<<
>>

Марксизм

Марксизм представляет собой одно из крупных течений социально- философской мысли, включающее в себя воззрения по широкому комплексу общественно-исторических, экономических, социальных, политических, идеологических и множества других проблем.

Основные его положения были разработаны в XIX в. К. Марксом и Ф. Энгельсом. Их идеи были развиты многочисленными последователями, такими, как Э

Бернштейн, Г. В. Плеханов, В. И. Ленин, К. Каутский и многие другие. В силу того, что эта проблема в достаточной степени изучена в мировой и отечественной научной литературе, здесь затрагиваются лишь те ее аспекты, которые относятся к политической философии

Марксизм возник и развивался в общем русле европейской политико- философской мысли, и в этом смысле он являлся детищем Просвещения и рационалистической традиции. Его родовая близость, например, к либерализму выражается, в частности, в наличии в нем целого ряда положений, которые либералы могут принять без особых оговорок. Речь идет о таких тезисах, как «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех», «свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный», «нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав» и др

В то же время в марксизме содержались элементы, которые стали основой для радикального пересмотра и отрицания важнейших положений породившей его капиталистической парадигмы. Маркс исходил из тезиса о том, что для правильного понимания современного ему общества необходимо прежде всего выявлять и анализировать закономерности и механизмы функционирования и развития экономической системы

Совокупность производительных сил и производственных отношений, писал К. Маркс, составляет экономический базис общества, на котором возвышается политико-идеологическая надстройка. В нее входят юридически-правовые и политические институты, государство, социокультурная и духовная сферы, идеология, весь строй сознания

Главное внимание уделялось обоснованию мысли о том, что экономический базис определяет структуру и характер политической и идеологической надстройки.

Именно противоречие между производительными силами и производственными отношениями служит движущим фактором общественно-исторических изменений. «Способ производства материальной жизни, — писал он, — обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание... С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке»35

Иначе говоря, в рамках каждой общественно-политической системы производительные силы могут развиваться до определенного предела, который становится препятствием для их дальнейшего развития

Наступает эпоха социальной революции, в результате которой создаются новые экономические и политические отношения, соответствующие уже более развитым производительным силам. Исходя из такой установки, Маркс выделял азиатский, рабовладельческий, феодальный и капиталистический способы производства, названные им социально- экономическими формациями

Причем, выходя далеко за пределы экономической теории, марксизм претендовал на всеохватывающее толкование смысла истории и самого человеческого существования. Не случайно, что свою социальную теорию Маркс назвал историческим материализмом. Центральное место в нем занимала теория классов и классовой борьбы, как движущей силы общественно-исторического прогресса. По схеме Маркса, в каждой из следовавших друг за другом формаций производительные силы контролировались незначительным меньшинством власть имущих, которые использовали свою экономическую власть для эксплуатации подавляющего большинства народа, присваивая себе производимый им прибавочный продукт. Поэтому, утверждали Маркс и Энгельс, в каждой формации существовали класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых

При рабовладельческой формации это были рабовладельцы и рабы, при феодальной — феодалы и крестьяне, при капиталистической — буржуазия и рабочий класс. Эта конфликтная ситуация порождает классовую борьбу, 35 Маркс К., Энгельс Ф.

Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 7

которая разворачивается вокруг вопроса о собственности и контроле над средствами производства

На протяжении всей истории именно эта борьба определяла характер и направление общественного развития. Все политические институты, духовные ценности, нормы, установки формируются на основе господствующих экономических отношений правящим классом, в руках которого сосредоточена экономическая власть. Для обоснования и оправдания своего господствующего положения правящий класс разрабатывает особый комплекс идей, концепций, установок, который Маркс и Энгельс назвали идеологией

Особо важное значение в контексте рассматриваемой в данной работе проблемы имеет позиция марксизма по вопросу о соотношении гражданского общества и государства. Вслед за Гегелем К. Маркс исходил из признания того, что государство и гражданское общество составляют исторически детерминированные образования, характеризующиеся особыми формами и отношениями производства, классового разделения и классовой борьбы и защищаемые соответствующими политико-правовыми механизмами. По К. Марксу, в гражданском обществе в «своей ближайшей действительности» человек — мирское существо, имеющее и для себя и для других значение действительного индивида. В государстве же, где человек признается родовым существом, он лишен своей действительной индивидуальности. Отсюда, говорил он, вытекает «различие между религиозным человеком и гражданином государства, между поденщиком и гражданином государства, землевладельцем и гражданином государства, между живым индивидом и гражданином государства»36. Маркс подчеркивал, что социальные структуры гражданского общества не есть самостоятельные образования, порождающие буржуазное общество, а скорее представляют собой формы, в которых возникло буржуазное общество. А последнее, в свою очередь, имеет преходящий характер, поскольку порождает пролетариат — могильщика буржуазного общества

Согласно Марксу, гражданское общество относится к материальной сфере, в то время как государство составляет надстройку.

