армия, международная деятельность, символика. Однако синергичное протогосударство за более чем 300-летнее существование (дольше царствования дома Романовых), так и не развилось в полноценное государство в силу разного рода причин, главной из которых было то, что казаки не смогли подняться над своими корпоративными интересами и стать общенациональными и общесоциальными лидерами. Библиографический список

  1. Драгоманов М. Про українських козаків, татар та турків. – К.:Дніпро, 1991; Історія українського козацтва: Нариси: У 2 т. / редкол.: В.А. Смолій (відп. ред.) та ін. – К., 2006, 2007; Яворницький Д.І. Історія запорожських козаків: У 3 т. / редкол.: П.С.Сохань (голова) та ін.. – К., 1990–1993.
  2. Социологический энциклопедический словарь / редактор-координатор ак. РАН Г.В. Осипов. – М., 2000.
  3. Руда О. Українське козацтво в інтерпретації польських істориків кінця XIX – першої третини ХХ ст. –Львів, 2000.
  4. Крип’якевича НАН України, 2010.
С.С. Логиновский

Челябинский государственный университет

<< | >>
Источник: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. Традиционные общества: неизвестное прошлое [Текст]: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., 25–26 апреля 2011 г. / редколлегия: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. – Челябинск: Изд-во ЗАО «Цицеро»,2011. – 270 с.. 2011

Еще по теме Запорожская сечь – казацкое синергичное протогосударство:

  1. Оглавление
  2. Запорожская сечь – казацкое синергичное протогосударство