Во введении «К критике политической экономии» он характеризовал гражданское общество как производное от материальных условий жизни и утверждал, что «анатомию гражданского общества необходимо искать в политической экономии». «Возьмите определенную степень развития производства, обмена и потребления, — писал К. Маркс в письме к П. В. Анненкову от 28 декабря 1846 г., — и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов, — словом, определенное гражданское общество. Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества»37

36 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 263

37 Там же, Т. 27, С. 402

В конечном счете, Маркс упростил крайне сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя последнее фактически к сфере труда, производства и обмена. Для него гражданское общество составляет форму, в которой осуществляется экономическое развитие

Вследствие сведения всех социальных отношений к экономическим и политико-идеологическим, т.е. элементам базиса и надстройки, из марксовой схемы выпал комплекс социокультурных, этнонациональных, семейно-бытовых отношений, институтов, обеспечивающих социализацию и воспитание подрастающего поколения и т.д. Маркс не уделил должного внимания таким элементам гражданского общества, как домохозяйства, добровольные ассоциации, средства массовой информации, школы, университеты и т.д. Он игнорировал также появление начиная с XVIII в

профессиональных организаций инженеров, врачей, юристов, архитекторов и т.д

Формирование различных вариантов концепции гражданского общества неразрывно связано с формированием идеи индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности. Это верно и применительно к марксистской концепции. Но вместе с тем в марксизме была заложена возможность полного растворения индивидуально- личностного начала в коллективном, будь то в гражданском обществе или государстве.

Уже в статье «К еврейскому вопросу» К. Маркс сетовал на то, что «ни одно из так называемых прав человека (равенство, свобода, безопасность, собственность — К.Г.) не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т.е

как индивида, замкнувшегося в себе, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого»38

Отвергая такой подход, Маркс обосновывал мысль о том, что человек может найти себя и освободиться лишь тогда, когда он станет действительным родовым существом. Его спасение — в слиянии с родом, обществом. Немаловажное значение в этом плане придавалось тезису, согласно которому государство выражает общий интерес, в то время как гражданское общество — частный интерес. Классический марксизм предусматривал снятие разделения государства и гражданского общества путем отмирания государства и соответственно права. «Так как государство есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников, — писал Ф. Энгельс, — то говорить о свободном народном государстве есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое перестает существовать»39

38 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 401-402

39 Там же, Т. 19. С. 5

Однако в работах классиков марксизма мы не найдем сколько-нибудь подробной характеристики конкретных социально-экономических и политических параметров социалистического и коммунистического обществ, весьма слабо разработана теория государства. Здесь мы видим не столько теорию, сколько критику существующего буржуазного государства. Независимо от формы государственно-политического устройства, будь то античные демократии, древнеримская империя, восточные деспотии, абсолютизм средневековой Европы или парламентские представительные демократии XIX в., утверждали основоположники марксизма, содержание и смысл господства в так называемом эксплуататорском обществе остаются одинаковыми — это диктатура эксплуататорского меньшинства над эксплуатируемым большинством.

Что касается буржуазного государства, то Маркс называл его «комитетом, управляющим общими делами всего класса буржуазии»40

Соответственно буржуазная демократия рассматривалась в марксизме лишь как политико-правовая оболочка классового господства капитала над наемным трудом, буржуазии над трудящимися массами. Таким же образом характеризовались все важнейшие политические институты. Например, Ф

Энгельс оценивал республиканскую и демократическую партии, составляющие двухпартийную систему США, как «две большие банды политических спекулянтов, которые попеременно забирают в свои руки государственную власть и эксплуатируют ее при помощи самых грязных средств и для самых грязных целей»41

Поскольку любое государство представляет собой орудие господства одного класса над другими классами, то с исчезновением классовых различий и сосредоточением всех средств производства в руках рабочего класса сама потребность в «публичной власти», т.е. государстве, потеряет всякий смысл. Политическая власть, по Марксу, это «организованное насилие одного класса для подавления другого». Когда победивший буржуазию пролетариат сам превращается в господствующий класс и упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этим «он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса». На смену старому буржуазному обществу «приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»42. Еще определеннее этот тезис сформулировал Энгельс. «Одним из конечных результатов грядущей пролетарской революции, — утверждал он, — будет постепенное отмирание политической организации, носящей название государства»43

Поэтому вполне объяснимо, что в глазах основоположников марксизма применительно к будущему вопрос об отношениях между 40 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 426

41 Там же

42 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 447

43 Там же. Т. 19 С. 359

государством и гражданским обществом терял всякий смысл. Где нет государства, там нет правовых отношений и правовых институтов, там нет соответственно и прав. В царстве свободы вы не вправе поднимать вопросы о свободах. Основоположники марксизма были убеждены в том, что в коммунистическом обществе благодаря «всестороннему развитию индивидов» исчезает порабощающее человека подчинение его разделению труда44. Считалось, что в «коммунистическом обществе, где никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствоваться в любой отрасли, общество регулирует все производство и именно поэтому создает для меня возможность делать сегодня одно, а завтра другое, утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике, — как моей душе угодно, — не делая меня, в силу этого, охотником, рыбаком, пастухом или критиком»45

Хотя Маркс и сознавал, что в сфере производства люди не могут полностью преодолеть необходимости, он предполагал полное отделение управления вещами от управления людьми. Необходимость приписывалась только первой сфере. Договорная система имеет смысл в условиях товарного производства и конфликтующих интересов. Там, где нет товарного производства, нет и конфликтующих интересов, следовательно, отпадает необходимость в каком-либо договорном принципе. Маркс представлял себе общество не только без господства, но и без власти. Там, где нет власти, там никто не нуждается в управлении, стало быть, теряет смысл «правление народа», т.е. демократия. Поэтому естественно что, настаивая на необходимости слома старого государственного аппарата, В. И. Ленин в общем не пользовался понятиями гражданского общества и правового государства. Считалось, что освобождение человечества придет в результате уничтожения классовых различий и последующей ликвидации разделения между гражданским обществом и государством, а также достижения координации и объединения личного и коллективного существования. В итоге, в условиях реального социализма государство, которое рассматривалось как выразитель и гарант всеобщего интереса, по сути дела, полностью подчинило и поглотило все общество. Поэтому неудивительно, что из советского обществознания вообще изчезло само понятие «гражданское общество»

Однако исторический опыт XX в. убедительно продемонстрировал жизнеспособность и, более того, необходимость государства в деле решения важнейших проблем, стоящих перед обществом. Противоречия и конфликты не могут исчезнуть из жизни людей. Результатом исчезновения или ликвидации государства, призванного разрешить эти конфликты и противоречия, стали бы хаос и анархия, которые по своим 44 См.: Там же, С. 20

45 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С 32

разрушительным возможностям могут стать хуже любой диктатуры и деспотизма. Тем более тот же опыт XX в. показал, что результатом социальных революций, в том числе и социалистической, как это произошло в России и Китае, становится не уничтожение государства, а многократное его усиление и расширение

С определенными оговорками можно сказать, что марксизм является ровесником национальной идеи и понимаемого широко (а не только сугубо негативно) национализма. В этом контексте он представляет собой не только вызов классической политической экономии, критику капиталистических производственных отношений, но и критику национализма и религии. Будучи программой освобождения людей от промежуточных образований, мешающих превращению отдельного индивида во «всемирную историческую личность», марксизм постулировал образование пролетариата в качестве силы, трансцендирующей национальные приверженности и действующей на наднациональном уровне. Соответственно национализм, равно как и религия, рассматривался как противник и враг, с которым необходимо вести решительную и бескомпромиссную борьбу

Оценивая национальный вопрос только с точки зрения целей классовой борьбы пролетариата, основоположники марксизма исходили из постулата, согласно которому классовые различия играют более фундаментальную роль по сравнению со всеми другими различиями, в том числе и национально-этическими. Была сформулирована идея, согласно которой национализм представляет собой продукт капиталистического развития, и ему суждено исчезнуть с устранением капитализма. К. Маркс и Ф. Энгельс утверждали, что освобождение пролетариата от капиталистического ига приведет к ускоренному исчезновению национальных различий и антагонизмов. Предполагалось, что с установлением господства пролетариата и по мере утверждения принципов социализма разделение людей по национальному принципу потеряет всякий смысл. При этом особо подчеркивалась мысль о том, что только пролетариат способен стать той силой, которая может выполнить историческую задачу объединения народов в единое целое

Таким образом, суть социальной теории марксизма можно свести к следующим основным положениям: экономический базис общества определяет его политико-идеологическую надстройку; противоречие между производительными силами и производственными отношениями и классовая борьба определяют основные направления общественно- исторического развития; капитализм в силу своей классовой эксплуататорской сущности носит преходящий характер; капитализм порождает своего могильщика в лице рабочего класса, который в ходе социальной революции свергает власть буржуазии и устанавливает диктатуру пролетариата как переходный этап к коммунизму

Не раз предпринимались попытки пересмотра и ревизии социально- философских, экономических и политических идей и установок, разработанных Марксом и Энгельсом. Поэтому неудивительно, что при всем своем внешнем единстве марксизм является многоплановым и сложным течением политико-философской мысли. В его рамках можно обнаружить множество как национальных, так и идеологических различий и оттенков. Первоначально марксизм лег в основу программ и платформ социал-демократических партий, возникших в конце XIX в. Однако, как выше отмечалось, начиная с конца того века и особенно на протяжении всего XX в. социал-демократия постепенно подвергла ревизии важнейшие положения марксизма справа, т.е. на путях отказа от его революционных лозунгов и разработки собственного реформистского пути преобразования общества. Этот путь привел большинство социал-демократов к полному отказу во второй половине XX в. от основных положений и установок марксизма

Марксизм подвергся также существенной ревизии слева в направлении конкретизации и ужесточения заложенных в него революционных принципов. На этом пути отдельные его положения были использованы для разработки в самом конце XIX -начале XX в

политической доктрины левого революционного тоталитаризма в лице марксизма-ленинизма и родственных ему течений. Инициатива в этом деле принадлежала русской левой социал-демократии во главе с В. И

Лениным. Поэтому-то новое течение и получило название марксизма- ленинизма или просто ленинизма, который, в свою очередь, лег в основу левототалитарной большевистской теории общества и государства

Основные его политико-философские установки более подробно будут рассмотрены в следующем разделе. Здесь считаю целесообразным отметить следующие соображения, которые не всегда учитываются при анализе преемственности марксизма с возникшими в конце XIX и начале XX в. леворадикальными течениями, в том числе и с ленинизмом. Если Маркс и Энгельс утверждали, что социалистическая революция произойдет первоначально в экономически наиболее развитых странах, то Ленин пришел к выводу о возможности ее победы в относительно отсталых индустриально-аграрных странах, к числу которых относилась Россия. Не менее важно и то, что в отличие от Маркса и Энгельса, по мнению которых социалистическая революция достигнет успеха лишь в том случае, если она произойдет одновременно в группе наиболее развитых стран Европы, Ленин обосновывал мысль о возможности ее победы в одной, отдельно взятой стране. Но дело не только и не столько в этом Ленин и его сподвижники в такой большой степени пересмотрели и дополнили учение своих предшественников, что, оценивая ленинизм, правомерно говорить, по сути дела, о новом политико-философском или идейно-политическом течении, во многом по своим базовым установкам существенно отличающемся от классического марксизма

История предоставляет нам множество примеров того, что одни и те же идеи в разных исторических условиях могли использоваться для обоснования совершенно разных интересов и целей Более того, на основе одного и того же набора данных можно построить разные, зачастую несовместимые друг с другом философские и идейно-политические конструкции. Зачастую большее значение приобретает не просто какая- либо идея, взятая сама по себе, а то, как она интерпретируется, в каких и в чьих интересах она используется

Во-первых, из самого марксизма, наряду с ленинизмом и другими течениями левототалитарной политической мысли (сталинизм, титоизм, маоизм, троцкизм и т.д.) вышли также социал-демократизм, австромарксизм, неомарксизм, еврокоммунизм, отдававшие предпочтение реформистскому пути преобразования общества. В данной связи нельзя не обратить внимание на тот факт, что примерно такое же положение наблюдается применительно к другим важнейшим течениям политико- философской мысли. Например, из лона классического либерализма вышли не только социальный или реформистский либерализм XX в., но и разного рода радикальные течения индивидуалистического анархизма, либертаризма, твердого индивидуализма и т.д

Напомним и тот неоспоримый факт, что сам марксизм во многом являлся детищем либерализма. Если рассматривать под определенным углом зрения некоторые идеи Ж. Ж. Руссо, то их можно интерпретировать в тоталитарном духе. Так, Руссо, как известно, ратовал за учреждение особой государственной религии, цель которой состояла бы в том, чтобы воспитать доброго гражданина и верного подданного. За государством признавалось право изгнать из страны гражданина, не признающего догматов государственной религии. Более того, предусматривалось, что если тот или иной гражданин, публично признав догматы государственной религии, будет действовать вопреки им, то он заслуживает смертной казни. К. Маркс и Ф. Энгельс не высказывали подобного рода суждений

Приходится признать и то, что теория общественного договора Руссо содержала потенциальную возможность трактовки взаимоотношений отдельного человека, общества и государства. Особенно характерно следующее положение Руссо: «Каждый из нас передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все свои силы, и в результате для нас всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого». При такой постановке вопроса не остается места какой бы то ни было оппозиции правящему большинству, равно как и подчинению управляемым управляющим. Властвует абстрактная общая воля, которой должны подчиняться и те, и другие. «Если кто-нибудь откажется повиноваться общей воле, — утверждал Руссо, — то он будет принужден к повиновению всем политическим организмом; а это означает лишь то, что его силой заставят быть свободным». Известно и то, что нацистские идеологи причислили к своим духовным предшественникам Г

Ф. В. Гегеля, Ф. Ницше и других выдающихся философов прошлого

Таких примеров можно привести множество

Во-вторых, прав был В. И. Ленин, который говорил о трех известных источниках марксизма. Точно так же сам ленинизм, помимо марксизма, который, как уже говорилось, был подвергнут существенной ревизии, черпал идеи из целого ряда других источников. На дух ленинизма, по- видимому, существенный отпечаток наложили якобинство периода Великой французской революции, бланкизм с его теорией заговора и конспирации, нечаевщина с ее террором, некоторые идеи русских революционных демократов. Следует особо отметить также то, что помимо тех вышеупомянутых корректив, которые были внесены в первоначальные установки марксизма, В. И. Ленин, как незаурядный политический деятель и идеолог, творчески переосмыслил все эти идеи, строго ориентировав их на цели захвата и удержания государственной власти. С этой точки зрения его вклад состоял в предельной политизации и идеологизации марксизма, выхолащивании его научного содержания и потенциала, сведении к нескольким догмам, служащим всецело обоснованию и продвижению революции. Он разработал пути и средства, стратегию и тактику захвата и удержания государственной власти. Речь идет о революционной партии нового типа, теории социалистической революции, теории и практике диктатуры пролетариата, демократического централизма и социалистического государства, создании нового типа изоляции противников режима в виде концентрационных лагерей, а также машины широкомасштабного государственного террора и т.д. Все эти компоненты и сделали ленинизм одним из вариантов тоталитарной модели переустройства общества

В условиях наметившихся в 70-х годах кризисных явлений в советском обществе становилась все более очевидной неудача ленинского эксперимента по строительству коммунистического общества в одной отдельно взятой стране, причем стране сравнительно отсталой

Продолжавшееся в течение всего послевоенного периода успешное развитие западных стран при очевидных трудностях реального социализма в СССР и странах народной демократии неуклонно подрывало устои марксизма-ленинизма и международного коммунистического движения. В результате возникли новые версии марксизма или неомарксизма, сторонники которых пытались усовершенствовать его путем учета новых социальных и политических реальностей XX столетия

Главным в большинстве версий неомарксизма было стремление отмежеваться от дискредитировавших себя установок на революционное преобразование общества и сформулировать теорию марксизма «с человеческим лицом». Попыткой практической реализации этих установок явился так называемый еврокоммунизм, получивший распространение в 70-х годах в ряде стран Западной Европы, особенно в Италии, Испании и Франции. Но в условиях наметившегося в 70-х годах глубокого кризиса и дискредитации реального социализма и последующего распада СССР еврокоммунизм довольно быстро стал достоянием истории, по сути дела, продемонстрировав правоту тех авторов, которые говорили о нереформируемости тоталитарной идеологии

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С. Политическая философия. 1999

Еще по теме Марксизм:

  1. 2.3. Гегель и марксизм о гражданском обществе
  2. Марксизм.
  3.   РУССКИЙ МАРКСИЗМ 
  4. ИЗ ИСТОРИИ МАРКСИЗМА В РОССИИ
  5. О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ
  6. МАРКСИЗМ
  7. К истории вопроса СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВЫЕ КОРНИ «ПЛЮРАЛИЗАЦИИ МАРКСИЗМА»
  8. Стремление соединить марксизм с религией связывается не только с христианским вероучением, но и с мировыми религиями Востока.
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ Научная сущность идеологии марксизма-ленинизма
  10. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ «ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКОГО МАРКСИЗМА»
  11. Марксизм
  12. Полит философия марксизма